Менеджер Ломаченко и Усика – о контрабанде, беседе в КГБ и деньгах в боксе

Климас в гостях у Красюка.

Менеджер Ломаченко и Усика – о контрабанде, беседе в КГБ и деньгах в боксе

Эгис Климас – менеджер многих известных боксеров. Как расскажет Эгис в этом интервью, под его «крылом» сейчас 18 профессиональных бойцов. Среди них есть Александр Усик, Василий Ломаченко, Дмитрий Митрофанов и другие.

Климас стал гостем передачи украинского промоутера Александра Красюка BoxOffice, в которой рассказал много интересного о своей молодости, деньгах в боксе и первых контрактах Ломы и Усика.

От контрабанды сигарет до бизнеса в одиночку с оборотом в 17 миллионов долларов за год

– Что заставило уехать из Советского Союза и как справлялся первое время в США?

– Трудно вспоминать, много лет прошло. Память уже не та. Уехать меня потянула жажда увидеть, что происходит на другой стороне «болота». У меня появилась возможность в 25 лет посетить Чехословакию и Польшу.

В то время тебе 10 рублей разменяли, даже на бензин не хватало. Ну мы и занимались контрабандой. Нам надо было увозить то сигареты, то золото, то червонцы в плечи зашивали. Конечно, меня «хлопнули» на границе, когда из Литвы переезжал в Польшу. Нашли пару золотых колец, сигареты «BT».

Смешно это все вспоминать сейчас. Все забрали у меня и сказали: «Ну вот сейчас можешь ехать». Я ответил: «А зачем мне ваша Польша или Чехословакия тогда сдалась?». Но я поехал в Польшу, было интересно. Купил какое-то пиво в баночках, попил «Фанты».

Приехал обратно, меня вызвали на беседу в КГБ и сказали: «5 лет ты не уедешь за границу». Я пошутил: «Ну и не надо 5 лет, я уеду навсегда». Вот такая моя шутка исполнилась в жизнь. Через пол года из Литвы начали уезжать не только евреи, а и литовцы.

В 1989 году через комитет беженцев приехал в Австрию, меня встретили еврейские друзья, но я отказался ехать в Израиль. У меня было другое направление, другие цели. Я хотел поехать в Штаты.

Первое время, конечно, было трудно. Не знал языка, проходил через многое. Если бы мне сказали: «Закрой глаза и ты будешь обратно в Каунасе (город в Литве – прим.)», я бы сразу согласился. Но, как говорится, и собака привыкает, когда ее вешают. Я понемножку начал пробиваться.

Были друзья, с которыми вместе поехали, одного из них, к сожалению, нет. Мне запомнилась одна фраза его. Я говорил ему всегда: «Та не переживай, поднимемся», на что он отвечал: «Пока мы можем подняться в 5 утра и идти печь хлеб».

– Когда мы с тобой познакомились, у тебя была компания Global Food Importers. Какие деньги она приносила в то время, и какие приносит сейчас? Почему ты концентрируешь свое внимание на бокс, а не на бизнес?

– Да, она и сейчас существует. Знаешь, как говорят: Не бывает плохого бизнеса, бывают плохие бизнесмены. В принципе, в США дают все возможность для бизнеса. Если ты хочешь, у тебя получится. Чтобы построить Global Food Importers мне потребовалось лет 5-6.

Я долбил-долбил и в конце концов лично сам один, сидя за компьютером на своей кухне, достигал оборота в 17 миллионов долларов за один год. А потом нанял людей, начал больше заниматься боксом и сейчас компания достигает, дай бог, 3-4 миллиона оборота.

Первый боксер Климаса – украинец Кравченко. Он работал с тренером Холифилда

– Как тебя занесло в бокс? Кто был первым наставником? И каким был первый опыт в боксе: прибыль или потеря?

– Та нет, какая прибыль. Первую прибыль в боксе я получил лет 10 спустя.

– 10 лет занимался боксом и не получал прибыль?

– Получал удовольствие. За удовольствие надо платить.

– А как попал?

– Я когда приехал, это был 89-й год, большая эра тяжеловесов: Майк Тайсон, Холлифилд, Риддик Боу, Формана еще застал. Мне действительно было интересно. Первый живой боксерский бой, который посмотрел – Риддик Боу и Холифилд. 92-й год, гостиница «Мираж», Лас-Вегас.

Заплатил 800 долларов за билет, аж руки дрожали. Но я приехал, было очень интересно. Потом занимался своим делом, но бокс всегда наблюдал. Всегда ездил, всегда смотрел. Где-то в 2001-м году попал на вечер тяжеловесов.

Утром в гостинице перед боями пил кофе, а напротив сидел Дон Тернер – в то время он тренировал Холифилда. Для меня это супер-пупер звезда, тренер такого уровня. Он увидел, что я на него смотрю и такой: «Wassup man». Чуть-чуть разговорились, спросил откуда я. Я ему рассказал, что из Литвы, он не понял. Пытался объяснить, а он: «Так ты русский!», а я: «Нет, литовец».

Ну короче, они еще тогда не знали о том, что у нас все страны разные. Сейчас уже знают, но бывают смешные ситуации. Один спрашивает: «Откуда?», я говорю: «Из Литвы», он такой: «Литва, Литва. Ну это Россия, да?». Другой говорит: «Откуда?», я говорю: «Из России», он: «А где конкретно?», я отвечаю: «Литва, в Каунасе», а он: «Так ты литовец, не русский».

В общем, не важно. После того, как мы с Доном попрощались, он дал мне мой номер. Говорит, что у нас много крутых ребят, если захочешь и будет возможность, привози их в мой тренировочный лагерь.

Я начал искать людей, в одном из залов Сиетла нашел Пашу Кравченко – парень из Запорожья. Быстрый, хороший боксер. Я говорю: «Паш, есть желание потренироваться с Доном Турнером?» Он сразу: «Да ты шо! Да ты шо!».

Так и началась моя карьера в боксе. С Пашей мы провели 4 или 5 поединков, но дисциплины не было, алкоголь, девочки. Паша у нас был более любовник, чем боксер.

Дальше меня уже познакомили с другими промоутерами, свели с Демаркусом Корли, которого, кстати говоря, я в Украину привозил несколько раз.

– Мы так и познакомились.

– А, в Харькове, вроде бы, с Федченко боксировал. Потом мы еще ездили с Постолом боксировать в Киеве. В Россию мы с ним поехали, в Казахстан. Во время одной из поездок в Казахстан пригласил приехать Сергея Ковалева. Мы с ним до этого разговаривали по телефону, но теперь решили встретиться.

Это был первый боксер, в которого было прям серьезное вложение денег. Раньше промоутерские компании в США не очень пытались поймать русских боксеров. Костя Цзю, Василий Жиров – одиночные случаи, а в остальном пробили железный занавес русскоязычным боксерам в США Головкин, Ковалев, Проводников, Градович.

После этого уже на любого русскоязычного промоутеры «прыгали» и кричали: «Дайте мне, лишь бы русская фамилия была». Подписывали их налево и направо.

«В Ковалева за все время вложил 400 тысяч долларов. За бой против Канело я заработал 1 миллион»

– А в какой точке у тебя произошла смена направления? Какое событие поменяло твой фокус с основного бизнеса на боксерский?

– Наверное, когда начали появляться заработки, когда начали появляться деньги. Мне уже не надо было вкладывать много сил в другой бизнес, мог спокойно заниматься боксом.

– Твой самый большой заработок за один бой? И самый большой убыток, если такой был

– За бой Ковалев – Канело я получил свыше 1 миллиона долларов. Что касается убытков. Самый большой убыток – смерть Максима Дадашева. Это не измеряется деньгами.

– Может ли боксерский менеджер обанкротиться?

– Обанкротиться – это в том смысле, что все боксеры, с которыми ты сотрудничал, просто развернулись и ушли. Боксер, перед тем как выйти в ринг, подписывает контракт. И, соответственно, менеджер уже гарантированно получает деньги. Конечно, есть риски, есть капиталовложения. Я в Ковалева вложил более 400 тысяч долларов до того, как его подписали промоутерские компании.

У меня была какая мысль: я сейчас покажу Ковалева миру, организую ему один бой, и мы будем косить бабло. А на деле это же не так. Я сделал один-два-три-четыре боя, но промоутеры никак не хотели его подписывать. Я Бобу Аруму говорю: «Боб, ну посмотри на этого парня». А он мне: «Да что я буду делать с этим русским?»

А тогда еще полутяжелый вес был непопулярен. Я Сереге говорю: «Серега, я не знаю, что делать». Он просил раскачать все это. Мы шли вместе, я ему профинансировал 18 боев. Серега говорил, что провел первые 18 поединков за бесплатно, без гонораров. Свой первый гонорар 5000 долларов он получил в 19-м поединке от промоутера.

Но мне было бы намного проще платить ему гонорар за каждый поединок, чем оплачивать его проживание, перелеты, платить за квартиру, в то время он еще и женился. Эти все расходы срослись у меня свыше 400 000 долларов. Потом только выстрелило.

– Оно того стоило?

– Сейчас – да.

Сколько процентов берет менеджер со своих боксеров

– Как ты предпочитаешь тратить свои деньги? Инвестиции, криптовалюта, казино?

– В казино я не сильно любитель. Могу там подергать этот автомат за уши. Иногда что-то выплевывает, иногда что-то проигрываешь. Нет такого, чтобы больше тысячи долларов я потратил на это. А так есть, конечно, когда выкупаешь какие-то стоки, чуть-чуть криптовалюты, но не большие деньги. Вкладываю в другие бизнесы.

Один из них – ресторан открываю в Беверли-Хиллз с Аркадием Новиковым. А так – много отдыхаю, путешествую, гостиницы дорогостоящие и так далее.

– Делал ли когда-то ставки на бокс или на другой вид спорта?

– Один раз сделал ставку, когда Маркес нокаутировал Пакьяо. Мы так сильно зацепились с друзьями. Я почему-то думал, что победит Маркес. А мои друзья, с которыми мы зацепились, были за Пакьяо. Я пришел и поставил 1000 долларов на Маркеса. Самое интересное, что тот, кто больше всего кричал за Пакьяо, тоже поставил на Маркеса.

Мы забрали 1700 долларов и пошли в бар. А вообще – не ставлю. А на своих боксеров – никогда.

– У тебя нет ни одного контракта с боксерами. Сожалел ли ты хоть раз, что у тебя нет соглашения на бумаге?

– Нет, ни разу. Ни один боксер еще от меня не уходил.

– Может в этом и секрет?

– Я выгнал много.

– Сколько процентов ты берешь с боксера и за что?

– 33,3%. Это самая высокая точка, которую может взять менеджер у своего бойца. Я никогда не беру 33,3 %. У меня нет ни одного боксера, который платит такую сумму денег мне. Самая высокая – где-то 20-25%. Все зависит от боксера, где он находится, сколько в него нужно вкладывать. Иногда бывают уже готовые боксеры.

За что? Я уже говорил об этом ранее. Приезжаешь, устраиваешь, делаешь, подписываешь с промоутером, находишь место для тренировок, тренера, место жительство.

– А когда боксер уже подписал контракт с промоутером, допустим, на 5 лет. И ты все равно получаешь процент за каждый поединок. У боксера не возникает из-за этого недопонимания?

– Переговоры с промоутером. Пытаешь получать большие гонорары, разные другие лазейки. Боксер подписывает промоутерский контракт, но на каждый бой он подписывает отдельный контракт. Там тоже хватает нюансов, которые нужно отсматривать. Много работы со стороны менеджера делается для положения бойца в рейтингах.

– Кто твой любимый промоутер?

– Конечно, К2. Не обсуждается.

– А кроме меня?

– Знаешь, промоутеров хороших не бывает. Если они тебе где-то в одном хороши, то в другом они не будут хорошие. Я как менеджер не могу с промоутером дружить. Я должен с ним держать хорошие отношения. Потому что все бывает. И ругаешься, и мнения не сходятся. Когда боец выигрывает, вы обнимаетесь, радуетесь, а потом все опять переходит к профессиональной работе.

– Как выглядит конкуренция в менеджерском бизнесе? В чем она измеряется: бойцах, поясах, деньгах? И есть ли у тебя конкуренты?

– Конечно, конкуренты есть. Когда хороший боксер, за ним гоняются все. Я не особо. Уже, наверное, тот момент, когда они сами ко мне приходят. А так, конечно, есть моменты, когда один менеджер отбивает боксера у другого менеджера.

Я этого особо не чувствую. Я никогда не буду отбивать боксера у другого менеджера. Я никогда не приду к боксеру и не скажу, что у него плохой менеджер, пойдем со мной. Такого не произойдет. Бывает ли такое с моими боксерами? Не знаю, они мне этого не говорят.

Бывает такое, когда кто-то боксеру сказал, что он должен за бой получить 300 тысяч долларов, а не 100. И он приходит и говорит: «А вот он сказал...». Так пусть платит эту сумму, я с удовольствием получу те деньги, которые он сказал.

– Кого из боксеров планируешь подписать в ближайшее время?

– Недавно вот встречался с сыновьями Фернандо Варгаса – три сына. Очень большой потенциал. И имя есть за спиной, папа бывший чемпион. Когда мы еще слышали, когда три брата выходили на профессиональный ринг? Два слышали, три – нет.

– Почему боксеры липнут к тебе?

– Это нужно у них спросить, а не у меня. Они должны ответить на этот вопрос. Может, потому что я в зеленой майке. Откуда я знаю?

Возможно, я выполняю свою работу. Стремлюсь, топлю за ребят. Не беру их себе из-за того, что нужно добавить какой-то плюсик. Я действительно помогаю, стараюсь для них.

– А сколько у тебя сейчас боксеров?

– Если вот так вот ровно сказать, то 18.

– Они все прибыльные в плане бизнеса?

– Нет, далеко нет.

– Каков процент тех, кто генерирует доходы?

Где-то половина, наверное. Ну и еще есть 3-4 человека, который прям более.

Как гонялся за Ломаченко и отговорил Усика подписать контракт с Top Rank

– В чем специфика британского бокса, болельщиков, рынка, в сравнении с американским?

– Хотя Британия намного меньше Штатов, здесь болельщики намного круче. Намного больше фаны. Конечно, бывают такие, что сходят с ума, начинают жечь машины, переворачивать все на улице. У меня было очень много случаев, когда с тем же самым Сергеем Ковалевым мы приехали в Уэльс драться против Клеверли.

Когда мы выходили в ринг, в нас бросали и пивом, и кричали. У нас на арене было, наверное, 5 человек, которые приехали поддержать Ковалева. Но когда Сергей показал красивый бокс и мы уходили с ринга, стояли очереди, они хотели фотографироваться, автографы брали.

Когда Усик боксировал с Беллью, то же самое. Когда мы выходили в ринг, был невероятный ажиотаж. А когда уходили с ринга, было все по-другому. Единственное, что удивило даже самого Василия Ломаченко, когда перед боем против Кэмпбелла на открытой тренировке собралось очень много фанатов, которые кричали за Лому.

– Кстати, об этом поединке. Я когда задал вопрос о самом убыточном поединке Эдди Хирну, он назвал именно этот бой. Несмотря на то, что была полностью забита арена, в ринге дрались два Олимпийских чемпиона, цифры PPV даже не приблизились к ожиданиям. Как думаешь, с чем это связано?

– Не могу сказать. Возможно, они сами где-то недостаточно раскрутили. Подумали, что вот уже две готовые звезды, ничего не нужно делать, оставив все это в покое. Но, если можно будет устроить еще один такой убыточный бой, то я с удовольствием.

– Как появилась идея подписать контракт с Василием?

– Зерно с именем Василий Ломаченко заложено в мою голову было еще в 2007-м году, когда я увидел его на чемпионате мире в Чикаго. Я общался с литовцами, русскими. Все они говорили: «Вот какой малой, нужно посмотреть».

К сожалению, именно на этом чемпионате случилось его первое поражение. Я присмотрелся к нему, но не скажу, что смотрел прям каждый поединок. Но имя Василий Ломаченко постоянно звучало где-то. Потом 2008-й год – Олимпиада в Пекине, прошли опять чемпионаты мира, и пришло время к Олимпиаде в Лондоне.

Но меня удивило, как Василий выступал в WSB. Я себе поставил цель, мне прям «кровь из носу» нужно было подписать Ломаченко.

– Каким образом ты участвуешь в подписании контракта своих боксеров? Можем на примере Усика – контракты Александра с HBO, Суперсерией, финал Суперсерии, с Matchroom Boxing.

– А ты рассказывал?

– А я расскажу потом.

– С Усиком ситуация какая. Кстати, вспомнил, единственный боксер, за которым я прям охотился – Вася Ломаченко. Я прям ходил, папу доставал, Васю доставал. Был сильно напряженный момент. Скрывать не стану. Я предложил: приезжай, посмотри все. Если понравится, я все беру на себе, если нет – нечего страшного. И вот с ним приехал Усик.

Должен был и Беринчик, но приехал только его тренер. Я их отвез и в Golden Boy, и Main Event, и к HBO. В конце концов, мы зацепились с Top Rank. Когда они уезжали, прозвучала очень приятная фраза от Васи: «То, что ты будешь нашим менеджером, это вообще вопросов нет. Нам теперь осталось найти только промоутера».

И я получил контракт на Васю и на Усика. Я когда просмотрел этот контракт, у Васи он был действительно очень хороший, а к Усику не такое хорошое отношение. Я подошел к Бобу Аруму и говорю: «Боб, у меня есть один вопрос. Усик не сильно интересен?»

Он ответил, что крузервейт непопулярный вес, не очень интересен. Я попросил его откровенно сказать, подписал бы ли он контракт с Усиком, если бы он пришел не с Ломаченко? Он сказал, что, наверное, нет.

Я подхожу к Сане и говорю: «Как бы я сильно ни хотел с тобой сотрудничать, я не советую подписывать этот контракт. Давай поищем что-то другое». Очень большой интерес к Усику был у Кэти Дувы из Main Events, я ему порекомендовал поехать к ней, но он на тот момент уже уехал в Украину.

Потом уже сказал, что есть хорошее предложение от K2. Я сказал: «Санечка, прекрасный выбор. Придет момент, когда надо, я подключусь». Мы всегда были на связи, он прилетал на бои Ломаченко к нам. И вот, когда уже стал чемпионом мира, прилетел на бой Васи, и сказал: «Давай объявим на весь мир, что у меня есть менеджер».

Я тут же прыгнул в самолет, а дальше ты все знаешь. А дальше – контракты с HBO, Суперсерией, финал Суперсерии, с Matchroom Boxing, рассказывай уже сам. Тяни это одеяло на себя.

– Ты не жалеешь, что стал менеджером, а не промоутером?

Нет, промоутер всегда плохой, а менеджер будет всегда хороший. Потому что менеджер всегда помогает боксеру, а промоутер забирает деньги. Промоутер забирает деньги, а менеджер тоже забирает деньги, но с этих денег, которые получает от промоутера.

– Работа менеджера менее рискованная, чем работа промоутера?

– Конечно, промоутер не продал билеты, а гонорар заплатит. Подписал контракт, обещал дать 5 боев в году, а тебя нет телевидения, куда его сплавить. Что ты будешь делать? Ты должен выкрутиться как-то из этих ситуаций.

Если промоутер, то ты должен быть большой, известный. У тебя должен быть большой список хороших боксеров, чтобы у тебя было хорошее телевидение. В Украине, России, Европе, кроме Англии, телевидение не платит денег.

Откуда ты можешь заплатить гонорары боксерам? От продажи билетов. Продажа билетов не происходят, потому что все хотят получить эти билеты. Вот даже на бой Ломаченко мы получили 4 билета в первом ряду, остальное забирает ТВ, спонсоры, гостиницы и все остальное. Ко мне приходит 40 человек, но как я могу посадить 40 человек в первый ряд, если у меня только четыре места?

Фото: Getty Images, Top Rank, DAZN

Усик против Фьюри – бой-мечта. Он все еще может быть организован весной

Усик провел главный бой в истории украинского бокса. Но напомним весь топ-10

Лучшие
Новые
Старые
Андрей Черкасов
Крутое интервью!
Ответить
0

Другие посты блога