С миру по Нитке
Блог

Осака на «Ролан Гаррос» объявила бойкот медиа – в интересах психического здоровья. Теперь ей грозят дисквалификацией

Война.

Сейчас Наоми Осака – одна из главных спортсменок мира. Она зарабатывает больше всех в истории женского спорта, меняет концепцию сотрудничества атлетов с брендами и при помощи смеси мощных результатов и социального активизма пачками собирает награды.

Но перед «Ролан Гаррос» японка удивила заявлением о том, что по ходу турнира вообще не будет общаться с журналистами. Ее аргументы:

• Пресс-конференции не имеют никакого смысла, потому что там задают одни и те же вопросы.

• Пресс-конференции вредны спортсменам, потому что на них задают вопросы, которые «сеют сомнения».

• Пресс-конференции опасны, потому что журналисты не думают о психическом здоровье спортсменов и иногда доводят их до слез – особенно после поражений.

В дальнейшем она отправила письмо руководству турнира, в котором пояснила свою позицию: «Это 100% не направлено против «Ролан Гаррос» или даже непосредственно представителей прессы. Это выступление против системы, которая заставляет спортсменов общаться с журналистами, когда они страдают от психических проблем».

***

Решение Осаки сразу же вызвало много претензий. Вот примерный список:

1. У Осаки не было, наверное, ни одной пресс-конференции, на которой ее бы жестко о чем-нибудь спрашивали или серьезно ставили под сомнения. Наоборот, журналисты всегда обожали ее смесь застенчивости, открытости, искренности, странного чувства юмора.

Из-за этого ею восхищались задолго до серьезных больших побед. И во многом это помогло ей стать такой гигантской звездой, когда она начала выигрывать. Многие игроки, комментировавшие ее решение, говорили, что без журналистов теннис и теннисисты не были бы так популярны.

2. На бойкот она пошла во время самого сложного для себя отрезка сезона – грунта, на котором результаты у нее намного хуже, чем на харде. И сейчас ей действительно иногда задают чуть-чуть неприятные вопросы в духе «почему у вас не получается на грунте?» или «что нужно сделать, чтобы начало получаться?».

Все это выглядит так, будто ей просто не хочется отвечать на вопросы даже с самой маленькой крошкой критики.

3. В соцсетях уже вспомнили, как на US Open-2019 она разгромила на тот момент 15-летнюю Кори Гауфф, а потом, когда та плакала после матча, уговорила ее вместе дать интервью на корте. Ее аргумент: «Это будет лучше, чем идти в душ и плакать. Расскажи людям, что ты чувствуешь».

Опять же, другие игроки говорили, что общаться с прессой после поражений на самом деле сложно, но это возможность рассказать свою историю, свою точку зрения, объяснить, что на самом деле произошло. И, возможно, показать, что профессиональный теннис – это очень-очень сложно.

4. Хочется того Осаке или нет, но она лицо женского тенниса и одно из лиц женского спорта. Это влечет за собой определенные негласные обязанности. Например, ее кумир Билли Джин Кинг рассказывала, что в 70-х, когда WTA только появилась, она всегда терпеливо отвечала даже на самые глупые и повторяющиеся вопросы журналистов – потому что хотела, чтобы люди в целом лучше понимали теннис, через такие интервью она привлекала новых зрителей.

5. Осака пошла по пути, по которому последние годы идут все гигантские спортивные звезды. Интервью они дают только в условиях полного контроля, когда им надо что-то продать. Например, Осака недавно пообщалась с The New York Times, и основной темой разговора была ее к любовь к салатам – потому что она начала сотрудничать с сетью салатных ресторанов.

Сейчас пресс-конференции для многих журналистов – единственная возможность получить доступ к главным спортивным звездам, единственная возможность получить информацию, а не разработки пиар-служб. И даже на пресс-конференциях модераторы часто защищают игроков от неудобных тем.

6. Многих задела фраза из ее заявления: «Нас часто сажают и задают вопросы, которые уже не раз задавали, или вопросы, которые сеют в нас сомнения. И я не буду тратить время на людей, которые во мне сомневаются». Потому что журналисты не должны быть ее болельщиками, а их вопросы не обязаны быть для нее комфортными.  

7. И многих удивляло то, что она вообще не подумала о японских журналистах, которые специально ради нее приехали в Париж во время пандемии.

***

У сторонников Осаки тоже были аргументы.

1. По правилам игроки обязаны дать пресс-конференцию в течение получаса после матча. После тяжелого поражения это даже жестоко – времени, чтобы немного прийти в себя, просто недостаточно.

Работающие на турнирах журналисты на это ответили, что это правило на самом деле не соблюдается. Если игроку нужно время, чтобы оправиться, ему всегда это время дают, и пресс-конференции иногда проходят через несколько часов после поражения. А если игрок и идет к журналистам сразу с корта, то делает это по своей воле – например, так любит Серена Уильямс.

2. Теннисисты и так дают слишком много пресс-конференций – топы это делают после каждого матча. Из-за такого обилия качество вопросов страдает – они повторяются, или же в попытках придумать что-то новые журналисты спрашивают глупости и гадости.

Кроме того, на крупных турнирах качество общения снижается, поскольку на них аккредитуется много медиа, вообще не следящих за теннисом и не понимающих, что происходит.

С другой стороны, ни один из игроков, опрошенных перед «Ролан Гаррос», в таком духе не рассуждал. Максимум говорили, что пресс-конференции бывают неприятными и тяжелыми после поражений. Но все сошлись во мнении, что это часть работы.

4. Понимающие решение Наоми указывали: из-за того, что качество дискуссии во время пресс-конференций якобы не очень высокое, Осака от них ничего не получает. И ей на самом деле проще и удобнее доносить свои мысли не через медиа, а через каналы, которые она сама контролирует, – свои соцсети.

5. И вообще система пресс-конференций устарела, Осака борется против статуса-кво, и будущие поколения игроков ее будут благодарить.

***

Возможно, Осака на самом деле хотела в сложный для себя момент бросить вызов системе. На US Open-2020 мы уже видели, как ее мотивирует борьба за что-то большее, чем она сама. В этот раз она тоже сформулировала свою претензию в духе борьбы за благо многих – пусть даже и путем личной жертвы в виде штрафов.

Наоми Осака – голос гражданской борьбы. Протестом остановила турнир, на US Open заставила теннис говорить о жертвах полиции и расизма

В письме руководству «Ролан Гаррос» она написала: «Я считаю, что нынешняя система архаична и требует реформирования. После этого турнира я хочу работать с турами и руководящими организациями, чтобы продумать лучший компромисс для ее изменения».

Если Осака действительно хотела получить дополнительный заряд энергии, то в первом круге «Ролан Гаррос» это сработало. Она провела очень хороший и уверенный матч, показывая классный агрессивный теннис в грунтовом духе. После этого журналисты подали запросы на пресс-конференцию, и она отказалась ее давать.

И вскоре после этого теннисные боссы отреагировали. Все четыре «Больших шлема» выпустили совместное заявление – в контексте реакции на действия одного игрока это что-то невиданное. Вот основные положения:

• Психическое здоровье игроков для них очень важно, и они направляют большие ресурсы на то, чтобы его поддерживать.

• Сначала «Ролан Гаррос», а потом и все «Шлемы» писали Осаке и пытались начать диалог – выяснить детали ее претензий и подумать о возможных способах их решения. Она им не ответила.

• Ей напоминали, что общение с журналистами – это обязанность, предусмотренная правилами. «Мы хотим подчеркнуть, что правила направлены на обеспечение равенства игроков – независимо от их положения, мировоззрения или достижений. В спорте нет ничего важнее обеспечения того, чтобы ни у кого из игроков не было нечестного преимущества. К сожалению, оно возникает, когда один игрок отказывается тратить свое время на исполнение обязательств перед медиа, хотя все остальные следуют правилам», – говорится в заявлении.

• В итоге после первой пропущенной конференции Осаку оштрафовали на 15 тысяч долларов. Если она продолжит их бойкотировать, возможны более серьезные санкции: дисквалификация с «Ролан Гаррос», дисквалификация с дальнейших «Шлемов», более серьезные штрафы.

В общем, «Шлемы» по сути объявили Осаке ультиматум.

И завернут он очень благородно, но возникают вопросы и претензии. Если для «Шлемов» так важно равенство, почему на Australian Open у топов были особые условия карантина? Почему им разрешили взять с собой больше членов команд?

Многие болельщики удивляются: если у «Шлемов» такое возмущение вызывает отказ от общения с прессой, почему они вообще никак не реагируют на то, что Александра Зверева и Николоза Басилашвили обвиняют в домашнем насилии?

***

В целом кажется, что в этой ситуации в чем-то неправы все. Возможно, у Осаки действительно были благие намерения, но реализовала она их топорно и как-то непродуманно. И если она на самом деле проигнорировала попытки начать диалог со стороны «Шлемов», то это  вообще непоследовательно – она якобы хочет реформировать систему, но не готова тратить на это время.

Возможно, «Шлемы» правы, говоря о важности равенства. Но нужно ли было реагировать на такую мелочь так жестко, когда в спорте полно других систематических проблем?

Как бы там ни было, теперь главная теннисистка мира воюет с главными турнирами. Осака сделала первый выстрел, а в ответ получила залп из всех орудий. Интересно, что она будет делать дальше.

Фото: globallookpress.com/Rob Prange, AFP7, Yoshio Tsunoda, Panoramic

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные