Блог Пхенчхан-Онлайн

«Уволилась с работы, чтобы поехать в Сочи». Как работают волонтеры на Олимпиаде

Кирилл Благов поговорил с тем, кто помогает болельщикам в олимпийском Сочи.

«Добро пожаловать, дорогие друзья, мы вам рады», – парень с мегафоном в руках с интонацией выговаривает фразу, которую зрители Олимпийских игр слышат чаще всего. – «Поздравляем вас с днем Святого Валентина, если рядом с вами есть человек, которого вы любите, обнимите его – ему будет ооочень приятно».

Кажется, это самый жизнерадостный волонтер из тех, кого я встречал мне в Сочи за все время. Владимир – студент Ивановского государственного университета, учебу совмещает с работой, в Сочи, как и другие волонтеры, трудится бесплатно, оргкомитет со своей стороны обеспечивает проживание и питание.

«Мотивация – новые впечатления», – говорит он. – «Я хоть как-то прикасаюсь к истории, которая творится в нашей стране. Понимаю, что это звучит пафосно, но так и есть. Для меня это возможность сбежать от будней, я работаю и при этом отдыхаю душой. Я никогда зимой не видел лета, никогда не летал на самолете, никогда не был в горах, никогда не видел моря – для меня все в первый раз».

«Эмоции, друзья, впечатления, отдых», – рассказывает о своей работе Екатерина, студентка из Москвы. – «А еще нам форму дали, и потом про этот опыт можно будет написать в резюме».

«Быть волонтером – это круто», – говорит Алена. – «Заряжаешься от болельщиков энергией и эмоциями. К тому же все проходит гладко, никаких происшествий я не помню. Лучше всего работать в эпицентре, в Олимпийском парке, а соревнования я и по телевизору посмотрю»

Волонтеры, работающие в первую смену, просыпаются рано утром (в районе 5.00, если живут в санатории в Лоо, или чуть позже, если в волонтерской деревне Адлера), завтракают и едут на объекты, там их ждет чек-ин, короткий бриф и распределение по позициям. Раз в три часа волонтеры меняются местами. Говорить о продолжительности рабочего дня многие отказываются, ссылаясь на то, что это закрытая информация. На протяжении всего дня я слышу разные цифры – от шести до двенадцати часов.

Роману 18 лет, он приехал из Ижевска, и сейчас отплясывает на территории Олимпийского парка, приветствует гостей, указывает дорогу и предлагает каждому дать пять.

«Я спрашивал в деканате, можно ли уехать на две недели. Сказали, какие вопросы – езжай», – рассказывает он. – «Хотелось изнутри посмотреть, как организовано такое большое мероприятие, ну и мне нравится работать с людьми, развлекать их. Я вообще не устаю. Удивительно видеть знаменитостей, просто идущих вместе с обычными людьми. Видел Татьяну Волосожар, Лизу Боярскую, Андрея Макаревича, Пелагею – не удалось сфотографироваться, правда».

Фотографироваться со звездами и брать автографы волонтерам запрещено, но далеко не каждый может отказать себе в этом. Прочитав в твиттере о том, что L’One собирается на хоккей, один молодой человек даже специально вышел на работу в выходной, и весь мачт провел на одном секторе с кумиром. Фотографии с селебрити потом появляются в социальных сетях, но ни о каком наказании за это речи не идет, хотя до Игр участникам волонтерского движения рассылали письма о том, что за их аккаунтами будут следить.

Один из волонтеров рассказывает, что в качестве поощрения за хорошую работу они получают билеты на соревнования, вплоть до фигурного катания. Критерии хорошей работы никто толком объяснить не может.

«Я не прогуливаю, нас специально отпустили на время Олимпиады», – рассказывает Людмила, студентка первого курса Сочинского государственного университета. – «Мне нравится работать, здесь энергетика особая и вообще весело, интереснее всего с иностранцами. Хочется попасть на хоккейный финал. Думаю, это реально, нужно просто хорошо работать, хотя плохо у нас никто и не работает».

Лучших волонтеров определяют тим-лидеры – люди (как правило, с рациями в руках), которые присматривают за бригадами из 15-20 человек. О том, что такое хорошая работа, опрошенные тим-лидеры не объясняют – «закрытая информация».

«Стараемся поощрять так, чтобы всем было хорошо», – говорит Ольга, инженер-программист по образованию, работающая в полиции Петрозаводска. «Нам запрещено общаться с журналистами, я не хочу проблем», – добавляет она, когда речь заходит об особенностях и условиях работы в Сочи.

Лишение аккредитации и возможности работать на других масштабных мероприятиях – два пункта, которые называют волонтеры, говоря о возможных санкциях со стороны оргкомитета. О таких случаях, впрочем, никто не слышал и нигде не читал.

Работа волонтером привлекает людей абсолютно разных возрастов и профессий, тех, у кого есть постоянная работа и семья. Александру 31 год, в Сочи он приехал их Пермского края.

«Как только Сочи получил Олимпиаду, сразу решил, что стану волонтером», – вспоминает он. – «Специально взял отпуск на работе, и – сюда. С детства хотелось побывать. Самый запоминающийся момент – когда работал на открытии итальянского дома, приезжал их премьер-министр. Еще немцы были очень довольны, когда я им на немецком все объяснял. Надо же, говорят, в России еще кто-то знает наш язык».

«Мы становимся частичкой истории, такое не с каждым человеком случается», – рассказывает одна из женщин, работающих на площади, где полыхает олимпийский огонь. – «Мы из Сочи, и пропустить такое событие не могли. Да, сейчас дома проводим меньше времени, чем обычно, но мой сын этому, кажется, даже рад».

«Я была в Сочи, когда объявили, что город получил Олимпиаду, и уже тогда решила, что буду здесь, не смотря ни на что», – говорит Виктория, которая приехала из Ставрополя. – «Я даже с работы специально уволилась, чтобы поехать в Сочи, других вариантов не было».

За весь день я не слышу от волонтеров ни одной негативной реплики, рассказывать о том, что остается за кадром, отказываются даже на условиях анонимности.

«Нас никто не заставляет говорить только хорошие вещи», – рассказывает Елена. – «Просто вы сами посмотрите, как здесь круто. Не знаю, есть ли вообще хоть кто-нибудь, кто чем-то недоволен. Мы живем в Лоо, там у нас шведский стол, аквапарк, другие развлечения, времени на это хватает, у нас же есть выходные. В работе каждый раз что-то новое – с людьми общаешься, либо видишь звезд и спортсменов, либо работаешь с устройствами и вещами, с которыми никогда раньше не работал».

На протяжении всего дня по Олимпийскому парку разъезжают гольф-кары, предназначенные для людей с ограниченными возможностями. Чтобы оказаться за рулем, у волонтера должны быть права и как минимум два года стажа. Сергей, рассекающий на одном из каров, отказывается фотографироваться. В этом году он собирается еще раз приехать поработать в Сочи, на трассе «Формулы-1», и не хочет, чтобы его слова как-то повлияли на выбор организаторов.

«Главная проблема – люди не понимают и не хотят слышать, что гольф-кары – для тех, кому тяжело много ходить», – рассказывает он. – «Только остановишься, как сразу со всех сторон набиваются. Пробуешь объяснить – тебе хамят. Несколько раз даже охрану вызывать приходилось, но это единственная проблема, в остальном все спокойно. Я общался с другими ребятами, жалуются в основном на то, что долго добираться, если живешь в Лоо, но я этого не понимаю, электрички ведь ходят через каждые пять минут – сел, и поехал. Да, часа полтора, но нам рассказывали, что в Лондоне люди и по четыре добирались. Те, кто на других Олимпиадах работал, вообще говорят, что здесь все гораздо лучше организовано. Ну, и еще ныть начинают те, кто здесь заболел – днем жарко, а вечером резко холодает, не все поначалу брали теплую одежду, и теперь лечатся. Но все равно это то, что можно пережить».

Солнце стремительно падает за горизонт, в Олимпийском парке зажигаются огни, двое волонтеров с рюкзаками бодро шагают в сторону железнодорожной платформы.

«Я теперь хочу подать заявки в Бразилию и Корею», – говорит один из них. – «Это же другие континенты, еще круче будет. Надо побольше с иностранцами общаться, чтобы язык подтянуть. Говорят, отбор там будет жесткий».

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья