Футбол. Прошлое и настоящее
Блог

1986. Нелегкая, но веселая жизнь курсантов (студентов) на фоне «Шахтер» - «Динамо» Киев 3:3

Статья из рубрики «Первые полгода взрослой жизни на фоне игр киевского «Динамо» в чемпионате СССР-1986»

 

 

Вот так же и мы в 1986-ом, дружно ели по столовкам. Только лица были веселее. Да, нелегка жизнь советского курсанта (студента).

 

 

Это двенадцатый рассказ из цикла «Первые полгода взрослой жизни на фоне…» игр киевского «Динамо» в чемпионате СССР 1986 года.

 

Да, жизнь курсантов (студентов) во все времена была оч-ч-ень нелегкой, но такой шибутной и веселой, что потом о ней с улыбкой вспоминаешь всю жизнь. Курсант (студент) всегда голодный. Причем до всего. До девушек (это в первую очередь), до еды (естественно), до разных там удовольствий (особенно, если они раньше были запретным плодом), даже до знаний (бывало и такое). В общем, до всего нового неизведанного и такого манящего, а короче говоря, до жизни.

 

 

Вот он, трудяга советских дорог – ПАЗик.

 

 

Вот когда вырываешься из-под родительского контроля, тогда сразу же хочется попробовать всего и сразу. Привезли, помню нас, уже курсантов, от районного военкомата до областной школы ДОСААФ. Вылезли из полуразвалившегося ПАЗика (были такие ходовые автобусы) возле здания, где нам предстояло проходить учебу ближайшие три месяца, огляделись. Красота. По дорогам улиц троллейбусы с машинами ездят, народу пруд пруди, и каждый человек идет по своим делам. Здесь за тобой уже не будут, как в селе, или вот в небольшом районном городке, следить десятки глаз, чтобы потом доложить твоим родакам о том, что увидели. Здесь ты уже предоставлен сам себе, и можешь делать все, что душе угодно. В первую очередь, конечно, учиться на радиста-слухача в сухопутном взводе – 1. Наших будущих моряков сразу увели, и жили они всей своей дружной толпой, а это без малого человек так десять, совсем в другом краю областного центра, и в одном доме. Ездил как-то к ним в гости. Весело. Как говориться, в тесноте, да не в обиде. В Днепре покупались, там с баржи старой в воду поныряли. Я с девушкой познакомился, красивой очень. Правда, парни сразу же предупредили, что дальше знакомства заходить не стоит, как бы этого не желала красавица. Не то забалкинские моментом бошку отобьют. Так что на все предложения девушки встретиться вечером, ответил, что я издалека, и на этом наш «роман» завершился.

Парни-мореманы меня здорово угощали. А этого нужно было еще заслужить. Ведь приезжали мы в областной центр перегруженные баулами. Навезем за раз картошки там, сала, закаток и рассчитываешь все это дело минимум на месяц. Ведь не будешь же ты каждую неделю опустошать домашний погреб на энное количество продуктов. А семье, отцу с матерью, да братьям с сестрами, потом что зимой кушать? Так что если привез из дому продукты, то распределяешь их надолго. Вот если делишь квадратные метры вместе с парнями, то и хавчик у всех единый. Вместе решаем, что сегодня есть, а что на завтра оставить.  Только хлеб по 20 копеек за буханку покупаешь. Кто готовит, или решаем, или все вместе, что чаще всего и было. Оно и быстрее, и веселее. Правда, вот нам на хате сразу хозяин-дед подвизался готовить. Мол, платить мне за это не нужно, хватит и полтинника (50 рублей) в месяц. А так, будете давать некоторые продукты, и будем питаться из одного котла, вы, да я. Только вот наши сумки с продуктами стали резко худеть. И супчики с борщами выходили какими-то пресноватыми, жиденькими. Мясо, что привозили и хранили в холодильниках, за неделю очень теряло в весе. И это при том, что мы его не ели. Когда решили поджарить себе картошку, так у деда чуть истерика не случилась, мол, это ж какой перерасход! Когда же мы, квартиранты, напомнили деду, что это наша картошка, так он аж взбеленился: «Не ваша, а наша!». А его младший сын Леха, который аккурат вернулся со второй своей ходки с мест не столь отдаленных, при этом прошептал: «Это он так злиться, потому что ему жаренного есть нельзя».

В общем, решили мы готовить сами себе, и моментально нажили в лице деда если не врага, то недоброжелателя. Поначалу и его самогоночку вместе попивали, да и свою, привезенную. А теперь все, лавочка была закрыта. Как и для меня хата, где стоял телевизор. Значит, футбол уже смотреть негде было. Но я по этому поводу особо не расстраивался. Домой, если нужно, за80 кмбуду ездить. В школе ДОСААФ, хоть и много прогуливал, был в преуспевающих, и меня мастаки без проблем отпускали тогда, когда я их об этом просил. Правда, через магарыч. Но это дело такое. Кстати, в ДОСААФ нас сразу же предупредили, что платить мы должны хазяям своих квартир не больше 25 рублей, остальное им доплачивает сам ДОСААФ. Но все мы переплачивали ровно половину, по устной договоренности. И при этом бабушки и дедушки еще там что-то и воспарялись. Если что не так, грозились в ДОСААФ телегу-донос накатать. А это для нас, курсантов, могло окончиться плачевно – поездкой для оказания интернациональной помощи в Афганистан. А насчет того, что за квартиру переплачиваем, так пойди – докажи.

 

 

Кинотеатр-красавец «Юбилейный».

 

 

Как водиться, молодежи никогда не хватает бабла. Это вон у нашего однокурсника-Казановы, о котором недавно писал в этом цикле, родители какие-то начальники, и он мог себе позволить сорить деньгами направо и налево, да и еще сам, как барин, в царских хоромах жил, которые сняли для родной кровинушки богатенькие папа с мамой. А мы считали каждую копейку. На дискотеки в клетку (огороженная летняя площадка), что в парке Ленинского комсомола сходить нужно? Нужно! В кафе модные хоть парочку раз тоже наведаться стоило. Можно и без девушек, а то на их запросы денег не напасешься. Потратишься, проведешь, а потом еще и облом поймаешь. Ходили на концерты, в кинотеатры. Правда, мои соседи по хате как-то по этому делу были не очень. Отучились, приехали, поели и пузо кверху, балдеют. А я вот любил по кинотеатрам города прошвырнуться. Киноманом страшным был. Если где какая премьера, или вот стоящий фильм идет – ноги в руки, прыг в троллейбус, и вперед. По понедельникам специально в областной газете смотрел, где какая картина на неделе демонстрируется, и рассчитывал заранее, когда я смогу туда поехать. Если не ошибаюсь, в областном центре в 1986-ом было 12 кинотеатров, не учитывая клубов, где тоже довольно неплохие ленты крутили. Так вот, побывал почти во всех. Пару-тройку раз с девушками (но тогда кино не особо то и смотрели), а так сам. Запомнилось, как в первый же свой день обучения принял текст азбукой Морзе без ошибок несколько раз, и мастаки отпустили меня с учебы еще до обеда. Так я сходил в «Юбилейный» на американский блокбастер «Секретный эксперимент» (под таким названием шел в советском прокате «Филадельфийский эксперимент»), а по пути два билета приобрел на сборный концерт, где играли такие легендарные группы, как «Круиз» и «Динамик» (вернее, был Владимир Кузьмин) в сопровождении танцевального коллектива «Рецитал», что с Аллой Пугачевой работал. Поговаривали, что и сама Примадонна приедет. Но нет, не было. Побывал и на «Форуме» с Виктором Салтыковым, который как раз по нашей области гастроли давал. Тогда это была мега-популярная группа. Кстати, на концерте впервые увидел, как у девчонок случается истерика от песен своего кумира. Плачут, кричат, руками машут, некоторые футболки то опускают, то поднимают, обнажая свою грудь. И не скажу, что роскошную. Причем не обращают никакого внимания на парней рядом. Они находились в своем измерении, где только я, любимая, и мой кумир, которому готова отдать все, что он пожелает.

 

 

Вот они, родимые, болгарские сигареты по 50 копеек за пачку, которые мы курили в 1986 году.

 

 

Кстати, я тоже иногда входил в раж. Это если заходил в книжный магазин, и видел несколько экземпляров, за которым давно гонялся, или просто еще не читал. Все. Пацаны так и сказали: «Больше мы с тобой ни в какие книжные магазины не пойдем! А то все свои деньги потратил, да и еще у нас потом требуешь». Именно так, я недостающие гроши у сокурсников не просил, а требовал, буквально с карманами отрывал. Зато потом такой кайф, пришел на квартиру, открыл книгу и погрузился в волшебный мир художественного (или научного, спортивного) слова. Еще не нужно забывать, что на сигареты по 50 копеек за болгарский «Опал» уплывало (а парни курили «Интер», «Родопи», и «Стюардессу» на «Ту-134», тоже болгарские). А иногда пачка в день уходила. А так на два растягивали. Когда же домой уезжал, то обязательно «Ронхил» по 80 копеек покупал, или «Мальборо» по рубль пятьдесят. И не одну пачку, а две-три. Это чтобы перед друзьями пофорсить.

 

Вот такое вот вавилонское столпотворение было в 1986 году у любого вино-водочного магазина.

 

Ну, и выпивали конечно. Не каждый день. Но бывало. В основном спиртное привозили из дому. Самогон там, вино, как домашнее, так и крепленное. Но пиво и водку покупали уже в универсаме. Очереди были просто сумасшедшие. Драки в них, естественно. Приходилось магазин брать штурмом, как Зимний дворец в октябре (ноябре) 1917-го. Это если рядом доставал не обнаружишь, которые за сто грамм, или пару рублей брали тебе водку из черного хода. У них с продавцами все было схвачено.

 

 

Первый фильм, который я увидел в «подпольном видеосалоне» на «секретной» квартире – «Рэмбо. Первая кровь».

 

 

Ходили и в подпольные видеосалоны. Правда, я только в один. За десятку смотрели два фильма. Вернее будет сказать, набилось в комнате квартиры человек так …надцать. Хозяин собрал деньги, включил видеокассету и ушел. И три часа (если не ошибаюсь) все рвут глаза о пиратскую записанную перезаписанную копию соответствующего низкого качества с размытым изображением и гундосным закадровым переводом. Мне при первом же визите повезло. Причем дважды. Первый раз, что как только мы позвонили к парню на квартиру, и он отворил, то попросил всех немного подождать, мол, сейчас, футбол только досмотрю. Я заглянул в комнату. Бог ты мой. Марадона, Платини, Бонек, Росси. Играли «Наполи» и «Ювентус». В записи, конечно, и на итальянском:

- Можно? – спросил тихонько.

- Садись. Что, футбол нравиться?

- Еще как! Смотрел бы и смотрел! – ответил. Тогда ж ведь европейские чемпионаты по ТВ не демонстрировали. А здесь такое зрелище! Мировые звезды в первенстве «сапога» сошлись. Смотрел последние минут двадцать матча, и балдел.

Позже парень, назовем его Костя, пригласил меня на просмотр отборочного матча чемпионата мира-1986 Дания – СССР, которого ни я, ни он не видели в прямой трансляции. Смотрели, разговаривали, спорили. И все под разливное пиво, которое наливали себе в стаканы из стеклянных трехлитровых бутлей, да с солененькой таранькой. Причем хмельным напитком обеспечил Костя, рыбой – автор этих строчек. А в первый свой заход мы с толпой посмотрели «Рэмбо. Первая кровь», а потом по многочисленным и настойчивым просьбам «трудящихся» при некоторой доплате хозяин нам врубил «Греческую смоковницу». Ну, а после совместного просмотра футбола Костя у меня резко спросил:

- Порно видел?

- Нет!

- Смотри, - и пошла «Глубокая глотка».

 

Только вот частенько после просмотра таких вот «глоток» и после того, как ты заглотаешь почти все свои продукты, часто бывало, что тебе глотать что-либо банально не за что. Денег только на проезд домой. Хорошо хоть, на троллейбусах был проездной, а то бы пришлось и до школы ДОСААФ пешком несколько километров шагать. Хотя выходцам из села преодолеть такое расстояние не проблема. Так что же делать в таких случаях? Чем питаться? Элементарно, Ватсон! Была на первом этаже школы ДОСААФ столовая. Очень приличная, скажу я вам. Готовили там очень вкусно. Правда и обед почти в рубль влетал. Но только не курсантам! Первое, второе и третье, что было в ассортименте, нам продавали максимум за 50 копеек. То есть были скидки. Если же захотел пожировать, сметану там прикупить, или антрекот, или еще что, то уже плати по прейскуранту. Но в основном мы ограничивались тем, что нам было положено. Вот скажите, возможно ли было в советских столовых наестся от пуза на три копейки? Да! На столах всегда стояли в таких емкостях горчица, соль, перец. Хлеб – бесплатно. Набираешь так кучу резанного хлеба, смазываешь все это дело горчичкой (если заканчивалась, повара обязаны снова заполнить емкость), кто хочет – просто солит хлеб, и все это дело запиваешь стаканом чая, за который и платишь три копейки. И потом нет разницы, что ты антрекот со сметаной съел почти за рупь, что хлеб с горчицей под чай за три копейки захавал. Такой же сытый выходишь во двор школы ДОСААФ и подкуриваешь сигарету. В общем, выкручивались, как могли.

 

 

Вот на таких дорожных лайнерах «Икарусах» мы ездили в советские времена.

 

 

 

В тот день, 11 сентября, в четверг, я отпросился у мастаков поехать домой. Те были не против, с условием, что я приму без ошибок смешанный текст (цифры и буквы) на скорости 100 знаков в минуту. Если бы по раздельности, то не было бы и проблем. А вот в смешанном тексте я постоянно делал ошибки. Но на сей раз, видно, большое хотение посмотреть футбол дома, в привычной обстановке, добавило мне внимания и реакции. В общем, после обеда я уже платил в кассе автовокзала 1 рубль 85 копеек за дорогу на мягком венгерском «Икарусе». Дома забежал по пути до Пашки (уже к сожалению, покойного), такого же, как и я, футбольного болельщика, полтора года как вернувшегося с Афганистана, к себе домой на просмотр футбола «Шахтер» - «Динамо» Киев. А заодно и пятерку всунул в ладонь, мол, добавишь и бутылку смаги купишь. Брат был в своем бурситете, где учился на тракториста, так что комната свободна, и никто нам не помешает наслаждаться Его Величеством футболом. Тем более что мы, болельщики, уже заждались успехов «Динамо». Шутка ли, в трех последних матчах нулевая ничья с московским «Торпедо» и два гостевых поражения от «Кайрата» в Алма-Ате и «Металлиста» в Харькове.

 

 

Игорь Петров – бронзовый призер юношеского чемпионата Европы 1982-го, который через четыре года оформит «хет-трик» в воротах киевского «Динамо», играя за донецкий «Шахтер».

 

 

Признаться, после финального свистка, который зафиксировал вроде бы боевую ничью – 3:3, я никак не мог подумать, что это был договорной матч. А все потому, что в прямой трансляции последних десяти минут игры не видел. После того, как Владимир Бессонов реализовал пенальти за снос Олега Блохина и счет стал 3:1, я до такой степени не сомневался в победе «Динамо», что пошел на кухню купаться в ваганах. Да-да. В те времена редко в каком сельском доме была ванная. Поэтому подогревали на газовой плите (да и на обыкновенной, что дровами и углем топят) кастрюлю, а то и две с водой. Разводили ее со своей холодной подругой (водой) до нужной температуры в ваганах, рядом ставили горячую воду, чтобы доливать, если что, и мылись. Так вот когда я закончил свою купель и вышел, вытирая полотенчиком голову к Пашке, то он меня буквально огорошил новостью: «Знаешь, как сыграли?», и на мое отрицательное помахивание головой не без удовольствия (что первый мне такую сногсшибательную новость говорит) огорошил – 3:3! Я так и сел на стул от неожиданности. Как? Ну, как можно было проиграть, имея такое неоспоримое преимущество? Ведь еще в первом тайме Алексей Михайличенко с пенальти и Вася Рац после прострела Блохи, казалось бы, решили все вопросы в противостоянии с «Шахтером» о победителе. Да, горняков поддерживал переполненный стадион и при 37 500 зрителях плохо играть просто стыдно. Да и болельщики не поймут. Да, в начале второго тайма Игорь Петров буквально расстрелял ворота Виктора Чанова, но ведь статус кво за десять минут до конца поединка был восстановлен. Как было можно в оставшееся время такой классной команде, как «Динамо» Киев, растранжирить свое преимущество и упустить верную победу? Потом, уже в обзорах по УТ и ЦТ видел, как Петров сначала затолкал мяч в ворота гостей после невероятной толчеи у их ворот, а потом реализовал пеналь за снос киевлянами в своей штрафной площади Виктора Грачева. Но все равно не покидала мысль: «Как же так? Ну, как же так возможно?». И закрадывалась мысль, что здесь что-то нечисто. Не хотелось вголос говорить о договорняке, но уж больно нехороший был запашок у этой ничьи.

Это уже позже арбитр Юрий Савченко из Москвы, который и судил матч «Шахтер» - «Динамо», через еженедельник «Футбол» поведает всей широкой общественности: «Был у меня и такой случай. Сужу я в 1986 году игру «Шахтёра» с киевским «Динамо». Идет нормальная игра. К 80-й минуте киевляне ведут 3:1. И вдруг в последние 10 минут стало происходить что-то непонятное. Киевская защита просто остановилась, «Шахтёр» делал в их штрафной что хотел. Вот счет уже 2:3.         Чувствую, будет еще гол. Но мяч никак не идет в ворота, хоть возможностей предостаточно. И вот минуты за полторы до конца кто-то из киевлян дрогнул и подрубил соперника в своей штрафной.          Пенальти — гол — ничья. Иду в судейскую комнату, обуреваемый сомнениями. Развеял их … Лобановский, от которого мне часто доставалось. Радостный, улыбающийся, жмет мне руку со словами: «Вот так и надо судить». А ведь я только что на исходе матча лишил его команду победы, назначив пенальти. У меня создалось впечатление, что именно за пенальти он меня и благодарил».

Но тогда, 11 сентября 1986 года, мы, болельщики, этого ведь знать не могли. Так что расселись мы с Пашкой на покрывале, которое расстелили на полу перед телевизором. Решили посидеть, как на природе, потому как на улице дождь накрапал. Колбаска, нарезанная тонкими ломтиками, огурчики солененькие, белый хлеб, варенная картошечка, только с пылу-жару, да такая, что аж рассыпается, да еще и в масле, сметанка. Ну, и запотевшая бутылочка первака с холодильника. Разлили сие чудо народного творчества по стопарям, цокнулись, и забулькала шестидесятиградусная по нашим горлянкам. «Эх-х-х, хорошо! А вот что киевляне не выиграли – плохо! А ведь им скоро в Стару-Загору ехать, первую игру на Кубок чемпионов с болгарским «Берое» играть. Эх-х-х, Пашка, давай по второй, да выйдем на перекур…».  Засиделись мы тогда со своим другом аж за полночь. Моя девушка, с которой встречался, при встрече сказала, что сегодня к ней приходить не нужно. Да и если бы пошел, то только одно расстройство. Держит на расстоянии, только раздраконивает, все боится черту переступить. Говорит, что как-то стыдно и страшновато. Мол, давай не торопить события. Ну, да ладно. Завтра вон снова в лагерь труда и отдыха играть ехать нужно. А там с Наташей уж встречусь, так встречусь!

 

 

Алексей Варнавский, уже, к сожалению, покойный с Кубком СССР.

 

 

А в заключение скажу, что 11 сентября 1986 года свой последний матч за родной донецкий «Шахтер» в чемпионатах СССР сыграл прекрасный футболист Алексей Варнавский. И был он у него 222-ой при 11-и забитых голах. А киевское «Динамо», несмотря на ничью, поднялось на шестое место и по прежнему отставало от пелетона лидеров – московских «Спартака» и «Динамо», ленинградского «Зенита» и … донецкого «Шахтера» на три очка. Только вот киевляне провели 19 встреч. А их соперники по 22-24. К тому же «Шахтер» и московское «Динамо» имели в своем пассиве уже по девять ничьих. Почему в пассиве? Так ведь до последней, лимитной, за которую начисляют очки, осталось всего один раз разойтись со своими соперниками миром.

 

«Шахтёр» (Донецк) - «Динамо» (Киев) 3:3 (0:2)

11 сентября (четверг) в 19.00, г.Донецк, стадион «Шахтёр», +20 градусов, моросящий дождь, 37 500 зрителей.

Судьи: Савченко (Москва), Савкин (Балашиха), Захаров (Владимир)

«Шахтёр»: Елинскас, Варнавский (Драгунов, 46), Олиференко, Гошкодеря, Пархоменко, Рудаков, Ященко, Соколовский (Хлыста, 46), Петров, Смолянинов, Грачёв. 

Тренер О.Базилевич.

3 место.

«Динамо»: Чанов, Каратаев, Евсеев, Кузнецов О., Демьяненко, Рац, Яковенко (Бессонов, 73), Баль, Михайличенко, Евтушенко, Блохин.

Тренер В.Лобановский

7 место.

Голы: 0:1 Михайличенко (13, с пенальти), 0:2 Рац (44), 1:2 Петров (55), 1:3 Бессонов (80, с пенальти), 2:3 Петров (87), 3:3 Петров (89, с пенальти)

Матч перенесён с 6 сентября.

 

 

9 февраля 2015

Костенко Александр Александрович

 

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...