Блог Футбол. Прошлое и настоящее

Легионеры СССР. Аджоев и Тарасов – ударная сила «Металлиста» в израильском «Бейтаре»

Про судьбу двух лидеров харьковского «Металлиста», где есть успех, бегство из клуба, прощение и возвращение, «земля обетованная», забвение, смерть и ветеранское почтение

ГУРАМ АДЖОЕВ (18.10.1961, полузащитник, нападающий), «Торпедо» Кутаиси (1980), «Динамо» Москва (1981 – 1983), «Спартак» Москва (1984 – 1985), «Металлист» Харьков (1986 – 1987), побег в «Динамо» Тбилиси (1987), возвращение блудного сына в «Металлист» (1988 – 1989) – «Бейтар» Иерусалим. Израиль (1990) – возвращение в «Металлист» (1991 - 1992) – «Диошдьёр» Венгрия (1992 – 1994) – возвращение в Украину, «Динамо» Славянск (1995), «СлавХлеб» (1995 – 1996) - «Сатурн» Раменское. Россия (1996 – 1998).

Аджоев обладатель Кубка СССР 1988, и единственный советский футболист, который сыграл в еврокубках за четыре разные клуба – «Динамо» Москва (1982), «Спартак» (1984), «Динамо» Тбилиси (1987) в Кубке УЕФА, и харьковском «Металлисте» в Кубке обладателей Кубков (1988).

Непревзойденный технарь Аджоев выделялся среди всех просто обалденным дриблингом, за что его еще в Кутаиси прозвали Зико, в честь блиставшего тогда на футбольных полях мира бразильца. Только вот излишнее увлечение индивидуальной игрой в ущерб общекомандным действиям мешало Гураму полностью раскрыться в составе московских грандов. Зато заблистал в харьковском «Металлисте» до такой степени, что его простили и вернули в команду даже после некрасивого побега летом 1987-го в тбилисское «Динамо», в котором Аджоев мечтал сыграть в детства. Грузинам как раз нужно было усиливаться перед стартом в Кубке УЕФА, и Гурам при первом же приглашении бросил все и на крыльях юношеской мечты полетел в Тбилиси. А свой единственный гол на международной арене он провел в составе «Металлиста», где беглого дриблера поняли и простили. Аджоев реализовал пенальти в ворота югославского «Бораца», после дубля Юрия Тарасова доведя счет до разгромного – 3:0. Хлопцы Евгения Лемешко с лихвой отыграли гостевые 0:2 – 4:0, и прошли по Кубку кубков дальше. Правда, дальше нидерландской «Роды» не пошагали. Хотя в ответном поединке Аджоев очень старался, своей гиперактивностью заводя партнеров на борьбу.

В Израиле Аджоев столкнулся с проблемой разрешения на работу, которое пока оформляли, прошел период дозаявок на чемпионат. Что, в свою очередь, привело к четырем месяцам вынужденного простоя. Зато в решающих матчах плей-офф Гурам блистал за «Бейтар», что позволило этому клубу сохранить место в элите израильского футбола (10 место). Всего Аджоев положил в ворота соперников «Бейтара» шесть голов в 17 матчах. Гураму предлагали контракт, но началась война в Персидском заливе, и он вернулся в «Металлист», где еще здорово позажигал в последнем чемпионате СССР-1991, а потом и первого Украины-1992…

Сейчас  Аджоев – уважаемый человек, президент тульского «Арсенала», часто играл за ветеранов московского «Динамо». Его сын, тоже Гурам, какое-то время побыл под отцовским контролем в Туле (с 2016 года), и был арендован в «Химик-Арсенал», где выступает и поныне.

ЮРИЙ ТАРАСОВ (05.04.1960 – 28.03.2000, нападающий), «Колос» Бабаи. Харьковская область (1980), «Маяк» Харьков (1980 – 1982), «Металлист» Харьков (1983 – 1990) – «Бейтар» Иерусалим. Израиль (1990 – 1991) – возвращение в «Металлист» (1991) – «Петротур» Дебица. Польша (1991 – 1992) – возвращение в Украину, «Нива» Винница (1992 – 1993), возвращение в «Металлист» (1993 – 1994).

Обладатель Кубка СССР 1988.

Рекордсмен «Металлиста» по матчам в советской Вышке – 214, и по забитым в ней голам – 61. Автор четырех голов в одном матче («Нефтчи»-1984 – 4:0). В том сезоне Тарасов установил клубный рекорд результативности в чемпионатах СССР – 17 голов. Юрий единственный из «Металлиста», кто вошел в сотню лучших советских бомбардиров.

Если Аджоев – уникальный технарь, то Юрий Тарасов – самородок. Это ж надо такому случиться, что его финты увидел старший тренер «Металлиста» Евгений Лемешко по пути… на дачу, где рядом Юрий играл в футбол с местной ребятней. И первый свой мяч в Высшей лиге Тарасов забил в первом же своем матче в Вильнюсе против местного «Жальгириса» (2 мая 1983 года – 2:3). Вот как об этом событии вспоминал один из лидеров «Металлиста» того времени Владимир Линке: «К нам пришел парень с огромным желанием играть в футбол.  Куда бы мяч ни отскочил — там находится Тарасов, чувство гола у него было природное….».

Насчет дебютного гола Тарасова: «Этот момент помню прекрасно. Толкнули Юру в спину — мяч попал ему в лицо и отскочил в ворота. Стечение обстоятельств, но таких мячей у него было много».

Дальше отец футболиста Иван Тарасов: «Он уехал в Израиль с женой Еленой и дочкой Аней. Лена — мастер спорта по художественной гимнастике — занималась там тренерской работой, а Юра играл в футбол. Когда на Ближнем Востоке началась война, он вернулся в Харьков, а жена с дочкой остались там. Позже он хотел снова туда поехать, купил билет, но из-за событий в Москве осенью 1993 года не смог попасть в российскую столицу (попытка госпереворота), чтобы сделать пересадку, — тогда туда не пускали. И Юра начал пить, у него появилась подруга, злоупотреблявшая также наркотиками…».

И снова Линке: «Он пропивал все, что зарабатывал. Как-то встретились, просидели до шести утра. Я ему пытался объяснить, что жизнь не закончилась, что есть дочка... И не один я. Все-таки не должен мужчина так поступать. Ему давали шанс — брали в «Металлист», но, к сожалению, он не смог им воспользоваться».

Сестра Алла: «Юре помогли уйти. Его напоили и заставили подписать документы об отказе от двухкомнатной квартиры в девятиэтажке в районе Одесской. А потом он каким-то образом оказался на чердаке своего дома, правда, в соседнем подъезде. Папа нашел его там 28 марта, поэтому этот день и считается официально днем смерти (так посоветовал батюшка), хотя настоящая дата так и осталась неизвестной. Когда Юру нашли, он лежал раздетый с пересохшими губами — вероятно, умер от голода и жажды. На затылке был след от удара по голове, но милиция, которая вела расследование, никакого криминала не обнаружила».

Похоронили Тарасова в родном селе Борщевая Харьковского района Харьковской области. Жена и дочь живут в Израиле. Обе вышли замуж, у Юрия есть внучки. И только память возвращает нас во времена, когда Тарасов вместе с Аджоевым нешуточно зажигали за «Металлист».

Такие вот две непохожие судьбы двух одноклубников, составляющих ударную мощь харьковского «Металлиста» 1980-х, перешедших в израильский «Бейтар». Аджоев после карьеры завершения – уважение и почтение, Тарасов – унижения и забвение (даже тегов на Трибуне в память не осталось). Увы, такова наша бренная жизнь, в которой каждый человек делает свою судьбу сам.

 

В статье использованы материалы сайтов https://theatreofdreams.ru, http://fc-dynamo.ru, https://vecherniy.kharkov.ua, http://footballfacts.ru, а так же личные знания автора

Архивариус Саныч

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...