Блог Хоккейный дайджест

Хоккейные динозавры, или самый простой способ сделать свою команду хуже

После унизительного поражения в серии плей-офф с ЛА Кингс, генеральный менеджер Сан-Хосе Шаркс, Даг Уилсон, заговорил о необходимости построения «новой культуры» в Сан-Хосе, и произнес такое, многих пугающее, а для многих вожделенное, слово «перестройка» (rebuild).

После этого были спекуляции по поводу обмена Торнтона и Марло, были слова самого Уилсона о необходимости больше доверять молодым игрокам, а потом, он сделал это:

The San Jose Sharks have signed free-agent forward John Scott to a one-year, $700,000 contract.

Что я могу сказать, Даг, отличный ребилд!

Для тех, кто не знаком с таким игроком, как Джон Скотт, поработаю гуглом за вас. Вот первое видео, которое выдает нам запрос «John Scott’s Highlight Reel»:

 

Чтобы разобраться в мотивах этого подписания, послушаем самого «архитектора перестройки»:

«Джон привносит в ваш состав элемент жесткости, силовой игры», – говорит Уилсон. «Так как мы планируем выпускать на площадку больше молодежи, им потребуется защита, а само присутствие Джона в составе заставит соперников бояться нечестной, грязной игры»

Хорошие, красивые слова, жаль что это полная чушь. Все, чего ты добился этим подписанием – мгновенно сделал свою команду хуже. Ниже по тексту – доказательства этого.

1. Начем с эффекта «полицейского». В теории, все звучит неплохо. Присутствие человека, способного драться, должно заставить соперника подумать дважды, прежде чем атаковать маленьких беззащитных звезд. Вторит Дагу Уилсону и наш старый знакомый, легендарный ГМ Брайан Бурк. В сезоне 2011-12, когда он еще руководил Торонто, после того как известного тафгая Колтона Орра отправили в АХЛ, Бурк публично сокрушался, что в НХЛ почему-то больше нет места крепким парням вроде Орра, и теперь «крысы» захватят лигу, и утопят ее в своих «грязных приемчиках».

Мне, как болельщику Шаркс, сразу после этих слов хочется спросить: почему тогда присутствие на площадке Майка Брауна, еще одного известного тафгая, не помешало Дастину Брауну «вынести» колено Томаша Херла? Где была «защита»?

Ну как тафгай, проводящий на льду 2-3 минуты за игру, способен запугать врага? Злобно скалиться со скамейки?

Но перейдем к цифрам, благо, удалось найти пару интересных исследований.

Здесь люди посчитали сколько в сезоне 2012-13 было драк у каждой команды, и сколько против них нарушали правила, причем считали не все нарушения, а только откровенно агрессивные, вроде толчка на борт, кросс-чеккинга, удара локтем. Как вы уже могли догадаться, никакой связи между этими показателями нет: ты можешь иметь хоть 5 полицейских в составе, это не заставит соперника реже тебя бить. Ниже чудный график, постороенный по этим цифрам:

Особенно показательны те же Торонто, у которых в составе целых два бесполезных дуболома: Фрэйзер МакЛарен, и упомянутый выше Орр. Они дерутся больше всех в лиге, причем с запасом, но это никак не мешает соперникам лупасить их лидеров. Например, 19 февраля 2013 года, игра с Тампой. Назем Кадри получает от Виктора Хедмана, который в два раза больше него:

Знаете, что самое смешное? Орр в этот момент находился на льду! Отлично работает теория о «полицейском-защитнике», не так ли?

Еще немного цифр. Газета «Edmonton Journal» посчитала зависимость между количеством драк у команды, и количеством полученных игроками этой команды травм:

2008-09: +0.29

2009-10: -0.06

2010-11: +0.16

2011-12: +0.21

2012-13: +0.11

В 4 сезонах из 5, корреляция была положительной, тоесть чем больше команда дралась, тем чаще ее игроки травмировались, хотя по теории Уилсона и Бурка, должно быть наоборот. Понятно, что часть травм получается непосредственно в процессе драки, но тем не менее, никакого «эффекта полицейского» нет. Хватит говорить о нем, Даг Уилсон, этого эффекта не существует.

2. Ну и второй аспект, который меня, как болельщика команды у которой в составе теперь И Майк Браун, И Джон Скотт (Боже, за что?) расстраивает больше всего. Я ничего не имею против силовиков вроде Лючича, или Дастина Брауна. Если игрок может играть в хоккей, но при этом способен и кулаками помахать – прекрасно. Проблема в том, что подовляющее большинство тафгаев НЕ способны играть в хоккей. Это просто факт: выпуская на лед Джона Скотта, ты автоматом ослабляешь свою команду. Мало того, что за эти 2-3 минуты, ты получишь в свои ворота не один и не два гола за сезон, так он еще и занимает место кого-то, кто мог бы на самом деле играть в хоккей.

Относительный Корси Джона Скотта в прошлом сезоне: 39.9, что означает, что во время его присутствия на льду, соперник наносил 60.1 процентов всех бросков. За это время, его команда забила 6 шайб, а пропустила 18. Представьте, что было бы, если бы он играл не 2 минуты, а хотя бы 5-6 за игру? Вам не кажется нонсенсом сам факт того, что тренеры выпускают на лед людей, которых потом сами же вынуждены «прятать», зарезать их игровое время до минимума, лишь бы они не успели «напожарить»?

Чтобы совсем не осталось вопросов, WOWY (with or without you) чарт Джона Скотта за последние 3 года. По оси X – корси игрока, выходившего на лед со Скоттом, по оси Y – корси того же игрока, выходившего на лед без Скотта (подсказка, в идеале все должны быть в нижнем правом углу):

В попытках ребилда, Сан-Хосе Шаркс делают гениальный ход, и подписывают якорь, который тянет на дно любого игрока, которому не везет выходить с ним на лед.

Дэррил Сатер, после того, как принял руковдство ЛА Кингс в 2012 году: «Роль тафгаев стремительно уменьшается. Их осталось в лиге совсем не много, 5 или 6, и мне, как тренеру, хотелось бы, чтобы соперник почаще выпускал их на лед. Потому что мы можем этим воспользоваться. Все эти бои – искусственные, я не вижу в них смысла».

Может быть, потому он добился таких успехов в последние годы, что думает о том, как сделать свою команду лучше в игре в хоккей, а не о каких-то мифических «полицейских-защитниках», «победных культурах», и прочей чепухе, которой место в прошлом тысячелетии?

Фото: Fotobank/Getty Images/Jen Fuller

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья