Блог ПозаДумкою

Алексей Бабырь: «Я смотрел украинские новости и хотел телевизор разбить»

Экс-форвард «Волыни» и «Говерлы» рассказал, почему сменил паспорт на российский, о настроениях в Крыму и львовских ветеранах, о том, как ругается Кварцяный и как жил в лесу в Ужгороде.

Российский паспорт

- Вы действительно сменили гражданство?

- Я получил российский паспорт – так сложилась жизнь. Все-таки Крым отошел к России, и я туда поеду играть, скорее всего. Ничего страшного в этом не вижу. К Украине я как относился хорошо, так и отношусь. А на паспорте этом зацикливаться не вижу смысла. Ну, был украинцем, стал русским.

- Как давно вы его получили?

– Две недели назад.

- Сомневались, менять гражданство или нет?

– Нет, долго не думал. Я вырос в Крыму, всю жизнь там прожил. У меня все родные получали паспорт, вот и я получил.

- Но вы понимаете, что в Украине могут не понять подобное решение?

– Во-первых, не верьте всем новостям, которые показывают. Все что вам показывали – это чистая ложь, потому что я смотрел украинские новости и просто смеялся. Какой «референдум под дулом автомата»? Я вообще не понимал, что это за бред. Нормально, мирным образом, без всяких стычек, без всяких проблем, решили – отошли. Да, может быть, я чего-то не знаю, но говорю то, что видел.

Говорят, что на референдум пришли не все – а у меня точно все, кого я знаю, на него пришли. И все голосовали. Я не знаю, за что. Большинство моих были за Россию. Понимаю, что вам немножко показывают дезинформацию – потому что им выгодно это показывать. Можно же просто крышей съехать, что они с этой «войной» заладили? По-моему, Украина сама делает эту войну.

- Как сейчас жизнь в Крыму? Кроме власти что-то изменилось?

– В Крыму было спокойно и до референдума, и после референдума – и сейчас все спокойно. Просто флаги поменялись и настроение. У людей новая жизнь. Я сам когда приехал, вышел как будто в новую страну, серьезно. Другая страна – и все. Совершенно спокойно.

Посмотреть даже, как провели 9 мая. Это отдать честь ветеранам, люди за нас грызли землю и все остальное. В Киеве что, не могли сделать людям праздник? Это ужас! Им нужен всего лишь один день в году – и элементарного не сделать, ну вы меня извините. Тем более в Киеве все спокойно – ладно в Донецке, это понятно.

По-моему, Украина сама делает эту войну

Мне жалко людей. Во Львове вот, показали, пришел ветеран на площадь. Один пришел, еле дошкандыбал с медалями, а никого нет. Он реально плачет. Жалко таких людей. Они-то тут при чем? Дайте им хоть один день насладиться. Им вообще руки надо целовать круглый год, чтобы они жили, доживали свои дни, а тут даже этого не могут дать, элементарного. Вот этого Украине не хватает, уважения даже к таким людям.

- А что-то улучшилось?

– Новая власть уже за месяц столько сделала, сколько наша милиция лет за пять не смогла. Столько из Симферополя наркотиков вывезли, оружия – чистят город. Приводят в порядок, на то она и полиция. Предыдущие только штаны на заднице протирали.

Я украинские новости смотрел и хотел телевизор разбить. Чушь показывают. Я в шоке от корреспондентов, вы же просто врете. На Западной Украине верят и все. Ситуация и так накалялась, а они ее еще больше раздували. В российских новостях я ничего плохого не вижу, а украинское включаешь и все: война, мама, папа, давай вставай. Я просто поражаюсь. Они сами сделали эту войну.

В Крыму реально весь народ за Россию. Даже большинство татар тоже за Россию, а по украинскому телевидению показывают, что все против. Они первые паспорта получали. Я когда пошел сдавать документы на паспорт, там одни татары были. Одни татары! Я только приехал тогда, и маме говорю: что это такое? Она говорит: да вот так вот. Зато говорят, что они против.

В российских новостях я ничего плохого не вижу, а украинское включаешь и все: война, мама, папа, давай вставай

Я слышал, военный один выехал на территорию Украины, генерал или что-то вроде. Поехал в Киев, его там посадили на 15 лет. За что?

У нас номера уже на машинах меняют на российские. Знакомый выехал на российских в Украину – забрали машину, и что делать даже не знаю. Я вообще не понимаю, что в Украине делают. Они сами нарываются на войну, на них люди пойдут.

- А кто еще из футболистов хочет сменить гражданство украинское на российское, не слышали?

– Честно говоря, не знаю. Если бы хотели, поехали бы, мне кажется. Из тех, у кого есть крымская прописка, может быть, многие захотят. Сейчас все зависит от того, что происходит в Украине. Если все будет нормально, то не будет смысла дергаться. Зачем, если играешь в основе? А тем, у кого постоянного места нет, почему бы не поехать куда-то, попробовать что-то новое.

- Как, по-вашему, решится политическая ситуация в стране? Футбол вообще будет?

– Кто вообще мог подумать, что в Украине может такое произойти? Страна разделилась. И понимаете, обидно, что людей с Востока обзывают «сепаратистами» и «колорадами». Как можно их обзывать «колорадскими жуками»? Это ужас, так нельзя. Это люди! Как после такого можно жить в одной стране? Я просто не понимаю. Не знаю, как они из этого выйдут. Людям на Востоке просто не дают сказать свое слово. Они хотят, а им просто не дают. Ведь Майдан стоял, и никто его не давил, не жег. Да я не спорю, поубивали тоже людей и их жалко. Жалко и тех, и других. Лучше вообще никого не убивать.

Я даже не знаю в целом, что ответить, слов просто нет. Сейчас вот в Донецке референдум идет, не знаю, к чему это все приведет. Думаю, раз там люди столько стоят, воюют и не боятся армии, то уже не отступят. А насчет футбола я вообще не знаю. С нынешним финансовым положением в стране вообще непонятно, что будет. Нужно время, чтобы все успокоилось.

Новый клуб

- Предложения от украинских клубов у вас были?

– Да нет, не было. Я, видать, настолько прославился с этими всеми переходами, что меня уже никто не хочет в Украине. Разве что, в первую лигу, наверное. Просто вся эта ситуация в стране… Конечно, можно было поехать на просмотр в какую-нибудь команду, но я в принципе и сам понимал, что с такой ситуацией в стране это не очень-то получится. Думаю, если бы все это в Украине не случилось, я б до сих пор сидел бы в «Волыни».

- Не жалеете, что ушли?

– Конечно, нет. Я в «Волыни» просто сидел, перспектив никаких у меня уже не было. На Кварцяного у меня никаких обид – просто, видать, мы друг от друга устали. Наверное, нам пора уже было разойтись. Пусть и он на меня не держит обиду. Он действительно хороший тренер, многое дал мне. Плохого о нем я говорить не могу.

- В свое время у вас был вариант переехать в Казахстан. Почему не получилось?

– Ездил я туда. Все было нормально, вроде бы даже договорились. Но там брали всех с условием, что ты получишь казахстанский паспорт. Я, в принципе, был не против, но когда они начали его делать, оказалось, что это слишком долго. Три-четыре месяца, не было смысла.

Я был не против получить казахстанский паспорт, но оказалось, что это слишком долго

Так что я вернулся в Луцк, там немножко потренировался. У меня там все-таки был действующий контракт. Потом мы по-хорошему договорились, расторгли контракт, и я поехал домой, в Крым. Надо готовиться, жизнь на этом не заканчивается. Сейчас есть пара вариантов, просто не хочу их афишировать. Есть хорошие предложения, там хорошие задачи стоят перед командой.

- Это команда российской первой лиги?

– Да, да. У нее задача – выйти в премьер-лигу. Посмотрим, как срастется, слишком уж много подводных камней.

- Там будет лучше?

– Там в первой лиге дела с инфраструктурой лучше, чем у нас. А по финансам она не уступает середнякам нашей высшей лиги. Это даже на сборах было видно: когда играешь против их первой лиги, они ни в чем не уступают. Там хорошие играют футболисты – кто заканчивает, кто молодой и перспективный. В общем, в России хороший чемпионат, просто более ровный. У нас «Динамо», «Днепр», «Шахтер», а у них команд восемь могут бодаться между собой.

Кварцяный

- По интернету давно уже гуляют аудиозаписи с монологами Кварцяного в раздевалке. Кто их вообще записывал?

– Кто записывал – не могу сказать. Но вообще, это футбол, все знают, какой Владимирович человек. В команде все уже привыкли и нормально к этому относятся.

- У многих просто складывается впечатление, что он таким образом убивает своих игроков.

– Я могу говорить за себя, о том времени, когда играл у Кварцяного. Я просто привык, воспринимал это более-менее спокойно. Кварцяного не изменишь, а что я мог сделать? Ничего.

- После одного матча он назвал вас «бархатным котиком».

– Да как только он меня не обзывал, если б вы знали! И не только меня, он так на всех. Но что бы Кварцяный ни говорил, я не обижаюсь. Пусть говорит, это его мнение, что я могу сделать? Да, может быть обидно, подуешься, а потом тренируешься, и все забывается. Кварцяный – такой человек. Сегодня может обозвать «котиком», а завтра сказать, какой ты классный. Я на него никогда зла не держал.

Если так должно быть, то так оно и будет. Ты в принципе пешка

- С кем-то из «Волыни» продолжаете общаться?

– Да, созваниваюсь со Скобой и Симининым.

- Как они объясняют последние провальные матчи? К примеру, поражение от «Говерлы» со счетом 0:6.

– Я вот со Скобой разговаривал после игры. Говорит, они сами не ожидали, «Говерла» была, как «Барселона», не знали даже, что делать. Возможно, это потому, что и у «Говерлы» все задачи уже решены, и у «Волыни» тоже. Игра была как товарищеская. Вот «Говерла», наверное, более раскрепощенной вышла.

Карьера

- Тренеры часто жалуются, что в стране нет молодых футболистов, неоткуда брать хороших украинских игроков.

– У нас просто не умеют растить молодежь нормально. Вот и все. Молодой игрок может одну игру сыграть плохо – и все, его в дубль сбрасывают. А надо растить. В Украине небедный чемпионат, клубам просто выгоднее купить легионеров и ставить их. Молодежная сборная у нас всегда была неплохая, всех возрастов. Так что говорить, что нет молодых, глупо. Вон, академии какие – у «Металлиста», «Шахтера», «Динамо». Возьмите «Ильичевец»: молодые пацаны играют и никому не уступают. Надо просто доверять.

- А у вас почему не получилось в «Ильичевце»?

– Меня брали в аренду с правом выкупа, но в «Волыни» был один человек, спортивный директор (Ярощук – прим. Tribuna.com), который этому выкупу помешал. Я с Павловым хотел работать, он хороший тренер. Мне в команде очень понравилось, и Павлов мне сказал, что они хотят меня взять. Даже с травмой. Но «Волынь» это не устроило, и я так понял, клуб за меня очень много запросил. «Волынь» этим всегда славилась. Им мало, мало, всегда надо побольше. Хотя это везде, наверное, такое.

- Не обидно было?

– Я пересмотрел после этого свою жизнь. Стал немного спокойнее, перестал спорить и доказывать. Если так должно быть, то так оно и будет. Ты в принципе пешка. Поэтому я не видел будущего в Украине. Понял, что в Украине мне будет тяжело, а сейчас так сложилось, что, может быть, поеду в Россию.

- А из «Говерлы» вы почему так быстро ушли?

– О Грозном я ничего плохого сказать не могу. Хороший тренер, на «теории» все подробно рассказывает, у него тренировочный процесс интересный. В общем, не в нем дело. Наверное, в том, кто выше и контролирует все.

Я не видел будущего в Украине. Понял, что в Украине мне будет тяжело, а сейчас так сложилось, что, может быть, поеду в Россию

Я в «Говерле» пробыл две недели – и не жил, а мучился. Меня селили в лесу, в гостиницах каких-то, я из этого леса в клуб добирался. Это ужас! Нельзя так относиться к игрокам. Пусть не сложилось, но надо как-то выходить из ситуации. Это ведь в принципе не моя вина. Просто у них в команде так заведено. Там не только ко мне, там и к Пуканычу, и к Леандро, ко всем был такой подход.

Я не спорю: с «Ворсклой» сыграл плохо, признаю. Но делать вывод по одному тайму – ну вы меня извините, это не нормально. Я же только приехал – новый коллектив, сам еще не готов. А они набрали целую гору футболистов и потом думают, что делать. Они мне до сих пор должны четыре зарплаты, и не только мне. Сейчас сужусь с ними. Хотел с ними по мирному, а они даже по мирному не могут.

- Иканде тоже жаловался. Это какая-то тенденция?

– В «Говерле» игроки хорошие, но коллектива сильного там нет. У нас в Луцке намного сильнее был коллектив. Я так, в принципе, и Грозному сказал, когда у нас начались трудности в отношениях. Сказал, что коллектива здесь нет. Пусть обзывают меня, но я что увидел, то и сказал.

- Севидов, когда работал в «Говерле», тоже был недоволен.

– Потому и ушел. Хотя мог работать дальше, его там любили все. А он не видел будущего в этом клубе. Там ведь даже экипировку выдавали по непонятному принципу. Мы вот с Пуканычем жили вместе и как-то перед игрой с «Ворсклой», поняли, что нам играть не в чем. Ему дали штаны, а мне шорты – так мы думали в своем идти.

Фото: Fotobank/Getty Images/Genya Savilov/EuroFootball

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья