Блог Апельсинова кава

«Смешно, когда слышу о попытках создать украинский суперкар». Украинец стал крутым дизайнером в «Макларене»

Большой разговор с Максимом Шкиндером.

В 22 года украинцу Максиму Шкиндеру удалось поступить на бесплатное обучение в престижную школу дизайна в Турине. Он провел там два года:

«Моими учителями были дизайнеры «Феррари», «Мазерати», «Альфа Ромео». Один преподаватель на экзамене пошутил, что у меня все сложится, если не увлекусь наркотиками или не влюблюсь».

Еще во время учебы в Италии получил предложение о стажировке в «Мерседес» и работе в «Шкода». Выбрал чехов, был там самым юным дизайнером. Участвовал в разработке автомобиля «Skoda Superb».

В 27 лет Максим отказался от предложения работы в «Ленд Ровер» ради контракта в «Макларене». Уже шестой год живет и работает в Лондоне.

Суперкары «Макларена», над которыми работал Максим Шкиндер:

«McLaren Senna» 

«McLaren 600LT» 

«McLaren 720S GT3» 

– Над чем вы сейчас работаете?

– Не могу сказать, ведь это корпоративная конфиденциальность. Если проекты, их названия или концепция где-то публикуются, то у этого есть последствия.

Но в целом это следующее поколение одной из существующих моделей. Она выйдет в 2021 году. Работаю непосредственно над экстерьером (внешний вид автомобиля). В прошлом мне доводилось быть дизайнером интерьеров автомобилей.

В том числе суперкара «McLaren Senna» (назван в честь Айртона Сенны). Эта модель недавно вышла. Я был автором идеи внутреннего пространства автомобиля.

Работа очень увлекательная, хотя напрямую связана с большими стрессами. Но у этого есть вознаграждающее чувство, когда ты видишь свой проект или его частичку, через 2-3 года на дорогах, то понимаешь ради чего все это было. 

Ты видишь, как будет выглядеть компания и в целом автопром через 10-20 лет, потому что вы работаете над проектами будущих поколений. Когда ты выходишь на улицу, то как будто попадаешь в прошлое. Тебя сложно удивить. Ты настолько привык видеть то, что будет через 10 лет, и забываешь, что другие люди об этом еще не догадываться. Даже только вышедшие модели для тебя уже достаточно старые, ведь ты их видел еще 3-4 года назад, когда они только рисовались. А люди как раз восхищаются ими в салонах.

«Около 85% решения покупки автомобиля принимается на основе дизайна»

– Что главное в работе дизайнера – красота или функциональность автомобиля?

– Как дизайнер я должен очень хорошо понимать и разбираться во внешних характеристиках. Вещи должны быть актуальными, продаваться не только в момент выхода, но и в течение 5 лет после того, как этот дизайн будет утвержден и произведен. Тренды меняются. Если дизайн со временем теряет свою актуальность, то это сказывается на продаваемости. 

Индустриальный дизайн, архитектура, ландшафтный дизайн на каком-то уровне влияют и дополняют друг друга. Человек, который покупает «Макларен», одевается иначе от меня или от вас, живет и посещает места, которые строились не Укрбудом. Это все должно гармонично выглядеть, тебе надо понимать, что происходит в одной, второй и третьей сфере.

Я не могу одинаково хорошо разбираться в инженерии, аеродинамике или в каких-то функциональных вещах. Для этого у нас есть специалисты, с помощью которых мы вместе выполняем командную работу. И находим середину, где дизайн максимально соответствует функционалу, а функционал максимально подчеркивает эстетические свойства.

Есть негласная статистика, что около 85% решения покупки автомобиля принимается на основе дизайна.

Но если делать дизайн ради дизайна, то будет много лишних вещей. Это мишура, когда автомобиль напичкан нефункциональными вещами, которые просто выглядят симпатично. В «Макларене» мы не можем себе позволить делать вещи, которые не несут идеи или функции. В автомобиле просчитывается все, а счет идет на миллиметры и на граммы. Если спорткар длинее или короче, чем нужно, то это уже влияет на его динамические характеристики. 

«Люди собирают машину вручную. День делится на три смены»

– Как происходит процесс рождения автомобиля в «Макларене»?

– Все начинается с идеи продукта – какую нишу проект должен занимать в будущем, в цене, в какой категории автомобиль будет торговаться. Спорткары делятся на несколько категорий, начиная от развесовки двигателя, и заканчивая классом автомобиля. В «Макларене» есть три основные серии: спорт – более бюджетные версии, суперсерия – более дорогие и совсем эксклюзивные в лимитированном количестве. Ценник там начинается практически от миллиона фунтов на каждую машину.

Затем следует стадия Design and Development, когда ведется непосредственная разработка автомобиля и проектирования. Этот период может длиться 2-2,5 года, после чего начинается производство.

Изготавливаем основные компоненты – шасси и карбоновый кокпит. Но отдельные детали – зеркала, сидения, стекла, ручки и другие вещи, которые производят наши подрядчики по всему миру. Когда нам доставляют все эти компоненты, сделанные по нашей спецификации, требованиям, условиям и стандартам, тогда уже начинается сборка на территории Технологического центра.

Есть монтажные линии, где люди собирают машину вручную. День делится на три смены. Недавно подключили ночную смену, ведь объемы производства выросли от 2-3 тысяч до 5 тысяч автомобилей в год. И это при условии, что у нас ручная сборка и абсолютно лимитированные автомобили.

Недавно была премьера фильма «Форсаж: Хоббс и Шоу». В ленте засветилась одна из наших моделей «McLaren 720S». А часть съемок проводилась непосредственно в Технологическом центре. В фильме снимаются Дуэйн Джонсон и Джейсон Стейтем, с которым я однажды пересекся на премьере фильма «Неудержимые».

Актер Джейсон Стейтем и «McLaren 600LT» 

– С кем из известных людей еще доводилось встречаться?

– Где-то месяц назад приезжал Дэвид Бекхэм со своим другом и режиссером Гаем Ричи. До этого прилетал принц Уильям со своей женой. Королевская семья нас часто навещает, потому что «Макларен» – это гордость страны. Королева Елизавета II в 2004 году присутствовала на открытии Технологического центра.

Роуэн Аткинсон – большой фанат и друг бренда «Макларен». Он авторитет и автомобильный специалист. Многие ориентируются на его мнение.

Племянник Айртона Сенны Бруно – один из наших амбассадоров. Однажды мы пересеклись на одном из ивентов, где рассказывали о наших автомобилях. Подумал, что как-то не по-украински улететь и даже не скупаться в басейне отеля. А за завтраком ко мне подошел Сенна. Мы завели диалог, поговорили о работе и личном. Вспомнили бывших.  

Максим Шкиндер и Бруно Сенна

– Занимаетесь ли вы дизайном болидов для Формулы-?

– Нет. Мы одна большая компания, но это два разных бизнеса – «McLaren Racing» (Формула-1) и «McLaren Automotive» (автомобили для дорог общего пользования). Мы находимся под одной крышей, видим друг друга, но это два разных коллектива и два разных директора.

Студия в которой я работаю, настолько конфиденциальная, что у сотрудников, которые проработали в компании 10-15 лет, нет туда доступа. И не каждый из них бывал там хотя бы раз.

Попал в «Макларен» в начале 2014 года. Тогда я понятия не имел, кто из пилотов выступал за нашу команду, и не интересовался Формулой-1. А в период правления исполнительного директора Рона Денниса у нас был очень строгий дресс-код. Он был большим педантом и требовал, чтобы люди соответствовали определенным стандартам в плане внешнего вида. Мы все были в формальной одежде – рубашки, пиджаки, костюмы.

И тут заходит в ресторан кто-то в кроссовках и джинсах. По реакции людей и по энергетике, которая резко взорвалась в нашем ресторане, я понимаю, что это известный человек уровня Джорджа Клуни или Брэда Питта. Мне становится очень неудобно и стыдно, потому что я, похоже, единственный, кто не понимает, что происходит. Наклоняюсь к коллеге, скромно и тихо, чтобы никто не услышал, спрашиваю, кто этот человек.

Мне отвечают: «Это же Дженсон Баттон». Но я и в этот момент не понимаю, кто это такой. Говорю: «Отлично, но кто такой Дженсон Баттон?». Потом я узнал, что он один из наших пилотов наряду с Кевином Магнуссеном. После этого я не раз с ним встречался. Даже попал на Гран-при Великобритании. Это был один из его последних заездов.

Баттон пришел в паддок и делился впечатлениями о гонке. Меня очень сильно удивило, насколько он был скромен и сдержан. Он 15 минут из 20 говорил, какой классный гонщик и хороший друг Льюис Хэмилтон. Дженсон мог рассказать о себе и своих успехах, но отдавал должное коллеге.

С того дня я продолжал неоднократно видеть его в стенах Технологического центра «Макларена». Баттон просто приходил, садился в ресторане, кушал за одним столом с сотрудниками и рассказывал какие-то истории. 

Фернандо Алонсо видел дважды за три его сезона в «Макларене». Он больше держался в стороне. Тоже самое касается наших молодых гонщиков (Карлос Сайнс и Ландо Норрис). Сейчас «Макларен» пытается совершить чудо и вернуть себе былую славу. У ребят это успешно получается, но я их пока не видел.

«Когда «Макларен» будет в лидирующей тройке, тогда я буду очень большим фанатом»

– В Технологическом центре как-то отображается, что в этот уик-энд проходит гонка?

– Раньше были голосовые оповещения в виде хайлайтов, когда проходил удачный обгон или наши гонщики врывались на новое место. Тогда на все здание включалась прямая трансляция, чтобы поделиться с сотрудниками. Это касается пятницы, когда на Гран-при проходят свободные практики. Суббота и воскресенье – выходные дни.

Также в пятницу нам готовят блюда той страны, где проходит гонка. Меня до слез растрогало, когда во время Гран-при Сочи в ресторане подавали chicken kyiv. Подумал, черт возьми, где бы я еще попробовал котлету по-киевски. Легко догадаться, чем я в этот день обедал. Даже с любопытством пытался рассмотреть, у кого еще в тарелке лежит котлета по-киевски.

– Насколько вы сейчас фанат Формулы-1?

– Время от времени бываю на гонках. В этом году опять посетил Сильверстоун. Но, к сожалению, не слежу за Формулой-1. Мне хватает своей работы и увлечений. Когда «Макларен» будет в лидирующей тройке, тогда я буду очень большим фанатом.

Точно также я слежу за украинским футболом. Когда идут крупные турниры, тогда я становлюсь самым большим фанатом. Но очень активно стараюсь следить за украинским боксом. У нас с друзьями даже есть группа, где мы переписываемся и комментируем бои. Смотрю прямые трансляции поединков Гвоздика, Усика и Ломаченко. Мой коллега-аргентинец активно следит за Василием.

Красиво получилось, что это все вышло в нахлест. Не было пробела после ухода братьев Кличко. Сразу подросло молодое поколение. Сейчас нам есть кем гордиться. Бокс, как и футбол, родился в Британии. Британцы тоже с восхищением следят за многими украинскими боксерами. Они долго радовались, когда Энтони Джошуа победил Владимира Кличко.

Работа дизайнера в автомобильной компании очень сильно похожа на спорт. Здесь есть конкуренция в виде коллег по цеху. Вы в постоянном соревновании идей и проектов. Эскизы победителей воплощаются в жизнь, а трофеи – это суперкары.

«Люди еще не научились ездить на дорогах. Как их всех пустить в воздух?»

– Давайте пофантазируем. Как будут выглядеть автомобили будущего?

– Рано или поздно автомобили будут летать. Уже есть много концептов и разработок компаний, которые работают над летающими такси. Но я не вижу большого смысла в таких автомобилях для личного пользования.

У нас на дорогах не все хорошо. Люди еще не научились там ездить. Как их всех пустить в воздух, где пространство переходит в трехмерную координацию. На дорогах есть прямо, лево и право, а в воздухе еще добавляется верх и низ. Представьте, какая мухобойка начнется.

Пока я не верю в такие масштабы. Но могут появляться компании, которые будут предоставлять услуги частных перевозок, у которых будут лицензионные водители-пилоты. В ближайшие 5-10 лет это будет потихоньку выходить в масс-маркет.

Рисунок Максима Шкиндера

– А как бы выглядел национальный украинский автомобиль, учитывая наши дороги и стиль вождения?

– А украинский автопром есть? Возможно, он был или будет. Не хочу прозвучать, как не патриот. Я – патриот, несмотря на то, что живу и работаю в Британии. Очень часто прилетаю домой. У меня родители, сестренка, племянник, девушка в Украине.

Есть специалисты и мировые примеры, как эти вещи приводят в порядок. У нас есть даже базовые мощностя. Но это не используется должным образом. За 10 лет моей карьеры автомобильного дизайнера ни разу никто не обращался ко мне на уровне государства за советом или мнением. Надеюсь, когда-нибудь мне позвонит господин Зеленский, пригласит на личную встречу. Можете так и написать.

Были какие-то частные попытки или стартапы. Люди обращались за помощью – помоги, подскажи или нарисуй. Но здесь благотворительность тоже заканчивается.

Когда я слышу о попытках создать украинский суперкар, то это вообще вызывает смех. Это детская наивность или мечта какого-то олигарха, который хочет пошуметь или похвастаться своей жене. Элементарно, по каким дорогам ездить? Также у нас нет истории и авторитета в этой отрасли, ниш, необходимости. У нас вообще ничего нет, что могло бы ассоциироваться с украинским суперкаром. 

Сейчас такой тренд появился среди олигархов. В Дубаях частные компании пытаются что-то строить. Был нашумевший польский суперкар. В Словении, Словакии, Чехии тоже появились маленькие нишевые компании. Они построили одну машину, отвезли на автосалон, об этом написали мировые СМИ, а потом все. На этом лавочка закрылась. Есть яркий пример русской «Маруси» Николая Фоменко. Но ничем хорошим это не закончилось. 

– У вас есть свой влог на YouTube «Гонщик». Делаете акцент именно на разбор дизайна автомобилей?

– По-разному. Этот влог – достаточно экспериментальный для меня проект. Я не хотел делать акцент на цифрах, литрах или на каких-то других измерениях. Рассказывать детально технические истории – это не мое. Такого много. Мне хотелось сделать что-то в формате lifestyle, где я мог пошутить и рассказать о машинах.

Я оттачивал формат, пытался реагировать на то, что комментировали зрители в YouTube. Меня просили говорить больше о дизайне, чем показывать мои прогулки и вылазки по автомобильным музеям. 

Выпусков было не так много. Идея, чтобы все было легко и не напряжно. Человек не обязательно должен разбираться в автомобилях, чтобы смотреть влог. Выпуски длятся от 5 до 10 минут. Можно посмотреть во время перерыва на кофе или на обед. Не надо зацикливаться на целый час.

Мне нравится процесс съемки, монтажа, формирования истории и развитие сюжета. Идеи есть, но они не всегда применимы непосредственно на основной работе. Это эксперимент над собой. Я люблю вызовы, люблю ставить себя в какую-то неудобную ситуацию, пробовать получить из нее максимум результата. 

«Когда прихожу домой уставший, то могу достать кисть и начать писать маслом»

– На вашей странице в инстаграме очень красивые рисунки. Это еще одно увлечение?

– Там три основных направления – живопись, рисунки, связаны с рабочими буднями, и графика в виде женских портретов – графических или карандашных.  

Сейчас больше живописи. Мне это близко и интересно. Обнаружил, что в Лондоне большинство государственных галерей бесплатные для посетителей. Вы можете приходить и наблюдать шедевры мировых авторов абсолютно for free.

В школе и на студиях мы изучали живопись, историю искусств, академический рисунок и портрет. У меня все с этого начиналось. Это потом я перерос в промышленного, а потом и в автомобильного дизайнера. Но когда прихожу домой уставший или хочу отвлечься, то это не обязательно поход в какой-то бар или кино. Могу просто достать кисть и начать писать маслом.

– Откуда у вас такой хороший английский?

– Общался на этом языке в Чехии, когда работал в «Шкоде». До этого учился в Италии, а там курс был на английском. Должен сказать, что в школе не учил язык, и в институте я его тоже проспал.

До последнего не понимал, где я буду работать и чем заниматься. Пока не пришлось, английский не учил. Потом уже впопыхах начал заниматься языком. Сейчас каждый день работаю в коллективе с британцами, а это дает свой результат.

«Первые полгода не мог привыкнуть к английскому юмору»

– Уже научились понимать английский юмор?

– Однажды пошел с девушкой-британкой на комедийный стендап. Я вообще ни черта не понял. А весь зал смеется. И дело даже не в языке. Просто не понимал, почему это смешно. Их юмор, в большинстве случаев, строится на политических, экономических или культурных референсах. Они шутят о конкретных ситуациях в стране, которые случились или могут случиться, о политиках, деятелях культуры.

Чтобы смеяться над этим юмором, нужно здесь вырасти. Он очень сдержанный, такой микро-юмор. Например, «Я споткнулся и упал напротив всей толпы, но, по крайней мере, я себя не опозорил». Такая сухая штуковина, которая в нашем переводе вообще не вызывает большого смеха. Но это очень яркий пример.

Они очень много шутят над собой, своей неуклюжестью, не боятся показаться глупыми или необразованными. Для меня это крутой показатель, ведь они не закомплексованы. У нас немного другой менталитет. Молодое поколение уже более уверено в себе, но раньше такого не было. Если ты где-то опростоволосился, то будешь это скрывать всеми силами. В Англии над этим просто посмеются.

Первые полгода не мог к этому привыкнуть. Они могли очень жестко пошутить над тобой или поставить в неловкую ситуацию. Сначала воспринимал это с обидой. Мне казалось, что меня не принимают. Но со временем понял, что это чуть ли не высший комплимент и показатель, что к тебе хорошо относятся. Над кем еще можно посмеяться, как не над хорошим другом.

«Думали, что мне пришлось бежать из-за смены власти и конфликта с Россией. Но просто так совпало»

– Как украинца воспринимали в британской компании?

– Начал работать в «Макларене» в марте 2014 года. Но сначала приехал в Киев из Чехии, чтобы оформить документы. 18 февраля иду в визовый центр Великобритании, а в это время Майдан горит, происходит расстрел Небесной сотни. Это был сложный момент, с которым мне пришлось смириться. Я вышел на Майдане, смотрю, как люди бегают с носилками, носят воду и так далее, а я в пиджаке и белой рубашке иду в посольство.

В контексте я понимаю, что пока люди спасают страну, я пытаюсь с нее уехать. У меня был внутренний конфликт. В этот момент мне хотелось все оставить и пойти на Майдан помогать. С другой стороны, я понимал, что у меня не было необходимых скиллов. Но это уже личное.

В компании меня воспринимали в контексте того, что происходило в стране. В первое время думали, что мне пришлось бежать из-за смены власти и конфликта с Россией. Но просто так совпало. Я начинал вести диалог с «Маклареном» задолго до 2014 года. Где-то год ушел на все бумажные формальности, оформление визы и так далее. Даже сама дата визита в визовый центр была назначена за полгода до всех событий, когда я еще жил в Чехии и работал в «Шкоде». А 18 февраля происходит эта беда.

– Андрей Ярмоленко рассказывал, что игроки и тренер «Вест Хэма» спрашивали его о войне и Зеленском. Сейчас ваши коллеги следят за событиями в Украине?

– Да, следят. Их забавляет сам факт, что комик стал президентом. Здесь активно раскручивалась история, что он стратегически и заблаговременно снимал сериал о себе («Слуга народа»). Это такой нестандартный расклад. Но британцы не спешат с выводами. Шумиха с Трампом напомнила им о нас и о Зеленском как о президенте. К слову, когда-то в Лондон приезжал «95-й квартал». Я даже попал на их выступление.

Вот Трампа здесь просто ненавидят, смеются, издеваются. Его не понимают, как политического деятеля и публичную фигуру. К Зеленскому пока нет такой открытой неприязни или нелюбви. У британцев сейчас и своих хлопот хватает. В конце октября грядет Brexit. Они тоже люди неглупые. Им нет большого смысла высмеивать кого-то, не замечая своих собственных проблем.

«Самая амбициозная детская мечта – создать автомобиль и на нем же ездить»

– Говорят, сапожник без сапог. На чем ездит дизайнер суперкаров «Макларена»?

– У меня сейчас нет автомобиля. Несколько месяцев назад я продал свою машину – ездил на двухместном BMW Z4 Roadster. С этой машиной у меня связано очень много сантиментов. Когда я был студентом, то впервые увидел эту машину на дорогах Киева, влюбился и с тех пор грезил этой моделью. Уже в Англии при первом удобном случае приобрел этот автомобиль. 

– На чем вы сейчас перемещаетесь?

– У нас есть корпоративный транспорт – нас привозят и отвозят. Сейчас довольствуюсь этим.

– О какой машине мечтаете теперь?

– Было бы неплохо приобрести одну из тех машин, которые я нарисовал. Это самая амбициозная детская мечта – создать автомобиль и на нем же ездить. Когда-то пообещал отцу, что подарю ему на большой юбилей машину, которую сам нарисовал. Пока такой возможности не было. Ждем либо юбилея, либо средств.

Денис Адлейба: «Мазерати» еще не остыла, Милевский говорит: «Феррари заказывай»

«Шевченко упал в моих глазах». Рианчо – о России, проблемах с ФФУ и конспектах Лобановского

Фото: Личный архив Максима Шкиндера

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...