Блог Моя Италия

«Вы никогда не увидите меня за рулем «Кайена». Главная надежда итальянского футбола

Алексей Логинов – о Федерико Кьезе. 

Его первое детское воспоминание, связанное с футболом, запечатлено на фотографии, которая уже стала семейной реликвией. Представьте: Парма, большая площадь. Допустим, Гарибальди. За столиками кафе сидят люди. Они пьют кофе или потягивают вино из высоких бокалов, что-то жуют, просматривают газеты, болтают, смеются. Все как всегда. Тут же снуют вездесущие голуби в надежде чем-нибудь поживиться. Вдруг маленький мальчик пинает мячик. И птицы разлетаются в разные стороны. Стоп, снято. Через 16 лет этот самый мальчик дебютировал в серии А. 

20 августа 2016 года. Первый тур чемпионата Италии. Матч против заклятых соперников. Федерико Кьеза навсегда запомнил этот день. Тренер «Фиорентины» Паулу Соуза поставил его в основу. Когда Феде услышал свою фамилию на установке, то побледнел. «Ювентус Стэдиум». Всего в паре десятков метров разминается Дани Алвес. Тот самый, которого Федерико недавно купил в свою команду в FIFA. А рядом – Буффон, бывший партнер отца по великой «Парме». Дядя Джиджи часто бывал у них дома. 

Все происходящее казалось настолько нереальным, что во время перерыва Федерико засиделся в раздевалке. Нужно было справиться с волнением. Когда же он возвращался, двери в подтрибунном помещении оказались заперты, а его перехватил стюард, который, видимо, решил, что перед ним болельщик:

– Подожди, я позову своего начальника. Никому не разрешено выходить на поле.

– Извините, но я сегодня уже играл на нем.

Вообще, Федерико очень скромный и вежливый. Эти качества у молодых футболистов частенько вытесняет наглость – особенно после того, как приходят слава и первые деньги. Но Феде пока держится, не зазнается, хотя эксперты уже сравнивают его с выдающимися представителями своего амплуа. В прошлом году чемпион мира 1982 года Фульвио Колловати заявил, что Италия не знала такого крайнего форварда со времен Бруно Конти и Франко Каузио. Наивысшая похвала. 

Порой во Флоренции можно наблюдать такую картину – Кьеза терпеливо раздает автографы компании школьников. Проходит пять минут, десять, двадцать. Толпа не уменьшается. Но он никуда не уходит. Так с флорентийскими тифози возился разве что Роберто Баджо. Стоит ли удивляться, что Феде популярен на курве. Как-то раз он был вместе со своим отцом – Энрико, знаменитым форвардом конца ХХ века, который пару сезонов блистал, в том числе и в «Фиорентине». Младшего Кьезу тут же обступили поклонники и попросили расписаться на футболках. Потом один из них обратил внимание на мужчину, стоящего неподалеку. «Это твой папа? О! Вы папа самого Федерико Кьезы! Тогда можно заодно и вашу подпись?» Кьеза-старший был горд и счастлив. 

Разумеется, сравнения с отцом не избежать, хотя Федерико подчеркивает, что чувствует себя совсем другим футболистом. Энрико был более универсален, мог сыграть не только на обоих флангах, но и в центре нападения. Однажды Фабио Капелло сказал, что он – гибрид Паоло Росси и Джиджи Ривы. Федерико же с самого начала использовался тренерами в качестве крайнего форварда, чаще – на левом фланге. Его коронный прием – смещение в центр и удар по воротам. 

С отцом они разные, но эмоции на поле проявляют одинаково. Мимика – один в один. Федерико нашел в сети почти все голы отца, что было непростой задачей, ведь тот наколотил больше 200. Маурицио Ромей – один из первых тренеров Феде – подчеркивает, что младшему Кьезе по наследству передалась способность эффективно бить с обеих ног. Различий же куда больше, причем некоторые из них на старте карьеры поставили под сомнение будущее Феде в профессиональном футболе.

Специалисты отмечали, что Федерико слишком часто действовал, повинуясь инстинктам, почти полностью отключая голову. Он будто играл с закрытыми глазами, отрабатывая некую программу, а не принимал решения, исходя из ситуации на поле. В результате – много дриблинга, кроссов и поспешных ударов, количество которых не всегда переходило в качество. Как следствие – недопустимое число потерь в опасных зонах. Поэтому-то тренеры молодежного сектора «Фиорентины» долгое время считали, что из него не выйдет ничего путного, несмотря на хорошую генетику. 

После первой же игры Федерико сослали в самую младшую группу – Пульчини – для детей 1998 года рождения, хотя он был почти на год старше. Тогда по совету родителей Федерико начал готовиться к жизни, не связанной с футболом. Нужна была альтернатива. «Но ты сможешь использовать полученные знания и на поле», – утешал отец.  

Во Флоренции Федерико поступил в американскую школу, где сделал упор на изучении английского языка. И выучил его настолько хорошо, что получил от партнеров по команде прозвище «Англичанин». А по окончании школы сразу же пошел на факультет физической культуры в знаменитый местный университет. Но он увлекся наукой и сейчас подумывает о переводе на факультет химии.  

Когда же Феде достиг первых успехов в Примавере, «фиалки» предложили ему четырехлетний контракт. Основная заслуга в преображении Кьезы принадлежит Федерико Гуиди – бывшему тренеру Примаверы, который недавно возглавил сборную Италии U-20. Говорят, что именно он порекомендовал Кьезу нынешнему c.t. – Джан Пьеро Вентуре, и в апреле этого года он вызвал полузащитника на сбор в Коверчано. Во Флоренции же Гуиди изменил расстановку 4-4-2 на 4-3-3, в которой и нашлось место для крайнего форварда (ала) с характеристиками Кьезы. 

Однако во взрослой команде юноше вновь пришлось переучиваться – Паулу Соуза использовал схему 3-4-2-1, и Феде оказался на позиции крайнего полузащитника (эстерно). Очень сложная роль, требующая дисциплины и отличной физической подготовки. А главное – пришлось много работать без мяча. Но он справился и до сих пор благодарен португальцу, который однажды поднял его из средней линии в трекварти. Федерико развился тактически, научился выходить за рамки амплуа крайнего форварда, дирижировать атаками и не ограничиваться лишь игрой вдоль бровки. Он стал меньше бить по воротам и больше думать. А выносливость, координация и смелость были у него и раньше. Вот так и получился футболист, которого сейчас называют главной надеждой нового итальянского поколения. Ох, сколько уже было этих поколений, и каждое все хуже и хуже предыдущего. Но так будет не всегда. 

Чем же Кьеза 2.0 отличается от остальных? Признаться, я никогда не видел столь разностороннюю личность в молодежной сборной Италии. Да и во взрослой, пожалуй, тоже. Возможно, единственное исключение – Джанлука Пессотто. Но, как вы понимаете, создать подобающий образ можно для любого. Все дело в пиаре. Ведь каждый талант уникален по-своему, и у всех есть мамы, папы, бабушки, дедушки и красивые семейные истории. Если хорошо покопаться, то среди футболистов найдутся и любители серьезной литературы, и знатоки арт-хауса. Однако часто высокопарные фразы про преданность клубу, футболку – вторую кожу и прочее – это всего лишь маркетинговый ход. 

Конечно, не все они – обманщики. Кто-то действительно верит в то, что говорит. И их слова даже будут правдой в какой-то промежуток времени. Но многих выдает небогатый лексикон. Когда они без подготовки отвечают на вопросы журналистов, то напоминают баскетболиста из фильма «Ослепленный желаниями». У Федерико же невероятный для футболиста лингвистический уровень. А за регулярное использование вымирающего в Италии сослагательного наклонения ему можно простить некоторый идеализм в суждениях:

«Вы никогда не увидите меня за рулем Кайена. Может быть, когда-нибудь на маленькой «Ауди», когда я наконец-то получу права».

 «Если бы я не был футболистом, то стал бы физиком. Изучение Вселенной – моя навязчивая идея».

 «У меня нет ни одной татуировки. В современном футболе слишком много внимания уделяется имиджу, для меня же это неважно».

«Всего несколько месяцев назад меня сравнивали с ровесниками, сейчас же – со взрослыми мужчинами и чемпионами. Поначалу я чувствовал себя одиноким». 

Федерико – открытый человек. Когда он забил первый гол за «Фиорентину», то признался, что в тот момент хотел обнять всех присутствующих на стадионе. И домой он вернулся абсолютно счастливым. Мама так сильно переволновалась, что не могла сказать ни слова. Отец же произнес только одно: «Браво». Кьеза-старший никогда не дает сыну советов по тактике, хотя сейчас сам тренирует. Напротив, постоянно расспрашивает его о методах работы Соузы и Пиоли. 

О популярности Федерико в Тоскане можно судить по одной истории. Говорят, что в какой-то школе (вроде бы в Пизе) детям дали задание нарисовать церковь. Каково же было удивление учителя, когда один ученик протянул ему рисунок с изображением Кьезы в футболке «Фиорентины». И ничего удивительного, ведь Кьеза (Chiesa) в переводе с итальянского означает «церковь». 

«Мне нравится кальчо времен бандьер, – признается Федерико. – Тогда еще были игроки, для которых футбол был страстью, и их судьба была навсегда связана с одним клубом. И я считаю себя таким же». Он говорит, что хочет остаться в «Фиорентине» на всю жизнь, быть ее капитаном и символом. Стать для Флоренции новым Джанкарло Антоньони. Пусть он и не коренной фиорентино, но в Генуе он прожил всего три месяца с момента рождения. 

Слова о желании остаться во Флоренции навсегда – опасные, ему их обязательно припомнят, если он когда-нибудь выберет другой путь. Тем более, что Аурелио Де Лаурентис часто звонит своему другу Диего Делла Валле с предложением по Кьезе. И каждый раз сумма трансфера увеличивается. Перспектива оказаться в «Наполи» заманчива, ведь под руководством Маурицио Сарри этот еще не до конца ограненный алмаз может превратиться в настоящего Каузио.   

Но не слишком ли рано гнаться за славой? Кроме того, на первых порах Федерико какое-то время придется побыть вице-Кальехоном, а нужда тренера заткнуть дыру в составе станет платой за универсализм. Может быть, стоит подождать еще пару лет, ведь сейчас и похвастаться-то особо нечем. «Помни, ты станешь полноценным игроком серии А, когда проведешь 300 матчей», – шутит отец. 

Федерико Кьеза испытывает эйфорию каждый раз, когда выходит на поле. Как тот мальчишка, который на глазах тренера побежал быстрее ветра, вложил душу в бутсы, обработал мяч, ворвался в штрафную, зажмурился и поразил ворота. Пока в Италии рождаются такие игроки, у нее еще есть надежда.  

Он не принадлежал Иисусу. Кака, каким его надо запомнить

Фото: instagram.com/fedexchiesa; Global Look Press/Loris Roselli/ZUMAPRESS.com, Matteo Ciambelli/ZUMAPRESS.com; Gettyimages.ru/Gabriele Maltinti

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья