Блог Записки об актуальном

Победа Федотенко в Кубке Стэнли-2004 – величайшая история украинского хоккея

Финал Кубка Стэнли-2004, 7-я игра. Камеры берут крупным планом левого форварда «Тампы» Руслана Федотенко, с которым на скамейке запасных общается обеспокоеный врач.

Над правым глазом у украинца серьезное рассечение, но он отмахивается от помощи: «Не сейчас, ждем перерыва, это седьмой матч, черт возьми». Врач еще раз осматривает его с тревогой, немного колдует над лицом и кивает главному тренеру: «Можно». В перерыве украинцу срочно нанесут шесть швов, но в тот момент Руслан просто перемахнул через борт и умчался делать силовой прием на другую сторону площадки.

А потом он побежал к воротам соперника. До кульминации хоккейной истории Федотенко в США оставалось чуть больше часа.

***

В прошлом году в США хоккейные авторы загорелись идеей создать символические сборные всех времен для каждого клуба НХЛ. Когда дело дошло до «Тампа-Бэй», местный журналист Джо Смит пригласил к обсуждению Мартена Сен-Луи и Дэйва Андрейчука – лидера и капитана команды, которая впервые в истории франшизы взяла Кубок Стэнли. 

«Федотенко – игрок для больших матчей», – с уверенностью сказал Сен-Луи и занес украинца в третье звено к Андрейчуку и Вацлаву Проспалу. «Без Руслана мы бы тут не собрались», – Андрейчук сходу поставил Федотенко во второе звено к Винсенту Лекавалье и Тайлеру Джонсону. Итоговая сборная получилась мощной: и Руслану в ней, конечно же, нашлось место. 

Украинец в первой половине 2004-го написал сценарий для сильного голливудского фильма. Играя средне вплоть до начала апреля, Федотенко преобразился в плей-офф. В полуфинале против «Филадельфии», которая двумя годами ранее обменяла его в «Тампу-Бэй», он забросил 6 шайб, сделал ассист и выбил бывших партнеров из турнира. 

В финальной серии против «Калгари» Федотенко стал игроком того самого «большого матча» – в седьмой финальной игре Руслан с травмой внес в ворота соперников две шайбы. Они стали победными для команды – и счастливыми для целого 400-тысячного городка в штате Флорида. 

На следующий день крупнейшая газета в округе вынесла радость Федотенко на обложку. И подписала статью внутри: «Пей, Тампа, до упаду». 

Федотенко сорвался из Украины в 15 лет – без перспектив выхода на драфт. Спустя шесть лет он забросил первую шайбу в НХЛ в ворота Гашека

«В чем секрет успеха Федотенко в НХЛ? Он очень много работал и полностью отдал себя хоккею», – рассказывал Сергей Варламов в 2016-м. – Руслан – добрый, отзывчивый, достаточно жесткий, но не грубый. Сам он драку никогда не искал. Но если драка сама находила Руслана, то он не боялся, не уходил от нее». 

Федотенко в НХЛ – это не классическая история успеха, поверьте.

Очевидно, Украину 1990-х нельзя было назвать хоккейной страной. В НХЛ бегал Алексей Житник, но о его подвигах особо не рассказывали, а чтобы пробиться наверх, обычно нужно было менять и прописку, и гражданство – легче всего на российское. В случае Федотенко так бы и случилось, особенно после дебюта за «Сокол» в 15-летнем возрасте. Российские клубы уже звонили в Киев и узнавали об одаренном юниоре.

Но быстрее всех оказался Марк Гандлер – зубастый агент, который специализировался по Восточной Европе. Он не обещал семье ни золотых гор, ни какого-то стабильного будущего для Федотенко и был честным с самим Русланом. Тот поверил и сорвался в Финляндию к Владимиру Юрзинову, потом через год переехал в Канаду и лишь оттуда попал в США. И постоянно ездил в тренировочные лагеря, где был среди сотен таких же парней, не прошедших сито драфта. «Никогда не сдавайся и следуй своей мечте. Я надеялся, что попаду на драфт, но потом понял, что нужно просто бороться за себя и свой хоккей». 

В 1999-м его взяла к себе «Филадельфия», и больше года ему еще пришлось бегать за резервный состав в АХЛ.

«Он играл за фарм-клуб и, как обычно, пришел за полтора часа до игры, – рассказывал отец Руслана Виктор. – Пока не выгладит все шнурки, пока не уложит их как надо, коньки не наденет. И тут вбегают в раздевалку тренеры: «Быстро собирайся! Сегодня ты играешь за «Филадельфию». «Как? У меня же тут игра». – «Скорее, скорее, на тебя рассчитывают». Он вспоминал: «Я даже не успел испугаться. Полчаса ехал в электричке. Опоздал. Игра уже шла пять минут».

«Когда выходил в первый раз, не слышал ни шуршания коньков, ни стука клюшки, ни ударов шайбы о борт, – помнит Руслан. – Стоял невероятный гул. Такое забыть нельзя». Спустя месяц он забросил первую шайбу в НХЛ в карьере – в ворота великого Доминика Гашека. «Он парировал бросок. Я добивал в падении – поднял шайбу повыше и забил. Мне потом эту шайбу команда преподнесла на специальной подставке с памятной гравировкой». 

За два года в «Филадельфии» Фед, как называли его партнеры, на позиции левого крайнего забросил 33 шайбы и сделал 29 ассистов. Съездил на единственную для Украины хоккейную Олимпиаду и отличился первым результативным броском в плей-офф Кубка Стэнли. В Филадельфии Руслан нашел будущую жену и уже планировал семейный быт на будущее. 

Но это же не типичная история успеха, правда?

Скаут «Тампы» подал в отставку из-за Федотенко, но он был нужен главному тренеру

 – Джей, если мы не возьмем готового игрока, нам крышка. 

Главный тренер «Тампа-Бэй» Джон Торторелла сидел в офисе клуба и гневно провожал взглядом генменеджера Джея Фистера. Ему нужны были люди, чтобы закрыть второе-третье звено. Торторелле только-только предложили полноценный контракт, и он уже начал перестройку команды в не лучших финансовых условиях. Нужно было рискнуть.

– Если ты выйдешь на этот подиум и выберешь кого-то из этих молокососов, мы вновь застрянем в этом болоте. Можешь даже не надеяться на успех. 

Джей Фистер

Фистеру пришлось срочно искать варианты. 4-й пик драфта – возможность взять будущую звезду, но ее нужно воспитывать. В эпоху, когда потолка зарплат еще не было, не все клубы хотели думать о молодых талантах. «Детройт» платил бешеные деньги всем подряд, у «Оттавы» и «Колорадо» вообще не было слабых мест в составе. «Тампа» не попадала даже в первую двадцатку по зарплате – и выбор у нее был небольшой. 

Решили брать именно Федотенко. Украинца Фистеру посоветовал бывший тренер «Флаерз» Билл Барбер, с которым генменеджер «Тампы» иногда ездил на гольф. У «Филадельфии» за 4-й пик (под которым выбрали Йони Питканена – крепкого, но никогда не ставшего звездным защитника) кроме Руслана удалось выторговать еще двух игроков в придачу. Это была первая серьезная сделка в карьере Фистера – и сразу шок для всех. Скаут «Тампы» Дюк Уильямс после драфта в знак протеста подал в отставку, назвав генменджера и главного тренера «сумасшедшими болванами».

Даже Федотенко сначала подумал, что это розыгрыш от его партнеров. Но потом начал нервничать, позвонил агенту и понял – придется начинать все сначала. «Я не мог поверить, – признавался он, – думал, это ошибка. Ведь еще полтора дня назад говорил с Бобби Кларком (генменеджер «Филадельфии» – прим.), и он уверял меня, что все нормально, что я нужен команде». Отец ему тогда сказал: «Руслан, тебя же перевели, чтобы ты эту команду сделал первой».

– Папа, ты шутишь? В «Филадельфии» звезды, а тут – разве можно сравнивать?

Руслан обиделся, но потом никогда в интервью не показывал, что поступок «Филадельфии» его как-то зацепил. «Это всего лишь бизнес, я все понимаю». И вряд ли думал о мести, хотя борцовские качества у него были в крови. Когда Федотенко в детстве играл за «Сокол» 1979 года рождения, у него не сложилось с партнерами по первой пятерке. Он пришел к тренеру и сказал: «Я буду играть в любой пятерке – хоть в пятой, хоть в шестой, – но только не в первой. И добьюсь, что моя пятерка будет лучшей». Тренер, выслушав аргументы, перевел его во вторую пятерку – и он действительно сделал ее лучшей по статистике.  

Когда Руслан забросил решающую шайбу «Филадельфии» в третьем матче полуфинальной серии – он молча поднял кулак и покатился к своей скамейке. «Это было немного волнующе – показать фанатам свою значимость. Они провожали меня аплодисментами, и я еще думал: «Я же против вас играю». Но чувства просто необыкновенные».

В «Тампе» он так и не стал ролевым игроком – у команды были звезды поярче. Но вклад в успех 2004-го у него феноменальный. «Не думаю, что Питканен смог бы принести нам Кубок Стэнли, как это сделал Фед. А значит – я победил», – улыбается Фистер. 

«Нас с Фистером смешали с дерьмом. Но это была чертовски крутая сделка», – отвечал Торторелла.

Торторелла собрал уникальную команду. Она выиграла регулярку в 2004-м, но считалась слишком сырой

Джон Торторелла был своеобразным тренером даже для середины нулевых. 

«Мы не хотим откатываться назад. Мы не хотим даже учиться этому. Только вперед — и на полной скорости». Он всегда был предельно откровенным, и всегда строил максимально атакующий хоккей. 

Перед стартом сезона 2003/04 Sports Illustrated поставил «Тампу» всего на 15-е место в общем списке претендентов на победу – по мнению авторов, команде не хватало опыта и двух сильных защитников. Но главным преимуществом команды Тортореллы было движение. Средний возраст той команды (26,7 лет) позволял тренерскому штабу заставлять пахать всех без усталости. И Торторелла верил в своих парней, которых он тщательно подбирал: Сен-Луи забрали из «Калгари» бесплатно, ветерану Андрейчаку нужен был Кубок Стэнли для успешной карьеры, а Лекавалье в 23 стал вице-капитаном команды, потому что по словам тренера, «он больше не был похож на пацана».

«Иногда Джон так сильно на нас давил, что мы были на грани срыва, – рассказывал Федотенко. – Наши отношения несколько раз метались между любовью и ненавистью. И лишь спустя годы, сыграв под его началом в двух командах, я понял, что он многое делал правильно. Действительно отличный тренер». 

Джон Торторелла

Но еще большой силой этой «Тампы» был дух и характер. Андрейчак после перехода в команду сразу же ввел новое правило для более молодых партнеров. Он заставил платить штраф в 50 долларов любого, кто наступит на огромный логотип «Тампы» в центре ковра раздевалки — так новый лидер показывал, какой должна быть клубная культура. Брэд Ричардс говорил: «Он принес уверенность и полностью поменял дух раздевалки. После его прихода все стало по-другому».

У Андрейчака, конечно же, есть украинские корни. С Федотенко они часто пересекались в одном звене, и оба в последствии стали героями «Тампы». Дэйва боготворят за его игру в городе – как минимум на площади перед ареной стоит его статуя с поднятым Кубком Стэнли. 

Отец Федотенко помнит еще одну историю с начала того самого сезона: «Заходит в раздевалку генеральный менеджер. Хоккеисты его спрашивают: «Если мы попадем в плей-офф, что вы сделаете?» – «А что бы вы хотели?» – «Чтобы клуб вызвал на матчи наших родителей». А в «Тампе» интернациональная команда: за нее выступали канадцы, русские, чехи, шведы, американцы. Много денег для не самого богатого клуба. Но менеджер, не моргнув глазом, пообещал в случае успешного выступления выполнить просьбу игроков – и сдержал свое слово».

Сама команда немного буксовала на старте регулярки (а Федотенко пропустил начало сезона из-за травмы), но потом взлетела в турнирной таблице и не отпустила дивизион до самого финиша. В огне весь сезон был Брэд Ричардс, сумасшедшие 95% отбитых бросков показывал Хабибулин, а Андре Рой и Дэн Бойл выбивали всю дурь из оппонентов на льду. 

Команда была готова к свершениям – и даже соперники поняли это слишком поздно. 

В седьмом матче финала Федотенко стал лучшим хоккеистом планеты. Ну, почти – Лекавалье был прекрасен

Джей Фистер смотрит седьмую игру того финала каждый год 7 июня. 

Эта традиция возникла, когда один из сыновей Фистера спросил у отца: «Пап, а почему бы нам не посмотреть тот финал, раз ты так часто о нем рассказываешь?» Каждый год Джей собирается у себя дома с детьми и отправляет сообщения всем участникам того финала. «Счастливой годовщины, парни». 

Но все могло провернуться иначе.

В шестой игре форвард «Калгари» Мартин Желина забросил чистую шайбу в ворота Хабибулина в третьем периоде. Но это 2004-й – у судей не было возможности смотреть видеоповторы. Игра продолжилась, все затянулось ко второму овертайму, пока Мартен Сен-Луи своим броском не перевел противостояние в седьмой матч.

«Не уверен, что мы бы смогли отыграться в том третьем периоде», – считает Фистер. – «Сил на атаку у команды уже почти не было». Руководство «Калгари» многие годы требовало введения видеоповторов в лиге, помня о том самом моменте в шестой игре проигранного финала.

Но в 2004-м все решилось в седьмом матче – и в Тампе не было ни одного человека, который бы не знал, что случилось 7 июня. Даже в клубе атмосфера мало походила на рабочую.

Торторелла закрылся в своем номере и молча переставлял фишки, хоккеисты нервно ходили из угла в угол по гостиннице напротив арены. Они играли в пинг-понг и карты, но время все равно текло слишком медленно. «Отдал бы все на свете, чтобы матч назначили на 7 вечера, а не на 8, – вспоминал Лекавалье. – Этот дополнительный час нас чуть не доконал». 

Федотенко консультировался с медицинским штабом. В третьем матче серии Робин Регер грубым приемом снес Руслана, тот полетел прямо головой в бортик. Украинцу пришлось пропустить четвертый матч, но на пятый он вышел на лед без защитной маски. «Травмы, удары, переломы – это часть хоккея. Их нельзя избежать, – говорил Руслан. – Если бы я боялся получить травму, то играл бы сейчас в шахматы. Но для меня это слишком медленная игра».

«Этого недостаточно, чтобы удержать меня от финала Кубка Стэнли».

В том сезоне главной силой «Тампы» была бригада большинства, в которую входил Руслан. Ставка на нее сыграла еще в первом периоде: Федотенко все с тем же незакрытым рассечением влетел на чужую половину и словил момент броска Ричардса. Шайба рикошетом от клюшки украинца отлетела в Кипрусоффа, тот парировал, но на добивании вновь украинец – 1:0. 

«Я помню, как зацепил шайбу и как она вновь оказалась на моем крюке, – рассказывал Федотенко. – Все, что нужно было, так это быстро нанести бросок. Помню, еще подумал: «Черт возьми, я что, забросил шайбу в седьмой игре?».

После того, как Федотенко ушел меняться, графика канадского телеканала показала статистику: в первых 22 матчах плей-офф в карьере украинец забросил одну шайбу. В последних 22-х – забросил 11. Руслана довольно хлопает по плечу Сен-Луи, но, как оказалось, это еще не конец.

Шесть минут до конца второго периода. Лекавалье объезжает одного защитника, второго обманывает финтом, смещается и видит: Федотенко стоит свободен перед воротами. Будущая легенда «Тампы» успел подработать шайбу коньком и сделал пас всей своей жизни. «Я ему орал: «Винни, я здесь, дай передачу», – смеется Руслан. – Когда шайба шла ко мне, у меня была сотня мыслей в голове. Но цель пульсировала перед глазами. Только бы не промахнуться». 

Федотенко бросил не слишком высоко (боясь пальнуть выше), но Кипрусофф не сумел отбить – 2:0. «Калгари» отыграл одну шайбу, но Кубок в головах хоккеистов уже был в распоряжении Тампы.

«Хоккей – простая игра. Ты делаешь рутинные вещи, потом выходишь на лед, забрасываешь две шайбы, пропускаешь одну, выигрываешь Кубок Стэнли. Черт возьми, просто потрясающе». 

Сложно не согласиться, Руслан.

Федотенко пришлось нарушить традицию, чтобы показать Кубок Стэнли в Киеве

Руслан перед входом в кабинет Фистера нервничал сильнее, чем перед финальной игрой. 

Он хотел попросить генерального менеджера нарушить традицию НХЛ. По правилам, каждому хоккеисту дают 24 часа, чтобы отвести Кубок Стэнли в родной город. Но таких городов у Руслана было два. 

«Я был первым украинцем, который взял Кубок Стэнли – у меня даже мысли не было не привезти трофей в Киев. Но моя жена, мои друзья, вся моя жизнь была в Су-Сити, где я играл еще в молодежной команде «Мушкетеров». Это место многое для меня значило и забыть о нем – значит предать всю свою жизнь после переезда за океан». 

Генменеджер «Тампы» поделил традиционные 24 часа на два отрезка, не считая время на межконтинентальные перелеты – и 12 часов Руслан провел в Киеве. 

«Много болельщиков встречали Федотенко и его жену в Борисполе, – вспоминал Сергей Варламов. – Руслан с трофеем сначала отправился на свой каток «Сокол», был гостем редакции газеты «Команда». Вместе со спортивной телеведущей Властой Шовковской я вел встречу киевлян с Федотенко, которая проходила на Майдане Независимости.

Собрала она тысяч десять, не меньше. Руслан раздавал автографы, дарил сувенирные шайбы, фотографировался со всеми желающими. Мне показалось, что в тот день он был очень счастливым. Спасибо, Танк».

«Программа была фантастической, я не ожидал такой реакции», – говорил в 2019-м уже сам Руслан.

В Су-Сити толпа встретила Федотенко овациями даже без Кубка Стэнли, который умудрился где-то затеряться между аэропортами США. Он опять раздавал автографы, задержавшись на полдня дольше положенного, но Кубок Стэнли был на главном стенде города лишь в течение часа с небольшим. 

«Руслан готов был прятать Кубок Стэнли от работников «Тампы», – рассказывал Джим Кроншабель, владелец клуба, который первым принял Федотенко в США. – Он сказал мне, что знает, каково это: быть молодым и не получить желаемого. Но Фед точно сделал даже больше, чем позволяли ему правила». 

«У меня странные ощущения, когда говорят, что этот матч изменил мою жизнь, – подытоживает Федотенко. – Вроде и да, это подвело черту под главной целью в моей карьере. Но на следующий день все осталось таким же, как и прежде. Семья, знакомые, город. Хоккей остался той же игрой – я все так же хотел в каждом матче выходить на лед и побеждать. 

В человеческом ДНК заложена простая вещь – мы всегда хотим большего. И это здорово».

***

Бонус-трек. После второго Кубка Стэнли в составе «Питтсбурга» в 2009-м Федотенко показал две своих татуировки в честь каждой из побед. 

Пожалуй, эту часть в будущий фильм мы вставлять не будем.

Я никогда не смотрел НХЛ. За кого вообще болеть?

Автор в соцсетях: Facebook и Twitter

Фото: Gettyimages.ru/Jeff Gross, Harry How, Brian Bahr; Dirk Shadd/Times

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...