Кирилл Шковранко: «Бывало, матч судили друзья наших соперников. Угадайте, как всё заканчивалось»

Развитие детско-юношеского спорта – одна из самых актуальных тем в спортивных СМИ. Однако дальше пустых разговоров о существовании известной всем проблемы дело так и не доходит, и, к сожалению, героями прессы по-прежнему остаются представители как минимум низших профессиональных лиг. «ЮП» решил сломать стереотипы. Расценки на Кубок Гранаткина, перспективы профессиональной карьеры и, конечно, договорные матчи – в интервью словацкого эмигранта, играющего в футбол, которое обязательно сделает последние дни вашего лета.

27 августа 2013, 10:54
1

Развитие детско-юношеского спорта – одна из самых актуальных тем в спортивных СМИ. Однако дальше пустых разговоров о существовании известной всем проблемы дело так и не доходит, и, к сожалению, героями прессы по-прежнему остаются представители как минимум низших профессиональных лиг. «ЮП» решил сломать стереотипы. Расценки на Кубок Гранаткина, перспективы профессиональной карьеры и, конечно, договорные матчи – в интервью словацкого эмигранта, играющего в футбол, которое обязательно сделает последние дни вашего лета.

ПЕТЕРБУРГ, СЛОВАКИЯ, ЯЗЫК

– Каким образом гражданин Словакии оказался в России?

– Мой отец родился в Словакии, жил до четырнадцати лет на родине, позже переехал в Чехию, где до совершеннолетия учился. С наступлением восемнадцати лет он, недолго думая, махнул в Россию, в Санкт-Петербург, где поступил в Горный институт. Мама – коренная русская женщина, познакомилась с отцом через общих друзей. Это была любовь с первого взгляда. Ну а через пять лет уже появился я (улыбается). Случилось это в городе Прешов, что в пяти часах поездом от столицы, Братиславы.

– Обычно все приезжие стремятся в Москву. Почему выбор пал именно на Петербург?

– Мать всю жизнь посвятила этому городу, знает каждый уголок нашей культурной столицы, а отец полюбил этот город с самого первого дня после переезда. Так и осели здесь.

– В каком возрасте ты впервые оказался в России?

– Мне было пару месяцев. Это был окончательный и бесповоротный переезд. В Словакию же мы возвращаемся периодически – ездим к родным, друзьям.

– Словацким языком владеешь?

– На примитивном уровне. Но мой родной язык быстро учится.

– Кем ты себя больше ощущаешь – словаком или россиянином?

– Россиянином со словацкой душой.

– Дальнейшую жизнь связываешь с Россией?

– Много мыслей по этому поводу… Ближайшие пять лет точно будут отданы самой большой по площади стране мира. А дальше посмотрим.

Кирилл Шковранко (четвертый справа) и его команда. Фото из личного архива игрока

СДЮСШОР, ДЕРБИ, ИБРАГИМОВИЧ

– Как ты попал в футбол?

– В футбол меня отдал отец. В СДЮСШОР «Московская застава». Это государственная секция – всё бесплатно. Даже для иностранного гражданина. Так вот. Когда мне было восемь, передо мной стоял вопрос о выборе позиции на поле: я очень хотел встать в ворота. Я обожал прыгать за мячом. Дома часто кидал мяч в стену и прыгал за ним, падая на кровать, за что не раз получал от мамы (улыбается). Урон квартире? Всего лишь стёртые обои… Но отец в итоге настоял на месте в центре атаки. Он хотел видеть, как я буду забивать голы, а не пропускать их.

– Как проходил отбор в СДЮСШОР?

– Вообще я считаю, что оказался в нужном месте в нужный час. Во время набора всех новеньких отправляли во вторую команду и там уже просматривали, кто чего стоит. Некоторых отсеивали совсем, некоторых оставляли во втором составе. Лучших же отправляли в первый. Я просматривался две недели, и мои старания дали плоды – тренерский штаб пригласил меня в первый состав. Как и все мальчишки, я был счастлив гонять мяч и упорно тренироваться. Ну а факт того, что я нахожусь в лучшей команде, прибавлял мне ответственности и желания прогрессировать.

– Ты смог стать лидером в первой команде?

– Я не был лидером, потому что был новеньким. Я должен был зарабатывать авторитет. Ведь, как известно, далеко не все нападающие – лидеры. Вот и я играл в команде второстепенную роль. Правда, заработать авторитет было несложно. Моё дело – забивать, и я с этим прекрасно справлялся.

– Сколько голов должен был забить Кирилл Шковранко, чтобы матч считался удачным?

– В то время для меня было не важно, сколько раз содрогнется сетка от моего удара (улыбается). Для меня был важен успех команды.

– Как развивалась твоя карьера в дальнейшем?

– Я отыграл за «Московскую заставу» два сезона, после чего очень устал от постоянных тренировок и игр и ушел. Вскоре очень пожалел об этом, но о возвращении именно в «МЗ» не думал. Я тогда поступал, как Ибрагимович: каждый сезон менял клуб. «Олимп», «Баллен», «Царское село», еще пара клубов, названия которых я уже и вспомнить не могу.

В футбол меня отдал отец. Я очень хотел встать в ворота, мне нравилось прыгать за мячом. Дома часто кидал мяч в стену и прыгал за ним, за что не раз получал от мамы. Но отец в итоге настоял на месте в центре атаки. Он хотел видеть, как я буду забивать голы, а не пропускать их.

В пятнадцать лет я решил вернуться в родную мне команду. Играл в первом составе где-то месяц и чувствовал, что тяжеловато соперничать с ребятами, которые опытнее меня. В итоге я проиграл конкуренцию и ушел во второй состав, где уже почувствовал себя королем (улыбается). За два сезона я забил полсотни голов, став незаменимым звеном. 

– Опиши один день из жизни детско-юношеской команды.

– Тренировка обычно проходила часов в семь. Все собираются за полчаса, переодеваются в раздевалках, параллельно шутя и общаясь друг с другом. Затем выходим на поле, разогреваем мышцы, играя в квадрат. Ну, или просто перепасовкой между собой, давая ногам почувствовать мяч. Начало тренировки скучное: обычно это 2-3 круга бега в спокойном темпе вокруг поля. Тем самым даётся нагрузка сердцу. Дальше упражнения на разогрев мышц всего тела, работа с мячом, удары и игра на удержание. В конце мы садились в круг, общались с тренером о предстоящих играх и тактике на матч. Потом – раздевалка, душ и домой.

– В каких турнирах играют команды вашего уровня?

– В основном это первенство Санкт-Петербурга между детско-юношескими командами. Но бывают и предсезонные турниры на несколько матчей.

– Есть ли на таком уровне свои принципиальные соперники?

– Конечно! Это «МЗ» и «Невский фронт», команда под крылом филиала «Зенита», куда вкладывают большие деньги, которые, как ни странно, дают результат.

– Расскажи о самом запоминающемся локальном дерби твоей карьеры.

– Это было два года назад, играли мы с «Невским фронтом». На трибунах не было ни одного пустого места, впервые видел такое. Сердце жутко билось от волнения! Первую половину встречи мы проигрывали по всем статьям, на всех участках поля. Это привело к пропущенному голу. Однако именно это нас и встряхнуло, разбудило. Через десять минут упорной игры, я получаю мяч на фланге, делаю навес, и атакующий полузащитник замыкает мою передачу – 1:1. Остаток матча мы играли ровно, но со стороны соперника было достаточно ошибок. Побольше, чем у нас. Мы поняли, раз уж соперник начинает терять свою нить игры, то есть шанс переломить матч. Воспользовавшись очередной оставшейся пустой зоной, тот же полузащитник, который забил гол, прорвался по левому флангу и могучим ударом воткнул мяч в нижний угол ворот! Трибуны ходили ходуном, мы в эйфории, тренер от счастья плясал! Вот это был матч, на века!

СДЮСШОР «Московская застава»

ГРАНАТКИН, ДОГОВОРНЯКИ, АЗЕРБАЙДЖАН

– Принимал ли когда-нибудь участие в договорном матче? 

– Такого не было с нашей стороны, но было так, что тренеры соперников оказывались друзьями судей, работающих на наших играх; и угадайте, как же заканчивалась матчи! Там офсайд, тут штрафной, здесь пенальти – вот и матч сделан.

– Насколько реально пробиться в профессиональные команды?

– Из 150 человек, с которыми я играл, только один единственный сейчас находится в «Зените-2». Еще пару человек играют в Азербайджане, но это, понятно, не тот уровень.

– Много ли игроков проходят в команды не по игровым качествам?

– В наше время без этого никуда, везде надо отдать какую-то монету. На том же кубке Гранаткина, который проходил зимой, нужно было заплатить, чтобы попасть в состав сборной Петербурга.

– Что почем?

– Это не имеет значения, суммы не для простого народа.

ШКОЛА, ДЖОЙСТИК, ЭКЗАМЕНЫ

– Поделись планами на будущее.

– Ну, я ещё не закончил (улыбается). У меня впереди половина сезона, а дальше конец в детско-юношеском первенстве. Буду думать, взвешивать все «за» и «против». Футбол – своего рода наркотик, затягивает, а отучиться сложно. Вот поэтому я буду рассматривать какую-нибудь молодежную команду, на примете «Динамо», там много воспитанников нашего СДЮСШОРа. Ну а в принципе время покажет.

– Ты выпускник этого года. Школьные годы оставили свой след в жизни?

– Скорее не школа, а содержимое. Люди оставили отпечаток в моей жизни, а школа всегда останется школой.

– Во время экзаменов пользовался нашумевшей утечкой?

– Привык делать всё честно. Но, не скрою, за день до экзамена мой хороший друг, моя палочка-выручалочка, скинул пару возможных заданий. Это в итоге были не совсем те задания, но похожие.

Играли мы с «Невским фронтом». На трибунах не было ни одного пустого места, впервые видел такое. Сердце жутко билось от волнения! Сначала мы уступали по всем статьям, но затем сумели переломить игру. Воспользовавшись очередной ошибкой, прорвались по левому флангу и могучим ударом воткнули мяч в нижний угол ворот! Трибуны ходили ходуном, мы в эйфории, тренер от счастья плясал! Вот это был матч!

Вообще я считаю единый госэкзамен полным провалом. Это как лотерея, кому что выпадет. Дурачку, ничего не делающему, выпадут ответы от друзей, а отличнице, все одиннадцать лет упорно занимающейся – шиш с маслом . Потом все удивляются, почему так много безработных. Потому что поступают полные болваны на бюджетные места в хорошие вузы, а действительно достойные ребята горбатятся на платных местах и шизеют от цен за полугодие.

– Чем занимаешься летом во время межсезонья?

– Работаю, посвящаю время любимой. Купил вот приставку, теперь ночами провожу время за джойстиком (улыбается).

Лучшие
Новые
Старые
Алексей Симченко
спасибо за вью! всегда интересно, чем живут на "футбольных рудниках"
Ответить
1

Другие посты блога

31 декабря 2013, 16:20