Блог Думки одного самашедшего

Трансферный бан «Александрии» – мощное предупреждение. ФИФА следит за махинациями наших клубов

«Александрия» в первом туре после зимней паузы вышла на поле без троих новичков – в заявке не оказалось ни Романа Вантуха, ни Богдана Мышенко, ни Артема Гордиенко. 

Оказалось, дело не в игровых качествах футболистах, а в прилетевшем на днях трансферном бане от ФИФА. И только кажется, что это обычный случай для нашего футбола – в деле «Александрии» международная федерация сделала предупреждающий звонок для всех остальных украинских клубов. 

Что в этом бане особенного?

Начало обычное: в ФИФА обратился защитник Йосип Баришич. Он пожаловался, что клуб «Александрия» в сезоне 2011/12 задолжал ему 200 тысяч евро. В том чемпионате Баришич отыграл всего пять матчей, но в ФИФА прислушались к доводам игрока. 

Особенность ситуации в том, что с тех пор «Александрия» успела полностью сменить юридическое лицо.

В 2014 году ПФК «Александрия», который выступал в первой лиге, прекратил свое существование. А к старту сезона 2014/15 вышел ФК «Александрия» – переименованный ПФК «Украгроком», который участвовал в том же дивизионе, что и старая «Александрия». 

И у ПФК «Александрия», и у ПФК «Украгроком» в 2014-м был один и тот же владелец – экс-депутат «Партии Регионов» Сергей Кузьменко. Он решил обнулить один клуб и сосредоточиться на втором, только уже переименованном. Поэтому на самом деле отсчет истории клуба должен был стартовать с 2008 года – даты создания «Украгрокома», – а не с 1948-го, как заявлено на официальном сайте клуба.

«ФК «Александрия» – это переименованный ПФК «Украгроком». Ни за ПФК «Украгроком», ни за ФК «Александрия» Баришич никогда не выступал. Вот в чем вся соль ситуации», – жаловался прессе Дмитрий Китаев, директор нынешней «Александрии». 

Но трансферный бан за Баришича все равно прилетел, несмотря на апелляции украинского клуба. Дело в том, что ФИФА по критериям спортивной правонаследственности признала «Александрию» правопреемником этого долга.

В чем суть спортивной правонаследственности?

Палата по решению споров ФИФА в 2013-м сформулировала несколько важных тезисов в деле о выплатах долгов футболистам. Согласно им, футбольный клуб выходит за рамки обычного юридического лица, и является скорее совокупностью элементов, которые формируют его образ.

Если образ совпадает – значит, это один и тот же клуб, несмотря на юридические тонкости.

Это принято, чтобы клубы не смогли уйти от ответственности за нарушения в прошлом, просто пройдя процедуру банкротства или переименовав другой клуб (как в случае с «Украгрокомом»). И в эту совокупность элементов входят: 

• владельцы;

• менеджмент;

• название;

• цвета команды;

• эмблема;

• гимн;

• болельщики;

• стадион;

• команда.

Чтобы признать клуб правопреемником, нужно минимум три-четыре совпадения между старым и новым клубом из этого списка. Кроме того, ФИФА следит, не унаследовал ли новый клуб то же место в соревнованиях, что и предыдущий – и это сыграло свою роль в деле «Александрии». Также в клубе не особо переживали за последствия, и переняли почти весь состав ПФК «Александрии», ее цвета и эмблему. 

ФИФА следит за таким достаточно строго, отбиться от выплаты долга не получится. У международной федерации уже есть успешный опыт доказательства в судах, что клуб нужно признать правопреемником. Так было в 2008-м, когда в Румынии образовались две «Тимишоары», или в 2011-м, когда чилийские «Рейнджерс» пытались с помощью банкротства избавиться от долгов.

И что теперь?

Дело Баришича в очередной раз показывает, что ФИФА достаточно получить жалобу от любого футболиста или даже сотрудника, чтобы начать расследование.

C «Александрией» ничего страшного не случится – все тот же Сергей Кузьменко уже сообщил о готовности погасить старый долг, доказывать свою невиновность в суде в Лозанне клуб вряд ли будет. Отделались мелким испугом, если нет еще долгов со старых времен начала 2010-х. 

Но этот случай может стать сильным ударом, в первую очередь, по «Днепру-1» и по любым другим подобным случаям в будущем. У нас уже был материал про слишком сильную связь между «Днепром» и «Днепром-1» – и уже потенциально может быть достаточно доводов, чтобы ФИФА приняла решение не в пользу днепровского клуба в случае исков от экс-игроков или персонала «Днепра». 

То же самое касается и условного возрождения «Металлиста». Не зря Александр Ярославский каждый раз говорит о погашении долгов, потому что без них создать абсолютную копию погибшего клуба без применения спортивного правонаследства будет невозможно. Переименование «Металлиста-1925» тоже не поможет, если на это и надеялись болельщики.

Кажется, ФИФА следит за украинским футболом сильнее, чем думают в самих клубах. 

«Днепр-1» 2020-го: новая команда с улучшенной защитой

Ярославский и «Металлист»: что вообще происходит?

Заглавное фото: «НВ»

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...