Блог Тайны мадридского двора

Sergio Ramos. Heart, Character and Passion [Chapter II]

Самые дорогие люди

Пока не наступил момент, когда у меня будут собственные дети, которых я очень хочу иметь, ведь мне нравятся маленькие детки и забота о них. Но сейчас больше всех я забочусь о трьох людях. О моей маме, сестре и племяннице Даниэле. Четвертым таким человеком является моя бабушка, но ей посвящена другая глава моей книги. 

Я что ни на есть маменькин сынок. Моя сестра - это правая рука моей матери и я вынужден был оставить ее из-за моей преданности к футболу. Моя вера в мать удивляет даже моих друзей. Я все ей рассказываю, абсолютно все и ничего не прошу у нее взамен. Она мне больше друг, чем мама. 

Когда я был ребенком, то единственным строгим человеком в семье был мой отец. Он единственный, кто наказывал нас или ругал, если мы делаем плохие вещи. Мама всегда была моим союзником. Если отец меня наказывал и не разрешал ходить играть на улицу или в футбол, то я сразу шел к маме, всей ей рассказывал и мы вместе просили отца, чтобы он изменил свое решение. Он никогда нас не бил, но когда он ругал нас, то у него всегда в руке был ботинок. Он никогда его не применял дабы нанести вред нам, но он таким образом хотел, чтобы мы слушались его.

У нас в семье заведено, что мы часто дарим друг другу подарки, не дожидась кого-то дня рождения или Рождества. Я часто ходил в магазин за углом, чтобы купить маме цветы. Но первым серьезным подарком от меня ей была цепочка. У мамы была золота цепочка, которую она получила от моей бабушки. Когда мне было 14 или 15 лет мне очень понравилась эта цепочка, она была прекрасной. Много раз я открывал её шкатулку без её ведома, чтобы ещё раз посмотреть на неё. Я хотел взять её и носить. Однажды, я взял эту цепочку с собой на тренировку и сказал, чтобы кто-то положил её в рюкзак, у нас тогда ещё не было шкафчиков, как сейчас. Какое-то время я думал, что потерял цепочку во время тренировки и я потратил около месяца в поисках этой цепочки в полутьме. Я обошел поле тысячу раз, но так и не нашел её. Затем я подумал, что её кто-то мог забрать. Позже меня мама спросила куда подевалась цепочка и мне ничего не оставалось делать, как сказать, что я отдал её и что я верну. Конечно, я никогда не возвращал цепочку, ведь у меня её не было, но мама знала все с первого дня, но она ничего мне не сказала, дабы увидеть, как я буду перед ней оправдываться.          

  

С первой же зарплаты я пошел в ювелирный магазин и купил маме похожую цепочку. Эта цепочка не была идентичной, но по крайней мере я вернул то, что потерял. Моей маме очень нравилась та цепочка и для неё это было очень важно.

Моя мать была одним из тех людей, кто самое больше пострадал из-за футбола. Она страдает больше, чем обычные люди и все потому, что она очень хороший человек, как и моя сестра. Мой отец пережил все, а мой брат продолжает отбивать тяжелые удары судьбы. Это было сложнее для мамы и сестры так, как у них другой взгляд на жизнь. Они живут в своем мире. Они считают, что все в этом мире хорошее, искренное и простое, но таких людей мало и они часто из-за этого страдают.

Моя мама всегда меня балует подарками. Даже сейчас она знает, что мне нужно и выбирает для этого подходящий момент. Она знает мой вкус. Последним её подарком было золотое кольцо, которое мой брат и сестра тоже получили. Каждый из нас троих имеет его. На обратной стороне кольца выгравированна надпись: "Мама вас любят, дорогие".

Я помню, как часто она мне покупала кроссовки, когда я был маленкьким. Это были темные Найки с воздушной подошвой. Я был очень счастлив, я их никогда не снимал. В то время мы всегда жили в достатке, но бывали и трудные времена.

Моя сестра Мириям - это моя слабость. Если я встречу девушку, которая была бы похожа на неё, то я тут же поженюсь на ней. Она единственная девочка в доме. Она старше меня всего на несколько месяцев, но мы никогда с ней не разлучались. Она особенная. Она мне очень дорога. Когда я был маленьким, я никогда не разрешал ей играть со мной. Она часто выходила гулять со мной, с моими друзьями, всегда гуляла с нами и мне это не нравилось. Я ей говорил, чтобы она шла играть со своими девочками. Потом она бежала жаловаться к моему отцу, чтобы он наругал меня. Она даже меня дразнила потому, что знала, что отец её никогда не будет ругать. Но каждый день я спал вместе с моей сестрой. Я жил в комнате с Рене, но так, как я приходил домой поздно, то я ложился возле Мириям.                                                                           

Прошлым летом она вышла замуж и это был один из самых лучших дней в моей жизни; этому будет посвящена отдельная глава. Я плакал. Я много плакал. Я никогда не был плаксой, но, чем старше я становлюсь, тем я более чувствительнее. Смотреть на то, что она делает самый главный шаг в своей жизни делает меня счастливым. Мириям необычная в этом смысле, но она всегда находится под нашей защитой. Я предпологал, что до того дня она не собиралась быть независимой, но прошло всего несколько месяцев и реальность такова, что теперь она выходит на новую ступень жизни вместе со своим мужем. Она мой друг с тех пор, как мы были детьми.

Первый раз, когда я плакал было тогда, когда она подходила к алтарю. Но несколько слез я проронил ещё в отеле Альфонсо XIII, когда я смотрел на неё и думал насколько она прекрасна. Но, когда мы пошли в церковь и стали смотреть друг на друга, её глаза стали слезиться, но она не могла плакать, в противном случае у неё потекла бы косметика. Но меня это не заботило и я заливался слезами, как маленький мальчик. Предыдущие два раза я плакал от грусти, когда умерла моя бабушка и на похоронах Антонио Пуэрты. Но в этот день я плакал от радости.                                                   

Остальные члены семьи были по-настоящему удивлены, когда заметили, что я плачу. Но меня это не заботило. Это было проявление внутренних моих эмоций. Это был добрый плач и, если я увижу её снова, я опять заплачу. Это было кульминацией того вечера и я бы хотел испытать такие же эмоции ещё раз. У нас одинаковые вкусы с Мириям, мы даже думаем одинаково. Вы не можете её сильно ругать так, как она очень чувствительная и если мы её ругаем, то она чувствует себя отдаленной. Даже если мы рассердились друг на друга, то мы не можем более двух дней обижаться и не разговаривать, как и с моей мамой. Они приходят ко мне и разговаривают потому, что я более упрямый. Сейчас я уже не такой. Ещё несколько лет назад я бы никогда не просил прощения, но сейчас, когда это необходимо, я делаю это.

Третьим моим очень дорогим человеком является Даниэла, дочь Рене, моя красавица. Я хочу, чтобы мои детки были похожи на неё. Я очень хочу стать отцом. Мне всегда нравились дети. Это первый ребенок в нашей семье и первая внучка для моих родителей. Как я и говорил ранее, первый ребенок у нас просто отличный. Каждый раз, когда я её вижу, когда она приезжает в Мадрид или когда я еду в Севилью, то я чувствую желание иметь своего ребенка. Фактически она мой ребенок. Я посвятил свой гол в Дании ей, когда она ещё не родилась. Она очень красивый ребенок. Вся наша семья просто обожает её. Во время празднования последнего Чемпионата Европы я видел, как мои товарищи играют со своими детьми и я позвал Даниэлу, чтобы она вышла ко мне на стадион.                                                                                                    

Моя бабушка Рейес

Моя бабушка по материнской линии жила в Камасе, недалеко от нас. Они жили в центре, около футбольного поля, а мы жили в районе Аталайя. Я проводил больше время с ними, чем с родителями моего отца. Я никогда не видел свою бабушку по отцовской линии, Нену, потому что она умерла до моего рождения. А мой дедушка Пепин умер, когда мне было 14 лет.

Каждый день я навещал бабушку. Когда я играл в Камасе, я бежал с футбольного поля к ней и позже, когда я возвращался домой из Сьюдад Депортива "Севильи" я всегда ходил к ней. Каждое воскресенье мы приходили к ней на обед или уходили все вместе к одной семье, которые жили в Алкале. 

Моей бабушке Рейес очень нравился футбол. Но, конечно, она очень любила и своего внука. Она часто смотрела мои игры по телевизору, а иногда приезжала на "Рамон Санчес Писхуан" в Севилью. Всегда, когда меня на футбольном поле задевали, то она кричала "почему они позволяют себе грубость, я сломаю ему ногу". Моему дедушке Хуану нравился не только футбол, он любил ещё бой быков. Камас является центром боя быков, это все потому, что у нас в Камасе родились великие тореадоры Курро Ромеро и Пако Камино. Так или иначе, дедушка имел сезонные абонементы на поездку в Севилью. Поначалу, любимичиком бабушки был Рене, но уже позже я стал её фаворитом. Она любила говорить "где мой блондинчик". Она всегда меня так звала.

Однажды, когда мы были у них дома, я пообещал ей, что с первой своей зарплаты я отремонтирую ей ванную комнату. Она была очень старая и там давно не делали ремонт. Иногда, она была даже опасная на входе. Я сдержал слово. В день, когда я пришел к ней и принес деньги на новую ванную комнату, она сказала, почему я не даю ей деньги и на новую кухню. И я дал ей деньги и на кухню. Несколько месяцев после, она попросила меня деньги на столовую. Но я сказал, что нужно купить новый дом, а не ремонтировать все комнаты. Это было лушее решение. И они переехали в новый дом. Сейчас там живет моя тетя.                                                                                                                 

Она любила внука-футболиста. Частенько она вместе с дедом ходила на футбольные матчи. Она умерла летом 2011 года. Я собирался поехать на свадьбу к друзьям в Севилью. А 11 июля мы должны были с "Реалом" поехать на сборы в Лос-Анджелес. У меня был добрый плач. На последнее Рождество она уже была больна. Мы находились в загородном доме и тогда вызвали медицинскую помощь. У неё была болезнь Альцгеймера и последние 6 месяцев она очень плохо себя чувствовала. Это было больно для меня смотреть на неё, как она мучается. Это было очень жестко. В той ситуации было лучше всегда находится с ней. Когда она умерла, я спал. Я проснулся от плача сестры. Моя мама и я одевали бабушку в её любимое розовое платье. Розовый цвет тоже мой любимый цвет. Она была похоронена на том же кладбище, что и родители моего отца.

Я буду помнить её, как очень радостную женщину, которая всегда заставляла меня танцевать с ней, несмотря на её проблемы с ногами. Если бы не рак, то она бы могла прожить ещё 20 лет. Я счастлив, что я доставлял ей радость и что я мог с ней разделить счастливые моменты. Но жаль, что она пропустила свадьбу моей сестры. У них были замечательные отношения.

Сейчас я все свои голы посвящаю свое бабушке Рейес, указывая руками в небо. Перед этим, я посвящал голы Пепину и Нене.

Перевод и адаптация Сергея Куванжи 

                                                         Продолжение следует... 

Sergio Ramos. Heart, Character and Passion [Chapter I]

Автор
  • Sergio

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья