Пас на тренера
Блог

Топовые истории от Ярмоленко: как уходил в «Вест Хэм», забрали права в Германии и кого из сборной взял бы на стрелку

Полузащитник сборной Украины и «Вест Хэма» Андрей Ярмоленко впервые за долгое время дал большое интервью. 31-летний украинец рассказал Виктору Вацко о партнерах по национальной команде, периоде карьеры в «Динамо» и «Боруссии», травле в юношестве и лишении водительских прав.

Блиц об игроках сборной Украины

– Самый техничный футболист?

– Коноплянка.

– Главный модник?

– Сидорчук приехал в таких штанах, что мне смешно было. Я в таких на огород ходил в детстве. Но Сергей думает, что он модный. Но его не поставлю, зазнается. Пускай будет Безус.

– Худший вкус в одежде?

– А, тогда Сидор.

– Самый веселый?

– Миколенко.

– Кто шутит, но не смешно?

– Пускай будет Яремчук. Миколенко понравится такой ответ.

– Кто лучший актер?

– Тоже Миколенко. В Голливуде бы позавидовали такой актерской игре, когда он плакал из-за травмы руки в финале Кубка Украины с «Зарей».

Было действительно страшно, но оказалось, что травма несерьезная. Сейчас ребята немножко его подтравливают.

– Кого взял бы на стрелку?

– Кого-то из вратарей подтянул. Плюс Степаненко, который занимается боксом.

– Кого бы взял на шоу «Что? Где? Когда?»?

– Сидорчука. Или Шовковского.

О самом оригинальном месте, на котором он оставлял автограф

«Один раз девушка просила оставить автограф на груди, но я с 18 лет со своей женой, поэтому не мог себе такого позволить. В итоге просто расписался на листике бумаги».

О голах в дебютных матчах за «Динамо» и сборную Украины

«Наверное, это фарт. Когда я выходил против «Ворсклы» – сбылась моя мечта. Я дебютировал за «Динамо», команду, за которую мечтал играть с самого детства. Понятно, было волнение и страх. Если не ошибаюсь, я вышел на 85-й минуте, не успел испугаться. Просто стечение обстоятельств – и я забил этот гол.

Когда в первом матче играешь 7 минут, это фарт. Но когда играл за сборную, то вышел в основном составе. Меня же не просто так вызвали, я уже играл за «Динамо». Чувствовал какую-то уверенность, понимал, что футболист на моей позиции должен создавать голевые моменты, забивать. Работа, которую я делал, она и принесла результат».

О Забарном в «Челси»

«Я думаю, что это реально. Парень показывает зрелую игру не по годам. Видно, как он прогрессирует. Тот Забарный, которого вызвали первый раз в сборную, и тот Забарный, который сейчас – это абсолютно два разных футболиста. Хотя прошло полгода, если не ошибаюсь.

Видно, что с ним работают. Видно, что парень хочет учиться, воспринимает информацию, которую ему дают. Обучаемый футболист. С таким приятно работать. Все, что тренер ему говорит в сборной, он это все слушает, впитывает и пытается перенести на футбольное поле».

О том, что его называли «бревноленко» и «буратино» на старте карьеры

«Слышать эти фразы было обидно. Было очень тяжело психологически. Ты понимал, что сыграл плохо, и тебя полощут в интернете, везде. Смотришь пресс-конференцию главного тренера, а журналисты задают ему вопросы, почему этот футболист играет. Хотя они, наоборот, должны поддерживать своего украинского молодого футболиста. Играет в основе «Динамо». Зачем это провоцировать? Поэтому я, возможно, так и отношусь к журналистам. Ты не увидишь, чтобы я давал много интервью, ходил по каким-то программам. Осадочек остался.

Конечно, было неприятно. Когда родители сидят и читают эти новости, жена тоже читает это все. Я вижу, что они переживают, но не говорят это мне. Неприятный момент, но это послужило мне стимулом работать и становиться лучше.

Прошел тот период, когда в 19-20 лет полоскали. Я прожил все это, этот опыт помогает мне с этим справиться. Я понимаю, что некоторые люди не разбираются в футболе, некоторым людям, возможно, не нравится мое лицо. Самый большой критик для себя – я сам. Мне не нужно смотреть никакие статистические данные или чтобы мне сказал главный тренер. Я сам прекрасно понимаю, когда я сыграл хорошо, когда я сыграл нормально, а когда – плохо.

Понимал, что три матча на Евро-2016 я сыграл отвратительно. Переживал из-за этого. Плюс огромная критика, которая вылилась на нас. Заслуженная критика. Поэтому не было настроения ехать в отпуск, не хотел ни с кем видеться. Нужно было перезагрузиться, побыть с близкими людьми».

О фразе «Ярмоленко передержали в «Динамо»

«Я не могу говорить – передержали меня или еще можно было остаться. Я выступал за команду, в которой я мечтал играть с детства. Мне было хорошо в Киеве. Люди писали о зоне комфорта, но дело не в этом. Футбол – это бизнес, не все в этой ситуации мог решить я. Есть президент клуба, есть контракт. Понятное дело, что президент хочет получить какие-то деньги. Если президент договорился, то тогда уже дело за футболистом. Были предложения, но президент считал нужным, чтобы Ярмоленко остался в «Динамо». Да, я мог ходить обижаться, забить, не тренироваться, не играть. Есть разные люди, каждый по-разному переживает такую ситуацию. Но я не мог так сделать. Во-первых, я люблю футбол. Во-вторых, я играю в команде, за которую болеют все мои родственники. Они обсуждают все матчи, спрашивают, почему не выиграли. Для меня служило стимулом, чтобы они задавали вопросы только позитивного характера».

Почему в 2015 году продлил контракт с «Динамо» на 5 лет

– Я не хотел оставлять «Динамо» ни с чем. Я мечтал играть ни в «Эвертоне», ни в «Вест Хэме», ни в дортмундской «Боруссии», а в «Динамо». Я хотел сделать все красиво. Если бы Игорь Суркис не продал меня – я бы остался в «Динамо» и профессионально выполнял бы свою работу. Конечно, были недопонимания, обиды, была куча ссор с Игорем Михайловичем и Григорием Михайловичем. Но сейчас мы хорошо общаемся. Я очень благодарен этим людям, потому что они сделали меня тем, кем я есть сейчас. Не вижу смысла враждовать или говорить: «А если бы вы отпустили меня туда или раньше, то, возможно, я что-то бы выиграл». Возможно, я бы ничего не выиграл, возможно, было бы еще хуже. Не вижу смысла рассуждать на тему, поздно или рано я ушел. Как случилось – так случилось. Я абсолютно всем доволен.

– После переподписания контракта ты стал, по моей информации, самым высокооплачиваемым футболистом в истории УПЛ. Зачем было переходить за границу?

– В какой-то момент я перестал расти как футболист. Я мечтал играть в «Динамо», но с возрастом у меня появлялось все больше желания попробовать себя в Европе. Об этом знал президент, об этом знали все. Я говорил об этом в прессе. Когда была такая возможность, я решил, что мне нужно уходить, если я хочу прогрессировать. У нас люди любят считать деньги. Если бы я остался в Киеве, то зарабатывал бы намного больше. В «Боруссии» я пошел на уменьшение зарплаты в два раза, чтобы прогрессировать и почувствовать, что такое европейский футбол. Мне было тяжело уже искать мотивацию. Я понимал, что остановился в прогрессе, что дальше будет только спад. Чтобы прогрессировать, мне нужно было работать и тренироваться с футболистами, которые уровнем немножко повыше, чем в чемпионате Украины.

Что для него деньги

«Для меня деньги – это комфорт моей семьи. Я вырос не в богатой семье: мой отец – строитель, а мать 10 лет работала дворником. Когда я зарабатываю огромные деньги и могу что-то дать родителям, жене и детям – для меня это самый большой кайф. Мне не нужны дорогущие часы. Они у меня есть, но я не кайфую от этого. Когда мне было 20 лет, я относился к машинам по-одному, сейчас – абсолютно по-другому. Да, у меня был Maserati. Это юношеский максимализм, тебе хочется быть лучшим везде. А с возрастом ты понимаешь, что футболисту надо быть лучшим только на футбольном поле.

Да, когда у тебя есть деньги, ты не купишь себе «Жигули». Сейчас у нас в Лондоне с женой одна машина на двоих – Porsche Cayenne. Я больше кайфую, когда сделаю отцу подарок. Или отправлю родителей отдыхать. Кайфую, когда подарю что-то скромненькое жене (не буду говорить, что сумку, потому что она будет этим пользоваться). Сделать все, чтобы мои дети были образованными, чтобы у них было все. Чтобы моя родная сестра ни в чем не нуждалась. Мне кажется, что звездной болезни у меня не было. Близкие сказали бы об этом.

О проблемах с адаптацией в Дортмунде

«Я немножко по-другому представлял себе европейскую жизнь, европейский футбол. В «Динамо», к примеру, когда приходит легионер, к нему привязывают человека. Он помогает снять квартиру, пристроить детей в школу, привозит и забирает с тренировки, показывает город. Когда я приехал в Дортмунд, мне сказали: «Вот гостиница. Первое время будешь жить здесь». Без проблем.

В Киеве я жил в шикарной квартире, а тут – две комнатки по 7-8 квадратных метров. Кухня, на которой кто-то только что доел бутерброд, а его даже не убрали. Но это мелочи. Думал, первую неделю легко проживу там один. Позже я хотел перевезти сюда жену и старшего сына. Думал, что клуб как-то поможет найти жилье и утроить ребенка. Но в клубе сказали заниматься всем этим самим.

Я на английском не разговаривал, только жена. Некоторые люди в Германии могут тебе ответить на английском, но в основном они отвечают на немецком, даже зная английский. В первые месяцы не было людей, которые могли бы тебе помочь в организационных вопросах. Я в Киеве учил английский, занимался, но когда ты переезжаешь в другую страну, то понимаешь, что у людей абсолютно другой менталитет, абсолютно другие шутки. Мне не хватало словарного запаса, чтобы красиво изъясняться. На английском я много чего понимал, но сам сказать не мог. Возможно, стеснялся. Все футболисты знали английский, но в раздевалке общались на немецком. Ты не понимал, о чем люди разговаривают.

В «Динамо» я был капитаном, постоянно приезжал на тренировки с улыбкой, не хотел уезжать с базы, мне было классно и комфортно с пацанами. Ты постоянно общаешься. А здесь люди немножко другие, они больше как на работу приходят. Возможно, они после матчей между собой и общались. Это как легионеры в «Динамо» – мы можем с ними пошутить, но на русском. Он знает 5 слов, и уехал. Не та атмосфера, когда ты можешь выпить с кем-то кофе, пойти на ужин. Я ходил, но это другой менталитет. Нужно прожить там несколько лет, чтобы стать таким, как они. Но я не жаловался, я сам этого хотел. Я получал удовольствие, находясь в кругу семьи, мне не хотелось ночной жизни».

О лишении водительских прав в Германии

«Это было на 3 месяца. Не за пьянку, я превысил скорость. Можно было ехать 50, а я ехал 70. Может, больше, я не помню, но не 200 это было. 70 или 90 я ехал, не помню, не хочу врать.

По украинским правам ты можешь ездить в Германии полгода, пришлось сдавать тесты. Сдавали вместе с женой. Жена каждый день учила вопросы, а я сказал: «Я уже 10 лет вожу машину, я знаю все правила». За день или два почитал вопросы и понял, что ничего не знаю. Не думал, что такие вопросы вообще бывают. Понял, что приплыл. Два дня по часов 7 учил, но ни фига не запомнил. Я экзамен в итоге провалил, а жена сдала. Ее допустили к практике, а меня нет. Сказал, что после отпуска займусь этим вопросом, но перешел в «Вест Хэм».

О правостороннем движении в Англии

«Я сразу сказал, что это нереально. Пару раз меня машина чуть не сбила. Меня приучили: посмотрел налево, посмотрел направо. Я посмотрел налево – никого нет. Сделал шаг, а тут автобус перед лицом проехал. Вот был бы прикол: чудаки подписали футболиста, а его сбил автобус. Я понял, что вообще не могу. Не понимаю, куда ехать, не ориентируюсь.

Но прошло время, я привык и рискнул. Проехал, понял, что 2-3 раза будет запара, но дальше – нормально. Когда приезжаю в Украину, то не парюсь, когда есть машины. Но когда машин нет, то иногда могу запариться. Могу ехать по встречке, мне тяжело, когда машин нет и я еду один. Бывает, кто-то в лоб ко мне подъезжает и крутит у виска. Я потом: «Понял, не по той стороне Андрюха едет».

О переходе в «Вест Хэм»

«Наверное, это было необдуманное решение. Но я не жалею об этом. Это был удар по самолюбию. Летом в «Боруссию» пришел новый тренер, думаю, буду доказывать. Приехал за 3-4 дня до начала сборов. Увиделся до этого с родными, чтобы не отвлекаться. Хотел поработать на базе индивидуально. Звонит мне мой агент и говорит: «В Дортмунде сейчас сын президента «Вест Хэма», он хочет с тобой встретиться».

Отказывать – некрасиво. Я приехал и объяснил, что сейчас в «Боруссию» пришел новый тренер, а я хочу доказать ему свою состоятельность и остаться здесь. Но если главный тренер «Боруссии» скажет, что я ему не нужен, тогда я перехожу к вам. Я не сказал им «нет», мне было интересно поиграть в чемпионате Англии.

Тут он достает бумагу и показывает, что уже разговаривал с президентом «Боруссии» и тот поставил подпись, что сделка состоялась. «Вест Хэму» нужно было только со мной договориться.

Это было все за день до начала сбора. Мне абсолютно никто в Дортмунде не говорит, что ты уходишь. Я сказал: «Все, я перехожу к вам. Не хочу здесь больше находиться». Меня даже никто не спросил, хочу ли я уходить. Президент сам все решил. Меня это разозлило.

Первым мне написал клубный доктор, что завтра на тренировку приезжать не нужно. Не мог поверить в это. Я ведь никогда не видел президента «Вест Хэма», его сына. Не знал, как они выглядят. Думал, может, это какой-то развод. Говорю, пусть хотя бы кто-то из «Боруссии» мне это сообщит. И тут через пять минут пишет доктор. Говорю, нет, кто-то из руководства. Потом меня набрал председатель совета директоров дортмундской «Боруссии» Ханс-Йоахим Ватцке».

О том, сколько раз вспоминал встречу с Карло Анчелотти и возможность перейти в «Баварию»

«Много об этом не думал. Было приятно посидеть и поужинать с таким человеком. Сейчас он «Реал» возглавил. Номер мой знает, пускай пишет. Или в инстаграм».

Гол Ярмоленко Нидерландам – почти точная копия гола Коноплянки Англии

Фото: REUTERS/Peter Dejong

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...