Блог Футбол. Прошлое и настоящее

Боксер Костя «Паганини»

 

ПРОЛОГ

Удар, удар, еще удар. В затухающем подсознании Кости уходящим эхом прозвучали слова: «Это тебе не ринг, а улица…».

НАЧАЛО

- Егорыч, возьмите меня в свою секцию, - продолжал настаивать Костя.

- И не уговаривай. В 14 лет начинать – поздно для бокса. Да еще кому? Пианисту! Семь лет, говоришь, на клавишах лабать учился? - Тренер вопросительно посмотрел на худенького паренька, решительность которого читалась в его немигающем целеустремленном взгляде.

- Только что закончил музыкалку, - хлопчина достал из папки свидетельство об окончании городской детской музыкальной школы, датируемой 28 мая 1982 года.

- И сразу же после получения корочки к нам? – удивился Тренер, с интересом разглядывая красный аттестат Министерства культуры Украинской ССР, а потом посмотрел на парадный наряд выпускника: «Даже пионерский галстук забыл снять, а его стыдно носить в его возрасте», - подумал, и одобрительно улыбнулся, - Похвальное стремление. Вижу, что давно решил пойти в бокс. Только вот вопрос, для каких целей?

- Его хочу побить! – и парень указал на лучшего воспитанника Егорыча, 15-летнего чемпиона города среди юношей.

- Да это Костя «Паганини», - ухмыльнулся чемпион, - Я его через день…

- А тебе, Котовский, слова никто не давал, - грубо перебил своего воспитанника Тренер…

КОТОВСКИЙ

Гришка Иудов переехал на Юг Украины из Донбасса шесть лет назад. Отцу, заслуженному шахтеру, орденоносцу, страдающему силикозом, артрозом и катарактой, доктора настойчиво посоветовали сменить постоянное место проживания поближе к морю. Что и было сделано. Шахтер устроился работать в стройбригаду. Только вот подорванного здоровья было уже не восстановить никаким чудодейственным морским воздухом с хвойными запахами близлежащей сосновой посадки. Мужик все больше заглядывал в стакан, отдавая предпочтение жизни в алкогольном угаре, когда утром похмелка, на работе догонка, по шабашу очередная пьянка, с последующими гонениями орущей от страха жены вокруг дома. Сын, видя такое дело, не желал повторения судьбы своего бати. Он еще на Донбассе записался в секцию бокса, а по приезду на новое место жительства и вовсе стал местной знаменитостью. Отец частенько водил всю стройбригаду на бои сына, гордо приговаривая после каждой уверенной победы отпрыска на ринге: «Это моя кровь! Иудовы еще покажут себя! Про нас еще заговорят!». Иван Иваныч очень скучал по былым шахтерским годам – всеобщему вниманию, всенародному признанию, да и получке, на которую «мог купить всё» (по его словам) – тоже.

Только вот Гришка ни за что не хотел быть Иудовым, и твердо решил – после наступления совершеннолетия при получении паспорта станет Котовским. Личность этого революционера привлекла Гришку еще с детсадовского возраста. Когда он увидел фильмы про Котовского, то загорелся быть таким же, как и он - сильным, смелым, дерзким, «последним гайдуком», грабящих богатых. Тем более что имя – отчество были подходящими. А когда пацан еще и узнал, что фамилию можно будет сменить, то поставил себе цель – стать настоящим Котовским! Официально. На улице и в секции бокса его уже давно все именовали - Котовский. Да и школьные педагоги тоже, потому что на свою настоящую фамилию дерзкий ученик нарочито не откликался. Лидер по своей натуре, Гришка сколотил вокруг себя банду, которая трясла лохов всей округи, не признавая никаких авторитетов.

КОСТЯ «ПАГАНИНИ»

Свое прозвище Костя получил от Котовского. Гришке претил этот чистюля, который вечно спешил в свою музыкалку мимо его скучающей ватаги с независимым гордым видом. Однажды Котовский не выдержал – остановил «ботана» и со всего размаху заехал ногой по папочке с такой силой, что ноты так и разлетелись по ветру в разные стороны. Только вот Костя оказался не из робкого десятка, и попробовал дать сдачи. А когда «телохранители» Котовского его заломили, то отказался им платить «дань», и вообще послал куда подальше:

- Ты посмотри, какой борзый Паганини попался, - прошипел весь красный от злости главарь, - Ну, ничего. Тот на одной струне играл, а ты будешь одним пальцем на клавиши нажимать…

Костя не сдавал своих обидчиков. Каждый раз, приходя домой с синяками, или поврежденными пальцами, он находил для родителей отговорку. Но при этом стал заниматься собой – бегал по утрам и вечерам, всё свободное от занятий музыкой время проводил во дворе возле перекладины, чем вызывал ернический смех ватаги Котовского. Но при всех задираться до Кости малолетние хулиганы не решались.

 -------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

И вот он, «Паганини», стоит перед Тренером, просит Егорыча принять в свою секцию, где является гордостью Григорий Котовский:

- Ты хочешь стать боксером, чтобы побить нашего чемпиона? – уточнил Егорыч.

- Да, в честном бою, - был решительным ответ.

- На свои пальчики-то нежненькие посмотри, - не успокаивался Тренер, хотя уже зауважал упрямого мальчишку, - Ты можешь себе представить, какая боль тебя ожидает на тренировках, когда при каждом неловком движении они будут выскакивать из «орбит»?

- А ему не привыкать, - хмыкнул Котовский.

- Я правильно понял, вы меня берете? – уточнил у Тренера Костя.

- Если принесешь разрешение родителей…

 ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Уговорить родню было одной из самых трудных задач на пути «Паганини» в бокс. Но Костя был уверен, дед по линии отца поддержит его стремление. Так и вышло: «Сына упустил, уступил твоим стенаниям, чтобы вырос культурным, - жестко ответил он бабушке, - Зато внук настоящим мужчиной станет!», - удар кулаком о стол означал – решение героя войны с гитлеровской Германией окончательно и не принимается никаких возражений со стороны как жены, так и интеллигентной семьи мамы Кости, где все были потомственными музыкантами. «Мама, не убивайся ты так,  - успокаивал самого родного человека на Земле паренёк, - Я тебе пообещал закончить музыкалку. Вот оно, свидетельство с «пятерками». Твоя мечта сбылась. Теперь не мешай мне воплощать в реальность свою…».

Когда же паренек спустя несколько дней после вступления в боксерскую секцию принес проездной на месяц в общественном транспорте, и талоны на бесплатное питание в столовой завода, чью честь защищали боксеры Егорыча, гордости деда не было предела: «Внук уже стал мужчиной и приносит семье пользу!».

ВСЁ РАДИ ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛИ

Костя делал всё ради своего становления, как боксёра. Неукоснительно выполнял все установки тренера, плюс ко всему и условие мамы – учиться только на «отлично», и закончить школу как можно лучше. На «золотую» медаль парень не тянул, но принимал активное участие в олимпиадах по физике и математике, что очень тешило самолюбие родителей.

Но, все же, главное внимание – боксу. Распорядок жизни Кости был подогнан под этот вид спорта, «искусства», как часто повторял дед, с чем категорически не соглашался его сын с невесткой. Мол, как это возможно мордобой сравнивать с искусством? На что ветеран войны отвечал: «Подрастёте – поймёте! Даст, Бог»», и тут же крестился, что вводило в ступор родню – как это как, коммунист, и такой набожный.

Полгода Косте понадобилось, чтобы его внесли в заявку на один из юношеских турниров. Радость побед сменялась горечью обидных поражений, и снова упорные тренировки приводили «Паганини» на вершину славы. Он, как и знаменитый тезка по прозвищу, становился настоящим виртуозом. Танцы, которые Костя посещал под строгим контролем матери в младших классах, очень пригодились в боксе. Когда Костя выходил на ринг -  в первых раундах определял, чего стоят его соперники, как двигаются, держат дыхание. А уже в перерыве, учитывая установки Егорыча, для себя решал, в ритме какого танца он может повергнуть соперника. Вальс: раз-два-три, раз-два-три, выпад в туловище – уход от удара – кросс – и соперник еле-еле дотягивал до спасительного гонга. Танго – умение вовремя клинчевать сильного оппонента, намеренно демонстрируя свою усталость, а потом резко – ча-ча-раз - апперкот правой, ча-ча-два - джэб левой, и пошла самба с завершающим хуком-крюком. Противник у ног, арбитр ведет отсчет, Костя празднует успех.

Название выигранных «Паганини» турниров переплелись, как в калейдоскопе – «Трудовые резервы», район, город, область. И теперь уже те, кто насмехались над его танцами в детстве, ни за что бы не позволили колкости в адрес Кости. Он стал крутым, первым парнем на своей «деревне». Хулиганы банды Котовского обходили его стороной. Да и сам Гришка не хотел себе проблем с «ботаном». Но ведь к этому стремился сам Костя. И вот время сатисфакции настало!

ФИНАЛ ВСЕЙ ЖИЗНИ

«Паганини» и Котовский изначально были в разных весовых категориях. Но Костя во что бы это ни стало стремился «догнать» своего обидчика. Усиленное, но правильное питание по рекомендации Тренера, плюс наращивание мышечной массы путем упорных тренировок и взросления - сделали свое благое для Кости дело.  И вот он в финале спартакиады учебных заведений родного города стоит на ринге против того, ради избиения которого и стал боксёром.

Никто не мог предсказать, кто кого? Когда этот вопрос задавали Егорычу, Тренер с довольным видом отвечал, вертя связкой ключей на пальце: «В любом случае, победит мой воспитанник!», и горделиво удалялся неспешной походкой к рингу.

Котовский, в отличие от «Паганини», никогда не подстраивался под своего соперника. Он просто выходил, и, когда нужно - побеждал, чаще всего заранее - нокаутом, или по решению судей «ввиду явного преимущества». Но этот «ботан» - совсем другое дело. Одному Всевышнему известно, какой стиль боя он выберет, как «танцевать» начнет, да и то не факт, что известно. «Сейчас я тебе устрою танцора диско», - подумал с ухмылкой Котовский, в виде приветствия легко ударяя о боксерские перчатки Кости своими. Бокс!

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Гришка шел на соперников с открытым забралом, точно так же, как и его кумир, Валерий Попенченко - любил отвечать на их удары своими «кувалдами». Так злее будешь, и ответка выходит сильнее, от всей пролетарской души советского «бурсака»-ПэТэУшника, который по своей специальности не учился ни дня. Котовского и взяли после 8 класса в профтехучилище только ради его будущих спортивных успехов, которые будут прибавлять учебному заведению не только престижа, но и позволят выбивать больше бюджетных денег и благ в виде бесплатных путевок в санатории и дома отдыха, из разных организаций – от завода и профсоюзов, до государственных учреждений. Ради этого и ходил Гришка в «учениках» «родного» ПТУ. Только вот занятия его были не в классах, а на тренировках, производственная практика - вместо цехов на ринге. Причем получал он к своим «законным» 50-и рублям «ученических», еще столько же за спортивные победы, которые проходили по ведомостям, как премии передовику производства. Никто ведь из комиссий не станет вникать в подробности, план ученик перевыполнял во время трудовой практики, или крошил соперников на ринге. Начальство прикажет, и норму вместо него выполнят другие. От Котовского же требовалось только одно – побеждать! И безбедная жизнь на заводе ему обеспечена – должность вечного мастера-мастака с постоянным повышением разряда, а, значит и получки, уже маячили на горизонте.

На ринге сошлись две противоположности. Один дрался за свою поруганную в детстве честь. Свою, и сотни таких же, как он, «ботанов», которые при всем желании не могут ответить обидчикам. Ведь для уличной гопоты всегда кто сильнее, тот и прав. Костя смог добиться того, чего не удавалось другим – своим безмерным стремлением к справедливости и физическому совершенству всех вокруг заставил себя уважать. «Паганини» был представителем униженных и оскорбленных, желающего победить своего «угнетателя» в честном поединке.

Котовский, совсем другое дело. Уже давно уверенный в себе молодой человек, который рано уяснил – кроме него самого никто ему ничего не поднесет на блюдечке с голубой каемочкой. Нужно всех заставить выполнять, то, что нужно ему, по возможности - напрямую подчиняться его воле, чего никак не выходило с «Паганини». Что Гришку очень бесило, но и одновременно заводило. Этот финал ученической спартакиады был как бы финалом всей его жизни. Ведь Котовский еще не встречал на ринге такого сверх мотивированного, а, главное, сильного соперника. Единственная мысль, что пришла в голову Гришке, это сокрушить Костю, пока тот будет определять, каким «танцем» его брать во втором раунде. Значит, в первом - соперник не будет лезть на рожон. Тогда вперёд, и только вперёд. «Сейчас я тебе устрою танцора диско»…

 ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Костя сидел в углу ринга на стуле с мокрым полотенцем на лбу, и приходил в себя. Меньше минуты назад он пребывал в шаге от поражения. Ведь сам виноват, что нарвался на встречный удар Котовского. Весь первый раунд он мастерски уходил от ближнего боя, который ему пытался навязать соперник, и на раз-два-три наносил ответные выпады. Но ведь и Гришка тоже давно усёк, в темпе какого «вальса» его дразнит «Паганини», и наперед просчитал действия Кости, нанеся упреждающий кросс, чем вверг его в состояние грогги. Пока «Паганини» «плавал в тумане», рефери успел довести счет до пяти. «Быстро, собрался, стойка!», - приказал себе мысленно Костя, зафиксировал, и тут же прозвучал гонг. Успел.

«Хочешь ближнего боя – ты его получишь, - резюмировал в уме итоги первого раунда «Паганини», - Активно работаю по корпусу, перехожу на спурт, под занавес клинч-танго, затем мельница в ритме джайва, и финальный свинг. Аут!»…

Котовский пытался подняться, но к «девяти» сумел только встать на локти. Он, просчитавший действия «Паганини», не мог и подумать, что его соперник применит против него его же оружие, усовершенствовав манеру ведения ближнего боя характерными ему «танцами». Григорий с завистью смотрел, как «ботан» получает диплом за победу на турнире, Кубок под хрусталь, купленный в городском спортивном магазине с гравировкой фамилии победителя, сделанной сразу же после финала, и понимал, что для него лафа на заводе закончилась.

ФИНАЛ ПОСЛЕ ФИНАЛА

- Ты думал, я тебе прощу? – Котовский впритык подошел к «Паганини», который возвращался после триумфа домой с призами победителя турнира в руках.

- Я выиграл в честном поединке, - спокойно отвечал Костя, оценивая взглядом расстановку гопников банды Котовского вокруг него, - Ты что, так каждому мстишь, кому проигрываешь?

- Одно дело уступать по очкам по приказу свыше, - Котовский при этом показал пальцем вверх, намекая на начальство, - Совсем другое - нокаутом тогда, когда проигрывать нельзя. Знаешь, какое «бабло» крутится вокруг бокса в нашем городе? Слухи про черный тотализатор – правда. Я специально изредка проигрывал, или с трудом выигрывал, чтобы букмекеры искусственно уравняли мои шансы на победу с более слабыми соперниками. На меня заводское начальство все свои сбережения поставило, да и еще государственные деньги в придачу. А ты взял, и все обломал. Директор завода так распсиховался, что меня уже в Афган грозился отправить. Так что я не могу тебя оставить без наказания.

- Я не знал, - Косте на мгновение стало жаль поверженного соперника.

- А если бы знал, то что - проиграл? – Котовский вопросительно посмотрел на «Паганини», и когда увидел отрицательные движения головой, подытожил, - Вот и я о том же. Так что давай, один на один, до полного отрубона.

Костя положил на асфальт парковой дорожки призы, и принял бойцовскую стойку. «Детский сад, - засмеялся Котовский, тоже поднимая кулаки, и резко заехал ногой Костю в пах, - Плохому танцору яйца мешают, - произнес над телом, - Хорошенько проучите его». Гопники с готовностью цепных псов кинулись исполнять приказ своего главаря. Удар, удар, еще удар. В затухающем подсознании Кости уходящим эхом прозвучали слова Котовского: «Это тебе не ринг, а улица…».

ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

- Я знаю, кто тебя покалечил, но ты ж ведь заявление в милицию не напишешь, - сокрушался Егорыч в больничной палате возле кровати Кости, - Вот зря я Котовского всегда покрывал перед милицией. Думал, одумается, возьмётся за голову. В ПТУ вроде бы на хорошем счету… был…

- Почему был? – поинтересовался «Паганини», с трудом выговаривая слова.

- Так в армию его загребли, буквально, на следующее после финала утро. Даже проводы отгулять не дали. Пришла милиция с военкоматовскими, вручили повестку и тут же спеленали, мол, поезд с призывниками уже отправляется. Поговаривают, что в Среднюю Азию повезли. Наверняка в Афган после учебки загребут.

- Вы знали про черный тотализатор?

- Знал, но не думал, что эти твари до юношеского бокса добрались. Понял это, когда тебя Котовский со своим хулиганьём избил, а потом его тут же с глаз долой, будто бы в наказание. Куда страна катится?

- Так, мужчины, процедуры, - и палата вроде бы засияла от светлой красоты вошедшей медсестры, -  А ну-ка, чемпион, снимай штанишки, укольчик буду ставить…

 -------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

- Хорошая девушка, мандарины мне приносит, разговаривать приходит, ухаживает…

- И красивая, - перебил своего подопечного Тренер.

- Очень, - согласился Костя.

- Так не теряйся, действуй! Комсомолка, по точеной фигурке видно, что спортсменка, учится в меде, да и еще ко всему прочему дочь первого секретаря горкома! И вся эта взрывная смесь в одном флаконе, и любит тебя.

- Ладно вам, - покраснел Костя, и поймал себя на мысли, что жизнь продолжается, а медсестра, которая ему очень нравится, постепенно становится такой же его судьбой, как и бокс…

 -------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

P.S. Изначально на финал конкурса хотел выдать рассказ «Паганини» vs Котовский – поединок длиною в жизнь». Но при написании текста оказалось, что если следовать задуманной сюжетной линии - выйдет целая повесть, а то и роман. Поэтому ограничился только юностью главного героя. И то в сжатом варианте. Многие подробности пришлось выбросить, или пропустить. Скажу только, что судьбы «Паганини» и Котовского постоянно переплетались, вытекая в противостояния по жизни. Какие именно? Сохраню в тайне! Но если вкратце - тот еще бестселлер мог получиться. Советская армия, один у другого увел невесту, лихие 90-е, борьба с подпольным тотализатором и коррупцией в украинском боксе, везде "Паганини" с Котовским оказывались по разные стороны баррикад. Финал повествования я писал заранее, поэтому оставлю его без изменений.

ЗАНАВЕС

Доброволец ВСУ под псевдо «Паганини» полной грудью вдыхал воздух свободы. Еще какой-то час назад он являлся пленным у подконтрольных московскому кремлю «ополченцев», где «на подвале» просидел больше пяти лет. А сейчас он наслаждается ночной тишиной донбасской степи, и уже в который раз приходил к убеждению, что жизнь прекрасна! Особенно, если есть куда и к кому возвращаться.

Уже дома, после радостных объятий жены и сына с его семьей, Костя по Интернету узнал, что полевой командир батальона … Григорий Котовский недавно был взорван вместе с женой в личном авто. «Новороссия» пожирает своих героев, - подумал «Паганини», - Не послушал ты моих предостережений тогда, в 2014-ом. Еще и Вику в свой медсанбат потащил. А я ведь ее любил...». Сердце при этом больно кольнуло, словно бы большой кусок собственной жизни откололся и улетел в бездну памяти.

Кто-то пришел в дом. Шепот скороговоркой у двери сменился тишиной. Костя заинтересованно выглянул из своей комнаты:

- Папа, знакомься, это мой муж – Ваня, - представила своего спутника жизни дочь, и быстро продолжила, - Иван Григорьевич Котовский, сын…

- Ты знала? – последовал вопрос к жене.

- Узнала когда уже Гриша родился…

- КТО?! – и тут Костя увидел мальчика лет четырех, который вышел из-за спины его дочери, своей мамы.

- Глиголий Ивановиць Котовський, - представился внук, - Дедуська, а ты меня сделаесь сцемпионом по боксу? – и, увидев ступор во взгляде «Паганини», смущенно добавил, - Мне мама с папой обесцяли…

 

Улыбки, смех, преемственность поколений, гены, вера, надежда, любовь, счастье. Занавес.

 

Конкурсант Саныч

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...