Блог Пхенчхан-Онлайн

И когда же он расскажет о любви... Почему победа Бьорндалена вызывает противоречивые чувства

Павел Копачев со смешанными чувствами наблюдал за тем, как Уле Эйнар Бьорндален взял свое седьмое олимпийское золото. В 40 лет, поборов время.

Фото: Fotobank/Getty Images/Richard Heathcote

Чтобы почувствовать эклектику Олимпиады, где солнце, море и горы образуют единый пейзаж, нужно побывать в трех местах.

Во-первых, в самом Сочи (ну или Адлере или Хосте) – там сонный, размеренный и обаятельный русский юг. Столовые и супермаркеты «Магнит» сменяют отреставрированные санатории, маршрутки подают за копейки, а автобусы с олимпийской символикой почему-то отпугивают местных жителей.

Пожалуй, именно в Красной поляне понимаешь, что попал на зимние Игры, а не в фантасмагорический город-паззл Ретвит

Во-вторых, в независимой (по крайней мере, так считает Россия) Абхазии, где мандарины и апельсины преспокойно растут в феврале, а взрослые мужики в поисках работы навязчиво предлагают экскурсии заехавшим туристам. Олимпиады там нет, хотя от Олимпийского парка до границы – 15 минут на машине.

И наконец, в Красной Поляне – божественно красиво. Пожалуй, именно тут понимаешь, что попал на зимние Игры, а не в фантасмагорический город-паззл. Кругом заснеженные шапки гор, ослепляющее солнце (совершенно точно придется покупать очки) и море болельщиков-викингов, которые шумят, громко смеются и разгуливают в фирменных рогах.

Фигурки лыжников и биатлонистов, наматывающих круги, выглядят на фоне гор сувенирами-талисманами. А величие природы и человеческая беспомощность лучше всего ощущается на канатной дороге с открытым верхом – где-нибудь в середине пути, когда механизм резко останавливается, сидения раскачиваются (своеобразная турбулентность), а в мегафон доносится беспокойная русская речь: «Проблемы на канатной дороге H к биатлонному стадиону».

20 минут над горами – есть возможность подумать о чем угодно – и не обязательно об Олимпиаде.

***

Но это оргмелочи. Если их собирать в книгу жалоб и предложений, она заполнится на второй день. Так, с журналистов на некоторых КПП система требует билет, а аккредитацию считывает только ручной сканер. На лыжном стадионе нет просторного пресс-центра, а пресс-конференции проходят в биатлонном (до которого 10-15 минут пешком). У кого-то, например, неожиданно запирается дверь в гостинице и приходится по-ганстергски ее ломать, а кто-то убежден, что трасса способна «убить». Плюс многое строится, доделывается и ретушируется – даже неподалку от стадионов. Работа здесь бурлит с 7 утра и до полуночи.

Но все компенсирует природа: если у вас есть возможность, срочно бронируйте билет на самолет и рвите сюда. Лыжи/биатлон в Эстерсунде, Лахти или Нове-Место – по-европейски уютно, но не грандиозно.

А эта Олимпиада приучает к масштабам с первых шагов.

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов

Если кто не в курсе, стадионов на «Лауре» два – один лыжный, другой биатлонный. Вокруг кафешки и море волонтеров, которые дают «пять» каждому встречному.

Повсюду – защита природы и добродушные пожелания зрителям не останавливаться на полпути.

Из настораживающего – только вот эта дверь. И надпись на ней, с которой росбиатлон знаком лучше других.

***

В общем, как сказал бы коллега Самбур, в горном кластере «по красоте». Только вот с фартом сегодня не срослось. У Шипулина. 5,7 секунды от золота, 0,7 – от бронзы. От мечты.

Но это биатлон, где слишком много тонкостей. Вот сейчас все привязались к промаху Антона, к тому, что он долго не мог обойти эстонца на финише, но, черт возьми, дело ведь не только в этом. Бьорндален тоже промазал, но а) грамотно разложил силы по дистанции с прибавкой на втором и третьем круге, что особенно важно в горах, и б) быстрее работал на рубежах. Красноречивая таблица: 5 секунд на изготовке и между выстрелами Шипулин отдал.

Наверное, фанатикам воздается свыше. Наверное, мы чего-то не знаем про биатлон Ретвит

Отдал человеку, для которого в биатлоне нет тайн. Отдал по-хорошему сумасшедшему, который готов отрешиться от всего ради мечты. Я, наверное, прагматик и не верю в сказки со счастливым концом. Но есть такое ощущение, что в этот день звезды сошлись на небе так же гениально, как гениален 40-летний Уле.

Наверное, фанатикам воздается свыше. Наверное, мы чего-то не знаем про биатлон – раз в 40 лет можно побеждать молодых и резвых. Но Уле действительно другой – я допускаю, что жизни без спорта для него в принципе не существует. В своих интервью он редко говорит про детей, семью, дом, уют... Да что там – он даже не говорит, о чем мечтает. Кроме медалей.

Перед Олимпиадой мы написали про него в спецпроекте правильный абзац: «В ожидании Игр он снова заигрывает со скоростью – например, всюду передвигается в доме-фургоне на колесах, объединив место проживания и средство передвижения, а также тренируется на цифровых мишенях, которые быстрее и точнее оценивают качество стрельбы».

Зачем ему это – в 40 лет? Другие уже на пенсии, занимаются бизнесом, тренируют, просто наслаждаются свободой. А он тренируется, тренируется... Как муравей.

Вот и на пресс-конференции Бьорндален уткнулся в белый олимпийский костюм и говорил только про гонку. Только про спорт. Да забудь ты про спорт, Уле...

Улыбнись, расслабься и расскажи о любви. Сегодня тебе можно все.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.