Блог Can't stand me now

Blue till he died

”Не знаю, как думают другие, но для меня Мэттью – это человек, для которого создана главная роль в фильме «Миссия невыполнима». Слов типа «невозможно» нет в его лексиконе... Непонятно, от чего, но он никогда ничего не боялся, всегда был бесшабашным.”

Пер Линдстранд, известный датский воздухоплаватель, друг Мэттью Хардинга. 21 октября 1996 года

 ...Каждый человек, считающий себя болельщиком ''Челси'', всегда придерживается, наверное, довольно жёсткого, но очень ёмкого девиза ''Blue till I die'' – ''Я – «Синий» до тех пор, пока я не умру''. Песни, где в припеве содержится подобная фраза, распевают на Северной трибуне стадиона «Стэмфорд Бридж». Как правило, там располагаются болельщики команды хозяев со стажем, которые застали ещё если и не Осгуда и Бонетти с Хадсоном, то видели вживую «Крутых парней» «Челси» - Грэма Ле Со, Денниса Уайза, Винни Джонса и многих других. Именно такие люди поддерживают команду в любой сиутации, в каком состоянии она не была бы – когда она борется за то, чтобы не вылететь в третий дивизион, или когда празднует первое за полвека чемпионство.

Пусть тот, о ком пойдёт речь в моём рассказе, не смог достичь с «Челси» чемпионства, но именно он привнёс в команду то, что было нужно для достижений глобальных целей. За два года, которые отвела ему судьба, этот преданный клубу человек вложил в «Челси» 26,5 миллионов фунтов и, самое главное, душу. На фоне владельца, который всё больше выходил из ума, эта великая личность влюбит в себя болельщиков и явит собой начало новой эпохи в истории лондонского клуба.

...Эпоха сия длится до сих пор, а жизнь того, кто стал непосредственным свидетелем её начала и человеком, который поспособствовал тому, чтобы «золотое» время началось как можно быстрее, увы, уже четырнадцать лет как оборвалась.

Спаситель до ''Челси''

Да, речь идёт о Мэттью Хардинге – яркой звезде в истории ''Челси'', который, несмотря на свою трагическую судьбу, не воспринимается болельщиками и общественностью как комета. Бесшабашный, искренний и добрый – таким он запомнился для всех. Все те, кто был знаком с Хардингом, отмечали и его удачливость. Казалось, Мэттью всегда улыбается судьба, хотя он сам особо не любил улыбаться. Это легко объяснимо – ведь нервный статус бизнесмена, особенно такого, который претендует на звание магната в своей отрасли, требует огромных моральных и физических усилий и затрат, из-за чего порой даже выдавить улыбку из себя становится непосильной ношей... Да и сыграть с судьбой в рулетку под названием покупка ''Челси'' было рискованным предприятием. Пусть он и является болельщиком клуба со стажем, инвестировать в команду, наделавшую кучу долгов и неспоспобную конкурировать с грандами, считалось практически что безумием. Консервативный английский футбол признаёт только авторитетов, проверенных годами, однако, амбициозный Мэттью Хардинг ради блага клуба решился на альянс с Кеном Бэйтсом. Мэттью любил и умел рисковать, надеясь при этом и на своё везение. Ведь опыт с ''синими'' не был первым в этом плане...

Спорить, рисковать и убеждаться в своей везучести Хардинг начал с самого детства. Будучи сыном банкира Чарльза Хардинга, Мэттью стал с младых ногтей обучаться искусству финансового регулирования, где без умения рисковать и без удачливости нечего было делать. Надо сказать, что ему, в отличие от отца, повезло больше. В 1967 году, на пороге очередного мирового экономического кризиса, мистер Чарльз одним прекрасным утром узнал, что ценные бумаги, владельцем которых он был, потеряли в стоимости чуть ли не 90%. Учитывая, что основной статьёй в инвестиционном пакете Хардинга-старшего были биржевые бумаги, можно сказать, что для семьи с тремя детьми, где был лишь один кормилец, это было катастрофой. Отец Мэттью столько пережил произошедшее и устроился на работу в страховую компанию «Ллойд и партнёры». Чарльз активно призывал своего самого способного из трёх сыновей учиться, учиться и ещё раз учиться, если он не хочет повторить судьбу отца. Но упрямый сын учился нехотя, через пень-колоду, будучи при этом невероятным везунчиком. Ведь везти ему стало с самого рождения...

Мэттью Хардинг стал для своих родителей настоящим рождественским подарком. В то время, как ''Челси'', за который так болел Хардинг-старший, в очередной раз проигрывал игру на Boxing Day, будущий отец ещё одного ребёнка дежурил в роддоме вместо того, чтобы быть с друзьями на Северной трибуне «Стэмфорда». Вечером 26 декабря 1953 года Чарльз Хардинг узнал, что у него появился сын. Его решили назвать Мэттью. О болельщицких пристрастиях Хардинга-отца мы уже рассказали, но также нужно отметить, что и мать, Мэри Хардинг, тоже болела за ''Челси'', равно как и её родители, а также мама и папа Чарльза! Просто невероятно, что такое могло встретиться в городишке в Западном Эссексе под названием Хэйвордс Хит, чьё население даже не переваливает за двадцать три тысячи человек!

Как я отметил ранее, детство Хардинга было довольно интересным, а его взглядов на жизнь и учёбу не изменили даже трагические события в семье. Но вскоре отец сумел преодолеть трудный период в жизни. В страховой компании Ллойда Чарльз получил повышение и снова стал прилично зарабатывать, параллельно продолжая принуждать непоседливого сына к учёбе. Однако, Мэттью так и закончил школу с не очень хорошими результатами – где-то между троечкой и четвёрочкой по советской системе. А ведь Хардинг-младший хотел идти по стопам отца,поэтому подобный средний балл аж никак не мог приблизить Мэттью к мечте. Дальнейшее обучение, проходившее в Оксфордшире, также не вдохновило будущего героя ''Челси''. Бизнес-школу он бросил.

Чарльз Хардинг был в шоке, когда узнал о решении своего 20-летнего сына. Отец, правда, понял, что мнение Мэттью он будет не в состоянии изменить, и решил помочь будущему магнату. Благо, к 1973 году в компании Ллойда Чарльз имел уже довольно высокий пост. Используя свои связи, он устроил Мэттью работать в эту фирму. Там молодой сотрудник открыл в себе недюжинный менеджерский талант, быстро продвигаясь по карьерной лестнице. Через четыре года на молодого специалиста по страховым сделкам Мэттью Чарльза Хардинга обратил внимание тогда главный страховой магнат Великобритании Тед Бэнфилд. Бэнфилд был уже немолод, а достойных наследников не имел, поэтому и искал себе преемника на стороне. Обратив внимание на амбициозного юнца, Тед сумел переманить Мэттью в свою компанию. Именно после прихода в этоу контору Хардинг начинает восхождение к вершинам британского страхового бизнеса.

Мэттью начал бить в самое сердце рекорды и устои страхового дела в Соединённом Королевстве. В тридцать неполных лет, по завершении войны на Фолклендских островах, Хардинг входит в состав Совета директоров страховой компании  «Бэнфилд Груп»! И всё бы ничего, но 1983-й ознаменовался для будущего страхового магната печальным событием – ушла из жизни мать, у которой слишком поздно диагностировали лейкимию. Убитый горем отец будет свален сердечным приступом через три дня после того, как скончалась жена... Взяв под опеку осиротевших братика и сестричку, Мэттью продолжил свою деятельность в совете директоров. И когда в СССР было объявлено начало перестройки, 31-летний Мэттью Чарльз Хардинг был объявлен новым главой страхового гиганта «Бэнфилд Груп». Человек, одиннадцать лет назад забросивший ВУЗ, стал страховым магнатом. А ведь за несколько дней до назначения он ещё и успел жениться насвоей любимой – Рут, с которой он встречался уже пять лет.

Далее Мэттью необыкновенно повезло. Во второй половине 80-х клиенты стали перезаключать сделки со своими страховщиками, что значило лишь одно: страховой бизнес становится всё более и более прибыльным. Бум перестрахования позволил мистеру Хардингу значительно приумножить своё состояние и стать к 1994 году мультимиллионером и одним из богатейших и влиятельнейших людей Британии. Не забывал он и про свои болельщицкие пристрастия, регулярно посещая «Стэмфорд Бридж». Только ''Челси'' если и радовал какими-то успехами, то очень редко...

''Челси'' до Спасителя

...При Кене Бэйтсе ''Челси'' переживал разные периоды. Едва не вылетев в третий дивизион, уже меньше чем через десятилетие «Арисктораты» должны были становиться чемпионами, но то слабость тренеров, тонеустойчивость игроков в решающий момент помешали этому. Финансовая ситуация в клубе лучше не становилась, но при этом клуб умел находить хорошие кадры. При новом ''малобюджетном'' тренере, экс-наставнике ''Фулхэма'' Бобби Кэмпбелле, в истории ''Аристократов'' наступает новая эра, совпадающая с началом 90-х – ''эра крутых парней''.

Мистер Кэмпбелл на посту

В стан ''синих'' один за другим стали приходить те, кто ознаменует собой последнее десятилетие в ХХ веке для клуба. Первопроходцем становится защитник Грэм Ле Со, который в первом же матче за ''Челси'' забил гол, причём какой важный! Именно он спас подопечных Кэмпбелла от вылета из Кубка Англии после выездного матча с ''Кристал Пэлас''. Вскоре менеджер Бобби для укрепления защиты на место ушедшего Дэйла Джаспера решил взять жёсткого валлийца по имени Винни Джонс. Таким образом, на один сезон в защите ''Челси'' играло аж два валлийца – помимо Джонса, ещё играл Питер Николас. Был ещё и австралиец – Тони Дориго. Но особой гордостью птенцов Кэмпбелла-Бэйтса были полузащита и нападение. В 1991-м первую пополняют Деннис Уайз и знаменитый ирландец Энди Таунсенд. Крутыми парнями уже были техничные шотландцы-полузащитники Дэвид Спиди и Пэт Невин, в нападении блистал Керри Диксон. Вскоре в ''Челси'' появился и певрый русский игрок – вратарь Дмитрий Харин. Но ушли Джонс, Диксон, Спиди и Нэвин. Особенно обидно за Керри – на момент ухода в ''Саутгемптон'' (судя по всему, дорожка была проторена Питером Осгудом) на его счету было 193 гола за ''синих'' во всех матчах начиная с 1983 года. До рекорда клуба, принадлежащего Бобби Тэмблингу, оставалось девять мячей! Позже в различных интервью Диксон признался, что сожалеет об уходе, ведь дальше он толком и не заиграл (хотя в стане ''Святых'' Керри соединился с друзьями Нэвином и Спиди), но отметил, что, покинув ''Челси'', он не так уж и ошибся. Именно тогда за задержку различных выплат на клуб был наложен рекордный штраф в размере 105 тысяч фунтов. К середине 1992 года дефицит бюджета клуба сократился лишь на четверть по сравнению с уровнем десятилетней давности и составлял 1,5 миллиона фунтов, что по тем временам было довольно приличной суммой.

Кен Бэйтс совершает ещё один необоснованный шаг, создав якобы «для оптимизации финансовой деятельности клуба» две фирмы под патронатом ''Челси'' – Chelsea Village и CFAC. И если первая сыграет позже решающую роль в спасении клуба, то во второй в начале 1993 года было введено принудительное внешнее управление. Бэйтсу нужно было что-то предпринимать, и в 1994-м он всё же решил после долгих раздумий обратиться к Мэттью Хардингу. Едва сделка была заключена, и Хардинг стал одним из главных инвесторов клуба, как ''Челси'' вышел в финал Кубка Англии. Дуэль подопечных на тот момент Гленна Ходдла с ''Манчестер Юнайтед'' завершилась предсказуемо – 0:4. В истории клуба из Лондона, который, несмотря на название, базируется в районе Фулхэм, наступила новая эпоха.

Бэйтс (а за ним – и ''Челси'') и Хардинг были нужны друг другу как никогда. Председателю Совета директоров, дабы не довести клуб до ручки, требовались деньги Мэттью, а страховому магнату, который посещал ''Шед Энд'' в старые добрые времена, когда в составе ''синих'' блистали Питер Бонетти, Рон Харрис, Джон Дэмпси, Алан Бирчнолл, Чарли Кук, Дэвид Уэбб, Иан Хатчинсон, Питер Хаусман, Джон Холлинз, Алан Хадсон, Кит Уэллер и Питер Осгуд – благосостояние «Челси». Поначалу всё шло отлично – две противоположности уживались друг с другом, наступил период трансферов. Вскоре был поднят вопрос по реконструкции стадиона. Тут-то и началось противостояние.

Фатальное сотрудничество

Несмотря на удачное начало, трения, естественно, не заставили себя ждать.

Едва наступил новый 1995-й год, как между Хардингом и Бэйтсом начались ссоры. Ещё после финала Кубка Англии-94, безапелляционно проигранного ''Манчестер Юнайтед'', страховой магнат решил пойти по пути соперников и пригласить нескольких игроков с континента, тем более, что Дмитрий Харин идеально вписался в игру команды. Вдохновлённый игрой Эрика Кантона, Хардинг при поддержке главного тренера команды Гленна Ходдла начинает поиски звезды, которая могла построить командную игру около себя. Через определённое количество времени поиски завершаются, причём с неординарным результатом ''Челси'' приобретает 33-летнего голландца, бывшего игрока ''Милана'' Рууда Гуллита. За него мистер Мэттью не пожалел выписать новому руководству ''Сампдории'' чек на два миллиона фунтов. Кен Бэйтс начинает метать громы и молнии через прессу, говоря о ''потере английского духа клуба''. На самом деле, он начинает чувствовать, что в скором будущем возможные успехи ''Челси'' не будут ассоциироваться лишь с владельцем, как того хотел Кен.

А если такая опасность была, то все, кто ему попадался на пути, подвергались невероятному огню оскорблений... Так как симпатии болельщиков были уже на стороне спокойного и вдумчивого инвестора.

...Как показало время, Хардинг оказался прав – даже несмотря на то, что Гуллит был уже в возрасте, он стал лидером команды на поле. Он по-прежнему был и в форме, и в фаворе. Только наш герой Мэттью видел, что партнёры ему, в общем-то, не соответствуют. И он стал вести переговоры по приобретению новых игроков с континента для своей команды. Первые результаты появились уже зимой – француз Дюберри и ямаец Фрэнк Синклэйр стали игроками ''Челси''. Тем временем, конфронтация Хардинга и Бэйтса в прессе приобретает невиданные размеры. Каждый день различные газеты выходят с кричащими заголовками и пикантными подробностями отношений между двумя владельцами клуба. СМИ в качестве средства нападения использует и тот, и другой, а частично масла в огонь добавляют и сами журналисты, придумывая небылицы.

В январе 1995 года Кен Бэйтс находит новый повод поскандалить со страховым магнатом. Совет директоров ''Челси'' уже давно обсуждал возможность реконструкции стадиона ''Стэмфорд Бридж'' к Евро-96. Взбалмошный старикашка вздумал разрушить стадион до основания и построить на его месте абсолютно новую арену в футуристическом духе, в то время, как Хардинг предложил не отрекаться от традиций полностью. И снова – полова на страницах прессы. На сей раз стало понятно, что два антагониста вернулись на привычные позиции, и договориться они не смогут.

Остаться должен был только один.

Герой моего рассказа стал действовать решительно. Он выкупил ещё акций клуба и стал перестраивать стадион. Он успел возвести лишь одну трибуну, которая сейчас называется его именем.  22 октября 1996 года его вертолёт потерпел крушение. Это произошло утром, когда Хардинг вместе с группой друзей-бизнесменов возвращались из «Болтона», где «Челси» играл на Кубок Лиги. Первым о страшной трагедии узнал Рууд Гуллит, который не мог прийти в себя. Недавно на его глазах скончался от сердчного приступа босс «Сампдории» Паоло Мантовани, а вот теперь и вторая смерть.

Позвонив Деннису Уайзу, голландец отменил тренировку, сказав...

«Теперь мы будем учиться жить по-новому...»

Автор
  • Laszlo Kaim

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья