Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Регрессия к среднему

Каштру меняет «Шахтер». Как работает его динамика в атаке

Разбор старта горняков

Ситуация с приходом Каштру в «Шахтер» была интересна и непривычна для нашего чемпионата тем, что Луиш приходил на место человека, который ушел на повышение. Ему не надо было вытаскивать клуб из ямы, не было игрового провала, который надо исправлять. В такой ситуации всегда интересно, как поведет себя главный тренер: будет ли он агрессивно внедрять свои подходы в и без того хорошо работающий механизм или попытается сохранить наработки предшественника.

После первых шести туров чемпионата мы получили ответы на эти вопросы вместе с достаточно четким рисунком игры «Шахтера» в интерпретации Луиша Каштру. Удивительно, но нынешняя версия горняков, как по мне, выглядит более сильной, чем в прошлом сезоне. Новому тренеру на данном этапе удалось избавиться от главной проблемы Фонсеки – зависимости от индивидуальной игры Марлоса и Тайсона.

Это стало возможным благодаря совершенно другой интерпретации той же схемы 4-2-3-1. Хотя, как уже не раз за этот сезон отмечалось, для Каштру формации имеют далеко не принципиальное значение, о чем португалец сам не раз заявлял.

Поиски оптимального расположения в самом начале

Я не смотрел матчи на сборах, чтобы не поддаваться соблазну делать выводы исходя из процесса поиска тренером того, что он хочет видеть на поле. Но известно, что летом Каштру много пробовал играть в 4-3-3, но в матче на суперкубок вернулся к 4-2-3-1. С двумя «шестерками» горняки начали и матч первого тура против «Александрии».

В этом матче еще не было такой динамики в атаке и футболистов достаточно легко можно было распознать по их позициям на поле. Хотя меньшая привязанность к позиции в атаке начинала проглядываться. В первую очередь через игру опорников Патрика и Степаненко.

У них не было такого четкого разделения на роли, когда можно было бы утверждать, что Тарас – чистый разрушитель, а Патрик больше сконцентрирован на атаке. Ситуативно могло возникать и такое расположение:

Могло быть и наоборот:

Вот втором тайме Каштру перешел на 4-3-3 и на момент того матча казалось, что эта схема идеально подходит горнякам. Было непонятно, почему Луиш не сделал ее сразу основной.

4-3-3 казалось эффективнее по очень банальной причине: игроки «Шахтера» изначально занимают такие позиции относительно друг друга, которые позволяют им сбалансировано атаковать, используя свои сильные стороны.

Так, например, голевая атака. Розыгрыш на левом фланге, где изначальные позиции Патрика, Тайсона и Исмаили позволили разыграть быстро мяч, а потом Тайсону индивидуально докрутить эпизод. Не факт, что такая ситуация смогла бы возникнуть в 4-2-3-1, так как Патрик бы в таком случае стартовал ниже и должен был сам принимать решения, чтобы сместиться и занять эту позицию.

На тот момент было непонятно, что именно Каштру не устраивает во взаимоотношениях и в устройстве игровой динамики, которую дает 4-3-3.

Но я попал в ловушку, о которой португалец говорил еще летом. Я продолжал мыслить в понятиях схем, а соответственно интерпретировал позиции горяков исходя из формаций, как в предыдущем моменте. На деле же Каштру искал не оптимальную схему как таковую. Работа шла над поиском командой игры вне формации как таковой. А потому этот переход с 4-2-3-1 на 4-3-3 в перерыве первого тура, который давал Wyscout, вероятно, был более формальным, чем можно было ожидать. Каштру мог поправить движения отдельных футболистов – и рисунок игры стал больше походить на 4-3-3.

Но едва ил португалец доносил эти изменения до футболистов в виде схем. Независимость его подхода от номинального расположения треугольника в центре стала очевидной уже в следующем матче.

Атака «Шахтера» - это максимум динамики в финальной трети

Показательно, что во втором туре против «Карпат» Wyscout рисовал схему «Шахтера» как 4-4-2 с парой нападающих Мораес - Тайсон и Тете с Марлосом на флангах.

На старте возникало расположение напоминающее 2-4-4:

А таблица усредненных позиций выглядела еще иначе:

Попробуйте из нее описать позицию Тайсона и Тете. В реальности же игроки «Шахтера» располагались примерно в таких вот ролях:

С матча против «Карпат» и до последнего тура этот вариант является основным для Каштру. Что за вводные он дает.

Во-первых, по своей структуре она близка в 4-3-3: есть треугольник центра поля Тарас-Патрик-Марлос как ключевой элемент 4-3-3. Но нельзя сказать, что ШД играл по 4-3-3, этот вариант Каштру гораздо более гибкий.

Марлос не выступает в качестве классической «восьмерки», если его описывать через роли ЦПЗ, то он 8/10 с большим уклоном в «десятку». Его акцент не создавать доминирование треугольника, к которому он привязан гораздо условнее, чем в 4-3-3, а занимать зоны между линий в опорной ближе к полуфлангу. В этом смысле Патрик это единственная чистая «восьмерка» по функциям в этой расстановке.

Второй важный момент это фланговая асимметрия: на правой бровке (во время матча он менял фланг, сохраняя функции) Тете играет классического вингера в 4-3-3, который хорошо смещается в центр, но стартует с широкой позиции. Тайсон же играет самую свободную роль. Он изначально тоже занимает опорную зону соперника ближе к полуфлангу и в этом его роль схожа с Марлосом. Но при надобности он может отходить и шире на фланг на позицию вингера. Или просто сместиться ближе к флангу, чтобы создать там треугольник с Исмаили и Патриком (это важный элемент).

В основном же эта асимметрия позволяет Исмаили почти всегда находится в изолированной позиции и максимально использовать атакующий потенциал.

Это все сводит атаку «Шахтера» к двум основным подходам:

1. Быстрый розыгрыш мяча низом в опорной соперника через короткий пас, в котором учувствуют 3-5 игроков. Тут, понятно, ставка делается на то, что бразильцы горняков с мячом двигаются и принимают решения гораздо быстрее, чем на них успевает реагировать защита.

2. Изоляции фуллбеков, чаще всего Исмаили, и перевод на него с дальнейшей попыткой обыгрывать один в один и простреливать штрафную, где благодаря структуре из первого варианта у «Шахтера» достаточно игроков. Таким образом может изолироваться и вингер заточенный на игру из широких позиций. Как правило, это Тете или Соломон.

Теперь давайте углубимся в функции и роли игроков при таком общем рисунке, чтобы увидеть, как все они направлены в большей или меньшей степени на создание очень подвижной и динамичной атаки. А после поближе посмотрим, как эта динамика работает.

Индивидуальные роли

Роли Патика и Степаненко

Начнем с двух игроков, которые располагаются ниже группы атаки, и будем двигаться выше, к тому же про Тараса и Патрика уже упоминалось в начале текста.

И у Фонсеки в 4-2-3-1 эти двое часто играли в паре, когда Патрик был больше ориентирован на розыгрыш мяча, а Степаненко на оборону. Каштру логично сохранил такое распределение ролей. Только его система требует от Патрика большей ширины движения, большей интеграции в атаку. А потому он все дальше отдаляется от нахождения на одной линии со Степаненко.

Вот эпизод, когда мяч сначала поднимается выше, Патрик правильно на это реагирует, начиная движение вперед к финальной трети, где он тоже учувствует в командном перегрузе. Степаненко остается ближе к защитникам.

Но через несколько секунд Исмаили вынужден вернуть мяч на ЦЗ, и Тарас тут же опускается для создания треугольника в билд-апе.

Если раньше Патрик, будучи так же более ориентирован на атаку, все же был скорее «шестеркой» с функциями «восьмерки», то сейчас он «восьмерка», которая чаще превращается в «десятку», чем в «шестерку».

Но при этом, когда мяч на дальнем фланге, Патрик играет на линии с Степаненко, а не выше как «восьмерка» в 4-3-3. Это логично, так как при таком расположении мяча, Тайсон будет всегда находиться узко, забирая эту зону выше у Патрика.

Когда мяч переводится на правый фланг, Патрик поднимается выше Тараса. Вместе с остальными игроками группы атаки он становится полноценным участником очень быстрого розыгрыша мяча в узких матрицах в финальной трети.

Роль Степаненко не особо поменялась. Те функции, которые он выполняет, нужны практически любой атакующей команде, вне зависимости от стиля игры.

Но его роль тоже напрямую работает на пользу всему динамическому подходу к атаке. Тарас своими движениями помогает насыщать зону мяча и при этом не терять общую структуру по всему полю.

Степаненко смещается на правый фланг с целью поддержать розыгрыш мяча там (он так делал достаточно часто и в прошлых матчах). Из-за этого смещения «Шахтер» номинально теряет игрока в опорной, который необходим для быстрых переводов через короткий пас.

Но благодаря тому, что ШД играет максимально компактно, когда большинство игроков в районе пространства между линиями защиты и полузащиты, ЦЗ спокойно могут выполнять эту функцию и переводить мяч фактически с позиций опорника.

Тут мы еще немного затронули тему центральных защитников. Они достаточно часто очень высоко подключаются к розыгрышу атак. Могут как и отдавать передачи, получая мяч выше центрального круга, так и самостоятельно атаковать пространство с мячом в ногах. В этом нет ничего удивительного, когда соперник садиться очень глубоко, а вся группа атаки горняков находится в финальной трети.

Причем гораздо чаще подключается левый центральный защитник. Это следствие того, что Степаненко, если поднимается выше в атаку, то делает это ближе к правому флангу. Так как на правом эту зону, как правило, и так занимают уже Тайсон вместе с Патриком. Правый край у «Шахтера» обычно остается под чистого вингера, как упоминалось выше, а потому в зоне полуфланга остается только Марлос.

Функции Тайсона

Роль Тайсона самая свободная из всей атаки горняков. При это его функции гире, чем у Марлоса. Рядом с последним на фланге всегда есть чистый вингер. На фланге Тайсона такого нет, при этом сам бразилец, конечно же, им не является.

Из-за максимального широкого спектра действий и большой свободы перемещений игру Тайсона очень сложно отделить от командной динамики, поэтому на большинство его функций мы посмотрим, когда будет разбирать командные действия. Пока же я отмечу лишь всегда работающие паттерны переключения Тайсона с фланга в центр и наоборот.

Когда Исмаили открыт высоко и широко, Тайсон отходит выше и уже практически на линию с Мораесом, примерно там по умолчанию своей роли находится и Марлос( на первом скрине из блока про Патрика видна такая позиция Тайсона).

Когда же левый защитник находится ниже, Тайсон отходит ближе к бровке, создавая ширину в атаке. Но не просто так именно на фланге Исмаили нет чистого вингера. Не секрет, что левый фуллбек в разы сильнее в плане атаки тех, кто выходит справа. А потому очень много атак «Шахтера» заточены под переводы на левый край в изоляции. Таким образом, Тайсон достаточно редко оказывает на фланге в позиции вингера.

Марлос

Его еще сложнее описать по конкретным функциям. Марлос обладает самой большой свободой в плане креативных действий, так как в отличии от Тайсона даже моментами не привязан к какой-то четкой зоне.

Пример разницы между Марлосом и Тайсоном:

Когда в билд-апе мяч приходит к флангу Марлоса, тот включает элемент «восьмерки» у себя в игре и опускается, чтобы помочь разыграть, так как Тете играет вингера в широкой позиции. На правом же фланге Тайсон так не может делать, не нарушая структуру, так как для связи с билд-апом есть Патрик.

Марлос может действовать по всей ширине опорной соперника, а самое главное то, что он является ключевым элементом для создания быстрых розыгрышей между 3-4 футболистами в финальной трети, главного элемента игры «Шахтера».

У Соломона есть функции широкого вингера, Патрик и Степаненко тоже имеют достаточно четкие указания. Тайсон максимально приближен к Марлосу, но все равно должен контролировать фланг и позицию Исмаили. Марлос же игрок со свободой перемещения, который обладает отличной скорость оценки поля, принятия решения и технического исполнения. Он двигается быстрее, чем на его действия успевает реагировать защита. Такой набор это и есть основы командной динамики горняков. Тогда неудивительно, что Марлос ключевой игрок.

Структура атак

Стягивание к мячу

Важно понимать, что свобода в финальной трети и куча игроков, которые имеют свободные роли, не означает, что позиционно не должны выдерживать базовые принципы. И это не означает, что все построение атаки доверено креативным игрокам.

У «Шахтера» давно есть проблема, когда Марлос и Тайсон берут слишком много на себя и часто при розыгрыше мяча опускаются в район центрального круга, чтобы получить мяч в ноги от центральных защитников. Их желание получить мяч без давления и дальше самостоятельно строить игру часто рушит атакующую структуру. Эта проблема осталась и при Каштру.

На скриншоте ниже Тайсон и так изначально находится низко, но тут это не критично, так как дает свободу Исмаили высоко, чем он и пользуется весьма успешно. Но параллельно на уровень с Тайсоном опускается Марлос (скорее всего с желание низко забрать мяч в ноги).

Мяч в итоге получает Исамили в своей изолированной позиции. И в итоге у ШД очень сильная нехватка игроков выше. Что не дает возможности Исмаили хорошо по таймингу и опасно продолжить атаку после прохода, так как на параллельном фланге полуфланге пустота.

Я не просто так начал с этой проблемы, потому что выходы назад игроков атаки «Шахтеры» очень важный элемент игры горняков, если они выполняются в правильных ситуациях.

Когда ты атакуешь против низкого блока, то неизбежно твои игроки атаки будут вынуждены отходить ниже за оборонительные линии и принимать мяч таким образом от ЦЗ или ОПЗ. Каштру эти выходы пытается сделать частью атакующего арсенала. У таких выходов есть несколько основных задач:

1) Быстрые рывки, которыми игроки выманивают своих визави, переключая за счет резкости их внимание. Таким образом оборонительные линии расшатываются и возникают зоны, в которые можно атаковать. На этом примере такой рывок делают Дентиньо и Мораес, пока Марлос остается выше как раз между линиями и получает там передачу:

Это более классический момент, когда резкий рывок назад своей резкостью не оставляет защитнику время оценить ситуацию и он инстинктивно выдергивает за игроком, что открывает пространство партнеру футболиста, который сделал этот рывок назад.

Вот Марлос делает резкий рывок ниже специально, чтобы за счет резкости выманить Шепелева из центра и открыть зону для вертикального паса на Соломона, который параллельно с движением Марлоса там открылся:

Этот момент еще важнее, так как внешне этот выход идентичный тому, который рушил структуру на примере выше, но в правильном контексте он наоборот играет только в плюс развитию атаки.

2) Изначальное выманивание линии полузащиты соперника выше.

Против «Динамо» такая игра имела еще больше смысла. Изначально низкие позиции Марлоса и Тайсона при билд-апе вынуждали линию полузащиты киевлян располагаться выше обычного. «Шахтер» получал пространство и отлично его использовал, причем часто это делали непосредственно Тайсон с Марлосом.

Изначально низкие позиции Марлоса и Тайсона при билд-апе вынуждали линию полузащиты киевлян располагаться выше обычного. И потом Тайсон так и остается низко, а Марлос опускается за спину визави в пустую опорною под передачу.

3) Ситуативно грамотные стягивания, которые делаются исходя из оценки несистемной ситуации на поле.

Это важные эпизоды, которые показывают, как футболисты «Шахтера» понимают, где и в какой ситуации надо стягиваться в зону мяча, даже если рядом есть свободное пространство.

На примере ниже это делает Марлос, когда отдает мяч Степаненко. Тарас находится под сильным давлением, да и вообще в зоне мяча 5 игроков ДК. Поэтому Марлос все это время продолжает оставаться в узкой позиции, поддерживая розыгрыш мяча. И его узкая позиция напрямую влияет на то, что ШД удается выйти из этого ситуации удачно.

Игра через фланги

Флаги важнейший элемент атак «Шахтера». Не очень удивительно, если учесть наличие такого сильного фуллбека, как Исмаили.

Но горняки не ограничиваются классическими изоляциями и переводами мяча на бразильца, когда тот в ситуациях 1-в-1. Не менее часто «Шахтер» пытается изолировать фуллбека не только банальным перегрузом одной из частей, а с помощью тех же самых резких отходов назад атакующих футболистов.

Самый просто способ изоляции Исмаили: резкое выдергивание назад Тете, из-за резкости фуллбек не успевает нормально оценить ситуацию и выдергивается за Тете, оставляя Исмаили одного.

Вот еще одно такое подключение фланга Исмаили с рывком назад от Марлоса и Тайсона перед этим, чтобы дать фуллбеку больше пространства после получения:

Как уже понятно оттягивания на рывке назад это важный элемент, с помощью которого «Шахтер» создает себе свободные зоны для атак. А в его основе лежит принцип того, что игроки горняков всегда думают и действуют быстрее, чем игроки соперника на это реагирую. И разница между этими реакциями позволяет «Шахтеру» создать задел.

Это могут быть не только движения назад, но и взаимные ин-аут рывки, когда один футболист врывается к воротам, а его партнер рядом остается на месте. Таким образом защитник часто разрывается и может вообще остаться на месте.

Во втором тайме матча с Карпатами Каштру перевел на фланг Исмаили Тете , а Тайсон тогда окончательно ушел в центр. Таким образом на правом фланге «Шахтера» остался только Додо.

Очевидное преимущество такого перестроения: два игрока в центре поля при билд-апе (Антонио/Тарас) нагружают центр, два игрока между линиями (Тайсон/Марлос) такими выходами назад, которые я разбирал, могут спокойно еще больше выманивать игроков соперника. Ну и тогда на левом фланге остается два игрока (Исамили/Тете), которым дают пас на ход перед свободной зоной (из-за выманивания игроков соперника выше). Во втором тайме это главный и постоянный сценарий атак «Шахтера».

Важное дополнение в том, что после того как Тете выдергивается, оставляя фланг, благодаря перестановки Исмаили все равно после подключения имеет поддержку в полуфланге для скидки. Это возможно только благодаря перегрузу. Через пару минут этот же расклад вылился в момент для «Шахтера».

Как «Шахтер» создает скорость в атаке

Быстрые перепасовки мяча не означают, что команда разыгрывает быстрые атаки. Очевидно, что для скорости атакующих действий нужно пространство. Часто оно действительно создается в финальной трети, когда индивидуально сильные игроки передачами в узких матрицах и рывками самостоятельно расшатывают оборону и выходят непосредственно на ворота. Об этом мы будем говорить чуть позже.

Но не менее важно уметь создать условия для скорости или же создать пространство не на поздних этапах, когда это сложнее, ибо соперник сидит глубоко и низко, сильно боясь за свои ворота и менее выдергиваясь, а на этапе розыгрыша мяча в первых двух третях.

Тут «Шахтеру» так же помогает позиционная грамотность игроков.

Очень хороший эпизод, который показывает, как ШД сам себе создает пространство для ускорения атаки. С передачей назад вместе отходят Патрик и Степаненко. Между ними и двумя линиями обороны создается разрыв. Позиционно непосредственно он не опасен, но позволяет Патрику после получения мяча набрать скорость. Он стягивает на себя двух игроков и отдает на Марлоса, который открывается параллельно между линиями. В этом матче такой прием для набора скорости Патрик использовал не один раз.

Такие эпизоды относятся еще к прошлой теме с выходами назад, но в контексте этой темы интереснее рассмотреть более фундаментальный команды подход.

Сразу несколько базовых моментов билд-апа «Шахтера» в этой атаке. Во-первых против них почти никакая команда не будет включать никакой прессинг. Это позволяет горнякам сильно поднимать последнюю линию в розыгрыше за счет очень высоких позиций ЦЗ с мячом:

Так «Шахтера» создает вертикальную компактность с мячом. Это ставит соперника перед выбором: поднять линию обороны, чтобы игроки группы атаки не чувствовали свободу. При таком варианте за спиной защитником много пространства, которое ШД может использовать на скорости.

Второй вариант выбора: не поднимать линию обороны. Тогда Олимпик садиться глубоко, а «Шахтер» получает зоны в средней трети и к штрафной уже модет подходить на скорости (похожие моменты я разбирал в прошлых матчах).

«Олимпик» выбирает первый вариант и горянкам удается атаковать зоны за ЦЗ на скорости:

Они это сделали благодаря тому, что Марлос правильно опустился ниже. Это оттягивание тут сработало не как нарушение структуры. Этим опусканием Марлос выдернул выше полузащитников и открыл линию передачи на Тете, которую он получил в большой пустой зоне между линиями. Это позволило ему набрать скорость – «Шахтер» входил в зоны около штрафной на скорости.

Важно то, насколько высоко Крывцов и Матвиенко поддерживают атаку. Это позволяет всем игрокам группы атаки находится максимально высоко и компактно. Таким образом, Тете Степаненко и Мораес забирают каждый на себя игрока «Олимпика». Исмаили плучает мяч на пространстве, и благодаря вертикальной компактности сразу в высокой позиции. Прострел – гол:

Очень важно: даже когда при билд-апе ЦЗ низко, группа атаки все равно опускается ниже, чтобы в любом случае выманить линию защиты выше и потом иметь зоны для быстрой атаки.

Подход с попытками поднимать оборону сопернику и использовать зоны за ним в полной мере работает во время второго гола в ворота «Олимпика».

Розыгрыш мяча в узких матрицах

Мы подошли к моменту, который ярче всего характеризирует игру горняков при Каштру. Если смотреть игру «Шахтера» и воспринимать ее на уровне общей целостной картинки без разбивки на фазы и т.д., то ярче всего запомнятся именно перепасовки в перегрузах в финальной трети.

Тут очень многое строится на индивидуальном уровне игроков, который позволяет им быстро оценивать поле, быстро отдавать передачи, быстро двигаться с мячом. Вряд ли в этом ключевом компоненте атак «Шахтера» много тактических паттернов.

такие ситуации решаются обычно в связках из двух игроков за счет их быстрого понимания пространства. Приведу только один пример, по которому будет понятен общий подход.

Тайсон замечает разрыв в обороне и делает туда рывок, Марлос тут же видит это и моментально отдает передачу. Игрок «Карпат», который на скрине находится внутри штрафной у ее левого края переключается на Тайсона. Марлос делает рывок и получает обратно мяч.

И большинство таких моментов разыгрываются по схожему принципу через очень хорошее понимание зон и пространства и моментальную реакцию.

Как нельзя играть против этого «Шахтера»

Если внимательно пробежаться по всем скриншотам выше, то можно заметить, что из всех стартовых матчей нет примеров только из встречи с «Мариуполем». Ее я решил вынести в отдельный пункт, как пример абсолютно бездарного защитного подхода против горняков образца этого сезона.

Во-первых, «Мариуполь» оборонялся с фуллбеками и вингерами в узких позициях. Из-за этого фланговые игроки «Шахтера» при получении мяча получают изначально больше места для рывка вперед. А такие рывки, даже если после них идет откат назад, вынуждают защиту Мариуполя двигаться вертикально вперед-назад, что очень просто расшатывает плотность линий и создает зоны между ними, в которые проникают и быстро комбинируют игроки ШД, используя свое отличное виденье поля и быстрое принятие решений. Так и был забит первый гол.

Это не самое плохое, так как в одних ситуациях это была действительно глупость, а в дургих вынужденная мера, когда Шахтер» очень сильно нагружал центральные зоны.

Но, что более странно, так это то, что «Мариуполь» пытался встречать игроков «Шахтера» высоко и агрессивно, при этом совершенно не выдерживал базовых правил: страховка зон за спиной прессингующего, смещения всей команды в случае давления с целью избежать разрывов между линиями.

Если ты не готов выдерживать базу, то зачем лезть в прессинг против такого соперника?

Вот как комбинация глобальных защитных тактических ошибок Мариуполя приводит ко второму голу. Сначала полузащитники поднимаются за Тайсоном, который отходит под мяч. Этим самым они создают разрыв между линиями и открывают туда линию передачи:

Марлос получает мяч, и дальше Тете пользуется узкой позицией фуллбека, который не просто страховал партнера, а изначально располагался узко, еще и спиной к Тете. Он и забил

Максимально показательный кадр обороны Мариуполя. Таким образом они сами себя вынуждают в защите смещаться не к мячу вперед, а следовать за ним назад. Что гораздо сложнее для защиты по умолчанию:

Игроки располагаются высоко, оставляют на флангах зоны и после передачи вынуждены коллективно двигаться назад.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...