Блог Тайны мадридского двора

Sergio Ramos. Heart, Character and Passion [Chapter I]

С этого дня в блоге я буду выкладывать выдержки из автобиографической книги легенды "Реала" Серхио Рамоса. Книга вышла под названием "Серхио Рамос: Сердце. Характер. Страсть". Автором книги является Энрике Ортего. Этот автор помогал в работе со своими автобиографиями таким футболистам, как Криштиану Роналду, Икер Касильяс, Зинедин Зидан, Рауль Гонсалес, Альфредо Ди Стефано. На этот раз он решил порадовать фанатов Серхио Рамоса и "Мадрила", в частности. Прошу любить и жаловать. Мой первый перевод такого масштаба. 

Мое окружение

Мое окружение - это вся моя семья, это самое важное, что есть у меня в жизни. Это именно те люди, которые подарили мне профессиональную и личную стабильность. На протяжении моих первых лет жизни, когда я играл за молодежные команды "Севильи", они всегда поддерживали меня. И они всегда продолжали это делать потому, что они всегда были со мной. Когда я приехал в Мадрид они все бросили ради меня. Множество молодых футболистов отклоняют такие предложения так, как некому за ними смотреть и никто им не может помочь советом. Мой отей Хосе Мария и мой брат Рене были одними из тех, которые были всегда со мной близки, но мои дедушка, бабушка, мама и сестра также были со мной в близких отношениях, они были моими самыми лучшими друзьями в детстве и именно тогда я понял, что я важная часть семьи.                   

Меня всегда беспокоило, когда отзываются о моей семье в негативных красках, когда происходят плохие вещи в моей жизни или когда я провожу несколько подряд провальных матчей. Такое никогда не происходит, когда я побеждаю. А эти люди всегда рядом, они никогда не разочаровывали меня. Я безгранично благодарен моей семье. Эти люди многим пожертвовали, заботясь обо мне. Так было и в Севилье, так есть и сейчас. Они научили меня многому. Мой отец знал, как поднять на ноги меня. Он никогда чрезмерно меня не критиковал, но и не перехваливал меня. 

Был момент в жизни, когда его решительное вмешательство позволило мне стать тем, кем я сейчас и являюсь. Когда я проводил первый год за юношескую команду "Севилья", Хоакин Капаррос начал брать меня на поездки с первой командой. Это был волнующий момент. Тренировки у нас всегда проходили утром. У меня не было другого выбора. Или оставить школу, или ходить в вечернюю школу. Я растерялся. Я перестал учиться в школе. Директор вызвал моих родителей, дабы сказать, что мое посещение очень ухудшилось. Я должен был принять решение. Отец усадил меня возле себя. Он осознал, что я отношусь к футболу очень серьезно. Мой брат Рене был очень хорош в футболе, он даже играл за команду из Терсеры, но он не относился к футболу настолько серьезно, как я. У него были другие интересы и футбол для него был не более, чем хобби. 

После тренировок я каждый день приезжал домой словно убитый, я очень уставал. Они были намного интенсивнее, нежели те, к которым я привык. Я кушал, засыпал и через несколько часов я просыпался вновь. Я начал засыпать на уроках в школе или во время выполнения домашнего задания. Только тогда я понял, чтобы стать великим футболистом нужно трудиться 24 часа в сутки. Отец мне говорил, что я должен выбрать что-то одно и если я выберу футбол, то я должен полностью всего себя посвятить ему. 

Мои родители были обеспокоены тем, что я забросил учебу и что может не получится у меня с футболом. Чтобы не отставать по учебе, я начал ходить в вечернюю школу и ходил до того момента, пока я не понял, что футбол отнимает у меня все время. Сейчас бы я хотел выучить английский язык. Мой отец был очень требователен ко мне в этой сфере. Он обладает большой верой в меня, хотя я его просил не говорить много по этому поводу другим членам семьи. Я считаю привелегией ощущать поддержку отца в каждом моменте. Он часто говорил моему брату Рене, чтобы тот занимался мной и помогал мне во всем, дабы я смог сконцентрироваться исключительно на футболе. Конечно, Рене слушал его. С того момента, Рене был моей тенью. Тоже само и сейчас, мы часто видимся. Со своими родитиелями и сестрой я также общаюсь каждый день. До недавнего времени мы жили все вместе и даже тогда я имел свою независимость.

Это нормально, что отец часто ругал меня, если я был не прав. Я разделяю и принимаю его точку зрения. Он очень откровенный, прозрачен в своих поступках, именно из-за этого он уважаем. Я всегда буду говорить, что часто мне это доставляло дискомфорт. Но, конечно, было намного больше хороших моментов в жизни. Смотреть на то, как отец кричит и радуется во время моего триумфа заставляет быть меня эмоциональным. Он не много говорит, но во время Рождества он всегда напоминает мне "Я люблю тебя", "Я горжусь тобой". Я лишь дважы видел своего отца плачущим. Первый раз - когда умерла бабушка, второй - когда я выиграл Чемпионат Мира в ЮАР.

Рене для меня является вторым отцом и моим дополнительным другом. У меня от него нету секретов, я ему рассказываю всю свою жизнь. Я никогда не наблюдал за ним, как он жалуется или как показывает свою слабость. Я во всем благодарен этим людям.

Правда моего трансфера в "Мадрид"

Я был ещё ребенком, у меня не было опыта, я никогда до этого не побеждал. Для меня "Реал" был другой Галактикой, чем-то недосягаемым. Моей мечтой было стать футболистом в "Севилье". "Севилья" была в моем сердце. Я ходил на "Рамон Санчес Писхуан" вместе с "Biris Norte" (ультрас "Севильи"). Моей второй командой был "Депортиво" так, как  "Biris Norte" и "Riazor Blues" (ультрас "Депортиво") были в дружеских отношениях. Именно по этому в моей комнате в детстве висел флаг "Депортиво", футболка Бебето и постер с Ривалдо. Тем летом все газеты только и говорили о моем трансфере...  

                 

В конце августа меня вызвали в национальную сборную Испании и я прибыл на сборы в белом костюме, чтобы немного привнести юмора для того, чтобы снять напряжение. Я купил новый костюм. Он принес мне удачу так, как все прошло успешно. Приехав на сборы  игроком "Севильи", а уехал уже игроком "Реала". Увидев меня в такой одежде мои друзья дразнили и шутили надо мной, что в таком костюме надо ходить только на свадьбу. Хоакин ("Малага") тоже появился на публике в светлом костюме. Мы приобрели эти костюмы из одного и того же магазина.

Мы провели очень интересный разговор с президентом "Севильи" в его офисе. Я никогда не хотел обманывать, но я сейчас верю, что болельщики знают, что он мне сказал. Тогда мы уже сыграли первую игру в Ла Лиге и оставалось только 4 дня до того, чтобы пойти в магазин одежды. Он мне сказал, что кантерано никогда бы не зарабатывал деньги в "Севильи". Это меня очень беспокоило, я ведь был ещё ребенком и я сказал ему, что не забуду, что "Севилья" великий клуб благодаря своим кантеранос. Несколько месяцев ранее, когда они сказали мне, что много клубов интересуется мной, мы хотели заключить пожизненный контракт, но я дал отказ. Это был контракт на 10 лет с условием, что они заработают столько же дохода, сколько зарабатывает лучший иностранный игрок. Я сказал президенту, что это хорошая идея, но я также хотел, чтобы он понял, что ребята, которые пришли из низших категорий тоже должны быть оценены по достоинству.

В конце концов мой трансфер был рассмотрен. Люди всегда знают только одну версию перехода и в течении несколько лет они на меня затаили обиду, когда я возвращался на "Писхуан". Но правда в том, что "Севилья" меня продала так же, как и продавала других игроков. Изначально, я хотел собрать пресс-конференцию, дабы объяснить причины моего ухода и попрощаться с болельщиками, но позже отказался от этой идеи.

Мое прибытие в Мадрид было захватывающим, презентация, стадион, болельщики. Я представлял, что будет что-то шикарно, но не думал, что будет настолько все зрелищно. Я начал разделять раздевалку с теми людьми, кто были моими кумирами. Я очень волновался от встречи с Роберто Карлосом и с Зиданом. И с Рональдо. И с Бэкхемом. С Раулем и Касильясом я был знаком ещё по сборной и они мне во многом помогали. Они всегда за мной присматривали.          

      

Страсть к тату

Около левого уха: китайский вариант волка, животного которое мне нравится. Если присмотреться, то можно увидеть мои инициалы: SR.

На правом плече: гном. Мне было 14 лет, когда я сделал это тату. Когда отец увидел, то он был очень зол. 

На левом предплечье: инициалы моего отца и мамы и между ними счастивое римское число VII. Полностью фраза переводится, как: "Я никогда Вас не забуду".

На среднем пальце левой руки: инициалы моих братьев. У них тоже есть такое тату.

На правом запястье: наши имена на арабском языке. У Рене есть точно такое же тату.    

            

На бицепсе: цитата Цицерона: "Дух мертвой лжи".

На левой руке: смесь вещей лчиного значения. Это Христос, фраза на итальянском языке (моя семья - моя кровь), звезда Давида в память о моей бабушке Нене, которая дала моей маме золотую звезду, которую я часто ношу в качестве амулета и слово "свобода" на английском.

На правой руке: Хиральда - достопримечательность и символ Севильи.

Внутренная часть левой руки: имена моих родителей. Рубио - прозвище моего отца, Паки - имя моей мамы. 

На ребрах: фраза Нельсона Манделы из фильма "Непокоренный": "Спасибо Господу за мой непобедимый дух".

На спине: имя моей сестры Мириям, мой номер 4 и имя моего брата Рене.

На правой ноге: Кубок Чемпионата Мира в 2010 году. 

Перевод и адаптация Сергея Куванжи   

                                                   Продолжение следует... 

Автор
  • Sergio

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья