Блог Иллюзион

Архив RS, 2011. Трент Резнор: «Наверное, мой сын вырастет фанатом Дэвида Линча»

«Я не надевал галстук много лет, — говорил Трезнор Резнор, облачившийся для визита на оскаровскую церемонию в смокинг от Prada. В тот день ему предстояло получить статуэтку за саундтрек к фильму «Социальная сеть». - Было забавно на время отбросить имидж рычащего громилы, у которого капли пота капают со лба на микрофон».

В 2009 году Резнор поразил фанатов Nine Inch Nails в самое сердце заявив, что группа уходит в бессрочный отпуск. Вместе со своим другом, экс-участником Bomb The Bass Аттикусом Россом, Трент начал сотрудничать с режиссером Дэвидом Финчером — кроме получившего «Оскара» саундтрека к «Социальной сети», они также написали музыку к готовящейся к выпуску экранизации «Девушки с татуировкой дракона» Стига Ларссона.

В прошлом году Резнор и Росс выпустили ЕР нового проекта How To Destroy Angels, в котором участвует жена Трента Мэрикуин Маандиг. (Осенью у них родился сын.) «Я хорошо понимаю, как это сложно, когда ты в одной группе с женой, — говорит Резнор, обещающий, что первый альбом HDA выйдет в этом году. — Но мы лучшие друзья, и нас интересуют одни и те же вещи, так что для нас естественно записывать музыку вместе. Сейчас такое время, что мне приятно побыть и на втором плане в группе».

Главная тема в саундтреке «Социальной сети» называется «Hand Covers Bruise» («Рука закрывает синяк»). Что это значит?

Мне надо было придумывать по восемнадцать названий для песен в день. Все время приходилось повторять: «Только не «Марк бежит по кампусу». (Смеется.) Когда мы придумывали на уровне идей, как бы могла звучать музыка к фильму, вдруг всплыла формулировка «Рука закрывает синяк», и это прекрасно подошло для главного трека.

 

Победа на «Оскарах» была предсказуемой?

В такой ситуации думаешь: «Может, я и не выиграю, но если все-таки выиграю, будет обидно показать себя полным идиотом». Напряжение нарастает. Вдруг ты понимаешь, что не ел двенадцать часов. И камера смотрит на тебя почти все время. Хочется поковырять в носу, но понимаешь, что нельзя так рисковать. И вдруг несколько заторможенно слышишь свое имя. «Так, надо обнять жену. Не зацепи ногой провод. Зачем я перепрыгиваю через ступеньку? Я так поскользнусь, но что делать. О Боже, здесь Николь Кидман, в ней же два с половиной метра роста. Микрофон включен?» Проходит миллисекунда, и ты уже за сценой с «Оскаром» в руке.

Кого вы считаете гением?

Пускай это прозвучит банально, но The Beatles. Когда я рос, я не любил людей, которые боготворили The Beatles, и не обращал на их музыку внимания. Но когда я начал записывать «The Downward Spiral», я вдруг проникся «Белым альбомом», а потом и всем остальным. Они настолько опередили свое время, что это кажется нечестным. Еще на меня сильно повлиял Принс — в плане того, сколько он может делать в одиночку.

Ровно двадцать лет назад вы готовились к своему первому туру в рамках «Lollapalooza». Что вам запомнилось с того времени?

Наше видео попало на MTV, мы услышали свои песни на радио, а потом мне позвонили и сказали: «Jane’s Addiction хотят, чтобы вы отыграли на этом новом фестивале». Наш первый сет в Аризоне состоял всего из полутора песен. Я помню, как смотрел на крутые гитарные кейсы Living Colour, прямо из Guitar Center, на их сверкающие наряды из спандекса, а у меня самого был только серовато-синий кабель для гитары, который отец подарил мне, когда мне было пятнадцать. Было больше сорока градусов жары, кабель расплавился, и наше шоу закончилось. Я просто убежал обратно в наш автобус. После этого у NIN бывали выступления и получше.

 

Какую музыку вы ставите вашему сыну?

В основном разные вещи для пианино: Бах, Бетховен и Моцарт, немного Шопена. Еще записи звуков, которые слышны детям в утробе, и звук сушилок для одежды, чтобы он лучше спал. Наверное, сын вырастет фанатом Дэвида Линча. Сейчас звуки у него в детской похожи на шумы в «Голове-ластике».

Недавно вы написали в своем твиттере, что смотрите запись старого выступления NIN и чувствуете, что скучаете по гастролям. Когда NIN снова отправятся в тур?

Я перестал ездить на гастроли с NIN, потому что мне надо было заставить себя заняться чем-то другим. NIN для меня очень привычны, в этом режиме легко работать. Я люблю наши песни, люблю петь эти песни, мне нравится энергетика наших концертов, но теперь все это для меня уже не так важно, как в двадцать пять лет. Конечно, гастроли — это сейчас единственный способ зарабатывать на жизнь, но я смотрю на Дэвида Боуи, на его бесстрашие в том, чтобы изменять себя, придумывать себя заново. Для этого нужна храбрость. Наш отпуск не будет длиться вечно. Желание снова отправиться в тур так или иначе даст себя знать в ближайшие годы.

  http://rollingstone.ru

 

 

 

 

 

Автор
  • almaz_10

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.