Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Комитет этики

Сергей Палкин: «Если бы федерация действовала по закону, в УПЛ играло бы клубов шесть»

Интервью гендиректора «Шахтера» – о трансферах, Фонсеке, телепуле, войне Павелко и Суркисов.

 – Вы выиграли чемпионат, за десять лет это седьмой, обошли «Динамо» по числу титулов. У вас еще есть реальная конкуренция в Украине? 

– Реальным нашим конкурентом было, есть и, я уверен, будет киевское «Динамо».

– Вы выигрываете чемпионат или «Динамо» его проигрывает сейчас? 

– Думаю, некорректно мне обсуждать уровень игры «Динамо». Динамо очень сильный клуб, но при этом мы три сезона подряд делаем дубль, становимся чемпионами, это говорит о том, что мы сильнее. 

– Можете сравнить «Шахтер» этого сезона с командой Луческу? Сейчас начальная стадия развития или это уже пик нового «Шахтера» Фонсеки?   

– Однозначно, сегодня – это «Шахтер» Фонсеки. Это его почерк и стиль игры. 

Адаптация новичков, продаются ли лидеры, Мораес, Сикан, Ордец

– Из прошлогодних новичков, наверное, Додо не адаптировался? 

– Нельзя говорить, что он не адаптировался. Чтобы он адаптировался, он должен находиться в команде. Процесс адаптации должен происходить здесь. Когда мы отдаем его в аренду, мы даем ему возможность получать игровую практику.

Но это не значит на сто процентов, что если он вернется с хорошей игровой практикой, то быстро вольется в наш коллектив. У каждого этот процесс протекает по разному. 

– Зимние новички хорошо адаптировались? 

– Скажу так, что адаптация новичков превзошла наши ожидания. Мы ожидали, что этот процесс займет намного больше времени. 

– Вектор тот же? Атакующие креативщики — бразильцы, обороняющиеся — украинцы? 

– Не факт. Да, у нас своя философия, она читаемая, понятная, мы от нее не отходим. Но исключения могут иметь место. 

– Вы говорили, что сейчас изменился подход к поиску талантов в Бразилии, что гранды уже раньше покупают бразильцев и вам надо еще раньше их искать? С какого возраста сейчас вы смотрите молодых игроков? 

– С 15-17 лет. 

– Раньше искали игроков старше?    

– Раньше мы однозначно меньше обращали внимание на 15-17 летних.  Сегодня мы все понимаем, что, как только серьезный талант попадает в первую команду, цена увеличивается в разы.

Мы не можем конкурировать с мировыми брендами, такими как «Реал» Мадрид, «Барселона» и т. д.. Поэтому мы должны возрастной ценз просматриваемых футболистов опускать ниже. 

– Самый неожиданный трансфер зимы – Манор Соломон. Не столько неожиданный по игровым качествам, сколько неожиданный по вектору. 

– Это к тому, что в каждой ситуации могут быть исключения. Да, наш основной ориентир – Бразилия, но мы не зациклены на ней.  У нас два скаута отвечают за Европу.

В ситуации с Соломоном это как раз тот случай. В принятии решения о приобретении мы должны руководствоваться многими факторами. Во-первых, он должен соответствовать нашим требованиям, во-вторых, он должен понравиться тренеру, в-третьих, мы должны понимать, что финансово мы сможем закрыть сделку. Только тогда мы осуществляем трансфер. 

– Где сейчас верхний порог, выше которого «Шахтер» не будет покупать игрока?

 – Такой цифры нет. Никогда такая цифра не звучала, и мы ее даже не обсуждали... 

– Вы будете снова выдерживать бразильцев до упора перед продажей? 

– Нужно уметь поймать пик, на котором футболиста нужно продать. А пик – это спортивный и финансовый результат. Потому что потом может начаться необратимый процесс уменьшения футболиста в стоимости. 

– В «Шахтере» есть примеры, для которых пик лидеров прошел. Когда в сборную Бразилии вызывали Тайсона и Исмаили, наверняка их цена была выше. Тем не менее, зимой вы говорили, что Исмаили, Тайсон и Марлос не продаются. А сейчас они продаются? 

– Когда я такое говорил, я имел ввиду, что они для нас очень важны. Но, естественно, если поступит достойное предложение, мы будем готовы сесть за стол переговоров.

Но мы должны понимать, что необходим баланс в команде. Вы можете быть талантливы хоть тысячу раз, но опыт, который есть у Тайсона, Исмаили, Мораеса, Марлоса, ни за что не купишь. 

– Но с финансовой точки зрения они ведь уже не будут дороже? 

– Порой приходится жертвовать финансовыми показателями ради спортивных.  Это наша главная задача. А финансовый результат – это не цель, это одна из производных нашего успеха в спортивных результатах. 

– Значит ли это, что в следующем сезоне останутся Исмаили, Марлос, Тайсон?  

– Я очень надеюсь, что они останутся, но футбольная жизнь непредсказуема. 

– Вы готовы продавать Исмаили меньше, чем за опцию выкупа? 

– Мы принимаем решение в зависимости от того, в какой момент будет предложение и будет ли у нас достойная ему замена.

– Были ли какие-то действительно хорошие предложения по этим топ-игрокам, по которым решение было рядом, соглашаться или нет? 

– Интерес был серьезный. 

– У Жуниора Мораеса год контракта. Что дальше? 

–  Мораес стал лучшим бомбардиром ЧУ в первый же сезон, когда он к нам присоединился. Исходя из этого, логично было бы, что мы вступим с ним в переговоры и будем пытаться продлить с ним контракт. 

– Скамейка на позиции нападающего небольшая. Разве что Кайоде, плюс молодые ребята, Сикан, который отправился в аренду. Будете искать на позицию нападающего игрока? 

– Наши скауты работают в поиске футболистов на все позиции. Сегодня у нас в обойме Мораес и Кайоде, а дальше будет видно.

– Лещук возвращается летом? 

– Да, у нас есть намерение вернуть Лещука. 

– Мудрик и Сикан. Какие у них перспективы? Нужны ли они летом? 

– Мало вероятности, что они летом вернутся. Им нужна игровая практика. У нас ее сложно получить из-за большой конкуренции. Но то, что они вырастут  в футболистов топ уровня, у меня сомнений нет. С таким характером, как у этих ребят, у них другого пути нет. 

– Зачем тогда «Шахтер» подписывал Сикана?

– Потому что мы в него верим и рассчитываем в будущем.  

– Еще чуть-чуть по трансферам. По Ордецу пока нет договоренностей? 

– Пока нет. Мы ведем переговоры. 

– Уходит Ордец, ушел Ракицкий. Взяли Бондаренко, который пока, мне кажется, не получает достаточно игровой практики. Это самая сложная позиция в «Шахтере»? 

– Прежде всего хочу сказать, что Ордец пока не уходит. А почему она сложная? 

– По количеству сильных игроков. Возможно, их просто не  хватает?

– Я считаю, что наши центральные защитники – сильнейшие в нашей стране. Хотя это не значит, что мы не следим за рынком. И если у нас будет возможность приобрести топового молодого центрального защитника, мы, вероятнее всего выйдем на рынок и приобретем его.

– Вопрос по поводу Хачериди. Шла речь о том, что он может перейти в «Шахтер», в последнее время? 

– Нет. Вообще даже не было никаких поползновений. Это полная неправда. 

Фонсека, Срна, Луческу

– Есть ли у вас уверенность, что Фонсека останется и на следующий сезон? 

– На данный момент он горит желанием продолжить работать с нашим клубом.

– Он был близок к тому, чтобы уйти из «Шахтера» год назад? 

– У него было несколько предложений. Но насколько он был близок к уходу, мне сложно судить.

– Еще одна информация, что Мирча Луческу общался с вами по поводу своего сына Рэзвана и работы его в «Шахтере». Эта информация имеет под собой что-то? 

– Правда только в том, что он приезжал. Да, мы с ним время от времени встречаемся, и не потому, что я от него что-то хочу или он от меня что-то хочет, просто мы столько лет проработали вместе, мы друзья. 

Мы созваниваемся регулярно, поздравляем с победами. Но о его сыне мы никогда не говорили и не обсуждали этот вопрос. 

– Обсуждали ли  вы вопрос возвращения в перспективе Дарио Срны в клубные структуры?

– Главное, чтобы у него было желание заниматься административной работой. Насколько я знаю, он еще хочет играть и сейчас рассматривает вопрос продления контракта с «Кальяри». Когда футболист физически может играть, ему лучше продолжать футбольную карьеру.  Рано или поздно она закончится, и времени поработать в административной части будет много.

– Вы в товарищеских отношениях с ним ?

– У нас прекрасные отношения с Дарио. Он должен был прилететь на игру с «Динамо», но у него не получилось. Но раз в полмесяца мы обязательно с ним общаемся. Мы с ним на контакте, я к нему на игру в Милан приезжал, мы встречались. Я его до сих пор называю «капитан», потому что он очень много сделал для нашего клуба, он наша легенда. 

– Ракицкий медаль свою получит?

– Я думаю, он ее заслужил. 

– Почему на матче с «Динамо», награждении и концерте в Харькове не было Павелко? 

– У него была срочная встреча за рубежом, она планировалась очень давно, а мы приняли решение о награждении буквально за неделю. Мне сказали, что он не может быть, поэтому приехал Протасов. 

Павелко, Суркисы, телепул

– Ваше отношение к войне Павелко и Суркисов? 

– Это не наша война. 

– Но у вас должно быть мнение по поводу работы Павелко. Как вы оцениваете его работу? 

– Однозначно стало лучше, чем было до него. Уровень судейства однозначно улучшился.

Время от времени возникают вопросы, но это не то, что было раньше. Тем более, сейчас хотят внедрить VAR. И это тоже большой плюс.

Также буквально несколько дней назад президент ФФУ был избран главой комитета УЕФА по статусу игроков, трансферам, агентам и матч-агентам. А это один из самых важных комитетов УЕФА. И это, я считаю, очень большое достижение, что его доверили возглавить представителю Украины. 

– Ваше отношение к тому, что после смены власти снова может подниматься тема по Павелко со стороны ресурсов Суркисов? 

– У меня вопрос – зачем Суркисам это надо вообще. Они за что борются? 

– За влияние на ФФУ, например, на тот же судейский комитет. 

– Мне кажется, что время, когда Григорий Суркис влиял на весь украинский футбол, давно закончилось. Необходимо давать дорогу молодым.  А сегодняшнее руководство ФФУ и те, кто придет за ними,  должны выстраивать систему, при которой правила игры для всех клубов будут одинаковые, без каких-либо преференций. 

– Третьей силы в Украине вы не видите?

– Третьей силой должно быть сильное и профессиональное руководство премьер-лиги. 

– Год назад вы говорили, что будете менять руководство УПЛ, если оно не будет справляться. Тогда же звучали две главные задачи для Гримма – привлечение болельщиков и создание единого пула. Единый пул практически умер. Как вы оцените год работы Гримма? 

– Единый пул есть сейчас, потому что все права на телетрансляции уже перешли в УПЛ. Другое дело, каким образом происходят телодвижения с пулом на практике.

УПЛ провела тендер, привлекла посредника, который занимался продажей прав в Европе. К сожалению, иностранные компании сейчас не хотят идти в Украину. И не потому, что у нас слабый уровень. По большому счету, наш футбол по уровню ничем не хуже польского или венгерского. Это больше про инвестиционный климат в нашей стране и сопряженные с этим риски.

Поэтому вернулись к игрокам на рынке, которые были до этого – «2+2» и «Футбол ½». 

– Но на тендер ведь подавались только «Футболы».

– Значит, канал «2+2» не хочет транслировать футбол. Это тоже позиция, которую нужно уважать.

– Вы согласны, чтобы Гримм остался, не будете требовать его отставки?

– На данный момент я не вижу причин для его отставки. Хотя у него еще очень, очень много работы.

Харьков, «Донбасс Арена», патриотизм, «Мариуполь»

– Нынешний формат: базирование – Киев, игры – Харьков. Не собираетесь его менять в ближайшее время?

– Нет. 

– Вас все устраивает?

– Нет. Нас устроило бы, когда мы бы вернулись в Донецк. Мы заложники ситуации. 

– Когда вы в последний раз были в Донецке?

– Около двух лет назад. Я был там, когда база и стадион еще были нашими и их не отобрали. Нужно было смотреть, какая ситуация с этими объектами, что там происходит, чем люди занимаются. 

– У вас никакого контроля над «Донбасс-Ареной»?

– Никакого контроля. 

– Кто вообще оплачивает ее функционирование сейчас?

– Я не знаю, оплачивают ли там вообще хоть что-то. Мне сложно говорить, что там происходит. 

–  Политика – уязвимость «Шахтера». Часто в клуб бросают камни, что вы недостаточно патриотичны. Почему так?

– Ситуация в обществе достаточно накаленная. Прошло 5 лет, но отголоски все равно есть. И они еще долго будут.  Мы от этого не застрахованы.

Хоть каждый день делай что-то патриотичное, все равно найдется человек, который будет чем-то недоволен.

– В каких отношениях «Шахтер» с «Мариуполем»? Это ваш соперник, партнер, фарм-клуб?

– В хороших отношениях. 

– Это ваш соперник?

– У нас все клубы соперники.

– Говорить фарм-клуб про «Мариуполь» можно или нет?

– А как определяется фарм? 

– Куда вы можете отдать практически любого игрока.

– Я могу отдать игрока во многие клубы. Просто в «Мариуполе» их больше. Это говорит только о том, что президент «Мариуполя» приемлет эту политику, что мы даем ему хороших игроков. И как результат – 4-е место в чемпионате.

При этом я время от времени получаю предложения о сотрудничестве от других клубов. Возможно, не в таком масштабе как с «Мариуполем», но мы работаем со многими. 

– Хотели бы вы, чтобы в УПЛ вернулся «Металлист»?

– Конечно, хотим. Потому что интерес болельщиков к нашим матчам будет очень высоким. 

– Есть ощущение, что в УПЛ снова останутся клубы, которые ничем не занимаются. Кто должен сказать – хватит, давайте выполнять требования по лицензированию? 

– Лицензированием занимается ФФУ. Но мы живем в такое время, когда есть два решения: политическое и по закону.

Если бы сегодня федерация действовала по закону, в УПЛ играло бы клубов шесть.

С моей точки зрения, в этом плане нужно сделать коррективы, чтобы в УПЛ играли клубы с наилучшей инфраструктурой. Я все же верю, что наличие хорошей инфраструктуры будет влиять и на спортивный уровень клубов. 

Наша задача – чтобы болельщики вернулись на стадионы.

В Донецке до нового стадиона наша средняя посещаемость была 15-16 тысяч. А с вводом в эксплуатацию нового стадиона поднялась до 41,5 тысяч.

Когда ты имеешь такой стадион и работаешь с болельщиками, это дает тебе возможность серьезно увеличить посещаемость. Но если нет базы, ты вообще никуда не сможешь продвинуться. 

– Государство должно помогать футболу?

– Должны быть льготы, которые стимулируют развитие футбола. Государство должно помогать. Как мы можем считаться футбольной страной, если государство вообще не помогает футболу? Оно только присутствует в тот момент, когда сборная что-то выигрывает.

– 12 команд – нормальный формат?

– Это не нормальный формат, а оптимальный. Нормальный – это 16 клубов. Но сейчас мы и 12 набрать толком не можем.

– Во второй шестерке команды вытворяют странные финты. Нужны ли плей-офф за место в Лиге Европы?

– Это мы были инициаторами данного вопроса. Во второй шестерке нужна интрига. Но у руководства ФФУ и премьер-лиги должна быть смелость пойти на этот шаг. Нам нужно не бояться рисковать.

Чему научил Ракицкий, кто заменит Пятова, Лунин. Рассказывает тренер вратарей «Шахтера»

Фото: «Шахтер», страница Сергея Палкина в фейсбуке

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...