Блог Футбол. Прошлое и настоящее

1986. Финал чемпионата СССР «Динамо» Киев – «Динамо» Москва 2:1, стоя на тумбочке карантина (секс в армии)

Это финальный, 23-ый рассказ из цикла «Начало взрослой жизни на фоне…» игр киевского «Динамо» в чемпионате СССР 1986 года.

 

За неделю пребывания в карантине мы, новоприбывшие призывники, стали привыкать ко всем тяготам и лишениям армейской жизни. И уже громогласная команда сержанта: «Рота подъем!», звучавшая набатом в семь утра, перестала быть чем-то экстраординарным. Как и те пресловутые 45 секунд. Одевались – раздевались все уже гораздо быстрее. Были, конечно, товарищи, старшие по возрасту, как вот 25-летний киевлянин. Но теперь от своей нерасторопности страдал только он один. Признаться, было забавно смотреть, когда настоящий мужик плотного телосложения басил при отжимании от пола: «Товарищ сержант, я больше не могу!», и в бессилии валился животом на отодраянные деревянные доски пола, а молодые сержанты, пацаны пацанами на его фоне, немного подождав, опять отдавали приказ: «Упор лежа принять!». Нет, конечно, мы его жалели. Но только слышали «тонкий» голосок парня, тут же начинали давиться со смеха. Нужно признать, сержантские уроки не прошли даром для киевлянина. Когда на присягу к нему приехали родители с женой, он прямо на КПП-1 со словами: «Смотрите, что я умею!», стал им хвастать своими успехами - разделся за 45 секунд, а потом так же и оделся прямо в здании КПП, чем вызвал смех и недоумение всего окружающего наряда и наших хлопцев из карантина, которые тоже вышли встречать своих родственников.

Зарядка нам уже не казалась каторгой, и создавалось впечатление, что мы всю жизнь утром после подъема только то и делали, что бегали строем да делали разные физупражнения под команды сержанта. А белый хлеб с намазанным на него бело-желтым маслом, да под горячий чаек, стали для нас самым востребованным деликатесом. Теперь уже никто не давился завтраками, обедами и ужином, не поспевая за сержантами. Все привыкли поглощать пищу быстро, даже еще и поговорить успевали. Хозработы по части перестали восприниматься, как лишняя нагрузка, и были самым настоящим отдыхом на природе. В общем, все уже привыкли к распорядку дня армейского карантина, и потихоньку втянулись в него. Перефразируя популярную в армейской среде фразу, из нас уже полностью вышли домашние мамины пирожки.

Теперь уже никто не спрыгивал тебе на голову со второго яруса железных кроватей при подъеме, и не было долгих утомительных отбоев, когда сержанты муштровали молодых бойцов, не принявших еще присягу, добиваясь не только встать – лечь с надеванием – сниманием формы за положенный норматив, но и чтобы ХэБушки были культурно сложены на стульях, покрашенных в стандартный синий цвет. Сверху формы ремни, шапки и сапоги с намотанными на них портянками уже возле стульев со стороны прохода.

С портянками, то была вообще отдельная история. Правильно наматывать их на ноги могли единицы. Мало того, парни, которые «парились» в карантине гораздо больше нас, тоже никак не могли научиться это делать. Не все, но многие. Отсюда частые визиты будущих воинов советской армии, проходящих курс молодого бойца, в медсанчасть тоже вошли уже в привычку. Ведь от неправильно намотанных портянок на ногах выскакивали волдыри, которые лопались и стирались потом до крови. Многие парни не признавались в этом сержантам до тех пор, пока ноги не начинали распухать. Вот тогда они шкандыбали в медсанчасть, где прапорщик медицинской службы Березовская Галина Ивановна (та, что постоянно пела с нашей группой на праздники) начинала лечение «бедненьких мальчиков», как она сама часто выражалась. Причем многие хотели попасть на стационар в санчасть. Там была небольшая комната, рассчитана на шесть койкомест. Так вот некоторые наши товарищи по карантину уже успели полежать в больничке, и рассказывали, что неоднократно видели, как Галина Ивановна переодевается в белый халатик утром по приходу, а потом и обратно в свое платье по уходу домой на обед и вечером. Причем от солдатских взоров не скрываясь, будто бы специально все это неторопливо проделывая. А на дверях то ведь стекло почти в полный рост. Военную форму Галина Ивановна надевала только на общие построения части раз в неделю. Кстати, ходили слухи, что прапорщица неравнодушна к медбрату из срочников, приписанного к нашей роте обеспечения. Правда ли это было, того не ведаю. Но действительно, была между ними какая-то близость, душевная, так точно. Больно уж ласково к нему обращалась Галина Ивановна. Так, как это делают женщины к своим любовникам.

Кстати, насчет ЭТОГО САМОГО у солдатиков нашей воинской части был самый настоящий «сухой закон», который в то время бушевал по всей стране. Зато когда дорывались «до мяса», то отрывались уже по полной программе. И если, не приведи Господь, в которого в те годы все еще не верило большинство населения мощного и большого Советского Союза, кто-то из солдатиков подхвачивал венерические заболевания, типа триппера, то после излечения такого нерадивого бойца сразу же отправляли на гарнизонную гауптвахту в Тбилиси (где автор этих строчек тоже имел удовольствие быть, только по другой причине). Командир нашей воинской части строго следил за моральным обликом своих подчиненных, и на гарнизонку попадали не только бойцы рядового и сержантского состава. Не миновала сия участь и офицеров. Прибыл уже на втором году моей службы к нам в часть лейтенант Барсегян, тот еще котяра из армян. Так вот из-за его амурных похождений между ним и другими офицерами часто возникали разборки из-за женского пола. Мужья, уличив своих жен в измене с этим армянином, готовы были его разорвать на меленькие кусочки. Правда, и чернявый летёха оказался крепким и не из робкого десятка, всегда мог постоять за себя. А рогоносцам все объяснял одной доходчивой фразой, которой его научил в недалекое курсантское прошлое сослуживец-украинец: «Сучка нэ схочэ – кобель не вскочэ». Так и говорил на чистій українській мові. Что еще больше злило обманутих мужей. Нам же, солдатикам, с кем Барсегян общался, он говорил, мол, вот лежит с тобой после интима девушка. А ты смотришь на нее, и не любуешься, а думаешь, что вот же сучка, это ж сколько у нее мужиков до меня было, и так хочется со всего размаху в такое прекрасно личико заехать, что просто спасу нету…

Кстати, будущий начальник моего поста, а пока что начальник карантина прапорщик Савицкий тоже ведь пострадал из-за своей любвеобильности. Служил в нашей части. И уже под дембель его, старшину, попалил отец одной из девушек. Заходит старший прапорщик в роту, а в каптерку дверь отворена. Не порядок! Заглянул вовнутрь, а там его дочурку на кулях нательного солдатского белья, приготовленного к выдаче, вовсю шпарит солдат срочной службы. Вот и пришлось бедному воину советской армии во избежание неприятностей в виде обвинений в изнасиловании, жениться, а заодно писать заявление на поступление в школу прапорщиков. Так вот вместо ожидаемого дембеля мой прапорщик поехал только в отпуск на 45 суток, и свою последующую жизнь связал с армией.

Вообще-то бегали парни на сексуальную разрядку в близлежащую турбазу. С местными грузинками то особо не побалуешь – усатые абреки прырэжут) А на турбазу часто приезжали на отдых красивые девушки. Когда ко мне в Мцхету во второй половине июля 1987 года неожиданно заявились родители, мы тоже отдыхали на турбазе. Так вот в первый же свой день познакомился с красивой девушкой аж из Новосибирска. Вечером на улице, после объявления диктора с грузинским акцентом в микрофон «Танцы начинаются!», подергались с ней под быстрые мелодии, позажимались под медлячки, да и сдымели подальше от людских глаз в укромное местечко под разлогим деревом. Так что «Танцы завершаются», мы встретили в самом что ни на есть близком контакте третьего рода на бог его знает каком заходе. Думал, что нашел себе подругу на ближайший три дня, пока и буду с родителями базироваться на турбазе. Но не все так сталось, как гадалось. Уже в полночь услышал со своей комнаты громкие голоса. Как оказалось, это приехали грузины за «моей девушкой» и ее двумя подругами, проживавших в соседнем «номере» единого длинного одноэтажного здания. Так я впервые вживую близко познакомился с проститутками. А та тетя, которая жила с ними в одном номере, была их сутенером. К таким вот «отдыхающим» и бегали солдатики из нашей части. Вернее, летом переплывали через Куру и шли до утра в самоволку.

Да и просто девушки были не прочь испытать горячей солдатской любви. Часто на турбазу с тренировками заезжали женские команды по разным видам спорта, как вот сборная СССР по гребле. Как раз когда Кура «бесилась», и течение было таким стремительным, что если долго на него смотреть, то начинала кружиться голова. Так вот тогда солдаты второго года службы толпой ломились на выходные в увольнения, а у офицеров в любой день резко появлялись неотложные дела вне части. У всех них был один пункт назначения – турбаза. А если, к примеру, к кому то из солдат приезжали родственники с их невестами, или вот жены, то своих красавиц нельзя было оставлять ни на минуту. Грузины, они ведь парни горячие и часто свой темперамент не могут обуздать, да плюс природное обаяние, перед которым не каждая красавица устоит. Не успел сбегать в магазин прикупить сладостей, выполняя просьбу своей зазнобы, как, выйдя на улицу, только и видишь, как твою любовь увозят на черной «Волге» в неизвестном направлении. Естественно, возмущенный парень сломя голову летит в милицию. Но там, видно уже не первый раз сталкиваясь с такими вот заявлениями от бойцов советской армии, да и приезжих туристов, не сильно-то и спешат с поисками пропажи. А вечером «украденная» девушка возвращается на той же черной «Волге». Вся забалдевшая такая, немного пьяная и с подарками в виде денег и дорогих вещей. Такие случаи тоже происходили с бойцами нашей части.

Или вот встречалась дочь одного прапорщика с сыном одного из командиров, пребывающего на высоких должностях. Паренек был курсантом военного училища. У влюбленных уже была назначена дата их свадьбы. Но она так и не состоялось. Приехал курсант в отпуск раньше, чем его ожидали. Причем о своем приезде никому не сообщил, хотел сделать всем сюрприз, но в первую очередь своей любимой. Бросил вещи в ДОС-2 (дом офицерских семей), и буквально полетел на крыльях любви с первого подъезда во второй. Такая заветная дверь оказалась открытой. Вошел весь возбужденный от предстоящей встречи во внутрь, а там прямо в прихожей его возбужденную любовь нагнул в позу сломанной берёзы солдатик срочной службы… Был скандал. Свадьбу отменили. А боец свой дембель встретил на губе и переслужил еще два месяца, выполняя на гауптвахте самую грязную работу.

Но в основном солдатики перебивались в ЭТОМ ПЛАНЕ с хлеба на воду и были на голодном пайке. Командир части строго настрого запрещал дочерям командного состава появляться вблизи казармы, особенно в летнее время. Но красавицы часто игнорировали эти запреты. Наверняка нравилось дефилировать перед горящими взглядами бойцов срочной службы то в спортивных костюмах в такую обтяжку, будто бы в них и родились, то в мини-юбочках, больше напоминающие пояса, или вот в шортиках, подтянутыми до невозможности, открывающих сзади все девичьи прелести. Да и под полупрозрачные футболки девушки ничего не поддевали… Воины непобедимой советской армии аж стонали от переполнявших их желаний при соглядании таких вот картин он-лайн. Так что, не даром командир части вводил свои запреты.

 

Офицерские жены в этом аспекте были поумереннее, но тоже часто рысачили перед бойцами то в мини-юбках, то в штанах в обтяжку. Да и сами женщины были не прочь поглазеть на обнаженные молодые тела защитников Родины. За солдатской баней (где был еще бассейн, но только для высшего командного состава и офицерских семей) был летний душ. А рядом стоял КБО (комбинат бытового обслуживания), где пропаривались и стирались солдатские шмотки. Делали это как раз некоторые из офицерских жен. Так вот в дни, когда солдаты бегали марш-броски при полной выкладке (то есть с вещмешками, автоматами, подсумками и т.д. и т.п.) в гору на каптаж (это такая высокая каменная башня, типа крепости, на верхотуре которой еще с древних времен зажигали костры с обильным дымом при виде наступавшего неприятеля), то в КБО собиралось до полтора десятка любопытных женских (и девиьчих тоже, как потом узнали) глаз. Бойцы ведь после того, как сдадут оружие в ружпарк и сложат свои вещмешки куда положено, пойдут остывать и мыться под летний душ. И все будут обнажаться догола… Мы знали, что за нами ведется постоянное наблюдение со стороны КБО, но не обращали на это никакого внимания.

А самой популярной программой по телевидению у солдат срочной службы была «Ритмическая гимнастика», просмотр которой тоже поначалу запрещал командир части. Ведь бойцы, смотря на девушек в трико, выделывающих под музыку такие манящие сексуальные телодвижения, возбуждались. А куда потом это самое возбуждение девать? И очень часто после просмотров «Ритмической гимнастики» агрессивно настроенные от перевозбуждения старослужащие не давали спуску «салабонам» и гоняли их до седьмого пота на уборке полов и чистке раковин под умывальниками зубными щетками. Все бы ничего, только вот доходило дело и до кулаков…

фй1

Ну как возможно было «голодным» в сексуальном плане солдатикам спокойно смотреть на такие вот ритмические гимнастики по телевизору? Поэтому во время их трансляции командир части строго настрого запрещал включать солдатикам телевизоры под страхом гауптвахты в караулке родной части. Но это запреты, в основном, игнорировались, и каждую неделю наша «губа» пополнялась тремя-четырмя страдальцами.

Мы, новобранцы, проходящие курс молодого бойца, пока ни о каких там женщинах и не помышляли. А самой сокровенной мечтой было хорошо покушать и, дотянув до такого вожделенного отбоя, отрубиться в мертвецком сне на своей кровати на казенных простынях под инвентарными номерами и под такими же казенными синими одеялами с тремя линиями в ногах. Да, в чай для утихомиривания мужских потребностей подмешивали бром. Но сие мало помогало. И все мы, бойцы, при виде женщин, смотрели на них дикими взглядами голодных хищников.

В день финального матча всего чемпионата СССР по футболу 1986 года я стоял на тумбочке. Напала сапожная болезнь и опухла левая нога. Причем я ее не натер неправильно одетыми портянками. Просто нога внизу стала круглой, как бревно. Я поначалу перепугался не на шутку. Но сержант быстро развеял все мои страхи, и сказал, что это привычное дело для новобранцев – сапожная болезнь. Мол, походишь парочку суток в тапочках, и все пройдет. Как полагается, сводили меня в медсанчасть, и я заступил в наряд по карантину до тех пор, пока эта самая сапожная болезнь не пройдет окончательно. Я тут же договорился с парнями из наряда, чтобы стоять на тумбочке во время футбола «Динамо» Киев – «Динамо» Москва, и при появлении кого-то из начальства, кричать во все свое луженное горло: «Дежурный по роте на выход!». Мои «коллеги» по карантину согласились, но с одним условием, что на тумбочке вместо двух часов простою все четыре, с 17.00. Так как с 19.00 наряд начинал драять с мылом полы, и стоять на тумбочке тогда, это было что-то вроде отдыха. Я согласился, и с пяти часов вечера считал минуты до начала такой вожделенной игры. Сержанты включили телевизор в полседьмого, я стоял на тумбочке напротив экрана. Так что все хорошо видел и слышал. И вот пошла телекартинка….

Еще когда московские динамовцы грузились в поезд Москва – Киев, то проводница их вагона попросила показать ей Игоря Колыванова. Отвечая на динамовские колкости по этому поводу насчет молодого нападающего, проводница ответила, что буквально неделю назад в этом же вагоне возвращались в Киев «птенцы» Лобановского и все дружно «щебетали» о том, что нужно будет Колыванову в Киеве памятник установить, и лучше рукотворный, а 7 декабря после ответной игры ему немелкий магарыч с офигительным закусоном выставить. Колыванов, узнав причину такого неподдельного интереса к своей персоне со стороны женского пола в виде проводницы, засмущался. Особенно когда любопытной красавице объяснили такое добродушие киевлян к Игорю – он ведь мог еще 29 ноября в Москве похоронить все чемпионские амбиции обладателей Кубка кубков и базового клуба сборной команды Союза, реализуй хоть парочку шансов из всех, которые ему представлялись во время матча. Но Колыванов не забил, оставив свой бомбардирский запал на ответный финал в столице Украинской ССР городе-герое Киеве.

Сто тысяч зрителей на переполненном Республиканском стадионе издавали такой гул, что часто заглушали слова комментатора. Особенно после того, как в первом тайме забивались голы в ворота Алексея Прудникова. Сначала Вася Рац на 15 минуте воспользовался неудачной скидкой голкиперу от Виктора Васильева, и точно поразил цель. Я в тот момент аж подпрыгнул на радостях на тумбочке, но в последний момент удержался от громогласных проявлений своих эмоций.

А киевляне продолжали атаковать. Толя Демьяненко, Владимир Бессонов, Вася Рац, Паша Яковенко, Игорь Беланов, Саша Заваров, Вадик Евтушенко и Олег Блохин были просто неудержимы, раз за разом ставя трудноразрешимые задачи для московского «Динамо». Мировые суперзвезды, ни встать, ни взять! Защита гостей трещит по швам, и на 35 минуте не выдерживает давления на свои ворота. Опытный Александр Головня сбивает в своей штрафной площади Демьяненко. Пенальти! Тысячи, миллионы динамовских сердец, бьющихся в унисон с киевлянами на поле, начали выскакивать от волнения и переизбытка чувств с груди. Ведь сейчас может решиться судьба 49-го чемпионата СССР. К мячу подходит Игорь Беланов. Разгон, удар-р-р. Прудников что-то там пытался дергаться, но мяч, летящий в правый от него угол ворот, взять было попросту нереально – 2:0! Весь стадион так и взревел от неописуемого восторга, а потом в едином порыве стал скандировать: «Динамо» Киев – чемпион! «Динамо» Киев - чемпион!! «Динамо» Киев – чемпион!!!». И так хотелось поддержать этот клич в тот момент, что просто спасу нет. Но приходилось сдерживать свои эмоции.

На второй тайм команды явно получили разные указания. Киевляне, следуя принципам рациональной игры, которую проповедовал Валерий Лобановский, рассчитывали на твердость своих оборонных редутов и быстрые резкие контратаки. А вот их московские одноклубники вышли на второй тайм, как на свой последний и самый решительный бой! И теперь уже Виктору Чанову приходиться демонстрировать на воротах все свое мастерство, а защитникам Сергею Балтаче, Олегу Кузнецову, Анатолию Демьяненко и Владимиру Бессонову вместе со всеми своими одноклубниками насмерть стоять на подступах к своей штрафной площади. Ведь отступать под неистовым напором московского «Динамо» было некуда. Позади Чанов на воротах! Позади Киев!! Позади вся Украина и миллионы болельщиков команды по всему СССР!!!  

Уже на 56 минуте Игорь Колыванов после блестящего прохода  Виктора Васильева, который как бы и не заметил трех (!) соперников, и его прострела от лицевой линии вдоль ворот сокращает разрыв в счете – 1:2. И теперь уже болельщицкие сердца команды Лобановского забились в тревоге. Ведь, как тут не крути, а антагонисту Валерия Васильевича, Эдуарду Васильевичу Малофееву за полсезона удалось создать очень крепкий амбициозный коллектив. Виктор Лосев, Игорь Добровольский, Игорь Колыванов и Александр Бородюк были стержнем олимпийской сборной СССР, которая под чутким руководством еще одного антагониста Лобановского – Анатолий Бышовца, вскоре завоюет «золотые» медали Летних Олимпийских игр в Сеуле-1988. А если прибавить к этому дерзкому молодняку более опытных Алексея Прудникова, Бориса Позднякова (прошедших, кстати, прекрасную футбольную спартаковскую закалку у еще одного антагониста ВВЛ – Константина Ивановича Бескова), Александра Новикова, Игоря Буланова, Василия Каратаева и Александра Головню (которого после матча «уволили» в московский «Локомотив», игравшего в Первой союзной лиге и бывшим пятым колесом в телеге четырех московских клубов – «Спартака», «Динамо», «Торпедо» и ЦСКА), то получим мечту любого тренера – сплав молодости и опыта. Не даром ведь после игры редактор западногерманского «Киккера» Карл-Хайнц Хайманн не скрывая своих восторгов насчет матча и обстановки вокруг него, сказал, что-то типа «Игра киевских динамовцев в очередной раз поразила. Но в Европе уже привыкли к этому. А вот то, что московское «Динамо» сыграет так мощно, не ожидал. Я открыл для себя новый суперклуб!».

К середине второго тайма киевляне смогли выровнять игру, снова активно заработали фланги. Но валидольные последние минуты они своим болельщикам обеспечили.

Когда прозвучал финальный свисток судьи из Йошкар-Олы Александра Хохрякова, который судил и первое динамовское противостояние в Москве 29 ноября, весь стадион в едином порыве поднялся на ноги. Да что там Республиканский стадион, вся Украина возликовала! «Динамо» Киев в двенадцатый раз в своей истории стал чемпионом страны. Подобного успеха в СССР еще не добивался никто! Слава, тебе, наше киевское «Динамо», и почет!!!

 фй2

Игорь Беланов приготовился бить пенальти, после которого счет на табло Республиканского стадиона станет 2:0 в пользу киевского «Динамо»

 

Никто не хотел уступать. Капитана киевского «Динамо» Анатолия Демьяненко пройти было просто нереально. Хотя у ворот киевлян все же возникали пожары, которые кроме одного раза вовремя удавалось ликвидировать

ф

И вот он, круг почета после заслуженной победы. Третий слева – будущий обладатель советского «Золотого мяча» лучшему футболисту 1986 года любимец всей киевской торсиды Александр Заваров. Третий справа (если не считать голову с золотистыми кудрями Олега Кузнецова) – будущий обладатель европейского «Золотого мяча»-1986 «футбольный Карл Льюис» Игорь Беланов

 

По окончании сезона 1986 года продолжали приходить радостные для поклонников киевлян новости. Сначала все узнали, что Александр Заваров признан лучшим футболистом страны. Его в опросе еженедельника «Футбол – хоккей» назвали первым 81 раз, вторым – 51, третьим – 12, что принесло в сумме 357 очков. Вторым «финишировал» Игорь Беланов – 313 баллов (первое место – 64 раза, второе – 54, третье – 13). «Бронзу» взял Олег Блохин, переживавшего в 1986 году свое новое рождение – 81 очко (1 – 13, 2 – 10, 3 – 22). Дальше шли Павел Яковенко («Динамо» Киев), Александр Бородюк («Динамо» Москва), Юрий Савичев («Торпедо» Москва), Ринат Дасаев («Спартак» Москва), Владимир Бессонов («Динамо» Киев), Василий Рац («Динамо» Киев), Вагиз Хидиятуллин («Спартак» Москва). То есть первые четыре места были за киевскими динамовцами, а всего их было в первой десятке шесть человек против четырех москвичей из разных клубов.

Прошло еще совсем немного времени, и уже пришла пора радоваться не только болельщикам киевского «Динамо», но и всей страны – Игорь Беланов стал обладателем «Золотого мяча» лучшему футболисту Европы! По опросу французского еженедельника «Франс Футбол» «спринтер из Одессы» с 84-мя набранными очками обошел на вираже лучшего бомбардира мексиканского чемпионата мира Гари Линекера («Эвертон», «Барселона») из Англии (62 балла) и ястреба сборной Испании и мадридского «Реала» Эмилио Бутрагеньо (59). Свою лучшую тройку футболистов назвали каждый из 33-ех членов УЕФА. Игорь Беланов был назван в 21 анкете (чаще всех остальных, Линекер в 18-и, Бутрагеньо в 20-и). В первую десятку так же вошли: 4-5 места, Аморо (Франция, «Монако») и Элькьяэр (Дания, «Верона») – 22 очка; 6-7, Заваров (СССР, «Динамо» Киев) и Раш (Уэльс, «Ливерпуль») – 20; 8-9, Дукадам (Румыния, «Стяуа») и Ван Бастен (Голландия, «Аякс») – 10; десятое место – Альтобелли (Италия, «Интернационале») – 9. Обладатель трех последних «Золотых мячей» 1983-1985 гг. француз Мишель Платини из туринского «Ювентуса» по итогам опроса занял «всего-лишь» двенадцатое место.

И, наконец, английский «Уорлд Соккер» перед Новым 1987 годом опубликовал свои списки лучших игроков, команд и тренеров мира по итогам уходящего 1986-го. И во всех номинациях киевские динамовцы стали вторыми. Игорь Беланов вслед за новоиспеченным чемпионом мира неподражаемым аргентинцем Диего Марадоной. Валерия Лобановского обошел наставник сборной Бельгии Ги Тис (который обыграл Мэтра на Мундиале-1986 – 4:3 в дополнительное время). А киевское «Динамо» уступило первенство сборной Аргентине. Такой вот фееричный выдался сезон для киевского «Динамо» в 1986 году.

А автор этих строчек через неделю после выигрыша киевлянами своего двенадцатого чемпионского титула (и второй раз подряд) вместе со своими товарищами по курсу молодого бойца принял Присягу, и два года отдал для народа, неся основную службу на дежурстве (с основном бессменном) в объекте «под землей» в горе… Но это уже совсем другая история.

фй4

Почти сразу же после Присяги возле входа в объект. Первый, второй и я, четвертый - все мы, пока что, «салабоны». Но по мере уходящего времени, будем постепенно каждые полгода трансформироваться в «слонов», «черпаков», «дедушек» и «граждан»…

 

«Динамо» (Киев) - «Динамо» (Москва) 2:1 (2:0)

7 декабря 1986. 17:00. Киев. Республиканский стадион. Облачно. 6 градусов. 100 000 зрителей.

Судьи: А.Хохряков (Йошкар-Ола), В.Белоусов (Волжский), Н.Захаров (Владимир).

«Динамо» К: Чанов, Бессонов, Балтача, Кузнецов, Демьяненко (к), Рац, Яковенко (Евсеев, 88), Беланов, Заваров, Евтушенко, Блохин (Михайличенко, 85).

«Динамо» М: Прудников (к), Лосев, Поздняков, Новиков, Головня (Стукашов, 82), Добровольский, Буланов, Васильев, Колыванов, Каратаев, Бородюк.

Голы: 1:0 Рац (15), 2:0 Беланов (36, с пенальти), 2:1 Колыванов (56).

Предупреждения: Блохин, Яковенко, Кузнецов, Бессонов - Новиков, Буланов, Головня.

Дублёры - 1:2. Голы: Нефедов - Головня, Гаглоев.

Примечание: матч первого круга, перенесен со второго мая в связи с занятостью футболистов киевского «Динамо» в сборной СССР

. 

Скачать видео

 

9 октября 2015, 24 ноября 2018

Костенко Александр Александрович

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...