Бейсбол. Украина. Жизнь
Блог

UPD. Олегу Бойко 50: главный волейболист украинского бейсбола (полное интервью)

В начале июня свое 50-ти летие отметил один из самых титулованных тренеров Кировоградщины, главный тренер национальной сборной Украины по бейсболу Олег Бойко. Материал, посвященный юбиляру, получился основательным и готовился достаточно долго. Но, как говорится, лучше позже… Первая часть интервью - публикация в газете "Спортревю New". И вторая часть интервью - публикация в газете "Спортревю New". 

Ретроспективные интервью к юбилейным датам хороши тем, что когда юбиляр и журналист «проговаривают» заново этапы жизни героя публикации, можно мимоходом выловить уникальные моменты, которые раньше считались не важными, а на самом деле были определяющими. Вот так, во время записи интервью с главным тренером национальной сборной Украины по бейсболу, Заслуженным тренером Украины Олегом Бойко по случаю его 50-летия, выяснилось, что в бейсбол он пришел благодаря одному совпадению. Как-то, прогуливаясь по Киеву вместе с будущей супругой, оказался возле стадиона, где в тот момент играли в бейсбол. И был бы другим маршрут прогулки, в этом мире стало бы на одного инженера гражданской авиации больше, а в украинском бейсболе было бы на одного эпохального тренера меньше. Хорошо же, что история не знает сослагательного наклонения, не так ли?..

Простое перечисление спортивных наград Олега Бойко займет не менее половины газетной страницы. Там сотни медалей и кубков всевозможнейших бейсбольных соревнований Украины (начиная еще с чемпионатов СССР) и Европы, а также: приз лучшему тренеру в Европе 2013 года по версии СЕВ, знак отличия II степени «За заслуги» от Кропивницкого горисполкома, грамоты, дипломы и так далее. Поэтому первый вопрос: чем бы еще хотелось пополнить коллекцию достижений?

Олег Бойко:– Большая часть из того, что мною до сих пор было сделано в жизни, делалось в условиях дефицита времени. В режим «спасателя». Как следствие, часть проектов, в которых я принимал участие, пусть и давали результаты, оставили после себя определенные сомнения. Мне не нравится многое из того, что было сделано. Поэтому, если бы у меня была такая возможность, я бы предпочел не работу над каким-то новым проектом, а переделать кое-что из того, что было сделано ранее. Переделать по правильному и уже никуда не торопясь…

Еще мне бы хотелось выиграть не какие-то определенные соревнования, а битву за бейсбол в Украине. Вернее, битву в Украине за умы для бейсбола.

Если взять страны Европы, там сильно изменилось само отношение к бейсболу. Сейчас, когда я начал работать в исполкоме Европейской конфедерации бейсбола, я вижу, как планируются бейсбольные программы и бюджеты развития в Англии, Франции, в Италии, в Чехии, не говоря уже о Германии и Нидерландах (где созданы структуры, благодаря которым голландцы попадают на Олимпийские игры). Это работа и отношение к спорту самого серьезного уровня. Суть в том, что у них получилось изменить отношение к своему виду спорта.

Фактически, у нас в стране бейсбол в середине 1980-х появился по решению чиновников. До сих пор многие люди смотрят на эту игру, как на нечто чуждое и неестественное. Но ведь бейсбол заслуживает достойного к себе отношения. Раньше мне часто удавалась одна вещь, которую можно назвать «менять отношение окружающих к тому делу, которым я занимаюсь». Мне кажется, в Кировограде/Кропивницком получается понемногу изменять отношение к бейсболу, но на уровне Украины все еще остается громадный пробел. И вот для меня это серьезный challenge, вызов. Над решением этой проблемы стоит потрудиться... 

Часть первая

Школа. Авиагородок. Волейбол или баскетбол?

Олег Бойко родился в городке Чемеровцы Хмельницкой области Украинской ССР в семье летчика гражданской авиации. Отец начинал работать простым аэродромным техником, потом учился, получил высшее образование, шел вверх по служебной лестнице, стал бортинженером, потом главным инженером и завершил карьеру главным бортинженером республиканского авиационного управления. Соответственно, служба была сопряжена с переездами в разные уголки Советского Союза. В середине 1970-х Николай Бойко получил назначение на центральном аэродроме Ашхабада, семья вместе с ним отправилась в Туркмению и во второй класс школы Олег пошел уже в Ашхабаде. Новенький ученик ростом 167-168 см сразу привлек внимание тренеров по баскетболу и волейболу одной из спортивных школ города.

– Однажды, с интервалом в где-то месяц, к нам в школу пришел тренер по баскетболу, а потом – тренер по волейболу, – рассказывает Олег Бойко, – один мой одноклассник захотел заниматься баскетболом, а я выбрал секцию волейбола. Потом еще долгое время эти тренеры спорили между собой, почему я не пошел на баскетбол, хотя тренер по баскетболу пришел в наш класс раньше? Тренер по баскетболу неоднократно пытался «перетянуть» меня в свою секцию, но я продолжал заниматься волейболом. Почему? Недавно только начал понимать, что это связано с личностью тренера Тофика Аббасовича Гасанова. Меня тогда впечатлил этот спокойный и интеллигентный человек.

Я начал тренироваться, играть. Выступал за сборные Туркмении по возрастным группам «кадеты», «юноши», «юниоры». В Туркмении была одна команда мастеров, которая играла в первой лиге чемпионата СССР. Даже в первой лиге в каждой команде играли, как минимум, один или несколько мастеров спорта международного класса, были волейболисты из состава сборной СССР, их сразу же можно было узнать на площадке. В девятом классе школы, в 16 лет, я уже выступал в составе этой команды. Вместе с клубом и сборными я объездил почти весь Советский Союз, за исключением, может быть, Дальнего Востока.

– Как родители относились к такому графику своего ребенка-школьника?

 –  Нормально и во всем меня очень поддерживали. Правда, я сам иногда начинал уделять тренировкам меньше времени. Сказывались какие-то отвлекающие факторы, уводившие в сторону от занятий. Трижды тренер приходил к нам домой, беседовал со мной, с родителями и каждый раз находил нужные слова, после чего все налаживалось, и я возвращался в команду.

Для меня тренировки никогда не были в ущерб учебе. Со второго класса я был лучшим учеником в классе и окончил школу с одной только «четверкой» в аттестате. Причем многие домашние задания я делал в общественном транспорте. Секция волейбола базировалась в другом районе города, со школы на тренировку я добирался на троллейбусе, дорога занимала минут 50-60. С тренировки домой нужно было добираться с пересадкой, поэтому на дорогу уходило уже часа полтора. Когда я ехал на тренировку со школы – делал домашние задания, а когда возвращался с тренировки домой – читал книги или по учебе, или художественную литературу.

– Выступая школьником за команду мастеров, вы не планировали стать профессиональным спортсменом?

 – Как-то наша волейбольная команда два года подряд проводила подготовительные сборы в Москве на базе ЦСКА. Мы играли спарринги с учениками волейбольных специальных классов ЦСКА, вначале проигрывали, потом иногда выигрывали, и я помню разговоры, что существует возможность перейти в этот спецкласс. Более того, одно время отец учился долго в Москве, я на пару месяцев переводился из Ашхабада в школу в Москву, и можно было попробовать перейти в спецкласс ЦСКА, но я в принципе не был настроен связывать свою жизнь со спортом.

Тренируясь и играя в команде первой лиги, я не увидел ничего привлекательного в карьере спортсмена. Кем я хотел стать после школы? А как думаете, какие еще были альтернативы у парня из авиационного городка? Только авиация. Я и еще семь моих одноклассников – мы все тогда были увлечены авиацией – после школы поступили в один и тот же институт: Киевский институт инженеров гражданской авиации (КИИГА, с 2000 года – Национальный авиационный университет). Некоторые люди из той восьмерки, к слову, до сих пор в авиации…

Киев. Авиация. Волейбол. Армия

 

Олег Бойко: – Я не планировал играть в волейбол на серьезном уровне и когда, после вступительных экзаменов, на институт пришел приказ-вызов командировать меня выступать за сборную Туркмении по школьникам, я никуда не поехал. Я уже находился в другом городе, в другой республике, к тому же, не восстановился полностью после тяжелой травмы руки и не тренировался месяца четыре. Никакие соревнования меня не интересовали.

В институте была секция волейбола для студентов и я решил заниматься в этой секции для себя. Команда КИИГА выступала во второй лиге чемпионата Киева по волейболу среди студентов. С первого курса я возобновил тренировки и через год стал капитаном волейбольной команды института. Пару раз мы выигрывали второй дивизион и выходили в первый, но ненадолго, в основном, волейбольная команда КИИГА находилась в середняках из 30 команд киевского студенческого волейбола.

И тут внезапно правительство СССР делает обязательной для всех службу в армии, и в воруженные силы стали забирать даже студентов, которые учились на военных кафедрах. В то время еще продолжалась война в Афганистане и когда, во время прохождения комиссии в военкомате, передо мной стал выбор: или служить в обычных войсках, не зная, куда тебя направят или играть в волейбол в СКА (Киев), спорт снова стал важен для меня. Пришлось быстрыми темпами форсировать физическую форму и возвращаться в большой волейбол.

Киевский СКА выступал в первой лиге и являлся фарм-клубом команды Высшей лиги чемпионата СССР «Локомотив» (Киев). Тренировал СКА олимпийский чемпион Всеволод Владимирович Веремеенко. Играли в СКА или бывшие волейболисты «Локомотива» – ветераны или кандидаты в игроки «Локомотива» – совсем молодые ребята. И у тех, и у других были свои компании, многие вместе прошли спортшколу, спортинтернат. Конечно, человеку со стороны нужно было всеми силами зарабатывать репутацию и хотя бы какие-то игровые минуты. Киевский СКА был серьезной мощной командой, за каждую игровую позицию там конкурировало 4-5 человек (я играл на позиции основного принимающего в защитной расстановке и в качестве доигровщика – в нападении). Мне понадобился примерно один год на то, чтобы завоевать место в основном составе. На одном из армейских турниров в Белой Церкви наша команда проигрывала по ходу матча, тренер выпустил меня на замену, мы отыгрались и одержали победу. После того матча я уже место в основном составе не отдавал.

– Вам не предлагали перейти в «Локомотив»?

 – Месяца два я ходил на тренировки «Локомотива», их база находилась прямо рядом с институтом. Нужно понимать, что это команда Высшей лиги СССР: тренироваться необходимо дважды в день почти каждый день. Но учеба в институте инженеров гражданской авиации настолько серьезное дело, что занятия, лекции, практикумы и тренировки с командой Высшей лиги – абсолютно не сочетаемые вещи. Я бы просто не выдержал. Пройдя обязательную службу в армии, я по-прежнему не планировал становиться спортсменом, поэтому, переговорив с тренерами, я выбрал учебу в институте.

Бейсбол. Студент-тренер чемпионов СССР

Отслужив в армии, Олег Бойко вернулся в Киевский институт инженеров гражданской авиации. Волейболом опять занимался в качестве хобби, для души, иногда играл в теннис, которому научился за время пребывания в СКА. Еще в армии он познакомился с большим количеством других спортсменов, проходивших службу в Киевском Спортивном клубе армии. Уже после демобилизации как-то обратил внимание, что многие знакомые спортсмены – представители не пересекающихся друг с другом видов спорта: теннисисты, легкоатлеты, баскетболисты, гандболисты – начали выезжать на одни и те же соревнования в одно и то же время. Как будто их что-то объединяло…

– Вы уже дважды не собирались становиться спортсменом, но судьба продолжала подталкивать к спорту. Как вы пришли в бейсбол?

Олег Бойко: – Как-то гулял по городу со своей будущей супругой и решил показать спортивные арены СКА, где я проходил службу: там целый спортивный городок в центре Киева. Зашли в парк, и я слышу, со стадиона доносятся какие-то звуки игры. Пошли поближе, и я смотрю – на поле много моих знакомых спортсменов по армейской службе, с которыми после демобилизации не получалось встретиться, потому что они постоянно уезжали куда-то на соревнования. Оказалось, это был матч чемпионата СССР по бейсболу между киевским «Бытовиком» и СКА-Балашиха (Москва). Знакомые игроки рассказали, что началось активное движение по развитию бейсбола и, если мне интересно, я тоже могу заниматься этим видом спорта, поскольку секция бейсбола есть в КИИГА.

– То есть, если бы тогда, 30 лет назад, вы бы не пошли к спортгородку СКА…

Олег Бойко:– Вокруг того стадиона в парке проходят две дороги: называемые верхней и нижней. Да, если бы мы тогда пошли нижней дорогой, то мы бы не услышали шум игры и не подошли бы к стадиону. Думаю, если бы мы тогда гуляли другой дорогой, сейчас я бы работал бортинженером…

На фото: Бейсбольная команда КИИГА

– Вы сами долго играли в бейсбол? И когда начали тренировать?

Олег Бойко: – Первое время я посещал две секции в КИИГА: волейбола и бейсбола. В волейбольной сборной института я был капитаном команды, и мой уровень игры позволял вообще не ходить на тренировки, а приходить только на матчи один-два раза в неделю. Но я-то понимал, что это не правильно, тренироваться, в принципе, необходимо регулярно. С другой стороны, бейсбол – новая игра, в которой я еще ничего не знаю, и мне было интересно научиться. И я постепенно перестал ходить на тренировки по волейболу и начал заниматься только бейсболом. Играл сначала на первой базе (из-за высокого роста), потом пробовал другие игровые амплуа в поле. Выступал с командой КИИГА во втором дивизионе чемпионата УССР.

В 1988 году произошел ключевой момент, определивший мое отношение к бейсболу. Украинская диаспора в Канаде организовала украинско-канадский бейсбольный обмен. К нам приехали бейсболисты из Канады и провели выставочные матчи в Киеве, в Хмельницком, в Черновцах, во Львове и в ответ планировалась поездка в Канаду студенческой бейсбольной сборной УССР. И я попал в состав этой сборной. Больше месяца мы провели в Торонто (жили в семьях канадских украинцев), и все это время наша жизнь была насыщена, кроме украинской культуры в Канаде, настоящим бейсболом. В этом городе базируется клуб MLB «Торонто Блю Джейс», так что бейсбола в Торонто много.

Тренировки и матчи с местными командами дали огромный заряд интереса к этой игре. Но самое главное – я увидел, как можно прогрессировать в бейсболе. До этого бейсбол казался яркой и красочной экзотикой. А в Канаде мы увидели, что бейсболу можно научиться, что все навыки игры в защите и в нападении можно натренировать специальными упражнениями. Именно этот фактор определил мое желание остаться в бейсболе.

Первая поездка с командой на соревнования в качестве тренера получилась достаточно внезапной. 1989 год. В стране уже ощущается экономический кризис, и многие украинцы едут «челноками» в Польшу, везут туда все, что можно продать. В один прекрасный момент тренер институтской секции бейсбола собирается на Польшу и оставляет тренером меня: после Торонто у меня был хороший багаж знаний. И тут говорят: вези команду на чемпионат СССР среди юниоров (нужно сказать, что в секции бейсбола КИИГА тренировались не только студенты, но и школьники, многие из них занимались бейсболом года три, то есть, дольше меня). Я повез сборную УССР на чемпионат в Тирасполь и мы выиграли. Сначала я не придал этому большого значения. Не я же учил ребят играть в бейсбол, моими функциями было только организовать команду и управлять ею на соревнованиях. Но когда на следующий год мне сказали, что на такой же чемпионат СССР по юниорам сборную Украины везу именно я, и мы опять выиграли турнир, тогда я понял: у меня получается быть тренером. На тот момент мне было 23 года и я учился на последнем курсе института.

********************************************************

Часть вторая

Так все же  – авиация или бейсбол?

Как уже говорилось, Олег Бойко не планировал становиться спортсменом-волейболистом. Но согласился работать тренером по бейсболу.

Олег Бойко: – В 1990 году юниорская сборная Украины, с которой за год до этого мы выиграли чемпионат СССР, участвовала в другом культурно-бейсбольном обмене, на этот раз, в центральной части США. Мы вернулись из Соединенных Штатов в тот день, когда исчез Советский Союз. Мы прилетели в Москву 19 августа (кстати, когда самолет пролетал над Ирландией, пассажиры бурно обсуждали, куда дальше лететь: в Москву или разворачиваться назад). Вокруг – танки, неразбериха, никому нет дела до бейсбола. Поэтому, вместо запланированного участия в чемпионате СССР, я арендовал для команды железнодорожный вагон, и мы отправились в Киев.

По возвращению домой меня пригласили на какое-то совещание в Министерстве спорта Украины. Я еще, помню, пришел прямо из института, в форменной одежде курсанта КИИГА. Спрашивают, почему не поехали на финал чемпионата СССР по юниорам? Говорю, в Москве было опасно оставаться, я считал своим долгом вывезти ребят домой, и я всех привез домой. Хорошо, следующий вопрос: на Оболони в спортивной школе «Смена» одно из футбольных полей решили выделить под бейсбол и вас готовы взять на работу молодым специалистом. И тут берет слово другой участник совещания (я не знаю, кто это был) и говорит: для него в Кировограде уже построили спортивный манеж и он едет работать тренером по бейсболу в Кировоград.

Честно говоря, меня эти разговоры насмешили. Министерство спорта – это серьезная организация, но на тот момент я им совсем не подчинялся. Я был студентом выпускного курса не спортивного института и у меня были свои планы на будущее.

Но, как это часто бывает, получилось не так, как ты планируешь. В КИИГА у меня ни разу не возникало проблем с учебой. Несмотря на увлечение спортом, продолжительные поездки в Канаду, в США, а также на соревнования по территории СССР, я всегда учился на «отлично», был командиром группы, командиром потока, входил в состав Ученого совета института от студенчества. Но в авиационном вузе плохо смотрели на поездки студента за океан, на частые командировки. И в один прекрасный момент меня поставили перед выбором: или учеба или бейсбол. Это было довольно странно, так как все вокруг знали: на последнем курсе студентов из института не выгоняют (если не произошло что-то действительно неординарное)!

Вопреки конфликтной ситуации, я сдал экстерном аэродромную практику и окончил институт с «красным» дипломом, который мне выдавали скрепя сердце. Выпускник с «красным» дипломом имел право самостоятельно выбирать место работы, и не находился в зависимости от направления. Из-за того, что в институте мне всячески ставили палки в колеса, я выбрал – уйти в спорт. И ничуть об этом не жалею…

Кировоград. Спортшкола

Олег Бойко: – В феврале 1992 года я окончил институт и поехал в Кировоград. В начале 1990-х там было три бейсбольных команды. Я, еще когда учился в КИИГА, летал на выходные самолетом из Киева в Кировоград посмотреть на тренировки бейсболистов Валентина Рябухина на факультете физического воспитания пединститута, смотрел, как тренирует студентов в КИСМе Юрий Бойко.

Меня же направили на работу в спортшколу в Дендропарке, – на данный момент там находится специализированная детско-юношеская школа олимпийского резерва по бейсболу – тренировать детей. Это стало сюрпризом. Пусть у меня был опыт работы с юниорскими сборными, но раньше я не занимался обучением детей «с нуля». Во всех предыдущих моих командах подопечные уже умели играть в бейсбол. Я понял, что в одиночку не справлюсь и пригласил также поработать тренером Сергея Лимаренко. Раньше он был основным питчером команды факультета физического воспитания, но получил травму, ушел из бейсбола, окончил институт и работал учителем физкультуры в школе №35.

Мы с Сергеем Николаевичем прошли по школам и набрали в секцию ребят 1982 года рождения. В спортшколе в Дендропарке наилучшие условия для проведения каких-либо занятий – утро. Я тренировал утреннюю группу, в которой занимались ребята, учившиеся в школе во вторую смену, а Сергей Лимаренко тренировал вечернюю группу и работал на базе 35-й школы.

Из моей первой группы, численностью 12 человек, десять потом стали кандидатами в мастера спорта или мастерами спорта, многократными чемпионами Украины, игроками сборной Украины. Это Сережа Головко, Артем и Петя Дихтяренко, Саша Мирошниченко, Игорь Черномаз, Кирилл Громов, Константин Швец, Сергей Тихонец, Александр Макаров, Валерий Чабаненко.

– Олег Николаевич, ну вы же нигде специально не учились на тренера. Откуда такие навыки? Где вы научились, скажем, структурам тренировок, психологической работе с подопечными и так далее?

Олег Бойко: – Мне повезло, у меня были отличные тренеры: первый волейбольный наставник Тофик Аббасович Гассанов, в киевском СКА – Олимпийский чемпион Всеволод Владимирович Веремеенко. Наверное, учился у каждого понемногу. Планирование структуры и наполнения тренировок взял, скорее всего, из волейбола. Психологии учил первый бейсбольный тренер – тренер команды КИИГА Сергей Иванович Добрыйвечер (он пришел в бейсбол из регби, становился чемпионом СССР по регби, суровый человек). Основы теории бейсбола, базовые знания бейсбола дали поездки в Канаду и США. Вообще, тренерское искусство я изучал не по книгам, а у живых наставников. Здесь, в Кировограде, учился уже у Юрия Жоржовича Бойко. Он научил любую проблему разбирать до винтика, а когда структурируешь проблему – легче найти пути решения.

– Вас часто называют «братьями Бойко»?

Олег Бойко: – Нет, может, раз пять за все время. В Украине все, кто находится в бейсболе, знают, что мы не братья, за границей тоже не путают – у нас в загранпаспортах фамилии по-разному написаны.

Главный тренер сборной Украины

Фактически, наш сегодняшний юбиляр абсолютный рекордсмен среди тренеров игровых видов спорта в Украине по количеству сезонов, проведенных во главе национальной команды. С 1996 года – 21год!

Олег Бойко: – Назначение на пост главного тренера сборной – одна из тех вещей, которые я хотел бы переделать заново (смотрите начало интервью – Авт.). Думаю, прежде, чем стать главным тренером сборной страны, лучше было бы все же получить определенный опыт работы и наладить связи с игроками в качестве ассистента главного тренера.

Когда Совет Федерации бейсбола Украины, – представители региональных федераций, – выбирал главного тренера сборной (кандидатами на должность были Олег Бойко и предыдущий главный тренер команды Виктор Пьяных – прим.), все понимали: в Кировограде есть хорошая база, в Кировограде есть Александр Никулин, есть игроки, есть условия, мы устремленные и целенаправленные, поэтому проголосовали за меня. Но я до сих пор считаю, что лучше бы тогда смена тренера прошла по первому пути – посредством преемственности от ассистента тренера к главному тренеру.

С другой стороны, за год до этого я как главный тренер кадетской сборной Украины выиграл с командой бронзовые медали чемпионата Европы-1995 (Франция), потом участвовал в чемпионате мира по кадетам. Еще раньше я получил опыт работы арбитром на европейских и украинских турнирах, в 1994 году получил диплом технического комиссара СЕВ. Наверное, выбор Совета ФБУ был логичным, но осадок у меня все же остался…

Часть сборной составляли опытные ветераны, мои ровесники или старше, в то же время, на подходе была новая волна игроков: талантливая кировоградская молодежь, участники Еврокубков, тренированные и мотивированные. Тогда нужно было каким-то образом совмещать в составе первых и вторых, и из года в год я пускался в крайности: то в угоду ветеранам, то в угоду молодым. Это было неразумно и не шло на пользу сборной. Будь у меня больше опыта, я бы сделал по-другому. Да, наверное, все свои первые десять лет в сборной провел бы по-другому!..

На следующем чемпионате Европы, проходившем в 1997 году в Париже, сборная Украины под моим руководством одержала две победы, над командами Словении и Великобритании, но этого оказалось недостаточно для сохранения места в группе «А».

Наш человек в MLB

– В середине 1990-х любители спорта Кировограда имели возможность смотреть по ТВ записи матчей Major League Baseball с вашими комментариями. Кроме этого, вы непосредственно сотрудничали с несколькими командами MLB. Как узнавали новости об игроках, матчах MLB в эпоху до массового распространения интернета?

Олег Бойко: – До эпохи интернета мы смотрели матчи MLB, записанные на видеокассетах, которые пересылались нам друзьями или знакомыми из США. Например, мне в Кировоград кассеты с записями матчей присылал тренер бейсбольной программы колледжа «Сент-Норберт» из штата Висконсин, с которым мы подружились во время моей поездки в США по бейсбольному обмену. Игры записывались на медленной скорости, чтобы уместить на пленку как можно больше матчей, качество записи оставляло желать лучшего, но для нас тогда эти кассеты были очень важны с точки зрения обучения игре и понимания игры. В то время моей самой любимой командой в MLB была «Атланта Брейвз», потому что мне понравился их стиль: они не гнались за дорогими приглашенными игроками, а делали ставку на воспитанников своей системы. Тогда «Атланта» были лидером своей лиги по количеству домашних побед, на своем стадионе для своих болельщиков они играли очень и очень хорошо.

В 1994 году Киев принимал чемпионат Европы среди юниоров. И на этом турнире ко мне обратился представитель команды MLB «Атланта Брейвз» и предложил попробовать силы в качестве скаута «Атланты». После прекращения сотрудничества с «Атлантой», я четыре года работал с организацией «Сан-Диего Падрес», а в последнее время сотрудничаю с командой «Питтсбург Пайретс».

 

– Кто-то из них приглашал на работу в США?

Олег Бойко: – «Атланта» каждый год в марте месяце приглашала меня к ним на базу во Флориду в предсезонный тренировочный лагерь. И каждый раз я отказывался, потому что в это же время мы здесь готовились к новому сезону.

Потом уже по другим программам я ездил в США на тренерские стажировки. В одной из структур мне предложили трехэтапную систему повышения квалификации. Первый этап – работа ассистентом тренера школьной бейсбольной команды (город Грин-Бей, штат Висконсин). Второй этап – работа со студенческой командой высшего дивизиона NCAA («Колледж Экерд», город Сент-Питерсберг, штат Флорида). Третий этап предусматривал работу в тренерском штабе профессиональной команды Младшей лиги бейсбола, которая входит в структуру клуба MLB, но от третьего этапа стажировки я добровольно отказался. Почему? В командах Младшей лиги бейсбола играют уже готовые бейсболисты. Главные тренеры там никого ничему не обучают, они просто управляют командой, как менеджеры. Поэтому я отказался, хотя с удовольствием еще раз прошел бы второй этап стажировки.

– А у вас самого за столько лет работы не было планов перебраться в Штаты тренером по бейсболу?

Олег Бойко: – В начале и середине 1990-х мне дважды предлагали, что называется в лоб: приезжай к нам на работу, один раз в Торонто, второй – в Сент-Луисе, где мы выступали со сборной Украины на чемпионате мира. Тогда у меня были другие жизненные планы в Украине, кроме того, для меня всегда были важны планы моей супруги. И не жалею, честно говоря.

В США университетский бейсбол не приносит существенного дохода. Нужно или быть главным тренером команды на контракте с университетом (а иностранца без солидной бейсбольной школы на первых порах никто бы не взял главным тренером), или иметь дополнительную работу, так как ассистенты главного тренера получают немного.

 

И у нас в стране в то время была другая ситуация… Когда-то в 1990-х годах тренер из MLB Джим Фуллер, часто бывавший в Украине, подготовил доклад о том, что Украина является самым перспективным регионом в мире с точки зрения развития там бейсбола. Это правда. Он видел, сколько было сделано в Кировограде для развития бейсбола, какая здесь была создана система подготовки спортсменов и он верил, что Украина – самый перспективный для бейсбола регион в мире. И мы, тренеры и игроки, тоже в это верили. Другое дело, у нас в городе, в стране постоянно возникают какие-то неспортивные проблемы, отвлекающие от бейсбола в сторону, и которые мешают прогрессировать, из-за чего мы делаем то шаг вперед, то два-три шага назад…

Бейсбол и дети

Если Олег Бойко пришел в бейсбол из авиации, то его сын Алексей – наоборот, из бейсбола в авиацию. Алексей Бойко несколько сезонов провел в составе команды «СДЮШОР-Диамант», вместе со сборной Украины U21 стал чемпионом Европы в 2016 году, но когда пришло время выбирать профессию – поступил в вуз, ранее носивший название Киевский институт инженеров гражданской авиации, КИИГА.

– Сын сам пришел в бейсбол или вы его привели в бейсбольную секцию?

Олег Бойко: – Когда Алексей пошел учиться в школу «Мрия», там уже работала детская бейсбольная группа, и он тоже стал тренироваться с этой группой. Вообще-то Алексей – фанат баскетбола. Уже занимаясь несколько лет бейсболом, он сам, никого не поставив в известность, начал ходить в секцию баскетбола. Когда это выяснилось, мы дома настояли на том, чтобы он занимался одним видом спорта, потому что на тот момент его главным занятием была учеба в школе, и учеба требовала много времени и внимания. Когда уже он поступил в КИИГА, то пошел в студенческую секцию баскетбола.

– Вы не обсуждали с сыном вариантов карьеры спортсмена?

Олег Бойко: – Беседа на эту тему была и не одна. Сошлись на том, что мешать ему точно никто не будет, а он должен сам решить для себя. На то время я уже сотрудничал с «Питтсбург Пайретс» и мне присылали шкалу замеров физических способностей человека, используемые для классификации спортсменов. Из пяти физических способностей, необходимых для игры в бейсбол, Алексей в одной способности находился на среднем уровне, еще в одной – чуть ниже среднего. Другими словами, профессиональный бейсбол – не для него. Но, по крайней мере, он не упустил ни одного своего шанса научиться играть, взял максимум из того, что можно было взять. В одном из сезонов (он тогда учился в 11 классе школы) Алексей пропустил всего одну тренировку. Думаю, ему принадлежит рекорд по проценту посещаемости тренировок в кировоградском бейсболе.

Тренер лучшей сборной в игровых видах спорта

– Понятно, что вы прошли через сотни соревнований, но все-таки, какой турнир оставил наибольшие впечатления?

Олег Бойко: – (пауза) Наверное, чемпионат Европы в группе «А» 2005 года. Тогда произошла целая череда запомнившихся событий. Накануне поездки в Кировограде, перед гостиницей Киев, меня сбивает автомобиль – вся левая нога от стопы до бедра превращается в одну большую гематому. Когда приехали на чемпионат в Чехию, оказалось, что я забыл дома всю тренерскую одежду, в том числе, специальную обувь. Атмосфера в сборной была, скажем так, не самой лучшей. В команде собрался разношерстный коллектив игроков из разных городов Украины, который нельзя было назвать «душа в душу». Александр Никулин уже не мог, как раньше, поддерживать зарубежные выезды бейсболистов, до этого в Министерстве спорта сняли с игроков сборной по бейсболу ставки. Всем приходилось очень непросто. И мы проигрываем первую игру, вторую, третью…

Мы собрались командой, поговорили. Все понимали: нам нечем рисковать. Мы играем в тяжелых условиях против сильных соперников в группе «А», и если мы чего-то стоим, должны показывать свой максимум. Так и сделали: отставили в сторону все проблемы и объединились ради общей цели. Выиграли у хорватов, потом выиграли у русских, потом выиграли у англичан. Три подряд тяжелейшие победы в группе «А»! Это было здорово. Мы сохранили для Украины место в элитном европейском дивизионе, а вскоре в Министерстве выделили для игроков бейсбольной сборной 12 ставок. Наверное, это было самое лучшее выступление сборной Украины в дивизионе «А»…

В тот год заместитель министра спорта ввел ежегодные отчеты тренеров сборных, отчитывались по два вида спорта в один день. Бейсболу назначили представлять отчет в один день с футболом и я ожидал в приемной вместе с Валерием Васильевичем Лобановским. Его быстро отпустили, отчет Лобановского занял минут 10-12, а я отчитывался минут 40-45. И по итогам доклада чиновники Министерства сказали: ваш вид спорта – самый успешный игровой вид спорта в Украине по итогам года.

Считается, что «золотое время» украинского бейсбола – начало 1990-х годов. Тогда в Украине было много команд, было больше игроков, был сильный чемпионат. Потом наступил спад, вызванный рядом внешних, не спортивных причин. Но ведь история развивается по спирали и я верю, что у нашего бейсбола появится новый отрезок «золотого времени».

Александр Виноградов, специально для “Спортревю New

 

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные