Блог Моя Италия

Мыслю, следовательно, играю. Предисловие Чезаре Пранделли

1

Андреа Пирло принадлежит к исчезающему виду: он – наш общий футболист. Всякий стадион ему свой, болельщик смотрит на него – и видит руку великого игрока, за которую можно ухватиться и перепрыгнуть через пропасть боления только за собственный клуб. Болельщик видит в нем Италию. Не удивлюсь, если Пирло ночью спит в синей пижаме – синей, как футболка сборной, которую он любит любовью безмерной, безграничной.

Прежде чем начать рассказ о сегодняшнем (и завтрашнем, и всегдашнем) Андреа, сначала нужно оглянуться назад, вернувшись во времена, когда я тренировал юношескую команду «Аталанты», в Бергамо. Моей командой были «альеви», а на неделе перед матчем все говорилось то о предстоящих встречах с самыми сильными соперниками, которые у нас только есть в этом сезоне, то об интересных молодых дарованиях на будущую перспективу. Нас беспокоили «Милан», «Интер», но в первую очередь «Брешия» – соперник не только сильный, но и принципиальный.

Чезаре, я видел одного паренька, талантище – с ума сойти. Но, к сожалению, играет у «Брешии» в "джованиссими"

Как-то перед тренировкой в раздевалку, запыхавшись, влетел мой помощник: «Чезаре, я видел одного паренька, талантище – с ума сойти. Но, к сожалению, играет у «Брешии» в "джованиссими"...». Меня поразили не то чтобы сами слова, поразило скорее потрясенное лицо моего помощника, который таких матчей видел живьем тысячи. И так распорядилась судьба, что именно «Брешию» наши «джованиссими» ждали на следующей неделе, ждали ту самую команду, за которую топтал газон худенький мальчонка двумя или тремя годами младше прочих своих товарищей. Это и был Пирло.

Я потерял дар речи, первый раз в жизни, по-моему. Было ощущение, что все зрители на трибуне смотрели только на него и думали одно и то же: «Вот готовый игрок». В чужих глазах он никогда и не был ребенком.

Пирло объединяет людей, потому что Пирло – это футбол, это техничнейший игрок, это человек, который никогда не делал ничего дико грязного, это самая суть игры в мяч. Потому в нем и видят футболиста глобального, который каждым своим касанием мяча как бы хочет сказать одну очень полезную вещь: даже если ты исключительно обычен – ты можешь быть исключительно хорош. Нам повезло: тогда, в Бергамо, мы увидели его талант. Естественность его движений обезоруживает, мало кто способен даже помыслить о том, что он делает на поле, а после матчей сборной у нашей раздевалки выстраивается очередь из соперников, желающих поменяться с Андреа футболками. И они его тоже любят.

1

Но самое-то потрясающее – Андреа тихий лидер, а в мире футбола таких найти непросто. Прежде чем стать тренером, я, будучи еще игроком, был знаком с одной замечательной личностью – Гаэтано Ширеа, и Пирло напоминает мне его до дрожи. Они похожи и внешне, одна и та же внутренняя суть, и перед этими тихими лидерами – в тех редких случаях, когда в раздевалке они позволяют себе открыть рот, – замолкают все. Пару раз и я присутствовал при этих сценах – с Гаэтано как товарищ по команде, с Андреа как тренер сборной – и даже при смерти их не забуду. Гаэтано меня тогда поставил на место, Андреа я любовался. Мораль проста: кто умеет сказать тихо – добьется большего, в том числе и безмерного уважения окружающих.

Андреа Пирло напоминает мне до дрожи Гаэтано Ширеа

В этой книге Андреа говорит буквально следующее: «После Чемпионата мира 2014 года в Бразилии я ухожу из сборной, вешаю сердце на гвоздь, но до этого никто – разве что Пранделли перестанет меня вызывать – не имеет права лишать меня игр за сборную». Я же в свою очередь отвечаю: этой ответственности я на себя не возьму, самое трудное для тренера – это собственноручно оттолкнуть талант, такой выбор нужно делать разве что согласно с самим лицом заинтересованным. Но тут-то речь вообще ни о чем, мне в голову не приходит ни малейшей причины, по которой можно было бы оставить Андреа за бортом, – с нынешнего момента и по 2014 год. Такие люди, как он, как Джиджи Буффон, несут в себе истинный дух Италии: если бы все так чтили синюю футболку, как они, наш мир был бы лучше.

Андреа родился с мечтой, родился дарить нам мечту. Если задуматься, он ведь ничуть не изменился с того дня, когда я увидел его ребенком в футболке «Брешии», которая была ему велика. И случился момент, когда наша юношеская команда могла бы его забрать, но это было бы в первую очередь шумное ограбление «Брешии». В Бергамо у нас по этому поводу даже случилось собрание, и президент Перкасси, умнейший руководитель, понял, что дело идет к дипломатическому скандалу. Я никогда не забуду его слов: «Пирло нужно оставить в покое, нельзя создавать такому ребенку трудности. Он должен играть и быть счастливым, радоваться, а я не хочу какого бы то ни было давления на него. Ему нужно просто оставаться нашим общим футболистом».

Перкасси понял все. Перкасси понял Пирло.

1

Перевод и адаптация: Евгений Полоскин

Всем, кому не жалко плюсов, мы говорим GRAZIE!

Материалы по теме:

Андреа Пирло. Мыслю, следовательно, играю

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.