Жук в муравейнике
Блог

Неймара купили ради спасения ЧМ в Катаре. Он стал частью политической игры шейхов (и не подозревал об этом)

В политологии это называется мягкой силой.

В августе 2017-го «ПСЖ» взорвал болельщикам мозг, заплатив 222 миллиона евро за Неймара.

Оправившись от шока (и отдельно откачав Виталия Суворова), все пытались объяснить трансфер в банальных категориях: Неймар захотел выйти из тени Месси, а парижане ухватились за свободную суперзвезду. Многие до сих пор уверены, что это все объясняет.

Но иногда реальные причины трансферов чуть сложнее.

Трансфер Неймара запустился в 2015-м, когда членов королевской семьи Катара захватили боевики

Как думаете, чем Неймар занимался примерно с 10 по 14 декабря 2015-го?

Бразилец восстанавливался после травмы и явно был на расслабоне: репетировал фламенко для карнавала и тусовал с братишками. Неймар даже не догадывался, что параллельно в Персидском заливе разворачиваются события, которые прямо повлияют на его жизнь. 

В пустыне Наджаф на юге Ирака сирийские боевики похитили группу людей, мирно занимавшихся соколиной охотой. Похищенные – члены королевской семьи Катара. Больше года Катар вел с Ираком (страна выступила посредником) переговоры и к лету 2017-го договорился о выкупе 26 заложников. Катар заплатил миллиард долларов: 700 миллионов достались высокопоставленным сотрудникам иракских спецслужб (за содействие в переговорах), а еще 300 заплатили сирийским боевикам.

Следим дальше. 5 июня – ровно за два месяца до трансфера Неймара – громыхнул международный скандал: Объединенные Арабские Эмираты, Саудовская Аравия, Бахрейн, Йемен, Ливия и Египет (все – соседи Катара по Персидскому заливу) объявили территориальную и экономическую блокаду Катару.

По информации американского Financial Times, блокада началась из-за 300 миллионов – страны расценили это как финансирование терроризма. Вообще, Катар уже давно конфликтует со странами Персидского залива (в первую очередь – ОАЭ и Саудовской Аравией), и выкуп заложников был только поводом перейти к открытой агрессии.

Катар строит современное исламское государство (с гласностью и правами человека) – это очень раздражает его соседей

Суперкоротко пролетим по покрытой песком и зноем истории Катара.

Долгое время главным государством Персидского залива была Саудовская Аравия – самая большая и богатая страна, но затем небольшой (население – 2,5 млн) Катар начал по кусочку отщипывать лидерство.

В 90-е Катар первым из арабских стран приступил к развитию СПГ (революционной техники сжижения газа) и стал независим от Саудовской Аравии и ее трубопроводов. 

Вдобавок Катар претендует на политическую обособленность и бросает вызов традиционным для Персидского залива фундаменталистским режимам (ОАЭ и Саудовская Аравия). Катар строит арабское государство нового типа – со свободой мнения, вниманием к правам человека, – и активно критикует тех, кто застрял в прошлом. Рупором антиисламских режимов стал катарский канал «Аль-Джазира», который вещает на все страны Персидского залива и критикует местную власть. Враги Катара давно требуют закрыть канал, а в 2017-м Саудовская Аравия оградила своих граждан от оппозиционных мнений и заблокировала «Аль-Джазиру» на своей территории.

Катар взбесил Саудовскую Аравию еще и внешнеполитической самостоятельностью и подружился с Турцией и Ираном –  врагами саудитов. Турция уже разместила в Катаре две военные базы и за счет этого приблизила войска к Саудовской Аравии.

В 2017-м соседи Катара решили, что ему пора расплатиться за дерзкую политику. Уверенности добавила поддержка США: блокаду устроили всего через пару недель после визита Трампа на саммит в Саудовскую Аравию (это был его первый международный выезд в статусе президента), и все эти недели американские медиа поддакивали арабским про Катар и террористов. 

И тут нужно важное объяснение – на самом деле Катар не финансирует террористов. По сути, это политическая игра, где врага нужно выставить в плохом свете. Единственное, что реально можно предъявить Катару – на их территории расположены исламские группировки «Братья-мусульмане», «Талибан» и «Хамас». Это не влияет на безопасность (последний теракт в Катаре был в 2005-м – взорвали театр, погиб один человек), и руководство Катара периодически ведет с ними мирные переговоры. Более того – совместно с США Катар разместил у себя на территории военную базу для противодействия террористам.

У соседей Катара косяки помощнее: за внешней роскошью и неоновым мерцанием дубайских небоскребов прячется настоящее ОАЭ – где пытают женщин в тюрьмах и покупают детей для гонок на верблюдах (детальнее – тут ), а Саудовская Аравия в 2018-м (на год позже описываемых событий, но это не принципиально) убила оппозиционного журналиста в консульстве Cаудовской Аравии в Стамбуле. Этот бэкграунд не помешал им выставить именно Катар самым ужасным арабским государством и объявить ему блокаду.

Обвинения в терроризме подпортили имидж Катара

Для благополучного Катара началось непростое время – страна отрезана от суши, цены на продукты взлетели, курс к доллару упал. Но хуже всего, что инцидент испортил имидж страны.

В XXI веке Катар активно заходит в Европу: покупает доли во множестве французских компаний, английском банке Barclays, немецком автоконцерне Volkswagen и других европейских гигантах. Когда громыхнул скандал, деловые партнеры логично захотели убедиться, что катарские шейхи – не дикари из нефтяной пустыни.

«Нам не нужно с подозрением относиться к той или иной стране, – говорил представитель французского правительства Кристоф Кастанер. – Но мы имеем право спрашивать. Мы задали Катару определенные вопросы, в частности, о финансировании терроризма. Очень важно, чтобы Катар продемонстрировал полную прозрачность».

Здесь зашифрован важный посыл. Очевидно, что французское правительство совсем не против миллиардных инвестиций Катара. Но политика – сложная штука, и если сегодня Катар ассоциируется с терроризмом, то завтра твои политические оппоненты используют эту связь против тебя. В той же Франции есть радикальная партия «Национальное объединение», которая терзает политиков за теплые взгляды в сторону Катара. Никто не хочет, чтобы в утренней газете его имя соседствовало с заголовком «Францию опять продают террористам» (реальная цитата главы партии Марин Ле Пен).

Значит, Катару нужно обелить репутацию и убедить граждан Европы, что они и терроризм – это также несовместимо, как «Ливерпуль» и скучные финалы. 

Ок, курс геополитики арабских стран закончен – переходим к футболу (нет).

Враги по Персидскому заливу просили ФИФА отнять у Катара домашний ЧМ и убеждали всех, что Катар почти банкрот

Дальше по классике: в воздухе запахло переносом чемпионата мира в страну поблагополучнее. 

К турниру в Катаре и так было много вопросов: от непонимания, как играть в 50-градусную жару, до гибели рабочих на стройках стадионов. Поэтому многие чиновники радостно раскручивали версию с поддержкой терроризма, чтобы перенести турнир поближе к Европе.

«Мы будем обсуждать новую политическую ситуацию в регионе, и особенно в Катаре. Одна вещь очевидна – крупные турниры не должны проводиться в странах, которые активно поддерживают терроризм», – говорил президент футбольного союза Германии Рейнхард Гриндель. Но еще активнее перенос лоббировали арабские страны.

Катар конкурирует с Саудовской Аравией и ОАЭ не только в экономике и политике, но и в имиджевом плане. Вся тройка выстраивает позиционирование на западе и через футбол: ОАЭ рекламирует себя через «Ман Сити», шейхи Саудовской Аравии прямо сейчас пытаются купить «Ньюкасл», а про Катар вы и сами все знаете. На этом поле домашний чемпионат мира – грандиозный успех, и когда Катар достиг его, то автоматом получил лучи зависти и ненависти от соседей

 

Страны открыто признавали, что мечтают добиться отмены турнира в Катаре. «Если у Катара отнимут чемпионат мира, то блокада закончится. Потому что она началась для того, чтобы отнять турнир», – честно заявил генерал-лейтенант из ОАЭ Дахи Халфан. Кстати, это же генерал раньше делал потрясающие заявление в духе «Катар – часть ОАЭ».

Важно понимать, что блокада затевалась не только ради переноса ЧМ. Союзники выдвинули Катару список из 13 требований (закрыть «Аль-Джазиру», ликвидировать военную базу Турции и другие), выполнение которых обнуляет блокаду. Среди них не было переноса ЧМ, но по информации американского The Local, страны Персидского залива направили в ФИФА просьбу отнять чемпионат мира у Катара. Они ссылались на Кодекс ФИФА, который разрешает перенос ЧМ в чрезвычайных ситуациях.

Разумеется, ФИФА отказала. Параллельно арабы запустили антикатарскую кампанию и убеждали Европу в трех тезисах:

• Катар – почти банкрот и не потянет дорогой турнир.

• Катар – пособник террористов, проводить у них турнир – значит поддерживать терроризм. 

• Если ЧМ останется в Катаре, то страны Персидского залива бойкотируют турнир – потенциально это больше миллиона упущенных болельщиков (а значит – меньше денег для ФИФА).

Вот классической пример антикатарской пропаганды.

BBC News опубликовал рерайт исследования международной консалтинговой компании Cornerstone Global: там говорилось, что из-за экономических причин Катар не сможет провести домашний чемпионат мира.

(На самом деле это нет так: блокада увеличила расходы Катара (за два месяца потратили 30 миллиардов), но благодаря многолетним высоким ценам на нефть и газ страна накопила профицит в 340 миллиардов долларов. Короче, с точки зрения экономики ЧМ-2022 был в безопасности).

Журналисты оперативно нашли просаудовские корни у Cornerstone Global: ее владелец, Ганему Нусейбе, постоянно постил в твиттере радикальные мнения про Катар (классический твит: «Это государство-изгой, которое финансируют мировой терроризм»). Нусейбе оправдывался и уверял, что исследование объективное, но никого толком не убедил.

Параллельно Саудовская Аравия и ОАЭ давили на Катар в соцсетях. «ЧМ-2022 пройдет в Катаре, только если они откажутся от поддержки экстремизма и терроризма. Дохе следует пересмотреть свои взгляды», – написал в твиттере министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш.

Катар отбивался как мог. «Их слабые попытки связать проведение чемпионата мира по футболу с незаконной блокадой демонстрируют их отчаяние. Они пытаются оправдать свои бесчеловечные действия», – заявило правительство Катара.

Заявление звучит самоуверенно, но на самом деле Катар паниковал – перенос ЧМ был абсолютно реальным сценарием

По информации французского L’Equipe, в середине июня эмир Катара Тамим бин Хамад Аль Тани созвал экстренное совещание с главными людьми страны, на котором присутствовал и президент «ПСЖ» (и владелец государственного фонда Qatar Investment Authority) Нассер Аль-Хелайфи. Неизвестно (хотя легко догадаться), о чем говорили в тот вечер, но через три недели «ПСЖ» купил Неймара.

Катар постоянно решает политические проблемы через спорт. В политологии это называется «мягкая сила»

А теперь проясним один момент. С чего вдруг Катар решал геополитическую проблему трансфером футбольной суперзвезды?

Политические режимы, которые обвиняют в  терроризме, диктатуре или отмывании денег, во всем мире более-менее одинаковые. 

Какие бы зверства ни происходили внутри страны, на международной арене они хотят выглядеть розовыми зайками, и лучший метод коррекции имиджа – Грандиозное Спортивное Событие. Отсюда чемпионаты мира в странах третьего мира и Олимпиада в сердце фашистского режима (Германия 30-х годов).

Катар не был диктатурой и не поощрял террористов, но иногда важнее то, как тебя воспринимают и с чем ассоциируют. Вспомните 90-е: в мире орудует «Аль-Каида», Ближний Восток выглядит нефтегазовым филиалом преисподней, а человек в белой робе и гутре вызывает строго определенную ассоциацию. Даже в 2020-м для обывателей западного мира у арабских стран одна репутация на всех. Ирак, ОАЭ, Саудовская Аравия, Катар – признайтесь, без гугла вы не расскажете, в чем принципиальная разница между ними. Из-за этого дурнопахнущего имиджевого флера Катар продвигает себя классическим способом диктатур – через спорт.

Катарские шейхи придумали хитроумный маркетинговый план: они не просто бахнули один гигатурнир, но годами аккуратно заходят на спортивный рынок, и чемпионат мира-2022 – только верхушка плана.

В XXI веке Катар провел Азиатские игры-2006, Кубок Азии по футболу-2011, мужской ЧМ по гандболу в 2015-м, ЧМ по водным видам спорта-2018, ЧМ по легкой атлетике в 2019-м. В Дохе ежегодно проходит гран-при Moto GP.

В 2004-м Катар создал футбольную академию Aspire, которая теперь продает игроков в клубы Бельгии и Испании. Бекхэм стал послом катарского ЧМ, а Бускетс, Альба и Пике приезжали в академию Aspire. 

Украинец – аналитик крупнейшей академии мира. Он впечатлил Реброва в «Динамо»

Имидж Катара улучшают даже внешне незначительные факторы. Вчера ты назначил Хави тренером «Аль-Садда», а сегодня журналисты со всего мира прилетают к испанцу и пересказывают, как замечательна жизнь в Катаре.

В политологии даже придумали термин «мягкая сила». Это метод воздействия, при котором политический режим добивается целей не за счет грубой силы, а деликатными способами: предлагает участие и рассказывает о своей привлекательности. 

В арабском мире особенно любят «мягкую силу»  – вспомните ОАЭ и «Манчестер Сити».

Понимаете? Покупая в такой момент Неймара (вот и мы добрались до него через 10к знаков), катарцы играют в своем классическом амплуа.

Трансфер Неймара – имиджевый. Он доказывает, что у Катара есть деньги, и обеляет репутацию страны

Шейхи ожидали три имиджевых эффекта от трансфера Неймара:

• Показать, что карманы по-прежнему набиты нефтедолларами.

• Сгенерировать максимальный шум, который отвлечет людей от ассоциаций Катара с терроризмом и вызовет новый, куда более приятный ассоциативный ряд с футбольной поп-звездой. 

• Продвигать хороший Катар. Приплюсуйте приятные бонусы вроде нативной рекламы Дохи в инстаграме Неймара («ПСЖ» летает в Катар пару раз в год) и съемки в рекламе Национального банка Катара (обратите внимание на канал) – и получается увесистая имиджевая инвестиция. 

«Подписание Неймара показывает, что Катар все еще жизнеспособен, что страна – серьезный игрок на международной арене, – утверждает Кристофер Дэвидсон, преподаватель политики Ближнего Востока в Даремском университете в Англии. – Они пытаются набрать баллы авторитета. Неймар дорого обошелся, но с учетом ЧМ на кону стоят сотни миллиардов. Поэтому шейхам нужна надежная инвестиция, такая как Неймар».

Еще одно мнение – от колумниста The Telegraph Пола Ховарда:

«Вся катарская стратегия была под угрозой из-за блокады. Поэтому покупка Неймара не может рассматриваться как обычный трансфер – это классическое проявление мягкой силы и попытка придать новый блеск образу Катара. Очередное подтверждение того, что футбол становится политической игрой мировых сверхдержав».

Забавный факт №1: Неймар даже не догадывался о своей роли. Уже на второй пресс-конференции его спросили о блокаде – бразилец недоуменно скосил глаза на отца и пробормотал: «Я плохо разбираюсь в политике, но уверен, что у Катара все будет в порядке».

Забавный факт №2: Катар не удержался и посредством футбола боднул ОАЭ (вы же помните, «Сити» владеют немного другие шейхи?). Сначала «ПСЖ» перехватил у «Сити» Дани Алвеса (предложил двойную зарплату), а после – не позволил Мбаппе уйти из «Монако» в «Сити» (одно время этот трансфер всерьез обсуждался).

***

История требует какой-то развязки, но ее пока не случилось. Все же решать политические проблемы трансфером суперзвезды – это очень необычно; и непонятно, как просчитать эффект. Тем более, Катар выкручивался не только за счет Неймара: по оценкам американского журнала Foreign Policy, Катар за три года потратил на информационную войну около 1,5 миллиарда долларов.

Первое время трансфер работал как надо – европейские чиновники заметили и оценили жест Катара и к осени разговоры о переносе более-менее утихли. На время показалось, что Катар отбился.

Потом вышла автобиография Йозефа Блаттера «Моя правда» и испортила все старания шейхов: экс-президент ФИФА рассказал о сговоре между эмиром Катара, президентом Франции и Мишелем Платини (право на домашний ЧМ в обмен на покупку «ПСЖ» и взятку). О блокаде все забыли, но только потому, что новые обвинения куда серьезнее.

У другой страны точно возникли бы грандиозные проблемы, но для Катара история закончилась, сюрприз-сюрприз, ничем. На 2020 год Катар не только получил пользу от блокады (создал собственное производство товаров, на которые наложили эмбарго), но и почти точно (если не вмешается коронавирус) проведет ЧМ-2022.

Неймара можно возвращать в «Барселону».

Фото: globallookpress.com/Panoramic/ZUMAPRESS.com, Mehdi Taamallah/ZUMAPRESS.com, Sharil Babu/dpa, imago sportfotodienst, Michael Weber/imageBROKER.com, Ahmed Gomaa/Xinhua, Yin Bogu/Xinhua

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...