Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Апельсинова кава

Чему научил Ракицкий, кто заменит Пятова, Лунин. Рассказывает тренер вратарей «Шахтера»

Ирина Козюпа пообщалась с Антониу Феррейрой.

«По вратарям в направлении Бразилии мы не смотрим»

- Богдан Сарнавский, Антон Каниболоцкий, Никита Шевченко играли в «Шахтере», но не смогли подвинуть Пятова. Чего им не хватило?

– Это был наш первый сезон в команде. Мы начали тренироваться в межсезонье с Сарнавским, Каниболоцким и Кудриком. Ждали Андрея Пятова и Никиту Шевченко из сборной. Я хотел оставить Олега, потому что он моложе и мог занимать позицию третьего вратаря. Потом Шевченко вернулся из аренды «Зари». Плюс Пятов и Каниболоцкий. Я даже люблю работать с 4 вратарями.

Команду покинул Сарнавский. Он молод, ему нужна игровая практика. Дубль ему был неинтересен.

Мне нравились вратари, которые ушли. Но нужно было исходить из нашего стиля игры. Вратарям нужно искать игровую практику, улучшать свои контракты и чувствовать себе реализованными.

- Сколько Пятов еще сможет играть?

– Пару лет гарантировано. Самое главное – это физические кондиции. С возрастом мы становимся более опытными, но намного дольше восстанавливаемся. А Андрей еще и за сборную играет.

Если он хочет продолжать играть через пару лет, то, возможно, надо уйти из сборной, чтобы лучше восстанавливаться и отдыхать.

Если говорить о психологии, то это связано с его мотивацией. Захочет ли он ежедневно тренироваться и соревноваться?

- Долгое время основным вратарем в «Динамо» был Александр Шовковский. После его ухода команда не могла найти замену. В «Шахтере» думают о будущем?

– Такое случается с каждой командой, где есть вратарь, который много лет играет в стартовом составе. Шовковский завершил карьеру, команда стала менее успешной. Найти вратаря, который сможет его достойно заменить, сложно.

«Шахтер» уже думает, кем в будущем сможет заменить Андрея.  

Сейчас ошибка Андрея и такая же ошибка другого вратаря будет совершенно по-разному расцениваться. У Пятова есть кредит доверия, а у других – нет. И даже за минимальную ошибку на них будут показывать пальцем, а в течение недели в прессе будут писать, что у «Шахтера» плохой вратарь.

Тот, кто заменит Андрея, должен быть очень сильным психологически. И болельщики должны понимать, что ошибки будут.

- Преемником Пятова станет кто-то из клуба или вы ищете на стороне?

– Есть наши вратари, арендованные. Плюс ребята из академии.

- Возможен ли вариант, что «Шахтер» пригласит бразильского вратаря?

– В ближайшее время – нет, в этом направлении мы не смотрим. Но в будущем может произойти все, что угодно. Я тренер вратарей «Шахтера», а не президент. У меня есть мнение, и люди чаще всего с ним считаются. Но футбол – это бизнес.

Я хочу помочь академии «Шахтера» в воспитании вратарей.  Было бы грустно, если бы я не мог приготовить голкипера-украинца для команды. Приглашение иностранца стало бы для меня сюрпризом.

- За кем из академии стоит следить?

– Мы взяли в первую команду Трубина. Он начал тренироваться с нами в 16 лет. Возможно, это был самый молодой игрок за последнее время. В начале сезона мы обсуждали это с руководством и Паулу Фонсекой. После участия в Юношеской лиге УЕФА он начал работать с нами. И у него все получается. Он даже быстрее прибавил, чем я ожидал.

Еще два вратаря в U-21 – Евгений Кучеренко и Владислав Вертей. Есть ребята с хорошим потенциалом, мы попытаемся поднять их на новый уровень.

- В чем сила Трубина?

– Очень важны психология и опыт. Анатолий уже играл за сборною Украины своего возраста. Он капитан. Трубин – парень с характером. Это заметно и на тренировках, и в играх. Ему 17, но я вижу перед собой не мальчика, а взрослого человка. Верю, что в ближайшее время он сможет стать хорошим решением на вратарской позиции для нашего клуба.

– Характеристика очень напоминает Андрея Лунина. «Шахтер» интересовался этим вратарем?

– Примерно то же, что я только что сказал о Трубине, я говорил о Лунине три года назад. Мы обсуждали это с тренерами и другими людьми из клуба. Он никогда не тренировался со мной, но мы играли против него. Я знал его возраст, но во время игры его не чувствовал. Для меня это очень важно. Возраст – это число, а поведение – совсем другое. Было заметно, что ему далеко не 17 лет. Он играл на уровне 28-30-летних игроков.

В Европе есть пример Доннаруммы, который дебютировал за «Милан» в 16 лет. Тибо Куртуа тоже начал играть очень молодым. Тренеры увидели в них взрослых людей. Мы также не смотрим на возраст.

- Почему «Шахтеру» не удалось подписать Лунина?

– Нужно было, чтобы все совпало, чтобы все устраивало и клуб, и игрока. Я разговаривал с Андреем, он хотел играть. В его возрасте это очень важно.

Но сейчас я не думаю о Лунине. Хочу пожелать ему удачи, для Украины очень важно показывать себя в Европе. Если он вернется, то немного расстроюсь.

Андреем интересовались многие. Мне звонили из Италии и других стран. В Харьков на его матч приезжал тренер вратарей из АПЛ. Он был очень заинтересован Луниным из-за его возраста и поведения на поле. Это в хорошем смысле ненормально. Молодой игрок с таким спокойствием.

«Ракицкий учил меня говорить «Донбасс порожняк не гонит»

- Назовите лучших вратарей Украины, кроме представителей «Шахтера».

– Буду ориентироваться на сборную. «Шахтер» – №1, Лунин и Бойко – делят второе-третье места.

- В последнее время в мире за вратарей платят большие деньги. Почему так?

– Футбол стал совсем другим – более требовательным к вратарям. Говорят, что топовая команда с плохим вратарем превращается в середняка. А средняя команда с хорошим голкипером становится грандом.

- Кто сейчас топ среди вратарей в Европе? Три фамилии.

– Их больше. Мануель Нойер – один из лучших в мире. Но сейчас он не в топ-3. Мне очень нравится Марк-Андре тер Стеген из «Барселоны». У Яна Облака другой стиль, но он тоже очень хорош. Алиссон и Эдерсон – два фантастических вратаря. У Куртуа не лучший год, но он все равно остается в топе.

- Мои вопросы вы понимаете практически без перевода. Как ваши успехи в изучении русского и украинского языков?

– Я еще не на том уровне, чтобы играть в таком клубе, как «Шахтер». А где-то в третьем дивизионе. Нужно больше заниматься. Я бы хотел уехать из Украины, говоря на том уровне, чтобы дать хотя бы самое простое интервью на русском.

Раньше на тренировках в одной фразе я мог использовать много слов на португальском, парочку на английском и одно на русском. Сейчас уже 50 процентов слов на английском и 50 – на русском.

Могу сходить в магазин или в ресторан.  Сегодня у меня урок, и я уже опаздываю на него. Количество занятий зависит от моего свободного времени и графика игр. Иногда даже 3-4 урока в неделю.

- Самые яркие истории, которые случались с вами из-за языка?

– Когда стал лучше понимать язык, стал чаще выходить из дома. Я встречал многих людей из Донецка. Они учили меня разным типичным высказываниям.

Ярослав Ракицкий – очень большой патриот донецкого края. Он меня учил говорить «Донбасс порожняк не гонит» и «Спасибо в карман не положишь». Также мне показали типичную позу гопников на присядках. Говорили, что когда твой вратарь ошибется, можешь сказать ему: «Большая дырка».  

Иногда я даже проверял все в переводчике, ведь могли надурить.

Сейчас я чувствую себя здесь как дома. Скучаю по своей стране и семье, но я счастлив в Украине.

Самая большая боль – это видеть эту страну разбитой. И быть тренером донецкого «Шахтера», но никогда не побывать в Донецке. Если когда-нибудь удастся сыграть в Донецке, это будет моя самая большая победа.

- В матче против «Браги» в родной Португалии вас поддерживал персональный фан-клуб. Это семья?

– Да, нас 12 братьев и сестер. Я самый младший. У меня больше 25 племянников, у которых уже есть 8 детей. У нас очень большая и сплоченная семья. Я очень по всем скучаю, особенно по родителям, которые уже умерли.

Но жизнь продолжается. Я всегда стараюсь думать о своей семье и помогать ей. Самое простое – давать деньги, если они у тебя есть. Но семье нужно не только это. Им нужна твоя теплота, забота и любовь. Когда ты это даешь, они чувствуют, что ты ближе. Даже когда ты далеко.

«Пятов не всегда понимал, когда ускорять игру, а когда выдерживать небольшую паузу»

- В стартовом составе на финал Кубка Украины вышел Алексей Шевченко. Какова ваша роль в этом решении?

– Победа в Кубке на 50% принадлежит каждому. Андрей Пятов и Алексей Шевченко сыграли по два матча в турнире.

Я рад, ведь для Шевы это первый титул. Финал был в Запорожье, здесь он провел много времени.

У меня есть привилегия – главный тренер ценит мое мнение и прислушивается к нему. Вратарь – специфическая позиция, и Паулу Фонсека это чувствует. По своему опыту знаю, что другие так не делают.

- Сейчас Шевченко второй номер в команде?

– Нет, у него №1. У Пятова – №30, Кудрик – 55-й, а Толик Трубин – 58-й. Только от ребят зависит, кто будет первым номером в команде.

Но надо признать, что мы не так часто проводим ротацию вратарей. Для всего тренерского штаба важно, чтобы на этой специфической позиции играл уверенный в себе человек. И мы были уверены в нем.

Мы не убираем вратаря за одну или две ошибки в матче. Если мы почувствуем, что у вратаря не лучший период и у нас нет возможности во время тренировок исправить ошибки, если есть голкипер в лучших кондициях, то тогда меняем голкипера.

- Андрей Пятов всегда спокоен, даже когда привозит голы. Как так получается?

– Все становится понятно, если посмотреть на количество сыгранных им матчей и сравнить этот показатель с другими вратарями. Он пережил многое, поэтому может быстрее отреагировать на такие моменты.

Но это не значит, что он будет играть вечно. Иначе мы бы работали по принципу: у Пятова больше опыта, он будет играть всегда. Нет. Все зависит от роста каждого вратаря. И Андрей знает, что нужно работать, чтобы выходить на игру.

- Можно ли Пятова еще чему-то научить?

– Да, конечно. Но не потому, что в его игре есть какие-то дефекты. Они есть у всех – вратарей, тренеров и президентов.

- В чем именно Пятову нужно прибавлять?

– Не очень люблю затрагивать эту тему. Если я что-то скажу, а игрок это прочитает, то может сконцентрироваться на своей слабой точке. Я предпочитаю говорить о том, что он изменил к лучшему. И сделал это не потому, что было плохо. Просто наше видение и стиль игры Паулу Фонсеки отличается от предыдущего тренера.

Мы просим, чтобы он как можно чаще играл ногами. Мы – команда, которая держит мяч. Пятов не всегда понимал, когда ускорять игру, а когда выдерживать небольшую паузу. Андрей все делал очень быстро. Когда мы делам что-то чересчур быстро, то можем ошибаться.

Мне было сложно это скорректировать, но не потому, что он такой. Например, я очень быстро ем. Просто сказать мне делать это медленнее недостаточно. Нужно повторять каждый день, и, возможно, через год я начну замедляться.

Тренеры должны это понимать и настаивать, пока игрок не выполнит их задачу более-менее терпимо. Не идеально, потому что идеала не существует. Сейчас Пятов уже играет в наш футбол.

- Вы очень тепло говорите о своих вратарях. А можете быть жестким с ними?

– Возможно, один из самых моих больших минусов – я слишком положительный. Мне не нравится ругаться. Но больше мне не нравятся мотивы, которые заставят меня это делать.

Я не люблю ругать перед камерами во время игры. Никто не заслуживает того, чтобы его прилюдно позорили. Нужно сделать что-то суперсумасшедшее, чтобы я делал это при всех. Хотя я все равно постараюсь сдержать себя.

Проблемы есть в каждой семье. И в нашей команде они тоже есть. Но если есть проблема, то найдется и ее решение.

- О каких проблемах вы говорите?

– Они возникают у меня накануне всех матчей. Нужно решить, какие два вратаря из четырех пойдут на игру. Сложнее рассказывать плохие новости, чем хорошие. За день до игры я буду спать на 25% счастливым и на 75% несчастным. Я не могу думать только о том, кто будет играть. Я должен подумать о всех вратарях – двух, которые не попадут в заявку, и одном, который останется в запасе.

Несколько раз я сомневался, но все же делал выбор на игру. Возможно, это были не лучшие решения.

- Например?

– Я сейчас не о стартовом составе, а о заявке. Я ставил Трубина на определенные матчи вторым вратарем вместо Кудрика. Олег много работает, но тогда он переживал не лучший момент, а это были решающие матчи.

Я принимаю решения по моменту, который сейчас переживает команда, кто может больше ей помочь. Трубин хорошо тренировался, у него все получалось. Он был более уверен в себе. Я думаю, что решил правильно, но мне было сложно.

«З першого дня чекав, коли отримаю виклик – зняти котика з дерева». Футболіст три роки працював патрульним

«Доросла тьотка-юрист радіє, що у дощ і сніг фотографує на стадіоні». Вони знімають український футбол

Роман Сініцин: «Ця історія вже давно не про Катю Гандзюк»

Фото: «Шахтер»

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Loading...