Блог Хоккейный дайджест

Свидетели Династии. За кулисами финала Кубка Стэнли

Журнал Sportsnet Magazine заглядывает за кулисы самого упорного финала Кубка Стэнли в новейшей истории и рассказывает о том, как игроки и команды переживали эти две недели в июне. Перевод – в блоге NHL Entertainment.

Патрик Кэйн стоит на синей линии «Лайтнинг» и терпеливо ждет. Рядом с ним два игрока «Тампы» но номер 88 никогда не паникует. По центру в зону входит номер 2 – Данкан Кит. Кэйн отдает ему быстрый пас через клюшку Джейсона Гаррисона, и Кит подхватывает шайбу. Защитник, который провел на льду больше всех времени в этом плей-офф, наносит кистевой бросок сквозь пытающегося заблокировать шайбу Седрика Пакетта. Бен Бишоп отражает шайбу щитком, но Кит продолжает движение. Он первым успевает на подбор. После чего отправляет шайбу над ловушкой Бишопа, в то время как Пакетт пытается помешать ему клюшкой, а защитник «Тампы» Онджей Шустр наблюдает со стороны.

В решающем матче хватает нереализованных моментов – Стэмкос заряжает в штангу, лучший шанс Джонатана Тэйвса нейтрализован правым щитком Бишопа, Стэмкос почти обводит Кроуфорда, но не может поднять шайбу над левым щитком, Брент Сибрук попадает в штангу от синей линии, а Эндрю Шоу почти отправляет отскочившую шайбу в ворота. Но именно Кит, который провел всю свою карьеру в «Блэкхокс», и видел с этой командой и плохие и хорошие времена, забивает победный гол, который приносит его команде первый Кубок Стэнли на домашнем льду за 77 лет.

Кит, самый негромкий игрок этого финала, вынимает изо рта капу, чтобы он мог как следует накричаться, пока с решимостью, а не с возбуждением на лице. Затем он подкатывается к стеклу, по которому колотят болельщики и ударяет по нему рукой с клюшкой, в то время как Брэндон Саад и Кэйн обнимают его. Это было не так красиво, как празднование Кэйна позднее, когда он тряс левой перчаткой, прокатываясь на одном колене на льду с языком наружу, перед тем как улыбнуться и заорать «Бум!», но гол Кита стал победным – именно он подвел черту под эпической гонкой в финишном створе.

История не знала финалов Кубка Стэнли упорнее этого. Первые пять игр закончились с разницей в одну шайбу, и до последних минут шестого матча ни одна из команд не отрывалась больше, чем на один гол – настолько высока была цена ошибки в любом эпизоде. Но если на льду «Лайтнинг» и «Блэкхокс» разделяло совсем немного, то вряд ли можно было найти более непохожие команды вне его.

«Чикаго» – это династия, команда и «Оригинальной Шестерки», которая существует так давно, что была названа в честь батальона, воевавшего еще в Первую Мировую. «Молнии» никогда не играли в эпоху черно-белых телевизоров и получили свое имя в честь природного явления. «Чикаго» существовало на деньги, заработанные алкоголем и недвижимостью, начиная с 60-х, в то время, как парень, разбогатевший на фондовом рынке владеет «Тампой». Генеральный менеджер «Блэкхокс» Стэн Боумэн член семейной династии, которую очень хорошо знает ГМ «Лайтнинг» Стив Айзерман, выигравший три Кубка Стэнли под руководством самого успешного тренера в истории НХЛ и отца Стэна Скотти. Тренер «Чикаго» Джоэль Кенневилль на третьем месте по количеству тренерских побед в истории – шикарные седые усы и полное отсутствие улыбки – очень серьезен. Джон Купер еще два месяца назад не имел на своем счету ни одной победы в плей-офф, и его можно встретить в баре не пляже накануне одного из самых важных матчей в его карьере. То же касается и капитанов: Джонатан Тэйвс из «Чигкаго» имеет на своем счету два Кубка Стэнли, два золота Олимпиады и он дважды победитель молодежных чемпионатов мира. Стивен Стэмкос из «Тампы» уже семь лет ничего не выигрывал, после золота МЧМ семь лет назад. Одного зовут «Серьезность», другого – «Стаммер».

И вот они бьются за самый трудный трофей в современном спорте – «Аристократы» против «Молодняка». Команда, которая в финале в третий раз за последние шесть сезонов, против команды, которой это удалось лишь однажды в истории. Одних постоянно спрашивают об их опыте, других – об отсутствии оного. Нет, вам не удастся найти две более непохожие команды. И все по разному для каждого игрока. Для парня, которого никто не замечал и он чудом попал в НХЛ. Для новичка, который может выиграть Кубок в свой первый сезон в Лиге. И для звезд, все по-другому, будь они «аристократами» или «молодняком».

Будильник Стивена Стэмкоса срабатывает в 8-30 утра. Сегодня первый матч. Капитан «Лайтнинг» надевает шорты, футболку и шлепанцы. Запрыгивает с свой серебристый «Мерседес» с тонированными стеклами и отправляется на каток чтобы позавтракать перед утренней раскаткой: омлет с беконом, помидорами, перцем и сыром. Когда он подъезжает к стадиону фанаты, ждущие автографов, восторженно кричат: «Стаммер!»

Голубой ковер в раздевалке «Тампы» совсем новый и пружинит под ногами. Белый логотип «Лайтнинг» на полу в центре окружен черными лентами, которые можно встретить в аэропорту, чтобы на него нельзя было наступать. После раскатки Стэмокос занимает свое место возле шкафчика двухметрового Брайана Бойла, в чей наколенник легко могла бы поместиться чья-нибудь голова. С другой стороны от капитана 24-хлетний Ондржей Палат, а за ним Тайлер Джонсон. Они образуют две трети «Тройняшек», звена, которое в ответе за почти половину голов «Тампы» в плей-офф, звена, о котором все говорят.

Тандем шведских защитников Виктор Хедман и Антон Строльман тоже сидят рядом. На льду они говорят «на своем» – немного на шведском, немного на английском. Если спросить Хедмана, что он может кричать своему напарнику, он с улыбкой ответит: «Нет, я не могу выдавать наших секретов, извините». Голкипер Бен Бишоп сидит возле углового шкафчика рядом с выходом, а возле него запасной вратарь Андрей Василевский. Новичок-центрфорвард Седрик Пакетт сидит между выпускником Гарварда Алексом Киллорном и парнем, который часто играет справа в его звене Джей-Ти Брауном. Ветеран Бренден Морроу сидит рядом с Никтой Кучеровым – третьим из «тройняшек». Российский игрок после душа отправляется в сауну, что вызывает недоумение у Морроу, который видел почти все за свою 15-летнюю карьеру в НХЛ. «Если идти в сауну, то зачем нужен был душ, – спрашивает Морроу. – Зачем потеть, когда только что стал чистым?»

Болельщики и журналисты хотят знать, как Стэмкос и вторая по молодости команда в НХЛ проявят себя в этом, для большинства из них первом, финале. В другой раздевалке все задаются вопросом как опыт поможет Тэйвсу и «Блэкхокс». Стэмкос, обладатель спутанной светлой бороды – «чем длиннее, тем лучше», как он сам говорит – в хорошем настроении. Он преодолел голевую засуху в начале этого плей-офф и черная полоса еще на началась. Никто пока не спрашивает, почему он не получает больше игрового времени. Глаза Стэмкоса не похожи на глаза другого капитана: они небольшие, голубые и иногда кажется, что они слегка прикрыты. Но ему занимать энергии. Перелом ноги год назад лишил Стэмкоса олимпийского золота, но он не вспоминает об этом – ему нужна эта победа. «Все это знают, – говорит Стэмкос. – И сделаю все, что потребуется».

За час до стартового вбрасывания Стэмкос присоединяется к игре в два касания к «тройняшкам», Пакетту, Бойлу и Строльману. Он занимает свое место и ждет, когда футбольный мяч прилетит к нему. В беговых шортах и приспущенных белых носках он похож на учителя физкультуры. Разминка прерывается всего лишь несколько раз. Лучший момент наступает, когда четверо детей Стольмана, все как один светловолосые проходят мимо вместе с его женой, одетые в маленькие джерси Стольмана. «Папочка!», – кричит старшая дочь и бросается на шею склонившемуся для объятий отцу.

Тем временем длинные волосы Патрика Кейна развеваются на бегу. Он разминается в одном из тоннелей под трибунами. В одной руке, которая причастна к 47 голам в плей-офф Кэйн держит потрепанный оранжевый теннисный мяч, который он бросает каждому, кто готов поиграть. После чего начинает делать растяжку. Он не слушает музыку. На висках у него выбриты полоски, которые ему сделал один из чикагских парикмахеров Кармело Преити. Кармело уехал на свадьбу в Италию, но если Кэйну нужно обновить прическу, отец Кармело Доминик сказал, что позаботится о нем. Волосы Кэйна сзади образуют закрученный хвост, часть, которую он называет «вечеринка». «Вечеринка», как и он сам, будут сочиться потом всего через пару часов.

Музыка гремит в раздевалке «Тампы» до самого выхода команды на лед. Она замолкает только когда говорит Купер, а затем снова включается. Высоченный защитник Андрей Шустр – командный DJ, роль, которую он взял на себя по ходу сезона. «Парням нравится, – говорит 24-летний чех, не разглашающий свой плей-лист, даже если очень попросить. – Может быть после сезона выложу онлайн». Это заводная музыка – много техно и «прочих классных вещей». Как говорит старейшина «Тампы» Бренден Морроу: «Хаус музыка, так ее кажется называют». Много разговоров о том, как «расслаблена» и «весела» эта команда. Стэмкос уверен, что они единственная команда в лиге, которая слушает музыку до самого выхода на лед. «Нет, не думаю, что у нас есть танцоры в команде», -  говорит он.

«Амали Арена» и «Лайтнинг» серьезно подготовились к первому матчу. Полы начищены до блеска. За два дня до этого они перекрасили раздевалки. Атмосфера на стадионе первоклассная. Между продолжительными видеопрезентациями молнии бьют в громоотводы, скандируют болельщики, какому-то пареньку повезло кататься по льду и трясти перекрещенными клюшкой и световым мечом под ритмы “Thunderstrcuk” AC/DC – кажется, что город просто влюблен в свою команду. Они даже покрасили воды канала Гаррисон, которые и так были синими, в клубные цвета.Первые полтора периода «Лайтнинг» быстрее в очень упорной игре, которая как кажется должна закончиться со счетом начала третьего периода – 1:0. Защитник «Блэкхокс» Брент Сибрук после сказал лучше всех: «Похоже, что мы просто стояли на месте, а они просто летали». Но потом свое слово сказал финский новичок, который всего несколько матчей назад сидел в запасе.

До конца матча чуть менее семи минут и Защитник, Который Никогда Не Устает – Данкан Кит спокойно подбирает шайбу в зоне «Лайтнинг» и докатывается до кругов вбрасывания, преследуемый Стэмкосом. Он разворачивается к синей линии и замечает Теуво Терявяйнена, новичка, стоящего рядом. Кит отдает пас номеру 86, и Терявяйнен наносит быстрый бросок в одно касание мимо клюшки Стэмкоса и через гущу игроков. Как будто у шайбы есть глаза. Бишоп стоит, с ногами на ширине плеч, в то время как Терявяйнен вскидывает вверх обе руки. 1:1 за 6:32 до конца третьего периода. Менее, чем две минуты спустя Терявяйнен делает перехват в зоне «Лайтнинг» и шайба оказывается на крюке Антуана Верметта, который выстреливает над ловушкой Бишопа. «Ястребы» удерживают счет 2:1.

20-летнего финского паренька почти не видно. Светловолосый и голубоглазый, с легким пушком на щеках, который даже с натяжкой нельзя назвать бородой, он стоит в окружении кучи журналистов. Двумя днями ранее в день прессы, Терявяйнен сидел за небольшим круглым столом, в полном одиночестве, в то время как журналисты общались с Тэйвсом и Кэйном, Китом и Сибруком, Кори Кроуфордом и Марианом Госсой, и далее по списку. Пара репортеров поинтересовались, как правильно произносить его фамилию. Сейчас скоростной левый крайний – самый молодой игрок в истории «Чикаго», кто набрал два очка в финальном матче Кубка Стэнли. Терявяйнен улыбается. У него большие белые зубы. Первая мысль, которая его посетила, когда его «шальной» бросок оказался в воротах, была: «О нет, теперь придется общаться с журналистами». На уроках английского он спал, хотя в последнее время он добился значительного прогресса – два года назад после переезда в Америку, он мог сказать по-английски только «да» и «нет».

Стэмкос одним из последних покидает арену. На его лице нет улыбки. Волосы зачесаны назад и все еще влажные после душа. На нем серый костюм-тройка и носки в разноцветный горошек. Голубые глаза смотрят прямо перед собой.

Никто не слышит больше вопросов о молодости и отсутствии опыта у «Тампы» больше, чем Бренден Морроу, который серьезно повышает средние значение в обеих категориях. Разговаривать с 36-летним форвардом с коричнево-рыжей бородой и пронзительными голубыми глазами, все равно что болтать с соседом – расслабленным парнем с особым чувством юмора. Он уже не помнит, нервничал ли он 15 лет назад, когда в первый и единственный раз добрался до финала в качестве новичка «Далласа». «Давно это было», – говорит он. Морроу живет полной жизнью вне льда. У него трое детей – 12-летняя Бриелль и семилетние близнецы Броди и Мэллори – что отменяет необходимость держать дома будильник. Близнецы начинают кричать о том, что пора есть хлопья в 7:50 каждое утро. Но они знают, что в дни матчей папа должен поспать два часа после обеда, и им лучше поиграть в другой части дома, чтобы его не беспокоить.

Молодые игроки вроде Пакетта многому научились у ветерана, пусть даже Морроу забил всего лишь три гола в этом сезоне. Когда-то он забрасывал 30, но сейчас играет в четвертом звене. Он не самый быстрый игрок на льду, но играет жестко, и всегда готов провести силовой прием, может быть перехватить шайбу, может быть бросить по воротам. И похоже, что это его последний шанс на Кубок. Он ничего не знал о команде, ничего не слышал о «Тройняшках», когда прошлым летом подписал контракт с «Тампой». Отношение команды к делу удивило его, но иногда он просто чувствует себя старым. Он может получить сообщение от одноклубника и понятия не иметь, что оно означает. Он даже не может привести пример, настолько для него это дико. «Приходится лезть в интернет и разбираться, что они пытаются сказать, – говорит Морроу. Сокращение LOL ему понятно: «С этим я хоть как-то разобрался».

Морроу проводит свои выходные развлекаясь с детьми или встречаясь с друзьями, которые в городе. В суши-ресторане он встречает Бойла. Хорошие рестораны и кинотеатры – отличный способ убить время между играми. Кроуфорд поглощает крабов в ресторане у воды вместе со своими родителями. Хедман и Киллорн сходили на «Красавцев» («Неплохо», – говорит Киллорн). Также поступили игроки «Чикаго» Скотт Дарлинг, Давид Рундблад и Йоаким Нордстрем, хотя и не встретили там своих соперников. Кэйн, Госса и некоторые игроки «Блэкхокс» смотрят первый матч финала НБА. Кэйн и Госса большие фанаты баскетбола. Кэйн решил, что «Кливленд» спекся, после того как они проиграли, несмотря на отличную игру ЛеБрона.

Команда гостей много времени проводит в отеле, много времени для отдыха. И отель принимающий потенциальных обладателей Кубка Стэнли старается удивить гостеприимством. В отеле можно обнаружить Кэйна, греющегося на солнце, уже немного обгоревшего. У местного ресторана небольшое, но шикарное меню. Для команды это меню расширили. Приносят горы мяса – много курицы, много стейков – и все это исчезает с пугающей скоростью. Как и зелень. Тэйвс, Кэйн и другие пьют из бутылочек жидкость, которая больше похожа на зеленую кашу. Это комбинация почти всех зеленых овощей, что можно себе представить: шпинат, капуста и брокколи это только для начала. Это похоже на смузи и не имеет никакого вкуса. Не хватает соли, перца или чего-то еще. И «Чикаго» поглощает этот продукт литрами.

Может быть именно поэтому Кит никогда не устает. Чаще всего защитник проводит на льду половину матча, и на данный момент у него лучший «плюс-минус» в этом плей-офф и он лидер по голевым передачам. Он никогда не пробегал марафон, но для него это не составило бы труда. Ни одно интервью с уроженцем Виннипега не обходится без вопроса о его физической форме. Эндрю Шоу говорит, что пара человек в команде называют Кита «чудом природы». Кита похоже не слишком впечатляет тот факт, что он может играть по 29 минут за матч и не выглядеть уставшим, что он с легкостью выходит из зоны и превращает бригаду большинства в атакующую машину. Они сидит возле своего шкафчика, все еще в наколенниках и рейтузах. Он говорит очень тихо.

Хедман, лидер обороны «Лайтнинг», тоже не в восторге от себя самого. Но разница между Китом и Хедманом в том, что Хедман может сказать, что он устал. Кит – нет. Он просто пожмет плечами. И если Купер часто играет с семью защитниками, Кенневилл всегда полагается на первую четверку. В особенности на этого парня с рыжей бородой и кудрявыми волосами, парня о котором все говорят. После утренней раскатки начинает накрапывать дождь и Кит с черного хода отправляется в командный автобус. «Хочешь взять мою куртку?» – спрашивает он репортера.

Седрик Пакетт слегка бьет клюшкой на вбрасывании. Потом еще один удар по ногам. Пакетт кричит Тэйвсу на английском и французском, зная, что капитан «Чикаго» понимает оба языка. Это парень, который за пару дней до начала финала смотрел на Кубок Стэнли сидя за столом позади него и сказал: «Я не представляю, что я здесь сейчас. Все это на самом деле?» И это на самом деле: 21-летний уроженец Квебека, центр третьего звена, новичок во втором матче подряд получил задание закрывать Тэйвса, у которого справа играет, возможно самый техничный хоккеист современности Патрик Кэйн.

Позже в первом периоде, Пакетт получает пас в середине зоны атаки. Он обводит Брэндона Саада, и пока Тэйвс пытается заблокировать шайбу, наносит бросок, который проносится мимо тел игроков и пролетает под рукой Кроуфорда. Пакетт потрясает кулаками и катится к борту, где его окружают партнеры по команде, а болельщики на стадионе – среди которых его родители, сестра и несколько приятелей – поддерживают его. 1:0 в пользу «Молний» и кажется матч будет такой же упорный, как и три дня назад. Но после четырех голов в течение 10 минут с обеих сторон, это больше похоже на торжество атакующего хоккея, который многие ожидали в этой серии.

В третьем периоде ничья. И вдруг в воротах «Тампы» оказывается русский паренек. Защитник «Лайтнинг» Джейсон Гаррисон делает счет 4:3. Затем Бен Бишоп возвращается. После этого снова уходит. Андрей Василевский под номером 88 и с прозвищем «Vasy» на шлеме, остается, чтобы добыть «Тампе» победу, если получится. По мере того, как истекают секунды, Брэд Ричардс – самый ценный игрок плей-офф 2004 и бывшая звезда «Молний» – наносит бросок сходу и Василевский отбивает его щитком. Это один из пяти сейвов, которые он сделает сегодня. Он самый молодой вратарь, одержавший победу в финале Кубка Стэнли после Патрика Руа в 1986-м.

Реакция Пакетта после матча говорит обо всем: «Безумный момент». Он ухмыляется, темные волосы мокры от пота, на носу небольшой порез. В действительности, момент безумный. Райан Кэллахан сама серьезность, вне зависимости от результата матча. Но сейчас он смеется, и кивает головой, вспоминая события драматичной игры: вратарская чехарда, преждевременная голевая сирена, победа 20-летнего новичка, напряженные последние минуты. «Это лучшее, что есть в плей-офф, – говорит бывший капитан «Рейнджерс». – Такие ситуации: преимущество в одну шайбу, стараешься сохранить счет в конце матча. Нервишки шалят». Как сказал защитник Мэтт Карл выходя с катка: «Готов поспорить, смотреть было интересно». Сегодня, по пути к своей машине, Стэмкос улыбается.

При ничейном счете серия переезжает на северо-запад, и Терявяйнен проводит выходной со своей мамой Сари, которая только что прилетела. Они немного погуляли и отправляются на ужин. Он все еще осваивается в городе, который стал для него домом, после того как его вызвали из «Рокфорда», фарм-клуба «Чикаго» в январе. Все здесь другое по сравнению с Хельсинки: еда, люди, язык, размеры льда. Ему нравится Чикаго, но он все еще не был на Фэррис Уил, главном колесе обозрения страны. Он еще не знает, как он называется, поэтому если показать большой круг руками и рассказать про пирс Нэви, то он поймет. «Посмотрим, – говорит Терявяйнен, сидя в раздевалке после утренней раскатки. – Может быть схожу». Больше всего Терявяйнен говорит о победах. «Побеждать» – слово на английском, которое он использует очень часто. «Обожаю это время года, – говорит он с улыбкой. – Я больше становлюсь собой и мне кажется это здорово».

Терявяйнен забил 4 гола в 37 матчах регулярного чемпионата и два гола в двух матчах финала. Сейчас он сидит на пресс-конференциях, в то время как товарищи по команде рассказывают, как он хорош, как может отрываться от соперников, как тяжело его поймать на силовой прием и как они зовут его «Турбо». Одноклубник Брайан Бикелл говорит, что он «похож на Кэйнера». Терявяйнен вырос обожая Кэйна и нервничал в момент их первой встречи, а сейчас его сравнивают с ним. Только соотечественник и 40-летний ветеран Киммо Тиммонен, цепляющийся за последний шанс выиграть Кубок, время от времени приводит молодого игрока в чувства, напоминая, что ему следует набираться силенок, и что игра в гольф не считается тренировкой. Терявяйнен пожимает плечами в ответ на вопрос, играет ли он сейчас в свой лучший хоккей. «Я не знаю. Может бы и так в самом деле, – говорит он. – Я стараюсь уделять внимание мелочам, все время находиться в движении и мне повезло забить пару голов». Ни перед первым матчем, ни сейчас Терявяйнен не выглядит взволнованным по поводу предстоящих игр. «Мне кажется, что я очень спокойный парень», – говорит он. У него нет проблем со сном. На вопрос о вечере перед самой важной игрой в его жизни он отвечает «ночь, как ночь».

Сейчас он переживает то же самое, что происходило с Кэйном и многими его партнерами в 2010-м. Кэйн подтверждает: «Мы были слишком молоды и глупы, чтобы понимать важность момента в котором оказались». Подобный комментарий можно услышать снова и снова от парней, которые прошли через это, от более опытных игроков. Таких, как Крис Верстиг – 29-летний нападающий вернулся в «Чикаго», чтобы попробовать повторить успех 2010 года. «Когда становишься старше, начинаешь понимать кое-какие вещи», – говорит он.

Морроу находится в такой же ситуации. Для бывшего капитана «Далласа» многое изменилось. «Не знаю, сколько попыток у меня еще осталось», – говорит Бренден. Может быть ни одной. Ветераны живут с этой мыслью. Брэду Ричардсу из «Чикаго» только что исполнилось 35. «После 15-летней карьеры понимаешь, что шансы выиграть Кубок выпадают не каждый день и не каждый год, – говорит Ричардс, уже становившийся чемпионом 11 лет назад в составе «Тампы». – Я не знаю, где я буду играть в следующем сезоне. Не знаю, может быть через два или три года закончу с хоккеем. Поэтому, когда выпадает шанс, стоит относиться к нему очень серьезно».

В раздевалке «Чикаго» повсюду чувствуется дух традиций. «Эй! – кричит кто-то из обслуживающего персонала. – Прочь с лого!» Неосторожная нога очень быстро исчезает. Серый ковер украшен логотипом «Блэкхокс», который будто светится посреди комнаты. Над одной дверью написано «Заслужи», а над другой «Наша команда. Наша цель. Наш город». «Юнайтед Центр» сам по себе представляет огромную, кричащую разницу между двумя клубами. На стадионе так много чемпионских баннеров, что при очередном титуле приходится пришивать дополнительный кусок такни на существующие, потому что просто не хватает места. В Тампе места достаточно. Обладатели наград в составе «Чикаго» Тони Эспозито и Гленн Холл смотрят на вас со стен коридора по пути в раздевалку. Бордовые сиденья в «Юнайтед Центр» кажутся древними, хоть и были установлены в середине 90-х.

«Тампа» заводит болельщиков с помощью светового шоу и громкой музыки, но в Чикаго все по другому. Даже статуя Майкла Джордана одета в свитер Тэйвса. Все вокруг пахнет историей. «Я почувствовал это, как только попал сюда, – говорит Эндрю Дежардэн, который пришел в команду из «Сан-Хосе» в марте. – Мне открыли глаза на уважение традициям».Это в особенности заметно во время исполнения национального гимна. Как только исполнитель произносит первые слова, 22 336 человек начинаю кричать и хлопать в ладоши. Гул достигает своей высшей точки в середине гимна, и все игроки находятся под впечатлением от этого момента. Хедман говорит, что это «одна из самых крутых вещей в лиге». И в отличие от «Амали», тут нет сектора, заполненного гостевыми болельщиками. Может быть пару свитеров «Лайтнинг» можно заметить, если прогуляться по подтрибунным помещениям.

Меньше чем за четыре минуты до конца матча счет ничейный. Счет ничейный, несмотря на то, что Госса бросал по пустым воротам. Счет ничейный, несмотря на то, что Бишоп хромает, с трудом поднимается с колен и с левой ногой у него явные проблемы, о которых он предпочитает не говорить. Счет ничейный, несмотря на то, что никто не ожидал, что вратарь «Молний» выйдет на лед после первого периода. Каким-то образом, счет 2:2.

Хедман принимает пас от Кэллахана в средней зоне и спокойно входит с ней по флангу в зону «Чикаго». Защитник доходит до линии ворот и находит Пакетта идеальным пасом, выкладывая шайбу ему прямо на крюк. Кроуфорд все еще перемещается слева направо, когда Пакетт наносит бросок в одно касание в правый угол и делает счет 3:2. Новичок добавляет победный гол в финале Кубка Стэнли в свое резюме, а Хедман записывает на свой счет вторую передачу в матче.

Совершенно точно, это один из самых важных моментов в карьере Пакетта. Но он не забывает для чего он на самом деле выходит на лед: блокировать броски, играть в защите. И если вы хотите узнать, как неприятно играть против уроженца Квебека, просто спросите Бойла. Он хотел убить Пакетта, когда вышел с ним на лед в первый раз в тренировочном лагере перед началом сезона, еще до того, как Пакетта отправили в фарм, а потом вернули. «Он стоял у меня пути», – объясняет Бойл, попутно пытаясь повесить свои огромные хоккейные трусы на крюк в раздевалке. И кажется он все еще раздражен, может быть из-за трусов, а может быть из-за этого парня. В любом случае, то что Пакетт сумел достать Бойла, говорит о многом. Нет в финале игрока тяжелее Бойла. Он на 13 см выше Тэйвса и тяжелее на 20 килограмм, преимущество над Кэйном – 20 см и 30 кг. И даже он не смог свалить Пакетта с ног. «Я пытался, – говорит он, подняв брови и уперев руки в бока. – Но он не двигался с места».

Музыка, играющая в раздевалке «Тампы» как нельзя лучше подходит к этому моменту. «Все что я делаю – это побеждаю, побеждаю, побеждаю несмотря ни на что» – Шустр поставил трэк DJ Khaled который как нельзя лучше характеризует сегодняшний матч. Для одного из самых подвижных голкиперов Лиги -  двухметрового Бишопа (про которого в Университете Мэна все думали, что он на баскетбольной стипендии) – все выглядело немного по другому. Он травмирован. Он не играет как третий защитник, контролируя шайбу и помогая своей обороне. За день до начала серии он сказал, что когда покидает ворота у него порой проносится мысль «О, черт!» «Да, такое случается», – говорит он с улыбкой. Как оказалось, момент, когда хочется воскликнуть «О, черт!» случится через пару дней. Но не в этот понедельник в Чикаго. Он побеждает, несмотря на травму, о которой он не говорит. Бишоп входит в раздевалку в шлепках с полотенцем и широкой улыбкой на лице. Увидеть Бишопа без улыбки вне льда случается крайне редко.

На белой доске в раздевалке «Тампы» написано три слова: «Только победа, детка!» Хедман снимает футболку с такой же надписью. Его коньки 45-го размера висят на крюке над его шкафчиком. Его длинные влажные коричневые волосы, которые он в день игр обычно завязывает в хвостик, убраны под кепку и на нем белые носки, которые должны доставать до колена, но ему явно маловаты. Он был ассистентом в первой и последней забитых шайбах, отдав лазерный по точности пас Кэллахану, который по словам Хедмана «сыграл чертовски хорошо, поймав шайбой обратной стороной крюка». После чего он обрывает себе: «Простите, выругался». Этот швед следит за своим языком. «Как тебе удаются такие пасы, мужик?» – спрашивает Хедмана после матча Строльман. Он не получает ответа, поэтому переспрашивает. Строльман клянется, что не старается поднять самооценку своего напарника. Он говорит это на английском и на шведском. Хедман очень хорош: когда он на льду за свою зону можно не волноваться, и при этом он успевает помогать атаке. По словам Купера эта серия «открыла Хедмана миру».

Он набирает очки. Он не дает технарю Кэйну попасть в послематчевые протоколы. И вместе со Строльманом они делают это без особых усилий. «Не знаю, так ли это легко, – говорит Строльман, ухмыляясь. – Мне кажется, мы просто получаем удовольствие: играть в хороший хоккей это весело». Хедман вторит ему: «Я никогда еще так не наслаждался в своей жизни». Атмосфера в раздевалках этих двух команд после матчей очень сильно отличается. Игроки «Тампы» веселятся после победы. Но зачастую трудно сказать хороший или плохой матч провели Тэйвс или Шарп, даже если они говорят: «Мы рады быть здесь». Они не улыбаются, потому что их работа еще не закончена. И это не значит, что «Тампа» не понимает этого, просто они получают больше удовольствия от происходящего.

Перерыв между третьим и четвертым матчами проходит для игроков «Блэкхокс» не так весело. Тэйвс проводит часть дня болтая с поклонником «Чикаго» актером Винсом Воном. Тэйвс спрашивает: «Каково это, быть смешным?» И хотя после игры все ведут себя серьезно, в раздевалке «Чикаго» есть несколько DJ-ев, которые заряжали бы мелодии, если бы игра сложилась по другому. Один из них – Бикелл, который играет самые свежие хиты и немного техно. Иногда он чересчур увлекается Тэйлор Свифт, так что Киту приходится вступать с порциями рока и других вещей потяжелее. Если вы ищете певца и рэппера, то это Верстиг. Уроженец Летбриджа, с татуировкой на правой руке, поет для каждого, кто готов слушать и его репертуар очень разнообразен: Принс, Journey, Usher и так далее. «У меня есть чем удивить», – говорит он. Вы даже можете нанять Верстига к себе на торжество. «Да, я пою на свадьбах, – говорит он. – Обычно это случается после пятой или шестой рюмки водки, тогда я и начинаю петь».

Но третий матч серии на домашней площадке не дает поводов праздновать. Шоу орет прямо в лицо арбитра. Тэйвс качает головой на скамейке и повторяет: «Б…ь». Но после того, как он принял душ и облачился в свой черный костюм, капитан Тэйвс снова улыбается. Он раздает автографы детям и обнимает свою девушку, одетую в футболку с надписью «Я люблю Тэйвса». Он был в этом положении до этого, уступая в один матч по ходу серии. И он побеждал.

«Я просто хочу выбраться из раздевалки и сбежать от вас, ребята», – говорит Эндрю Шоу с улыбкой. Он стоит перед своим шкафчиком после утренней раскатки перед четвертым матчем под прицелом кучи камер. Он избавился от своей экипировки ровно за две минуты и теперь готов к вопросам. То, что 23-летний игрок подкалывает журналистов, ни для кого не должно быть сюрпризом. Шоу подкалывает своих товарищей по команде на тренировках. Он подкалывает их во время футбольной разминки: «Я бы этот мяч достал!» Он любит поговорить во время матча, но он никогда не расскажет о том, какие слова говорит на ухо соперникам во время вбрасывания. Когда он играл в хоккейной лиге Онтарио в составе «Ниагары», он постоянно прокатывался вдоль красной линии на разминках и общался с игроками соперников, даже во время Мемориального Кубка, даже когда его команда была слабее физически, даже когда он сам весил не более 65 килограмм. И в первом матче серии он может быть укусил Хедмана. А может быть и нет.

У него все еще шла кровь, когда он поднимал над головой Кубок Стэнли два года назад и он играл со сломанным ребром. Сейчас он выходит в первой бригаде большинства с Тэйвсом и Кэйном. Вот почему так забавно наблюдать за тем, как он говорит, что не представлял, что с ним случится нечто подобное. «Такой картины у меня в голове никогда не было», – говорит он, качая головой, о своем третьем походе за Кубком Стэнли. Такая картина есть в голове почти у всех игроков в этой серии: к примеру послеобеденные сны Стэмкоса полны эпизодами, когда он поднимает серебряный трофей над головой. Но хоккейный путь Шоу был тернист, пусть даже он и нашел свою нишу – бороться за шайбу, делать грязную работу в углах площадки, несмотря на не самые внушительные габариты, получать от соперников на чужом пятачке и выплескивать на площадку свою энергию. Шоу был выбран на драфте OHL в 11-м раунде – парень из простой рабочей семьи, глаза матери которого наполнились слезами, когда она узнала, что сына взяли в команду. Тогда же она поняла, что надо бы раздобыть ему пару приличных брюк. Шоу дважды был проигнорирован на драфте – 14 безрезультатных раундов, пока «Чикаго» не выбрало его под общим 139-м номером в 2011-м. Именно поэтому Кэйн называет его лучшим игроком, выбранным в 19-м раунде. «Люди всегда говорили мне, что я слишком маленький и у меня не хватает таланта, – говорит Шоу. – Просто невероятно, как все обернулось».

Ондржей Палат находится по другую сторону баррикад, но его история похожа. Он был у себя дома в Чешской Республике, наблюдая за драфтом 2011 года, вместе со своей семьей в надежде, что кто-нибудь назовет его фамилию, хотя и не слишком этого ждал. На него никто не обратил внимание на двух предыдущих драфтах, и в ответ на вопрос, каковы шансы в этом году, агент сказал: «Не слишком большие». Поэтому Палат выключил свой компьютер, после того как генеральные менеджеры произнесли 200 чужих имен. Спустя пять минут зазвонил телефон. Палат был выбран под 207-м номером «Лайтнинг», командой за которую он болел в детстве. В 13-летнем возрасте он просыпался в полпятого утра, чтобы смотреть матчи Кубка Стэнли, потому что соотечественник Павел Кубина и один из его кумиров Мартен Сен-Луи играли за эту команду. В решающем матче отец Палата разбудил его только к овертайму, хотя сын просил сделать это к началу игры. «Я был очень зол на него», – говорит Палат. Он ходил посмотреть на Кубок Стэнли, когда Кубина привез его в соседний город. «Блестящий. Большой кубок», – делится своими первыми впечатлениями Палат.

Сейчас он является частью звена, которое все знают как «Тройняшки» – прозвище, к которому Палат относится спокойно. «Приятно, что про нас говорят», – признается Палат. Он также играет на точке вбрасывания вместо травмированного, но молчащего об этом Джонсона. Палат играл в центре всего лишь несколько матчей, когда был помоложе, но процент выигранных вбрасываний не такой уж плохой – 47% в третьем матче. «Сам удивлен», – говорит он с улыбкой, стоя в гостевой раздевалке в серой футболке, шортах и шлепанцах после утренней раскатки. Его светлые волосы все еще влажные, и, как у Терявяйнена, его борода оставляет желать лучшего. «Я просто стараюсь не проиграть вбрасывание», – говорит он. То, что на точке ему противостоит Тэйвс, слегка шокирует Онрджея: «Я бы о таком и не заикнулся три-четыре года назад». Палата всегда можно заметить в борьбе у бортов. Он старается быть похожим на Госсу – ветерана который перехватывает шайбу, играет в отборе и создает моменты для партнеров, и его уже порой сравнивают с Госсой. Купер говорит, что наблюдать за Палатом все равно что смотреть обучающее хоккейное видео.

Палат улыбается, когда вспоминает свой гол в третьем матче серии. Он забил его спустя 13 секунд после того, как Брэндон Саад отличился в составе «Чикаго», диктор по стадиону еще даже не закончил объявлять этот гол, а Палат успел к отскочившей шайбе и отправил ее в ворота. Только-только смолкли последние аккорды Chelsea Dagger – голевой песни «Чикаго». «После этого было довольно тихо, – говорит он. – Отличное чувство».

Но спустя несколько часов тихо уже не будет. С началом четвертого матча кажется, что россиянин с 16 матчами НХЛ и пятью отраженными бросками в плей-офф за плечами, поведет «Тампу» к успеху. Василевский, который и не помнит, когда впервые начал отбивать шайбы (может быть, лет в 8) занимает место в воротах. Он не любит говорить на камеру. «Но с пишущей прессой да, – говорит он. – Вы можете корректировать слова». Вратарю, которого Купер не считает запасным, в первом периоде помогают партнеры, а «Чикаго» никак не может поймать свою игру. Они бросают мимо ворот и «Тампа» блокирует другие броски. Василевский отражает обе шайбы, что долетели до него и катается кругами, чтобы размяться. Но «Тампа» трижды не может реализовать лишнего со Стэмкосом, который борется за позицию на пятачке, вместо того чтобы бросать из своей излюбленной позиции в левом круге вбрасывания. Для капитана все становится только хуже за 90 секунд до конца третьего периода, когда перед ним оказываются почти пустые ворота. Кроуфорд бросается наперерез со своей клюшкой и Стивен заряжает мимо ворот. Трибуны начинают скандировать «Кори!» Джонсон первый на отскоке, но Кроуфорд на месте. Стэмкос щелкает с острого угла. И матч заканчивается. Очередная победа «Хокс» в одну шайбу, на этот раз 2:1.

В лифте вниз на первый этаж Стив Айзерман, который с утра был в отличном расположении духа, больше не улыбается. Бишоп говорит, что матч было «ужасно тяжело смотреть». На пути со стадиона он встречает Скотта Дарлинга, который тоже посещал Университет Мэна. Они обнимаются и перекидываются парой слов. Бишоп снова улыбается.

Но плохие новости для «Тампы» в том, что Тэйвс, Патрик Шарп, Госса и Кэйн отметились набранными очками. Стэмкос тоже отдал вторую передачу, но это его первое очко в шести матчах. В начале плей-офф Стэмкос в течение 9 матчей не мог забить. После того, как он прервал эту серию, его отец Крис сказал: «Камень на твоих плечах стал напоминать гору», – смеялся Стэмкос. Гора вернулась. И настало время возвращаться в Тампу, чтобы начать новую серию до двух побед.

Виктор Хедман вкатывается в зону «Лайтинг» после простого вброса шайбы. Он оглядывается через левое плечо и видит преследующего его Патрика Шарпа. Хедман готовится принять шайбу на крюк перед кругом вбрасывания, а затем, бабах. 105 килограмм шведа сталкиваются с Беном Бишопом и оба игрока падают на лед. Бишоп следил за возможным адресатом для паса Стивеном Стэмкосом. Хедман следил за Шарпом. И сейчас он наблюдает, как Шарп спокойно подбирает шайбу и отправляет ее в ворота. Бишоп лежит на льду лицом вниз. «Лайтинг» уже потеряли Никиту Кучерова в начале первого периода, когда он споткнулся о Кроуфорда и ударился в штангу. Стэмкос занял его место в звене «тройняшек». И сейчас настал момент, когда хочется сказать «О, черт!»

Сектор болельщиков «Блэкхокс» в красных джерси вскакивает на ноги и начинают поздравлять друг друга. Из всех людей в синих свитерах на «Амали Арене» как будто выпустили воздух. Стэмкос никогда раньше не видел подобного столкновения. Если бы Хедман знал, где находится Бишоп, то не врезался в него. «По хорошему, мне нужно было оставвться в воротах», – говорит Бишоп. Его тренер в университете вспоминает, когда впервые увидел высоченного голкипера, так любящего играть вне вратарской площадки: «Он был чересчур активным, – говорит Тим Уайтхэд. – Мы даже просили, чтобы он никуда не бегал без надобности». Совершенно точно, у Купера в голове сейчас такие же мысли.

Всю серию игроков «Лайтинг» спрашивали о том, является ли следующий матч решающим, и они всю серию говорили «нет». Сейчас, сидя в раздевалке Стэмкос в конце концов сознается. Счет в серии 2-3 и в понедельник в шестом матче в Чикаго все может закончиться. «Нам нужно найти способ забивать голы», – говорит Стэмкос как всегда спокойным тоном. Он пока не нашел способа. Он начал ходить на занятия по отработке бросков, когда ему было 8, потому что отец сказал, что это его слабое место. Сейчас он бросает со скоростью 140 км/ч, но пока еще не поражал ворота в финале. «Все начинается с меня, – говорит Стэмкос. – Мне нужно играть лучше». Он не может забить уже семь матчей. Он не хочет обсуждать свое игровое время, место при розыгрыше большинства или тот факт, что его часто не выпускают на последние минуты матча. «Все это ничего не значит. Нам нужно собраться на один матч».

Строльман и Бойл в прошлом сезоне уже уступали в финале в составе «Рейнджерс». «Либо побеждаешь ты, либо кто-то другой, – говорит Бойл. – Мне неважно, как мы это сделаем. Мы просто должны это сделать». И скорее всего им придется делать это без Кучерова, второго бомбардира плей-офф, тихого парня, который не слишком любит говорить на камеру, но любит ходить по раздевалке после побед, издавать странные горловые звуки и улыбаться. Хедман говорит, что Куч очень веселый, но «только со своими». Но домашней команде сегодня не до шуток. Все заканчивается после того, как «Тампа» получает штраф за нарушение численного состава.

В раздевалке «Блэкхокс» парень в футболке и шортах, на счету которого второй победный гол в этой серии пробирается сквозь толпу. «Извините за пот, – говорит Верметт, улыбаясь. – Пахнет наверное не очень». Спустя несколько минут Верметт, Кроуфорд и Шарп сидят на сцене, широко улыбаясь сквозь густые бороды. Шарп шутит, когда его спрашивают, о чем он думал после эпизода со столкновением: «Отправить шайбу в ворота, – говорит он. – Хорошо, что у меня была для этого отличная возможность». Этот гол стал первым для Шарпа в 13 матчах. Он принимает ответственность за поражение во втором матче: он заработал два удаления подряд в третьем периоде, одно из которых привело к победной шайбе. Кэйн, имевший на своем счету 10 голов в плей-офф перед началом серии, пока еще не отметился заброшенной шайбой в финале.

Босоногий Тэйвс в шортах и черной мокрой майке с надписью «Сила» на груди старается не забегать вперед, но даже ветеран Госса говорит, что тяжело не думать об этом и капитан соглашается. «Блэкхокс» имеют возможность выиграть Кубок дома. Этого не было в 2010-м. Этого не блыо в 2013-м. «Чикаго» не выигрывало Кубок на домашнем льду с 1938-го года. «Это было бы великолепно, – говорит Тэйвс слегка улыбаясь. – Довольно легко замечтаться о победе в Кубке Стэнли и обо всем, что за этим последует». Терявяйнен спокойно добавляет: «Мы все взволнованы. Киммо настолько взволнован, что мне приходится его успокаивать».

Ветеран «Лайтинг» Морроу выходит со стадиона вместе со своей семилетней дочерью Мэллори. Она одета в свитер со своей фамилией на спине, папиной «десяткой» и сине-белую юбку. Морроу называет ее «Бибз» – прозвище, которого она получила еще до того, как Бибер стал настоящей звездой. Бишоп и Джонсон раздают автографы и позируют с болельщиками на пути к выходу. Купер говорит, что все лучшее – впереди.

Так же считают и «Блэкхокс». Он улыбаются, но постоянно напоминают себе, что работа еще не окончена. «Мы в одном шаге от победы, – говорит Тэйвс. – И нам это не надоедает». Ричардс, который играл в обеих командах и имеет шанс выиграть свой второй Кубок, говорит лучше всех: «Вряд ли можно придумать путь интереснее». Все так, в особенности, если этот путь заканчивается там, куда стремишься.

Для «Аристократии» финал Кубка Стэнли заканчивается так, как им хотелось – победой на домашнем льду впервые за восемь десятков лет. Это было непросто, борьба была упорной и впервые в серии одна из команд повела с разницей в две шайбы. Этот матч так и закончился: 2:0 в пользу «Чикаго». Защитник-который-никогда-не-устает забросил победную шайбу меньше, чем за три минуты до конца второго периода.

С финальной сиреной Кит отбрасывает клюшку и перчатки и присоединятся к крику 20-тысяной толпы болельщиков в красных свитерах. Кит запрыгивает на Шарпа и Сибрука, сжимает их в объятьях и они сливаются с кричащей и скачущей группой, которая окружила Кроуфорда за воротами «Чикаго».

На другой стороне площадки игроки «Лайтинг» стоят и наблюдают за празднованием, либо сверлят взглядом лед под своими ногами. Хедман подкатывается к сгорбившемуся Стэмкосу и похлопывает капитана по спине. Стэмкос уезжает со льда, но остается на скамейке запасных и обнимает каждого партнера по команде, когда они направляются в раздевалку. А затем следует за ними в тоннель.

На льду руководство «Чикаго» все еще передает Кубок из рук в руки. Игроки катаются вокруг улыбаясь до ушей. Тэйвс ищет свою семью и совсем не выглядит серьезным. Улыбка не сходит с его лица. Кит усаживает своего двухлетнего сына Колтона рядом с «Конн Смайт Трофи», на котором вскоре будет высечена его фамилия. Этот приз пополнит его коллекцию из трех Кубков Стэнли и двух Олимпийских золотых медалей. И нет, победы не надоедают: «Хочется всегда оставаться частью этого», – говорит Кит, расплываясь в улыбке.

Колтон пьет из бутылочки Gatorade, а Кит целует его в щеку и старается обратить его внимание на камеры. Кит оставляет приз самому ценному игроку плей-офф на красной ковровой дорожке, и пристраивает Колтона рядом с Кубком таким образом, что кажется будто его сын, с голубыми глазами, светлыми волосами и мини-свитером Кита, держит его самостоятельно.

Когда Киту было четыре года, он сказал своей матери, что хочет быть хоккеистом. Сейчас, когда Джен вспоминает об этом, в ее глазах слезы. «Он так хотел сделать это снова, выиграть в этом городе», – говорит она. И ее сын, которого она научила стоять на коньках, всегда проводил много времени на площадке. «Когда он был маленьким, он всегда играл очень много, – говорит она. – Никогда не покидал лед». С тех пор не так уж много изменилось.

«Теперь мы все можем передохнуть», – говорит Кит.

Оригинал на Sports.ru

Кристина Рутерфорд, Sportsnet Magazine

Фото: Gettyimages.ru/Bruce Bennett (1,2,5,7,8,9), Mike Carlson, Tasos Katopodis, Jonathan Daniel

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья