Апельсинова кава
Блог

«Лобановский говорил, что надо быть сильнее. Нас любой судья бомбил». Протасов – о матче с Бельгией и переходе в «Динамо»

35 лет скандальному матчу сборной СССР на ЧМ-1986.

 

Сегодня ровно 35 лет со дня того самого матча сборной СССР против Бельгии на ЧМ-1986. Суперкоманду Валерия Лобановского считали едва ли не главным фаворитом турнира в жаркой Мексике. Но в 1/8 финала советская сборная проиграла Бельгии со счетом 3:4 в овертайме.

У Лобановского в 1986-м была суперсборная

В прессе горячо обсуждалось, что якобы голам бельгийцев помог испанский ассистент арбитра Санчес, который не увидел два офсайда. Главным в поле тогда был швед Эрик Фредрикссон. Санчеса даже отстранили от работы на чемпионате мира, но исход поединка СССР – Бельгия изменить было уже невозможно.

Результат того матча Лобановский не мог понять и принять до конца жизни. Из-за жары и на фоне неожиданного поражения у Валерия Васильевича сразу после матча начались проблемы с давлением и сердцем. Тренера даже пришлось откачивать в раздевалке.

С этого матча и работы Лобановского со сборными в целом и начинается документальный аудиосериал «Маятник» от MEGOGO. Одним из его героев стал непосредственный участник ЧМ-1986, игрок сборной СССР и один из лучших нападающих советского футбола Олег Протасов.

«Эта жара в Мексике на всю жизнь мне запомнилась»

Протасов поехал в Мексику, но на чемпионате мира сыграл только в матче против Канады. Но тот турнир он запомнил на всю жизнь.

«Забил 5 голов в отборочном турнире и помог команде попасть на чемпионат мира. Но это все на уколах у меня было, что и сказалось потом. Я этот сезон дотянул, а потом лег на какие-то там процедуры. Даже не операция, но куча уколов была. Так пытались меня спасти. Так как сегодня паховые кольца называют, что-то такое было с приводящими.

Меня Лобановский взял туда в надежде, что помогу. Но больше в благодарность. Потому что я не был на 100% готов. Поэтому я там вышел на один только тайм с Канадой. И то я уходил еще 0:0 было. А потом выскочили те ребята, которые в форме, и решили вопрос – 2:0. А я со скамейки наблюдал.

Мы больше услышали, что нас засудили чуть позже. Там же не было, как сейчас – открыл мобильный и посмотрел момент. Мы потом только эти полумоменты и моменты смотрели, что действительно там на грани все было. А так у нас информации не было. Судья свистнул, а откуда мы могли видеть был там офсайд или не был?

Мы были убитые после матча, домой надо было собираться. И был шок именно от проигрыша. Тот момент про судейство, не помню, чтобы мы прямо чувствовали. А потом когда ты читаешь, смотришь, слушаешь, что судьишка мог бы и по-другому повестись. Тогда уже приходит вот это осознание того, что все могло быть иначе. Лобановский говорил, что надо быть сильнее. Нас не любили, что тут скрывать. Это была аксиома. Нас любой судья бомбил.

Команда действительно была в хорошей форме – просто летала. Но было действительно жарко. Эта жара на всю жизнь мне запомнилась. Я на лавке умирал и думал, как они на поле бедные бегают. Это единственный чемпионат мира, когда бросали на поле лед, завернутый в целлофан. Футболисты подымали этот кулечек, разрывали его, мазали лицо льдом. Это в 12 дня из-за Европы были матчи, а ночью ливни шли, испарение такое фантастическое. Это была пытка.

Но команда бежала, играла. Не могу сказать, что мы чувствовали себя прям фаворитами. От матча к матчу шли».

«За один день прочитали присягу с автоматом в руках и поехали тренироваться»

Анатолий Демьяненко, Геннадий Литовченко и Олег Протасов

Через два года после чемпионата мира в Мексике Протасов вместе с Геннадием Литовченко перешел с «Днепра» в «Динамо». Этот переход до сих пор считают самым скандальным в истории клубов, а Лобановский как раз в сборной намекал игрокам на переезд в Киев.  

«Мы вместе играли в сборной СССР и, конечно же, интересовали Валерия Васильевича. Не могу сказать, что он прямо два года мечтал, как бы нас переманить в «Динамо», извините за выражение. Но в последний год у него точно в планах было, чтобы мы вместе работали. Он с нами тоже проводил такие беседы индивидуальные. Мол вы же понимаете, что тренировочный процесс в Киеве одинаковый, как и в сборной, поэтому стоило бы ко мне сюда переехать.

Но мы амбициозные молодые люди, которые тоже мечтали. Мы провели хорошую работу в «Днепре» и считали, что заслуживаем на повышение. Нам интересно было уже попасть в топ-клуб и хотелось себя проверить. Мы уже дружили со всеми ребятами и знали, что Лобановский нас видит в своей команде.

Но нам не просто было из «Днепра» уйти. Надо было тоже инициативу какую-то проявить. Помогло то, что надо было служить в армии. А в «Динамо» мы как бы поступили на службу. Буквально за один день прочитали присягу с автоматом в руках и поехали тренироваться. Так служили раньше футболисты, особенно сборники.

Думаю, в Киеве также было движение каких-то органов и, конечно же, на контакте были руководство городов и завода ЮМЗ. Нас особо не беспокоили, но мы уже в команде сказали в какой-то момент, что хотим уйти. После этого были особые приключения. Прокуратура пугала – кому вы машину продали, а за сколько.

Машины тогда футболистам давали именно как подъемные вместо какой-то суммы денег. И футболисты их перепродавали за большую сумму. Тогда было принято в СССР такое. Не хотели нас отпускать конечно. В идеале они хотели, чтобы мы остались. Но жизнь пошла своим чередом и уже созрел этот переход. Все понимали, что если ты хочешь играть в «Динамо» и тебя «Динамо» хочет, то сам бог велел туда пойти.

Интересный факт – когда ребятам сказали, что «Днепр» развалится теперь, ведь ушли два лидера, они так собрались, что стали чемпионами СССР еще раз без нас. Они доказали всем, что два человека – это не вся команда.

Я должен это обязательно сказать. Мне повезло, что Лобановский увидел во мне игрока. Из многих. У нас страна на таланты богата. Я подходил под его футбол, а его футбол, наверное, подходил мне. И так мы друг друга нашли. Сколько нам пришлось работать вместе, так мы получали удовольствие от сотрудничества».

«Мы с Райкардом признали тот матч самым сложным в нашей карьере»

В том же 1988 году сборная СССР Лобановского и Протасова играла в финале Евро, где уступила Нидерландам – 0:2.

«Мы заслуженно в финале играли. Но где-то в тот день они на один клик чуть получше нас были, как команда. Я не хотел с ними в финале играть. Мы же первую игру сыграли в группе с Нидерландами, выиграли 1:0, но я почувствовал мощь этой команды.

Мы там с Райкардом топтались, так друг друга замотали, что он, что я. Мы с ним потом встречались и признали тот матч самым сложным в нашей карьере по отдаче. Я вообще не мог ни спать, ни есть, ни ходить, ни плавать – ничего после игры. Больше такого матча у меня не было.

В финале у нас могли быть какие-то шансы, забей мы пенальти еще за 12 минут до конца. Играл бы Кузнецов, которого умышленно быстренько вывели в полуфинале за счет желтой карточки, чтобы он в финале не играл. Потому что бельгиец судит, а Нидерланды в финале. Бенилюкс никто не отменял».

«Игроки «Спартака» с открытым ртом слушали Лобановского»

Протасов с большой теплотой и уважением вспоминает свою работу с Лобановским. И даже поделился одним забавным случаем.

«Он на всех нас повлиял, сильно в нас вошел, вьелся, впитался этот стиль Лобановского. Некоторые до сих пор то же самое делают на тренировках, поверьте мне. Некоторые чуть отошли в сторону. Это ж у каждого свой выбор. Но его влияние огромное.

Просто вот эта заезженная фраза – «конспекты Лобановского», это уже такое действительно клише. Хотите, можно так это называть. Но у нас же нет «конспектов Лобановского». У нас если кто-то что-то и записывал, то все равно жизнь уже идет своим чередом, не стоит на месте. И футбол поменялся.

В сборной его тоже все уважали – там такой авторитет. Хидиятуллин, Дасаев, Черенков, Родионов – им честь была, что Лобановский их выбрал из спартаковского стиля под свой стиль. Они с открытым ртом его слушали. Был всегда очень хороший коллектив.

Почти все, что забавное с Лобановским, не для прессы. Как-то мы сели пивка попить в бане на базе. Стук в дверь, мы такие веселые, говорим: «Кто там?». А он отвечает: «Лобановский Валерий Васильевич». И мы все охренели, он же не должен был нас там видеть. Мы открыли, действительно стоит. Но ничего там страшного не было.

Он и в этом плане был человеком. Он понимал, что мы все люди, и он, наверное, знал, что от нас очень много требует. Мы почему лишний раз на это пиво вырывались? Потому что нам все время нельзя. И когда чуть свободы появляется, ты можешь чуть-чуть себе позволить расслабиться.

Лобановский расслаблялся и шутил только при ближайших помощниках. С нами он такой застегнутый на молнию доверху был. Свой стиль у него был. С него улыбку тоже выжать было сложновато. Он даже когда смеялся, то пытался сдерживаться. Не показывал, что он смеется».

Послушать аудиосериал «Маятник» можно бесплатно в разделе «Аудио» приложения MEGOGO на смартфонах на базе iOS и Android, в автомобилях с аудиосистемой Android Auto и Apple CarPlay. Также проект доступен на Smart TV (раздел «Сериалы») и веб-версии MEGOGO по ссылке.

«Заховались в кінотеатр від фанатів, а там іде порнофільм». Топові історії про Лобановського від Валентина Щербачова

Фото: Getty Images.ru/Paul Popper/Popperfoto, Чемпионат1927.kiev.ua

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...