Блог С миру по Нитке

С US Open снялись 25 человек, а мужчины якобы готовы к бойкоту. В последний раз его устроили в 1973-м

Тогда ATP была профсоюзом.

US Open должен начаться 31 августа, но в медиа и соцсетях уже идут разговоры, можно ли будет его считать полноценным «Большим шлемом». Из-за коронавируса и связанных с ним страхов и ограничений с мужского турнира уже снялись девять человек (плюс Роджер Федерер, у которого травма), а с женского – 16.

Среди отказавшихся уже довольно много топов: прошлогодний чемпион Рафаэль Надаль, первая ракетка мира Эшли Барти, №5 Элина Свитолина, №7 Кики Бертенс, №9 Гаэль Монфис, чемпион-2016 Стэн Вавринка. Судя по всему, в ближайшее время в список войдет двукратная чемпионка «Шлемов» и вторая ракетка мира Симона Халеп. Кроме того, Новак Джокович еще окончательно не решил, поедет ли в Нью-Йорк.

Несмотря на все проблемы, ситуация пока не вышла из-под контроля. С нехваткой топов US Open уже сталкивался – например, в 2017-м у мужчин турнир пропустили финалисты-2016 Вавринка и Джокович, а также Энди Маррей. А самые актуальные для США звезды женского тура – Серена Уильямс, Наоми Осака, Бьянка Андрееску – до сих пор в сетке.

Но до турнира еще три недели, и обстановка может ухудшиться. Главная проблема – не организация самого турнира, а возможный карантин для игроков, которые полетят из США в Европу. Между US Open и перенесенным на конец сентября «Ролан Гаррос» в этом году всего две недели, поэтому времени на карантин у игроков не будет. А желания его проходить – подавно.

В связи с этим испанская Marca уже сообщила, что топ-20 ATP поставила ультиматум: если вопрос не решится благополучно, они бойкотируют US Open. Конечно, теннисные инсайды Marca точными оказывались далеко не всегда, но на неприемлемость карантина указывали некоторые игроки, пока не снявшиеся с турнира. Например, Доминик Тим.

А сейчас прошла информация, что об отмене карантина договориться все же удалось – по крайней мере, для прилетающих в Италию и Австрию.

Угрозы массового бойкота «Шлемов» – вещь не новая. В 1975-м женщинам не понравилось, что US Open перешел с травы на грунт, – и Крис Эверт заявила: «Все девочки согласились, что лучше выступят на другом турнире, чем на грунте». В 2001-м мужчины были готовы массово сниматься с «Уимблдона», потому что он сеял не по рейтингу.

Крис Эверт

Призовые часто были причиной разговоров о бойкоте: например, женщины в борьбе за равенство регулярно обсуждали его еще в 70-х, а потом и во второй половине 1999-го. А мужчины в борьбе за большую долю от прибыли «Шлемов» грозились в 2003-м и 2012-м.

Но мощный и все же состоявшийся бойкот ТБШ в истории тенниса был всего один – на «Уимблдоне»-1973.

Из-за одного игрока с турнира снялись 80

Сейчас имя Николы Пилича, наверное, больше всего известно тем, что через его академию в юности прошел Новак Джокович. Но бойкот 1973-го случился именно из-за хорвата.

В мае он не поехал играть Кубок Дэвиса против Новой Зеландии, а вместо этого отправился на профессиональный турнир в Лас-Вегасе – где ему заплатили за парный матч. 20 мая Федерация тенниса Югославии, которой тогда руководил дядя Пилича, дисквалифицировала его на девять месяцев и запретила играть все турниры под эгидой ITF – в первую очередь «Большие шлемы».

33-летний Пилич оспаривал это решение, и дисквалификацию сократили до месяца, а ее начало перенесли на период после «Ролан Гаррос» – на котором он в итоге дошел до единственного в карьере одиночного финала «Шлема». Но даже сокращенное отстранение не позволило ему выступить на «Уимблдоне».

Никола Пилич

В те времена ATP еще была не одной из главных управляющих организаций в теннисе, а простым профсоюзом игроков, который существовал меньше года. Ассоциацию создали в 1972-м, чтобы защищать интересы мужчин-теннисистов в туре, который после легализации профессиональных турниров (в 1968-м) становился все больше похож на бизнес.

Пилич был членом ATP, которая посчитала, что дисквалификация нарушила его право на свободный труд – ведь, по сути, его наказали за то, что он принял наиболее выгодное с финансовой точки зрения решение. Поэтому ATP решила: если Пилич не играет на «Уимблдоне» (а организаторы не только не приняли его заявку – за полторы недели до старта они даже не пустили его во Всеанглийский клуб потренироваться), то его пропустят все члены ассоциации.

За несколько дней до турнира Пилич пытался оспорить решение уимблдонских организаторов в суде – но тот отказался рассматривать жалобу. В итоге 20 июня, за четыре дня до старта «Уимблдона», ATP объявила о бойкоте, а Пилич с женой уехал домой в Югославию.

Организаторы еще пытались убедить игроков принимать решения индивидуально, но у них ничего не получилось – после четырех часов обсуждений профсоюз и его члены не передумали. С турнира снялись 82 человека, включая 12 из 16 сеяных. В итоге из квалификации в том году в основу попали 32 победителя (а не 16, как обычно) и 50 лакилузеров.

Плюс ко всему, женщины, не входившие в ATP, обсуждали возможность бойкота отдельно – и Билли Джин Кинг говорила, что это отличная возможность добиться равных призовых. Но в итоге все топы женского тура на «Уимблдоне» выступили, а Кинг победила в трех разрядах, чего после нее не делал больше никто.

Три человека, входящих в ATP, не поддержали решение о бойкоте и сыграли на «Уимблдоне». Самым именитым из них был Илие Настасе, в итоге ставший первым сеяным. Он утверждал, что не мог отказаться, потому что был действующим капитаном румынской армии и получил приказ выступить в Лондоне. Есть версия, что в четвертом круге он проиграл специально – на более ранних этапах это было бы подозрительно, а участвовать в турнире он якобы не хотел. Настасе эту догадку не комментировал.

Илие Настасе

Еще в Лондоне сыграли многие игроки, не входившие в ATP – например, молодые Джимми Коннорс и Бьорн Борг. А титул разыграли игроки из коммунистических стран: чехословак Ян Кодеш (до этого дважды победивший на «Ролан Гаррос») и грузинский теннисист Александр Метревели. Оба потом рассказывали, что на них, как и на Настасе, давило руководство федераций.

Кодеш в итоге выиграл главный титул в карьере. Метревели потом вспоминал: «Вообще до этого я его почти всегда обыгрывал. Но все матчи были пятисетовыми. В принципе мы играли на равных. А опыта участия в таких больших матчах у него было куда больше. Он же, в отличие от советских спортсменов, ездил на все турниры. Дважды к тому времени выиграл «Ролан Гаррос», выступал в финале US Open. Умение играть именно в финалах уже тогда ценилось высоко. Вот он меня и обыграл в тот единственный раз, когда ему действительно было очень надо».

Кодеш и Метревели на «Уимблдоне»-1973

Несмотря на отсутствие главных звезд, «Уимблдон» в том году получился очень успешным. На него пришли 300 тысяч человек, и на тот момент только один турнир с момента основания прошел с большей посещаемостью. Рассказывали, что перед последним днем турнира 300 человек разбили лагерь на мокрой от проливного субботнего  дождя земле, чтобы попасть на стоячие места, тогда еще существовавшие на Центральном корте.

Спустя 17 лет ATP превратилась из профсоюза в организатора. И теперь игроки хотят новый профсоюз

Некоторые современные осмысления случившегося в 1973-м получаются уж очень пафосными. Например, Стив Тиньор из Tennis.com в 2015-м писал: «С тех пор власть была у игроков. Мир отходил от старых идеалов национализма и службы в сторону индивидуального выбора. Весной 1973-го президент Никсон отменил обязательный призыв в армию США, а через месяц Дело Пилича сделало то же в теннисе. Национальные федерации больше не могли заставить своих игроков служить».

Возможно, национальные федерации уже и не могли, но до свободы личного выбора было еще далеко. Например, в 1974-м не участвовавший в бойкоте «Уимблдона» Джимми Коннорс выиграл три «Больших шлема», а на «Ролан Гаррос» его не пустили, потому что он играл в лиге World Team Tennis.

Джимми Коннорс

В 70-х и 80-х параллельно существовали несколько разных туров, но самым насыщенным и основным считался Grand Prix. К концу 80-х игроки стали им очень недовольны: сезон слишком длинный, заработки слишком низкие, при принятии решений важнее интересы турниров, а не игроков.

Поэтому в 1988-м ATP, уже имевшая опыт успешной борьбы с тогдашними боссами тенниса (после дела Пилича к их требованиям действительно стали прислушиваться, а еще добавили их представителей в руководство ITF), решила запустить собственный тур. Это случилось в 1990-м, и ассоциация начала превращение из профсоюза в организатора. Ее боссы и сторонники, среди которых были все игроки топ-25, брали пример с гольфа и PGA-тура, который контролировал все от проведения турниров до маркетинга.

Сейчас (по крайней мере, до коронавируса) ATP-тур очень успешен и бьет рекорды посещаемости, призовых, подписывает мощные спонсорские и партнерские соглашения. Но у некоторых игроков к нему появляются те же претензии, которые 30 лет назад предъявляли Grand Prix. Например, из-за предполагаемого потакания турнирам в прошлом году уволили директора ATP Криса Кермода и начали думать над новой структурой управления.

А еще игроки все чаще говорят о необходимости профсоюза. И боссы их бывшего профсоюза убеждают, что организовать его невозможно.

Фото: Gettyimages.ru/Clive Brunskill, Keystone/Hulton Archive, George W. Hales/Fox Photos, Central Press, Frank Tewkesbury/Evening Standard; East News/AP Photo/Dave Pickof

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья