Блог Ноу Баланса

«Мной может управлять человек пять, но не Вернидуб». Рафаилов – о поездках в Луганск, пистолете в машине и Денисове

Генеральный директор «Зари» Сергей Рафаилов пришел на эфир шоу «Татотаке» и раскрыл новые детали из жизни луганского клуба – бюджет, зарплаты, банкет в последние дни Вернидуба в клубе, регулярные поездки в Луганск, геи, Денисов и УПЛ.

О работе «Зари» над трансферами

Есть у нас люди, которые этим занимаются. Но в любом случае все начинается и заканчивается мной. До открытия трансферного окна, на два года вперед – мы понимаем, каких футболистов потеряем. Кого надо продавать, чтобы клуб существовал. Или с кем мы не подпишем новый контракт, и они будут переходить в другой клуб. Другие заканчивают, нам они уже не помощники.

Затем мы смотрим в дубль, есть ли там люди на эти позиции. У нас раньше было 35 человек, все они тренируются в одной команде. Скрипник пришел и сказал, что не умеет тренировать 30 человек. Говорит: «Умею тренировать 20 человек».

[Как купили Кабаева] Был скандал, когда «Черноморец» задолжал нам деньги за билеты. Мы это обжаловали, выиграли со всеми процентами. Там было 4,5 млн гривен. Они нам чуть меньше денег были должны, часть мы еще доплатили. С новым руководством клуба мы решили эти вопросы полюбовно.

[Как продали Лунина] Была договоренность с «Реалом» не называть стоимость трансфера. Они об этом попросили. Была в прессе сумма 9 млн евро, она близка к реальности. Плюс бонусы, но о них говорить пока рано. Но это не самое большое предложение по нему. Были больше. От «Эвертона», например. Было пять топ-команд из Англии, Испании, Италии. Был еще немецкий «Ред Булл» в начале.

Неправда, что 50% от трансфера получил «Днепр». Они не завязаны в этой комбинации. Все пошло «Зари». Есть много домыслов, но Лунев, Кочергин, Сваток – все они принадлежат «Зари».

[Как подписали Юрченко] Не знаю, кто у него агент. С Головашом я вообще не созванивался. Он в прессе рассказал все, но не то, что он требовал вознаграждение за переход и 50% за последующую перепродажу. Об этом мне сказал Мавренков, посредник в этом трансфере. Я не собирался напрямую звонить Головашу. Нам понравился футболист, и мы попросили человека узнать, хочет ли он перейти.

Такое сплошь и рядом происходит, когда клуб звонит не в другой клуб, а напрямую к футболисту. Не знаю, правильно ли это. Мы разговаривали с руководством клуба Юрченко, письмо им отправляли. Головаш здесь немного наводит тень на плетень. Я с ним ни разу не встречался и не хочу. У него не было договоренности с Юрченко на тот момент, насколько я знаю.

О финансах «Зари»

Клуб не приносит прибыль. В силу разных причин, в первую очередь войны. В группе ЛЕ мы участвовали только два раза – это 6 млн. Все почему-то считают доходы, но никто не считает расходы. Не могу говорить, какой бюджет «Зари», но скажу, что это чуть-чуть меньше, чем 5-7 миллионов ​​долларов.

Сейчас есть закон в Украине, по которому различные службы могут использовать эту информацию. Они могут это использовать как повод для проверки. К тому же, у нас общество не готово к этому.

Ведущий игрок «Зари» в месяц может заработать 15 тысяч долларов, где-то в этих пределах. Но это не средняя зарплата в клубе, она у нас меньше. Это о лидерах команды.

По заработной плате «Заря» находится на 3-4 месте в УПЛ вместе с «Ворсклой». Если считать премиальные, то еще «Александрия». Но мы скоро скатимся до уровня Прибалтики. Вот у нас Шарпар перешел туда – кажется, получает там 12 тысяч евро. В Беларусь почему едут столько футболистов? У нас экономика страны и экономика футбола не позволяют платить больше.

Мы платим как и всюду. Есть официальная и есть неофициальная зарплаты. Как и во всех других клубах УПЛ. В «Шахтере», думаю, зарплата идет белой, потому что есть финансовый фейр-плей, их мониторят серьезно. А вот премиальные таким образом. Является ли это уклонением от уплаты налогов? Не буду на этот вопрос отвечать. Думаю, у нас 90% населения избегает уплаты налогов.

О Вернидубе

«Шахтер» Солигорск – его уровень. Пусть попробует. Третья команда Беларуси – звучит не очень убедительно. Но, наверное, других предложений не было. Желаю ему только успехов.

Я очень непростой человек, очень сложный. Но у меня с ним нормальные деловые отношения были. Конфликт был один-единственный раз, который он публично спровоцировал в раздевалке, а на следующий день пришел извиняться. При футболистах начал самоутверждаться. Но это сложно сделать – мной в этом мире может управлять человек пять, но не Вернидуб.

Я в этот момент был в раздевалке. Никогда в жизни не позволял себе ущемить авторитет тренера. Я вообще со всеми сотрудниками клуба на «вы» – от руководства до всех остальных. Все время. И с Вернидубом тоже.

Он больно воспринимал необходимость продавать футболистов. Я ему объяснял, он с этим соглашался. Если бы не соглашался, то ударил бы кулаком по столу и сказал: «Я ухожу, потому что Рафаилов хочет продать Юри или Бонавентуре».

«Заря» сейчас финансово ничего не должна Вернидубу. Разошлись с ним без конфликтов. Если бы были какие-то проблемы, то поверьте – это тот человек, который бы подал в суд сразу.

Последние два года итоговый результат команды был неудовлетворительным. Он знал, какая финансовая ситуация в клубе. Я – тот человек, который не скрывает финансов ни от футболистов, ни от кого-то другого. Вернидуб знал, что для нас очень важно попасть в Лигу Европы. Если бы мы вышли, то смогли бы в этом году купить пару футболистов.

Вы же знаете, как в Бразилии. Там масса хороших игроков. Но те, кому за 23, уже не считаются перспективными. Но они хорошие игроки. За них просят 30-40 тысяч, максимум 100, но сразу. И он ваш.

Но команда два года не выходила в группу. Более того, с четвертого места на пятое ушла. Те же игроки, всех футболистов брали только после консультации с ним. Только по Урате я настоял. Но результата нет. Сборы есть, зарплата вовремя, питание есть, команда самолетом летает – только «Шахтер», «Динамо» и «Заря» летали самолетами, больше никто. Он просто выгорел. Он где-то соглашался с моим стилем руководства, который в некоторых вопросах авторитарный.

Решение было после последней игры в Мариуполе. Накануне, за два дня до матча, был организован банкет. Я о нем случайно узнал, меня даже не поставили в известность. В одном кафе, где были все футболисты и тренеры, отмечали удачный сезон. Пятое место – вот такие там тосты были. Я все равно узнаю все. Все, что происходит в команде, я знаю. Различными способами, но знаю.

Есть игра в воскресенье, почему не сделать это после нее? Зачем это делать в пятницу. Это было одним из толчков. Считаю это неправильным, даже на игру не поехал. Они все скрыли от меня. На следующий день после банкета мне рассказали, что было так и так, назвали место. Затем все Запорожье шумело – они отмечали непонятно что, а потом вышли и проиграли. Это некрасиво. Он, как тренер, не должен был позволять такое. А если сам не можешь, сообщи мне – я запрещу это.

О Скрипнике

Пригласить его – моя идея. Было сложно выполнить его условия по работе. Одно из таких – те футболисты, чья суммарная зарплата висит на клубе. Порядка 40-50 тысяч долларов. Но он не дороже для клуба, чем Вернидуб. Единственное, он по духу уже немец, по его зарплате платятся все налоги в немецкий банк. А зарплата такая же. Хотя премия за выход в групповой этап больше, чем у Вернидуба.

Все свободные в то время тренеры – в том числе Санжар – были в нашем шорт-листе. Сидели с президентом и обсуждали. С Евгением Борисовичем вообще трудно было поменять Вернидуба – он такой человек, что не хочет никого обижать. Но я ему сказал, что хуже не будет точно. Не знаю, будет ли лучше, но хуже не будет. Я убедил. 

О коллекционировании значков

У меня очень серьезная коллекция. Когда-то считал – было больше 25 тыс. Сейчас, думаю, еще больше. Я даже заказываю значки, которые производят. Украинские клубы, некоторые российские, Лига чемпионов, еврокубки. Старый значок «Шахтера» со старой эмблемой «Стахановца» обошелся мне очень дорого. Зрителям будет неприятно это услышать.

О Геллере

Счета он не подписывает. Право подписи есть только у меня. В жизни клуба он участвует настолько, насколько хочет. В любой момент может позвонить и получить любую информацию. Чаще всего его интересует результат. Иногда он пытается принимать решения по каким-то футболистам, иногда ему это удается. Но последнее слово не только за мной, но и за тренером.

Сложно сказать, есть ли у него любимые футболисты в клубе. Последний раз он мне звонил спросить, когда мы вернем Силаса. Но тренер видит схему игры без него. Да, он – хороший парень, язык выучил. Но кроме сильных сторон у него много и слабых. Он – бразилец.

Хотелось бы побороться с «Динамо» за второе место. Чтобы появился какой-то спонсор, который бы влил деньги в команду. Понимаете, все предприятия Геллера остались в Донецке.

Об оккупированном Луганске

Я раз в месяц езжу в Луганск. Там жить можно. Почему нет? Там живут, женятся, ходят в институт, разводятся, рожают детей, играют в футбол. Правда, экономика...

У меня там теща, дочь. Они здесь были у меня. Внук в школу ходил в Запорожье. Но в то время их не совсем радушно принимали. Так как они переселенцы. Пришлось в Луганск уехать.

Я находился там с первого до последнего дня. Знаю, как это все начиналось. На тот момент я был депутатом Луганского облсовета. То, что я знаю, не совсем совпадает с официальной точкой зрения. Не очень хочу об этом говорить. Не вас боюсь, есть органы. Вполне вероятно, что меня могут привлечь к ответственности. Никто тогда не собирался отделяться, никаких флагов тогда не было.

Я сам служил в армии, держал автомат. Если с автоматом, то обязательно убийца? Нет, не обязательно. Я ездил туда, еще когда не было такого режима пересечения. На мою машину нападали. Все просто было. Мой Lexus был интересен как одной стороне, так и другой. Наверное, хотели забрать. Порезали колесо, разбили окно. Только когда я вытащил пистолет, это все прекратилось. Это было под Мелитополем. Не знаю, кто это был.

О конфликте с телеканалами «Футбол» и «Шахтере»

Я всегда говорю: «Не трогайте «Зарю» – и у вас все будет нормально». Я нигде и никогда не начинал первым. «Шахтер» и каналы – это одно целое. Один владелец. Денисов в «Опере» у Палкина сидит постоянно, не раз видел.

Да, у «Шахтера» есть чему поучиться. У них каждый матч чемпионата Украины как матч Лиги чемпионов. Организация высочайшая. Но они забыли, не хотят понимать или никогда не понимали, что есть еще команды. Это во всем проявляется. Там на алтарь положат все, только бы выиграть первое место.

Вот что они делают с молодыми игроками. Говорят: «Мы у вас его все равно заберем». Затем выходят как-то на родителей и действительно забирают. Родители приходят и говорят, что переезжают в Донецк, там лучшие условия.

Я предлагаю прописать в регламенте, что клуб имеет право отдать и взять в аренду не более трех футболистов. Это же все молодежь. Вот Тотовицкий – вы не представляете, какой это футболист. Лучший дриблер в Украине, нет больше таких. Ни в сборной, ни в «Шахтере», нигде.

Я Вернидуба так держал (хватает руками горло – прим.), говорил ставить его. Где мы нашли Малышева, Малиновского, Караваева, Шевченко? Это все молодые игроки, на которых поставили крест. Их бы не было.

Единственная цель – лишь бы не в «Динамо». Всех забрать себе, чтобы ослабить других. Затем они вспомнят мои слова. Потому что нельзя ослаблять украинский чемпионат. Это единственная претензия к ним.

О фейсбуке

Там я могу написать сам все, что хочу. А не когда у меня берут интервью, а потом кусками где-то печатают, теряется смысл.

Я не сижу в фейсбуке и читаю все подряд. Я там читаю два футбольных сайта – Спортарена и Football.ua. Еще сайт «Зари» и Ukr.net.

О финансировании «Зари» из структур Ахметова в 2010-2014 годы

Нельзя сказать, что было полностью из его структур. Да, были такие в сфере его влияния, которые часть денег давали. Кто-то перестал давать деньги в 2012-м, а кто-то – в 2014-м. Но это не «Шахтер» помогал «Заре».

Мы никогда не были фарм-клубом «Шахтера». Никто нам не ставил никаких задач, мы все свои вопросы решали самостоятельно в игровом плане. Да, на тот момент в кадровом плане мы были настолько слабы, что брали у них футболистов.

Об арендованных игроках

У нас сейчас не могут играть против «Динамо» Леднев и Русин. Тымчик будет играть – это одно из условий контракта перехода Караваева. У нас сейчас нет стратегии массовых аренд. Сейчас у нас три человека в аренде, одна из них играет.

Но мы ни в коей мере не зависим от «Динамо». Слухи об аренде Исаенко, Цитаишвили, Шапаренко – неправда. Единственное, мы хотели Попова взять, но в то время он был травмирован. «Динамо» было готово его отпустить, но тренер не захотел его ждать.

О сравнении Денисова с Геббельсом

Да это комплимент. Как организовывал работу Геббельс: без интернета, радио и всего этого. Да, это привело к трагедии, но в целом это комплимент. Человек (Александр Денисов – прим.) поднялся до уровня отрицательнейшего, осужденного пропагандиста (Геббельса – прим.), который потом отравил семью и застрелился сам – туда ему и дорога. Но методы все равно переходят.

Вернидуб сравнил Денисова не с Геббельсом, а с его методами работы. Ахметову мы 300 лет не нужны, это Денисов бежал впереди паровоза. Возможно, видел в нас потенциального соперника, а, возможно, из-за того, что мы отбились. Но команда сверху, наверное, ему была.

О фанатах

Я тот человек, который бы с удовольствием хотел, чтобы зарплата футболистов зависела от болельщиков. Тогда они будут понимать, что если никто не придет, то они ничего не получат. Я только за это две руки поднимаю и об этом всегда говорю.

У нас билеты стоят 30 и 50 гривен. На Лигу Европы были по 150 гривен. Это 5 евро. Минимальная цена билетов на матче с «Эспаньолом» 29 евро, на «Будучности» 5 евро и было полно болельщиков, на ЦСКА в Софии – 15 евро. Так в чем проблема? Когда вы говорите о зарплатах, то нужно понимать, что там и расходы больше, чем у нас. Комуналка, медицина – там все дороже.

Я не жалуюсь, а работаю. Вот предложите мне, что надо сделать. В мире работают с соцсетями и сайтом – у нас третий инстаграм и фейсбук. Я же не виноват, что не у каждого есть смартфоны. Есть маленький нюанс, что «Заря» – это не Запорожье, а Луганск. Но вы же ходите смотреть футбол. Самый зрелищный футбол сегодня в матчах «Заря» – «Шахтер» и «Заря» – «Динамо». Даже когда «Шахтер» играет против «Динамо» – это мучение. Одни держат других, чтобы не забили, а здесь открытый футбол.

Команды выходят на матчи против «Шахтера» с задачей не проиграть, а мы хотим выиграть. Поэтому мы открываемся и получаем чуть больше мячей.

О геях

Я не претендую на то, чтобы кого-то запретить или наказать. Я против пропаганды. Моя последняя шутка – предложил, чтобы «Заря» стала первым клубом, который внесет в регламент положение, чтобы в каждой украинской команде было по два гея. Мы будем сверхтолерантны.

Не знаю, как буду выяснять, кто гей, а кто нет. Они сами должны об этом сказать, совершить каминг-аут. Сейчас это модно. Думаю, в скором будущем Олимпиады будут проводиться среди подобных. Это уже не за горами, учитывая то, куда катится этот мир.

И в командах появятся. Спросите у футболистов, как они к этому отнесутся. Я спрашивал. Они очень плохо это воспринимают, им это не нравится. Для них отдельную раздевалку делать? Как быть в этой ситуации?

Об УПЛ и арбитрах

Ходит информация о разных кандидатурах на президента УПЛ. Денисов и Москаленко – это просто бред. Насколько это Щербачеву надо? Я хотел бы, чтобы это был человек с опытом работы в УПЛ или УАФ.

Там есть нормальные люди. Тот же Евгений Дикий (исполнительный директор УПЛ), Петр Иванов, Александр Ефремов.

Три мои реформы, если бы я был президентом УПЛ: платное телевидение, единый телепул, открытость судейского корпуса в разумных пределах. Начнем хотя бы с публичного рассмотрения эпизодов судейским комитетом. Нужно, чтобы арбитры объясняли свои решения. Есть же в России программа «Свисток». Почему мы не можем такое сделать?

12 тысяч гривен – вознаграждение главного арбитра после вычета налогов (забирают 20%) и при условии хорошей оценки. Сколько он получит? 8 тысяч. Билеты стоят дорого. Экипировка, фитнес и лечение – все за свой счет. А на поле он находится среди, как правило, гривневых, а иногда и долларовых миллионеров, если брать «Шахтер». Как себя человек чувствует? Но я против повышения зарплат пока нет открытости.

Возможно, в плане судейства, есть какие-то подводные течения, но я не думаю, что это делается нашим руководством футбола. Это на уровне отдельных менеджеров команд. Но я никого за руку не ловил.

Что бы ни говорили о Коллине, но когда он пришел, сразу закончились разговоры о дополнительном вознаграждении судьям. Появилось это после начала деления чемпионата на шестерки, по слухам. Но и Коллина себя изжил, плодов работы не осталось.

Я против того, чтобы работали иностранные специалисты и здесь не жили. Они должны находиться здесь, чтобы понять, что такое украинский футбол.

О срыве телепула

Я всегда говорил, что футбол на телевидении должен быть платным. Это обязательно. На сегодня это остался единственный источник финансирования, откуда клубы могут получать деньги и жить. Для любого транслятора важен единый чемпионат, но то, как провели тендер, то, что предлагают нам каналы «Футбол 1/2» – это все простая математика.

У «Футболов» 200 тысяч подписчиков, умножаем на 100 гривен, 20 миллионов на 12 месяцев – это 240 миллионов. Они дают клубам 150. На первый год я согласен. Но на следующий год уже 14 команд, а деньги те же. Еще через год 16 команд, а по договору те же 150 миллионов. Но самый важный момент – с приходом туда «Динамо» прибыль сразу увеличивается на 100 тысяч. А «Заря», «Карпаты», «Десна», «Днепра» – это еще 400 тысяч. А мы получим те же 150 миллионов.

Какие УПЛ может выдвинуть претензии? Пусть подают в суд. Они почему-то этого не делают. Может, они посмотрели, что не смогут выиграть это дело. Мы бы вышли из чемпионата. И не мы одни. Мы сейчас зарабатываем гораздо больше от телевизионных прав. Кто «Заре» вернет эти деньги? Покажите мне этот источник доходов. Даже если мы станем чемпионами по той смехе, то не получим тех денег, которые получаем сейчас. Уверен, что эти деньги не рентабельны для «Плюсов», но они заплатили. Значит, им это нужно.

О стимулировании третьей стороной

Довольно долгое время уже никто нас не стимулирует финансово. Почему? Я не знаю. Говорят, а что, «Заре» самой очки не нужны? Когда-то это было, но уже три сезона никто ничего не предлагает нам в этом плане.

Другим клубам предлагают. 100 тысяч долларов за ничью, 300 тысяч – за победу.

Не думаю, что кто-то сейчас стимулирует соперников «Зари». Вряд ли «Шахтеру» или «Динамо» это нужно. Сложно сказать, кто нас боится. Не думаю, что «Заря» в этом году готова забрать второе место.

О количестве команд в УПЛ

Надо 16 команд, но нужно понимать, кто зайдет в УПЛ. Если «Металлист», «Черноморец», «Волынь», «Оболонь», «Днепр», то да. Вы смотрели матч между «Ингульцом» и «Металлистом»? Там сто человек на трибунах, темень, освещения нет, но эта команда может попасть в Премьер-лигу. Зная гонор их неадекватного президента (Александр Поворознюк – прим.), он скажет: «Я будут тут играть». И стадо гусей погонят на Киев.

Как там можно проводить матчи? Мы там играли полуфинал Кубка Украины. Да, мы проиграли. Вопросов нет, что это недопустимо. Но впечатление, что где-то вырезали кусок газона перед матчем и просто бросили на поле. Он не пророс, цеплялся ногами, переворачивался.

Мы зашли в раздевалку, где полкоманды имеет возможность переодеться, а остальные должны подождать, такая она маленькая. Целое лето на стадионе ничего не делали. Вот урожай собрали и начали. Еще года три его будут строить. А где будет играть команда?

«Звідки Рафаїлов знає, що в його команді немає геїв?» Майкл Щур про спорт, YouTube та АТО

«Не вините меня, что я против пула. Я в нем вижу будущее». Топ-цитаты Рафаилова, которые не вошли в Трендец

Фото: Xsport.ua, ФК Заря

 

Авторы

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...