Блог Апельсинова кава

«В раздевалке молнии сверкали». Он помог молодежке выиграть ЧМ и создал свою методику восстановления

Вячеслав Руженцев – тренер-реабилитолог, который начинал свою карьеру в футболе игроком. Он начинал в «Днепре-2» во второй и первой лигах вместе с Русланом Ротанем, но так и не пробился в большой футбол. Во многом этому помешали проблемы со здоровьем, несмотря на которые Вячеслав достаточно долго продолжал выступать на любительском уровне.

После завершения карьеры игрока Руженцев переквалифицировался в реабилитолога и работал в «Оболони», запорожском «Металлурге», армянском «Гандзасаре» и азербайджанском «Окжетпесе». Сейчас он директор любительской «Десны» (Погребы) и занимается спортивной реабилитацией, но главное – был в штабе сборной Украины U-20, которая в июне выиграла чемпионат мира.

Руженцев – автор методики, позволяющей игрокам быстрее восстанавливаться после травм. В интервью Ирине Козюпе Вячеслав рассказал об особенностях своей работы и победе сборной Украины на ЧМ U-20.

«В раздевалке сборной на ЧМ U-20 царила такая энергетика, что молнии сверкали»

– Говорят, что титулы выигрывают доктора и тренера по физподготовке. Согласны?

– Нет, конечно. Это все командная работа. Главный тренер отвечает за результат. Он формирует штаб сборной и все должны быть пропитаны задачами, командным духом и доверять друг другу. Очень сложно достичь результата, если этого нет.

Если врач говорит: «Выпей эту таблетку», «Не пей эту таблетку» или «Сдай анализ», то надо слушать.

На всех теориях и собраниях Петраков всегда говорил: «У нас впереди чемпионат мира. Думайте головой, играйте, готовьтесь, общайтесь с доктором по поводу лекарств даже от простуды, ведь на допинг проверят всех».

Такая подготовка и все эти тонкости длились еще, наверное, с чемпионата Европы, где команда заняла третье место. Тренер постоянно доносил до ребят, что чемпионат мира – это шанс проявить себя, но это получится, если действовать как одна команда, соблюдать дисциплину, терпеть и выполнять свою работу.

Все говорили, что стадия 1/8 финала непроходима, и выше сборная Украины прыгнуть не сможет. Петраков в это не верил, как и команда. Опыт предыдущих турниров подсказал, что на четвертую игру идет провал, а это как раз и 1/8 финала. Поэтому тренер поменял на матч против Нигерии сразу семь футболистов и дал отдохнуть игрокам, у которых уже накопилась усталость.

Задача тренера – максимально точно оценить, кто лучше выглядит в день игры. Яркий пример – это выход Супряги на финал чемпионата мира, который забил два мяча.

В раздевалке царила такая энергетика, что молнии сверкали. Когда команда прошла 1/8 финала, то мы жили от игры к игре. Мы не думали о финале. Только о том, чтобы быстро восстановиться и максимально подготовиться к своему следующему сопернику. И так дошли до поднятия кубка над головой. Эти эмоции просто не передать.

«Такие моменты не купишь ни за какие деньги». Денис Попов – о победе на ЧМ в 20 лет

– Расскажите забавную историю с чемпионата мира.

– Идет тренировка. Доктор и массажист общаются друг с другом и в это время не смотрят на поле. Один игрок ударил мяч в падении и просто лежит.

Два футболиста сообразили и кричат: «Доктор, быстрей». Те подрываются и бегут не зная куда, меняют направление. Вся команда угорала. Доктору 72 года, массажисту – около 60.

Пацаны даже массажиста называли просто Жека – такая была дружная атмосфера.

– Денис Попов говорил, что в 10 часов вечера все спали и даже мухи не летали. Это правда?

– Да. Мы могли взять только дисциплиной, характером и верой в то, к чему мы идем. Иногда отбой был в 10 вечера, а иногда в 11. После игр были случаи, когда до 2 часов ночи не ложились спать. Все из-за того, что затягивалось восстановление. Ребята очень ответственно подходили к процедурам, которые рекомендовал доктор. 

Футболисты себе ничего лишнего не позволяли. Это заслуга тренеров и всей команды. Все друг за другом смотрели. Если у кого-то даже мысль проскакивала, то его сразу тормозили другие ребята. Они не подначивали этот дымок, а наоборот гасили.

Никто не стеснялся своих интересов и не злорадствовал, если у кого-то что-то не получалось. Все спрашивалось и не было такого, что «я так хочу или не хочу». Главный тренер тоже советовался с ребятами: «Как вы? Это понимаете или давайте по-другому?» Диалог в команде был на высочайшем уровне. Даже в клубах такое редко встретишь, а здесь сборная, собранная из клубов-конкурентов.

Ребятам сказали: «Забудьте из какого вы клуба. Здесь нет «Шахтера» или «Динамо».

– Как удалось выдержать физически столь непростой график чемпионата мира?

– А вы посмотрите, как Цитаишвили в финале пробежал около 70 метров на максимальной скорости с мячом, забил гол и столько же метров бежал и радовался, не снижая скорости.

В сборной недостаточно времени на подготовку ребят физически. Наша задача увидеть, кто в каком состоянии находится, подводить ребят непосредственно к игре. Учитывая насыщенный график, когда игры идут на групповой стадии на третий день, а матчи в плей-офф на четветрый с постоянными переездами в разные города, основная задача стояла восстановить группу ребят, которые играли. А также дать определенную нагрузку ребятам, которые играли мало или вообще не играли. 

– Какая ситуация была с травмами на турнире?

– В матче с Колумбией один игрок специально въехал в ногу Попову. Думали, что там перелом, ведь Денис услышал хруст. Но сделали рентген и это предположение не подтвердилось.

Медицинский штаб начал готовить его к следующей игре. Попов когда узнал, что у него нет перелома, сам сказал: «Слепите, как хотите, но я должен играть с Италией». А так все всегда были в строю.

– Как отлучка Лунина в национальную сборную повлияла на его состояние?

– Он же не отдыхать туда поехал, а тренировался с командой. Он очень переживал за сборную и хотел, чтобы она прошла как можно дальше. 

Андрей – профессионал, где бы он ни находился. В Бельско-Бяла у нас был тренажерный зал возле отеля. Лунин там отдельно занимался. Мы с ним детально обсуждали программу упражнений.

Также в зал ходили и другие ребята, которые чувствовали необходимость поработать.

– Как прошла встреча сборной Украины с Владимиром Зеленским?

– Когда он пошел на трибуну, все начали ему аплодировать. Первые слова после приветствия были: «Нужно аплодировать не мне, а вам за высокие достижения на мировой арене, за поднятия уровня спорта в нашей стране». Правда, денег не дал.

«Хотел быстрее уехать к невесте, поэтому на 20-й минуте получил красную карточку»

– Вы играли в футбол, но помешали проблемы со здоровьем. Что случилось?

– К травмам я относился как к неотъемлемой части работы. Проповедовал жесткий стиль игры, постоянно шел в стыки. Но когда дело коснулось сердца, то тут я доверился врачам после шести лет сопротивления.

Они запретили играть в футбол еще в 1999 году, когда мне было 19 лет. Но я еще до 2006-го пытался играть по контракту. Ни один врач за меня не ручался. Играл под расписку – если что-то случится на поле, то только я ответственен за свое состояние и претензий ни к кому не имею. На тот момент у меня была жена и трое детей. Надо было уже думать об их будущем. 

Задача на поле была простая – не дать пройти сопернику любыми способами. Но за свою недолгую карьеру получил только одну красную карточку. И то это случилось в товарищеской игре.

Мы играли с юношеской сборной Украины 29 июня в 2002 году в день моей свадьбы. Меня не отпустили. Хотел быстрее уехать к невесте, поэтому на 20 минуте получил красную карточку. А тренер после удаления говорит: «До конца матча бегаешь по кругу. Я тебя не отпускаю».

Но моя жена ― спортсменка. Она с пониманием относилась к футболу. Перед свадьбой мы разработали план, но он провалился.

– Какие у вас случались самые жесткие ситуации в игре?

– Я не ставил себе целью травмировать соперника. Выходил на поле спокойным человеком, пока мне кто-то на ногу не наступит или локтем в ребро не даст. Когда работаешь на выносливость, то каждый момент играет роль, где-то включаются хитрости. Не было специальной грубой игры.

Когда соперник целенаправленно играл жестко, то у меня было пару приемов, которые называются «сразу в больницу». Например, «встреча» – как только игрок касается мяча, я бегу на перехват, одной ногой играю в мяч, а другой – в нужную часть ноги соперника. Судья ничего не замечает. Тогда так можно было, а сейчас в УПЛ будет VAR.

Мы когда на чемпионате мира были, один наш защитник говорит: «Владимирович, я же теперь играть не смогу. VAR все видит».

В Польщі два роки працює технологія VAR, яку хочуть запровадити в Україні

– Как начали заниматься спортивной реабилитацией?

– У меня были переломы, разрывы мышц, вывихи, операции. И еще будучи игроком я уже начал восстанавливать себя и партнеров по команде. Потом пошли ребята из других клубов. Могу считать, что уже 15 лет работаю реабилитологом.  

Есть своя методика. Все делал по своим ощущениям – знаю какое повреждение, какие мышцы, кости, связки повреждены и что нужно делать. Весь процесс восстановления раскладывал по полочкам и все это пробовал.

Когда ты травмирован, тренер может сказать тебе: «Бегай по кругу 30 минут». Стал задавать вопросы: «Почему 30 минут? Почему по кругу? Может, мне нельзя этого делать?» У меня были рецидивы повреждений. Рвался в бой и хотел помочь команде, возвращался в общую группу, как оказывалось рано, и получал снова травму. Каждый эпизод я обдумывал, почему так получилось. Начал читать специальную литературу и так по чуть-чуть сложилось общее знание.

Очень важно быть в контакте с человеком. Плюс желание восстанавливаться. Это самые важные вещи. Если человек мне доверится, будет полностью выполнять все, что я говорю, будет рассказывать о своем самочувствии, то восстановление пойдет на порядок быстрее независимо от повреждения.

«Игроков из «Динамо» и «Шахтера» доктора сразу отправляют в Европу»

 

– С кем из футболистов вы работали?

– Игроков из «Динамо» и «Шахтера» у меня априори не будет. Их доктора сразу отправляют своих футболистов в Европу. Но редко бывает, что они проходят там полный курс реабилитации.

В основном они приезжают на неделю, потом возвращаются в клуб с рекомендациями, где за ними смотрит тренер по физподготовке или тренер по реабилитации. Потом игроки снова улетают в Европу. Там смотрят, как все проходит. Если надо, то неделю еще там находятся. Все зависит от повреждения, но идет вот такой вот челнок.

Но это я говорю об игроках основного состава. У нас занимаются ребята из академии «Динамо» и «Шахтера».

У меня был случай, видел, как травмировался футболист – стоя пытается развернуться и падает, нога и чашечка уходят в сторону, идет полный разрыв связки надколенника. Помог уносить его с поля. Он кричал: «Папа, прости меня», «Я тебя подвел». Оказывается, это у него был рецидив повреждения. Но мы с ним поработали и он сейчас успешно продолжает играть в футбол.

В прошлом году Воробей на два дня раньше меня сделал операцию на мениске. Когда он ходил еще с костылями, я уже тренировался. Все благодаря моей методике и правильному подходу. Я восстановился раньше Андрея, хотя он делал операцию за границей, а я в Украине.

– Почему футболисты выбирают Европу?

– Там в этом направлении чуть дальше продвинулись, ведь раньше начали все это изучать. Хотя статистика везде одинаковая – у нас, в Европе и во всем мире. Существует 10% неудачных операций даже у опытного хирурга. От этого никуда не денешься.

Если в Европе неудачно сделали операцию, то просто говорят: «Приезжайте через какое-то время, мы еще раз прооперируем». И это оценивается нормально. В Украине бы сразу на всю страну сказали, что хирург плохой. Хотя в Европе в 5–6 дороже, чем у нас здесь.

В Украине есть хирурги, которым можно смело довериться и они проведут качественную операцию. За 15 лет практики у меня уже сложилось мнение о многих хирургах Киева и Украины и их профессионализме. Меня уже семь раз резали. Не надо боятся операций. Сейчас микрохирургия на очень высоком уровне. Но операция – это 40% успешного дела, а 60% занимает реабилитация. Мы работаем с живым организмом, тканями, индивидуальностями, спецификой вида спорта, с разными возрастами. Плюс нужно понимать, как вести себя с человеком с психологической точки зрения.

– Можно ли восстановиться после любой травмы?

– Конечно. Раньше считалось, что разрыв ахиллового сухожилия ставит крест на карьере. Но сейчас уже нет. Возьмите пример Андрея Ярмоленко.

Цифра дня. Травмы портят карьеру Ярмоленко в Европе

– Каковы сроки восстановления по вашей методике?

Я не пользуюсь уколами, мазями или потусторонними силами. Работаю сугубо с тканями. Но надо терпеть, ведь тренировка идет от 2 до 5 часов подряд. Человек может провести два занятия в день по 3,5 часа. Все зависит от того, насколько срочно нужно восстановиться.

Также есть и другие составляющие – медикаменты, питание, массаж. Из всего этого и вытекает восстановление. Можно даже плазму колоть, чтобы быстрее зажило. Это одна из новых разработок. Но это все надо использовать в комплексе.

Восстановление после разрыва крестообразных связок колена занимает от 6 до 9 месяцев. Эти сроки диктует американский рынок физиотерапевтов. Но есть риск вернуться в команду овощем. 

Один футболист из команды УПЛ после пластики передней крестообразной связки проходил у нас реабилитацию и уже через 6 месяцев играл в Лиге Европы. Клубы часто сообщают, что такой-то игрок восстановился и занимается в общей группе, но в составе мы его не видим. Почему? Потому, что у него просто срослась связка, но он не набрал кондиций и форму. Нужна ежедневная кропотливая работа под наблюдением реабилитолога, чтобы за 6 месяцев игрок уже был готов бороться за место в составе.

Очень много повреждений, связанных с мениском. Если раньше на это отводилось три месяца и полностью разрезали колено, то сейчас есть микрохирургия и можно обойтись двумя дырочками. У меня был случай, когда я восстановил человека за 15 дней. То есть через 15 дней после операции он мог вернуться в общую группу.

Это все творчество. Программа может быть одна и та же, а каждый человек реагирует по-разному. Нюансов очень много. У всех разная стопа, длина ноги, позвоночник и его особенности. Все это влияет. Человек – самый совершенный организм на планете, если не считать робота Софию.

«Последние два года в Украине бум любительского спорта. Все сидят в офисах, но на выходных надо что-то сделать»

– Пришла девочка, которая занимается рыцарскими боями. Не знаю, как так получилось, но смотреть было страшно. У нее практически не было колена и огромный шрам через всю ногу. Поддерживали ее шутками: «Проще отрезать тебе ногу, чем ее восстановить». 

Бабушка в 79 лет сломала шейку бедра, играя в большой теннис. Она прилетала восстанавливаться ко мне три раза из Америки.

Был 14-летний канадец, который занимается в юношеской академии по хоккею. Он приехал с 10 лишними килограммами, мы поработали 30 дней. Все хорошо получилось, он уехал и зацепился в команде. Парню скоро будет 15 лет, а ему уже предложили перейти в команду U-18.

В прошлом году ко мне обратился папа с мальчиком 8 лет. У него была определенная проблема с голеностопом. Мы с ним прозанимались два месяца. За это время они нашли контакт с просмотром в «Барселону». Мальчик прошел два отбора и его зачислили в школу каталонцев.

Работаю на своей базе, что создает для футболистов максимально комфортные условия. У нас есть травяное поле, что очень важно для восстановления именно футболистов. Наша основная задача – это отвлечь мозги от повреждений и мыслей, что человек больной. Ведь все идет от головы. В первую очередь нужно победить себя. Вообще запрещаю говорить «больная» нога. Вместо этого – правая, левая или прооперированная и неоперированная.

– Некоторые футболисты склоны к травмам. Можно ли это предотвратить?

– Футбол – это работа с мышцами. Есть ситуации, когда играют запредельно и не хватает восстановления. Тогда даже самая здоровая мышца устает. Когда на нее накладывают нагрузку, то в любом случае будут травмы.

Считаю, что во всех клубах должен быть тренер по физподготовке. Его роль в команде вспомогательная. Бывает, что он хочет дать тренировку в одном направлении, а главный видит все по-своему и принимает другое решение. Если нет четкой уверенности в своем помощнике и полного доверия, тогда возникают недоразумения и могут быть травмы.

– Какие самые частые травмы у спортсменов?

– Больше 70% – это колено. Коленный сустав – самый сложный в организме человека. Дальше идут травмы голеностопа, мышечные повреждения, локтевого, плечевого суставов и мышц таза. А если говорить в общем, то это колено и задняя поверхность бедра.

Если говорить о футболе, то больше травм у игроков линии полузащиты. Они выполняют большой объем работы и на фоне усталости легче получить повреждения.

Последние два года в Украине бум любительского спорта. Все сидят в офисах, но на выходных надо что-то сделать. Мол, пойду в футбол поиграю ― пошел и порвал себе связку. Желание у людей есть, а подготовки нет и мышцы слабые.

Футбол – самый травматический вид спорта, ведь в него играют ногами на высоких скоростях, а защищена только голень. Идут постоянные столкновения, толчки, подкаты. Плюс продолжительность игры, ограничения в заменах и качество полей, особенно искусственных. Нужно быть очень выносливым. Футбол – это самый массовый вид спорта. Чаще всего футболисты ко мне и обращаются.

Он вылечил Де Брюйне за полтора месяца вместо трех. А еще лечил Януковича

Конфлікт «лікар-тренер», ризики та струси мозку. Головне з найбільшого у світі конгресу зі спортмедицини

Фото: страница Вячеслава Руженцева в фейсбук

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...