Блог Жук в муравейнике

Грандиозные перемены в «Баварии»: уходит Хенесс. Их соперничество с Румменигге мешало клубу

У мюнхенцев была интересная система управления.

В «Баварии» вот-вот совершится самая грандиозная смена руководства за последние 30 лет. Главные люди «Мюнхена» уходят: президент Ули Хенесс (поднимает «Баварию» с 1979-го) покидает пост 15 ноября, председатель совета директоров Карл-Хайнц Румменигге (пришел в менеджмент «Баварии» в 1989-м) уходит чуть позже – в 2021-м (и уже нашел преемника). Оба – культовые персонажи: делали «Баварию» великой сначала на поле, а потом в кожаных креслах менеджеров.

Но эпоха Хенесса и Румменигге запомнится не только величием «Мюнхена», но и противоречивыми финальными годами, когда споры между боссами напоминали войну.

Как получилось, что «Баварией» одновременно рулили два человека?

В большинстве клубов Бундеслиги действительно два босса: один представляет интересы акционеров, другой – клуба и болельщиков.

Клубы Бундеслиги существуют в форме открытых акционерных обществ. Вы наверняка слышали об уникальном правиле «50+1»: в 1998 году боссы лиги запретили клубам иметь одного собственника и ввели ограничения по доле акционеров (не более 49%). Из-за акционеров у большинства немецких клубов особая структура управления. Вот как она выглядит у «Баварии».

Существует юридическое лицо в форме акционерного общества (Die FC Bayern München AG; приставка AG означает Aktiengesellschaft, то есть акционерное общество): через него проходят юридические сделки, оно выпускает ценные бумаги и предлагает определенному кругу купить их – так формируется капитал клуба. И одновременно есть «Бавария» как спортивная организация (Der Fußball-Club Bayern, München e.V. – буквы e.V. означают eingetragenen Verein, то есть некоммерческая организация).

Проще говоря, часть «Баварии» принадлежит акционерам (8,33% у Adidas, Audi und Allianz), а остальное – болельщикам и клубу. И у каждой группы есть представитель в верхушке: президент Ули Хенесс был одновременно председателем исполнительного совета и защищал интересы клуба, а председатель совета директоров Карл-Хайнц Румменигге – на стороне акционеров. В реальности все давно смешалось: у Хенесса отличные отношения с акционерами, а каждый из руководителей защищал одновременно интересы клуба и свои личные.

У топ-менеджеров разный функционал, но спортивные решения (назначения тренера, покупка игроков) они обязаны принимать коллегиально. И с этим были проблемы.

У боссов «Баварии» разные взгляды на развитие клуба: Хенесс за семейную атмосферу, а Румменигге лоббирует дорогие трансферы

Изначально у Хенесса и Румменигге были прекрасные отношения. В 70-е они вместе рубились за «Баварию» и делили одну комнату на выездных матчах, а затем оказались в менеджменте клуба и почти 30 лет работали вместе.

Точно неизвестно, когда между Хенессем и Калле (такое у Румменигге прозвище) появились разногласия. Скорее всего, во время тюремного срока Ули: в 2014-м президент «Баварии» заехал в тюрьму за уклонение налогов, а вышел в феврале 2016-го (и сразу победил на президентских выборах). Неизвестно, кто из мужчин изменился за два года разлуки, но вернувшись в президентское кресло, Ули обнаружил, что их взгляды с Румменигге на многие вопросы расходятся. 

Хенесс – ретроград: он ценит все немецкое, ламповый дух «Баварии» и традиционные футбольные ценности. Для Ули «Бавария» – в первую очередь семья, и только потом бизнес-проект. Характерный факт: всем известно, что президент любит устраивать дружеские посиделки с игроками у себя дома на озере в Тегернзее. Проект с возвращением бывших игроков в структуру клуба (Клозе, Демичелис, Кан, Флик + уволенные братья Ковачи) тоже инициировал Ули.

Румменигге – прагматик и западник: он поддерживает с игроками корректные (но не дружеские) отношения, предпочитает заграничных тренеров и игроков и укрепляет международный бренд клуба (наверняка Карл-Хайнц пропитался этим, когда провел половину игровой карьеры за границей). 

Различия легко заметить даже в мелких деталях. Например, на матчах боссы сидят вместе, но выглядят по-разному: Хенесс всегда в шарфе «Баварии», а Румменигге придерживается строгого дресс-кода.

Клуб тщательно маскировал разногласия руководителей и не пропускал информацию из герметичной мюнхенской цитадели. Но иногда инсайды появлялись у Bild и самого авторитетного немецкого журналиста – Рафаэля Хонигштайна из The Athletic. По деталям данные разные, но все источники сходятся по трем пунктам.

Селекция персонала

Как топ-менеджеры выбирали тренеров – цирк, о котором чуть ниже в отдельном блоке. Но боссы «Баварии» не могли сойтись даже по позиции спортивного директора. В 2016-м Маттиас Заммер покинул пост, после чего стартовал поиск преемника: Румменигге открыто говорил, что мечтает о Ламе, а Хенесс хотел видеть Макса Эберля из гладбахской «Боруссии». Поспорив несколько месяцев, менеджеры остановились на компромиссном варианте – боснийце Хасане Салихамиджиче. 

Международная активность.

Летом 2017-го «Бавария» поехала в первый тур по Китаю. Во время трипа Ули излучал радость и твердил, что такие поездки продвигают бренд «Баварии». Но сезон начался, команда Анчелотти забуксовала, и Хенесс разнес путешествие в Китай: 

«В будущем мы должны аккуратнее относиться к таким поездкам. Игроки устают и не могут нормально подготовиться к сезону. Интересы спонсоров важны, но в первую очередь мы – футбольный клуб», – рассуждал Ули.

По информации Bild, это не разовый срыв – Хенесс действительно не одобряет далекие и изматывающие туры. У Румменигге полярная позиция – он уверен, что топ-клуб обязан гонять в Азию, США и ОАЭ.

Трансферы – предмет ожесточенных споров.

Кредо Ули: рынок перегрет, поэтому дорогие игроки – табу. Не случайно травматики Роббен и Рибери бегали на флангах «Баварии» последние 10 лет, а до 2018 года трансферным рекордом были стыдноватые для топ-клуба 41,5 миллиона евро за Толиссо.

Журналисты любят спрашивать Хенесса о дорогих трансферах, потому что президент «Баварии» с удовольствием унижает транжир. В последний раз это случилось после перехода Криша в «Юве».

«Послушайте, Роналду – 33 года, а он стоит 100 млн евро! Я бы мог закрыть глаза на такую сумму, если только ему было бы 24», – негодовал Ули.

Такая позиция напрягала Румменигге, который лоббирует трансферы звезд. «Трансферный рынок есть трансферный рынок. У него есть свои законы, и исключений нет ни для кого, даже для «Баварии», – рассуждает Карл-Хайнц.

Менеджеры быстро осознали сложность ситуации и научились сосуществовать: теперь ключевые решения принимаются так, чтобы никого не обидеть – ищут компромиссы. Но прежней гармонии между старыми приятелями так и не возникло. В сентябре 2017-го журналисты немецкого Eurosport спросили Румменигге об отношениях с Хенессом после тюрьмы. Калле ответил честно: «Нет, мы пока не поженились заново».

Боссы «Баварии» расходились в выборе тренеров: Румменигге хочет только западных тактических фриков, Хенесс предпочитал немцев

Главная точка противоречий – выбор главного тренера. У боссов совершенно разный вкус: Румменигге смотрит на запад, а Хенесс предпочитает старую-добрую немецкую школу, Румменигге ценит тактических гиков, а Хенесс – мотиваторов. Хенесс топит за преемственность, его кредо: тренер «Баварии» должен побегать в мюнхенском джерси, а в идеале быть клубной легендой.

Они отличаются даже стилем управления: Хенесс лоялен к тренерам и дает им второй, третий и сколько-сколько-там-нужно-Ковачу шанс, а Румменигге легко воспламеняется и увольняет при первых проблемах.

Как два авторитетных мужчины делили сферы влияния? Часто это приводило к компромиссным и странным вариантам – они выбирали тренеров чуть ли не по очереди.

Увольнение Анчелотти в сентябре 2017-го запустило сложный процесс выбора: Румменигге мечтал об испанце Луисе Энрике и тактическом фрике топ-уровня Томасе Тухеле, а Хенесс настаивал на немецком парне Нагельсманне. От Энрике сразу отказались из-за Хенесса – он хотел, чтобы после испанца и итальянца «Баварию» тренировал немец. В октябре мужчины выбрали промежуточный вариант и включили любимый сериал «Лучше звоните Юппу».

Пока назначенный до конца сезона Хайнкесс завоевывал с «Баварией» очередное чемпионство, боссы продолжали спорить. Оставалось два кандидата – Тухель и Юпп. Но когда Тухель выбрал «ПСЖ», а Юпп – пенсию, Хенессу пришлось доставать из глубин шорт-листа самый неочевидный вариант.

Ковач был стопроцентным протеже Хенесса и отвечал его специфическим вкусам: хорват ценит менталитет победителей, а не тактику, к тому же он играл за «Баварию» с 2001-го по 2003-й (в основном сидел в запасе, но формально принцип соблюден).

Румменигге принял поражение достойно и первые полгода поддерживал тренера как родного. Но когда на Ковача посыпались проблемы, Калле по-немецки корректно, но очень четко вцепился в хорвата: он упрекал тренера в излишней ротации, вялой атаке и даже говорил, что не гарантирует ему работу на следующий сезон.

Из-за Ковача боссы «Баварии» даже слегка поссорились и публично перебрасывались колкостями. «Если ты работаешь в «Баварии», то обязан справляться с давлением. В противном случае ты должен уйти», – заявил Карл-Хайнц в апреле 2019-го в эфире ток-шоу Wontorra. В тот же день Хенесс изящно защитил протеже и слегка набросил на Калле в интервью Kicker: «Человек не может продуктивно работать, если вы ему не доверяете».

В апреле 2018-го немецкий журнал Sport Bild вышел с заголовком «Противостояние из-за Ковача», где анализировал конфликт боссов.

По информации Bild, именно Хенесс до последнего сражался за Ковача и летом 2019-го уговорил Румменигге дать хорвату еще один сезон. Калле поворчал, но согласился.

Хенесс проиграл соперничество и уходит. Сейчас идеальный момент для прощания с ним

Летом Хенесс отказался от участия в ноябрьских президентских выборах. Эдмунд Штойбер (экс-президент округа Бавария и член совета директоров «мюнхенцев») намекнул, что Ули решился на уход в том числе из-за сложных отношений с коллегой: «Они с Калле часто спорили, это повлияло на решение Ули».

Хенесс поспешно (уже на следующий день) попытался сгладить ситуацию: «Эдмунд выразился не совсем точно. У нас нет конфликтов, все решения мы с Калле принимаем сообща». Кажется, Штойбер сболтнул то, что запрещено выносить из мюнхенской цитадели.

Прощание с президентом ощущается во всем: в «Баварии»-2019 крайне низкое содержание Ули Хенесса.

В первую очередь это касается трансферов. Ули поддался влиянию Румменигге и осознал, что без дорогих трансферов никуда. За последний год «Бавария» была не похожа на себя: дорогие аренды Хамеса и Коутиньо, французская парочка Павар и Эрнандес за 115,5 миллионов, стомиллионный трансфер Сане, который сорвался только из-за травмы игрока.

Последним местом силы Хенесса оставался Ковач, но и с ним пришлось расстаться. 

Есть ощущение, что именно сейчас идеальное время для расставания с Ули. Он создал великую эпоху, пришел в «Баварию», когда вокруг было выжженное поле и превратил небольшой клуб с долгами в бизнес-империю и доминатора Бундеслиги. Но в последние годы Ули слегка не поспевает за темпом современного футбола и выглядит динозавром.

Выборы нового президента пройдут 15 ноября, одним из фаворитов считается друг Хенесса и перспективный управленец Херберт Хайнер (недавно ему предложили возглавить немецкий футбольный союз, но Херберт отказался). Не факт, что с новым президентом «Бавария» превратится в супероружие, но цельный и внятный курс точно оздоровит клуб. Вряд ли команде шло на пользу, когда принимались не эффективные, а компромиссные решения, и на выходе получался Ковач.

А Хенессу будет полезно отдохнуть от почти непрерывной (о тюремном сроке забудем из уважения к Ули) 30-летней работы. Уже через полтора года к нему присоединится Румменигге – может, хотя бы на пенсии мужчины поладят.

Фото: globallookpress.com/firo/Sebastian El-Saqqa, Peter Schatz/imago sportfotodienst, FrankHoermann/SVEN SIMON, Peter Schatz/imago sportfotodienst

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...