Блог Моя Италия

«Ты мне обещал серьги с бриллиантами!» Как умирала надежда «Фиорентины»

1

Вечно эта Флоренция куда-то спешит. Вокзал Санта Мария Новелла переполнен пассажирами: кто-то уезжает, кто-то приезжает, и, словно в одноименной песне Пупо, глазами начинаешь искать того самого железнодорожника, который насвистывает хорошо знакомую мелодию. Нам же хочется как можно быстрее добраться до забронированных апартаментов, где мы бы могли смыть дорожную пыль, и погрузиться в атмосферу столицы итальянского Возрождения.

Этот город не понять с первого раза, да он и не торопится открываться первому встречному. И в этом Пупо прав: «A Firenze sulla mia parola non vedi niente in una volta sola». Подобно Риму, Флоренцией нужно сначала напиться допьяна, дабы потом, когда ее уже почти ненавидишь, вдруг поймать себя на мысли, что мечтаешь вернуться сюда снова. Слишком узкие, неудобные тротуары, толпы туристов, выстраивающиеся в огромные очереди у галереи Уфицци и Дуомо, платный вход в большинство храмов и безбожные цены на primi piatti – все это поначалу отталкивает. А коронное тосканское блюдо – bistecca alla Fiorentina – именно во Флоренции по какой-то неведомой причине умудряются безнадежно испортить.

Местное вино – Кьянти – в девяти из десяти случаев малопригодно для питья, и если вы стеснены в средствах, то лучше сразу брать Nobile di Montepulciano. Даже легендарное Brunello di Montalcino проигрывает пьемонтскому Barolo со счетом 0:3, хотя и может стоить значительно дороже. Тем не менее, кажется, что еще немного, и ты сойдешь с этих чертовых туристических троп, и наконец-то найдешь приличную тратторию, которую посещают сами флорентийцы. А где же находится то благословенное место, откуда баулами везут сумки, ремни и кошельки в Сан-Марино – этот всеитальянский «черкизон»? Понте Веккьо же охвачен самой настоящей золотой лихорадкой. Женщины жадно рассматривают витрины с ювелирными украшениями. «Ты мне обещал серьги с бриллиантами!» – русская речь тут слышится даже чаще итальянской.

Но проходит всего несколько дней, и что-то меняется. Нет-нет, Дуомо по-прежнему не хочет умещаться в объектив, но окружающая действительность уже не так раздражает. Незаметно для себя, ты воспринимаешь как должное то, что в ресторан в любой момент может зайти человек с цветами и, подойдя к столику, назойливо начать предлагать купить за три евро розу для вашей дамы. Кстати, розы здесь не вянут на следующее утро. Кьянти уже не кажется таким ужасным, а мясо по-флорентийски нужно просто попросить получше прожарить. В конце концов, ведь мы не в Пьяченце, где каждый турист наперечет, а в остерии можно без опасения заказывать стейк с кровью из ослятины или конины. В барах вам готовы смешать любой коктейль несмотря на то, что его нет в меню. «Кровавая Мэри» и «Кир Рояль» никого не пугают, и даже «Космополитен», хвала Святому Гуглу, оказывается решаемой проблемой, хоть результат и далек от оригинала.  

1

Флоренция не откроется вам с первого раза

Футбол во Флоренции обожают, ему поклоняются. Услышав, что мы собираемся на субботний матч, Пьетро, владелец апартаментов, тут же звонит какому-то знакомому. По его словам, билеты вот-вот закончатся, и нам следует отправляться за ними прямо сейчас. На «Артемио Франки» ехать совершенно не обязательно – в центре, на Piazza della Repubblica, расположен киоск. Поскольку матч «Фиорентина» – «Рома» относится к топовым, никаких скидок на него не предусмотрено. Мы берем билеты на трибуну Maratona по 45 евро и отправляемся на поиски атрибутики. Первые попытки оказываются неудачными: все торговцы уличных палаток озадачены – у них нет футболки с именем Джанкарло Антоньони, легендарного капитана «фиалок». Есть Йоветич, Аквилани и Борха Валеро. Рядом с ними висят Тони и Батистута. «О Джанкарло спрашивают примерно раз в год, – разводит руками продавец. – Он же закончил играть 25 лет назад». Не беда. Мы находим фирменный магазин «Виолы», где своей просьбой приводим продавца в полный восторг. «Десятый номер! Антонио! Легендарный капитан! Синьоры, двадцать минут, и все будет!» И всего-то за 85 евро. Для полноты картины заходим в книжный магазин, где изучаем ассортимент литературы, посвященной кальчо. Книгам про «Фиорентину» отведена отдельная полка. Именно там видим «10 modi dirti ti amo», которую Джанкарло Антоньони написал в соавторстве с Лукой Каламаем.

Накануне игры мы едем в Коверчано, где помимо тренировочной базы Скуадры Адзурры расположен музей итальянского футбола. У входа нас встречает довольно пожилой мужчина, которого все называют не иначе как dottore. Он любезно соглашается устроить небольшую экскурсию, а затем провожает нас в сам музей, оставляя наедине с футболкой Джузеппе Меацца, автографами чемпионов мира 1938 года, свитерами Альбертози и Буффона, бутсами, в которых играл Джиджи Рива, и еще сотнями экспонатов, которые хочется рассматривать часами.

1

Музей кальчо. Человечек Чао – символ Чемпионата мира 1990 года 

Около второго поля расположена столовая, откуда доносятся вкусные запахи.  Похоже, там сейчас обедает какая-то юношеская сборная. Мы не уверены, что имеем право заходить так далеко, но все-таки приближаемся к зданию. Завидев человека с фотокамерой, юноши начинают гудеть, словно растревоженный пчелиный рой, но ни один не выходит наружу. Обед для итальянцев – это святое. Мы не искушаем судьбу, и, дабы не становиться причиной несварения желудка у будущего Андреа Пирло, возвращаемся к музею. Снова фотографии, медали, бутсы Паоло Росси, футболка Роберто Баджо и кубки, кубки, кубки… Черт возьми, я хочу быть похороненным здесь!

Насладившись увиденным и сделав тучу снимков, мы еще раз заходим в кабинет к смотрителю, чтобы поблагодарить его. В шкафу видим множество книг о кальчо. «Нет ли у вас автобиографии Джорджо Ваккаро?» При упоминании этого имени синьор задумался, словно пытался что-то вспомнить. Что-то очень давнее, но важное. «К сожалению, нет. Он – великий! Книга генерала – большая редкость, ее почти невозможно достать». Я беру с полки первую попавшуюся книгу. Ею оказывается монография, посвященная Витторио Поццо. Совершенно случайно она раскрывается на странице с групповой фотографией Национале вместе с Бенито Муссолини, рядом с которым стоит как раз Ваккаро, чья роль в победах той легендарной команды стала определяющей. Великий человек смотрит на нас, а я готов поклясться, что dottore знавал генерала лично.

1

Полиция у «Артемио Франки»  следит за активными тифози

В день игры Флоренция перекрашивается в цвета любимой команды. Все больше женщин на улицах, одетых в фиолетовое, все чаще встречаются флаги «Виолы», развевающиеся из окон. К нам стучится Пьетро и говорит, что «Рома» остановилась в отеле, находящемся в двух шагах от нас. «Можете сходить и взять автографы». На беду, под рукой не оказывается ничего, кроме книги Стефано Греко «Una vita da Lazio», который бы никогда не простил мне, если бы на его творении расписался Франческо Тотти.

Автобус под несчастливым для Италии семнадцатым номером везет нас до остановки Sette santi (Семь святых) – ближайшей к стадиону. Люди едут на футбол с женами и детьми. Наше внимание привлекает целое семейство, одетое в футболки с фамилией Луки Тони. Но, безусловно, самый популярный тут Йоветич. Все окрестности стадиона забиты болельщиками. Парме, с ее камерным болением, подобное и не снилось. Намечается аншлаг. Нам, чтобы попасть на места, нужно обойти практически весь стадион. «Артемио Франки» со знаменитым видом на горы открывается во всем великолепии.

 1

Курва Fiesole и знаменитый вид на горы в сумерках

Обе курвы (curva Fiesole и curva Ferrovia) забили до отказа тифози «Виолы». «Романисты» же ютятся в небольшом боковом секторе за прозрачными перегородками, отгороженные кордонами с двух сторон. Словно волки в клетке. Некоторые из них заняты неприличной жестикуляцией в адрес нашей трибуны. В отличие от «Эннио Тардини», здесь регулярно появляются продавцы пива и кока-колы. Правда, напитки предусмотрительно наливают в пластиковые стаканчики. Хоть и близко, а не добросишь.

Первыми на разминку выходят «джаллоросси». Тотти работает наравне со всеми, не давая себе поблажек. Когда появляется «Фиорентина», стадион встает и запевает гимн клуба. Игра начинается. Вскоре мирную картину нарушает курва Fiesole, первой взрывая петарду. Их товарищи с противоположной трибуны до поры до времени кажутся менее активными, но это впечатление обманчиво. Уже в середине тайма они устраивают потасовку, пытаясь прорваться к римскому сектору. Слово «cazzo», которое корректно можно перевести как «хрен» – самое популярное на трибунах.

Первый тайм проходит в относительно равной борьбе. «Маленькая Барселона» пытается растянуть защиту «Ромы», куда постоянно врываются то Ляйич, то Куадрадо. Очень неважно смотрится Альберто Аквилани, но зато хорош Борха Валеро. Испанец наряду с Пизарро – главный мозговой центр «Виолы». Чилиец располагается довольно глубоко, практически перед линией обороны и активно помогает защитникам быстрее разыгрывать мяч. «Рома» старается действовать на контратаках, и несколько из них завершаются довольно опасными штрафными, которые Франческо Тотти исполняет не слишком удачно. Главным же событием первой половины матча стала травма Лобонца, вратаря  «Ромы». Ему долгое время оказывают помощь, а во втором тайме его все же заменит Гойкоэчеа.

1

Словно волки в клетке

После перерыва хозяева стали действовать значительно активнее. Они практически заперли «Рому» на ее половине поля и подолгу контролируют мяч, но атакам «фиалок» чего-то не хватает. Андреадзоли насыщает среднюю линию, убирая Ламелу и выпуская Пьянича. «Нужен prima punta», – слышится откуда-то сзади. И тут же раздаются аплодисменты – у бровки появляется всеобщий любимец Лука Тони. Вскоре Монтелла меняет и Аквилани, выпуская Фернандеса. Оба решения оказались неудачными. Тони старался, даже заработал желтую карточку, едва не убив Де Росси, но сама «Виола» будто не заметила присутствия Доброго великана. Система игры осталась та же, и в ряде ситуаций запаздывала верховая передача. Фернандес, сыгравший, к слову, еще хуже Аквилани, чрезмерно медлил и долго убирал мяч под левую ногу. Cazzo, cazzo, cazzo!

А минуты между тем летят. Для того чтобы попасть в Лигу Чемпионов, «Фиорентина» должна побеждать. Постепенно мы сами не осознаем, как оказываемся на ногах вместе с другими тифози. Кажется еще немного, и «Рома» дрогнет. Вперед, «Виола»! Жми! Рядом с нами пара пожилых англичан. Дама в строгом костюме, поддавшись всеобщей истерии, прямо-таки визжит, когда у Куадрадо отбирают мяч: «Oh, Jesus, no!» Вокруг слышатся проклятия – мяч угодил в штангу ворот гостей. Последний угловой, срезка Освальдо, и вот он уже срывает футболку и бежит к беснующемуся сектору римлян. Они в экстазе. Какая ирония. Тот самый Освальдо, который еще недавно носил цвета «фиалок».

Финальный свисток. Трагедия. Надежда умирает. Я в отчаянии пинаю каменную скамейку. Гостевой сектор продолжает показывать неприличные жесты и что-то кричать через перегородку. Тифози молча покидают трибуны, спеша поскорее добраться домой. На улице уже темно. Раздается рев мотоциклов, фары которых напоминают сотни светлячков. На остановках полно желающих уехать подальше отсюда, но в автобусы просто не влезть. Приходится идти пешком. Ночная прогулка по Флоренции завершает этот день. Грусть постепенно уходит – статуи великих людей во главе с Козимо Медичи заставляют думать о вечном, а не о сиюминутном. Этот город, где умеют болеть так неистово, заслужил Лигу Чемпионов», и «Фиорентина» в ней обязательно будет. Хоть, похоже, и не в следующем сезоне.

1

Счастливый Освальдо только что огорчил бывший клуб

Утром синее итальянское небо, воспетое еще Гоголем, заволокли тучи, пошел дождь. «Оно плачет, потому что «Фиорентина» проиграла», – говорю я Пьетро. Тот широко улыбается. Как истинный «ювентино», он уже готовится сегодня отпраздновать свое «31 sul campo». Гарри Линикер бы точно сказал: «Побеждают всегда гоббы».

Всем, кому не жалко плюсов, мы говорим GRAZIE!

Последние материалы блога:

Мыслю, следовательно, играю. Предисловие Чезаре Пранделли

Величие Эмилии. Почему «Парма» никогда не станет прежней

Кошмарный сон Мишеля Платини и еще 9 рекламных роликов с участием звезд кальчо

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.