Блог Глаз Народа

Актриса Фарра Фосетт – фанатка тенниса, джогинга и секс-символ 70-х. Постер с ней в красном купальнике – самый продаваемый в истории

А в 50 снялась в Playboy.

Первая поп-культурная ассоциация с красным купальником – это, конечно, форма «Спасателей Малибу», прославивших Памелу Андерсон с Кармен Электрой и вдохновивших Эжени Бушар на один из ее знаменитых хэллоунских костюмов.

Но еще за десять с лишним лет до «Спасателей» в другом районе Лос-Анджелеса при участии красного купальника родилась не менее великая голливудская легенда – безумная слава актрисы Фарры Фосетт.

Королева красоты из Техаса Фосетт приехала покорять Голливуд в конце 1960-х и сразу начала сниматься: сначала по большей части в телешоу и рекламах (хотя на большом экране дебютировала уже в 1969-м – и сразу партнершей Жан-Поля Бельмондо). Рекламу пены для бритья, где Фосетт мазала ею игрока в американский футбол Джо Нэймета, показывали на Супербоуле-1973.

Но настоящий прорыв пришел к Фосетт в 1976-м с ролью в оригинальных «Ангелах Чарли» (все «Ангелы» XXI века – реинкарнации тех), спродюсированных Аароном Спеллингом, будущим создателем «Династии», «Беверли-Хиллс, 90210», «Мелроуз-Плейс» и «Зачарованных». Незадолго до премьеры сериала, открывшего эпоху «телевидения трясущихся прелестей» (jiggle TV), Фосетт предложили сняться в бикини для постера. За продакшн отвечала компания Pro Arts, владельца которой на эту мысль навел соседский сын: он рассказал, что его друзья вырезают из журналов и вешают на стены рекламы шампуня с Фаррой.

По соглашению с Pro Arts 29-летняя Фосетт получила над съемками креативный контроль, так что, когда результаты двух фотосессий ей не понравились, снимать третью она вызвала своего приятеля Брюса Макбрума. Макбрум приехал к Фосетт домой на Малхолланд-драйв, где она жила с мужем Ли Мэйджорсом (на фото), и они провели день за съемками. Макияж и прическу Фарра сделала себе сама, да и бикини у нее не оказалось – скрывая детский шрам на животе, она носила только слитные купальники.

«Любой фотограф вам скажет, – 30 лет спустя вспоминал Макбрум, – что съемка как рыбалка: сделал ты нужную фотографию или нет, ты знаешь не глядя. И вот я отснял несколько пленок, но кадра все не было. Она очень красивая, но ничего, достойного постера, не выходило. И вот когда у нас уже кончались фоны, я сказал: «Фарра, а у тебя точно нет бикини? Или чего-нибудь другого?» Она ушла и вернулась в этом красном купальнике – встала в дверном проеме и своим южным акцентом: «Это пойдет как что-нибудь другое?» В тот момент я понял, что это оно».

Цвет купальника напомнил Макбруму об индейском покрывале, лежавшем на сидении его пикапа, – он сходил за ним и на последнюю 36-кадровую пленку отснял Фосетт на этом покрывале.

«Проявив пленку, я понял, что где-то на ней и есть наш постер. Я показал ей все кадры, и она пометила два, которые понравились ей больше всех. Потом я слышал, что заказчик при виде результата разозлился, что она не в бикини, и не хотел платить – но видимо, его переубедили. И это все была Фарра: ей поза, ее купальник, ее идея. Она выбрала кадр для постера».

Постер стал коммерческой сенсацией и культурным явлением; он превратил Фосетт из старлетки в мегазвезду, ее имя – в название прически, в погоне за которой американки атаковали парикмахерские, а бренд купальника Norma Kamali был обеспечен паблисити навека (выпускает модель Fara до сих пор). За первый год было продано 6 000 000 экземпляров постера, всего – 12 000 000, что навсегда сделало его самым продаваемым постером в истории человечества. Фосетт, чьи роялти составляли солидные 40%, в первый год заработала на фотографии порядка 400 000 долларов (около 2 000 000 современных) – примерно в четыре раза больше, чем за весь сезон «Ангелов Чарли» (22 серии по 5 000 за каждую).

31-й день рождения Фосетт

Считается, что Макбрум и Фосетт своей коллаборацией попали точно в визуальный цайтгайст: на фоне естественной красоты и непринужденной женственности Фарры андрогинная эстетика предыдущего десятилетия моментально стала натужной и устаревшей. Пару лет спустя Playboy назвал Фосетт «первым массовым олицетворением свежей постневротической сексуальности», а постер в красном купальнике предвосхитил и эпоху супермоделей, и культовый статус купального выпуска Sports Illustrated. Сама Фосетт тоже видела секрет успеха в натуральности:

«Я счастливая и не позирую так призывно сексуально, как это делает Бриджит Бардо. Да, это сексуальный кадр, но тут все как есть: моя фигура, мои соски... Просто я».

Макбрум соглашался: «Я долгие годы пытаюсь понять, почему этот постер так понравился такому количеству людей. Наверное, это было удачное сочетание этой красивой, цветущей американской девушки, ее ослепительной улыбки и красного купальника, который почти все закрывал, но кое-что и показывал».

По легенде, в судьбоносный день в Санта-Монике с Фосетт и Макбрумом был еще друг и тренер Фарры по теннису Нельс ван Паттен (чей брат Винсент входил в топ-30 и обыгрывал Джона Макинроя). 35 лет спустя он произнес речь на церемонии передачи памятных вещей актрисы Национальному музею американской истории в Вашингтоне (рассказал, например, что Фосетт осветляла волосы лимонным соком).

Кукла Барби, воспроизводящая образ Фосетт с постера

Фосетт вообще была спортивной – например, ее называют пионером джогинга (который, в свою очередь, обусловил возникновение спортивного бюстгальтера). Но теннис актриса любила особенно и в молодости не раз выступала на селебрити-турнирах в разных калифорнийских клубах.

Актерская карьера Фосетт, как это часто бывает с полумифическими красавицами, сложилась неоднозначно: были и работы, за которые ее номинировали на «Эмми» и «Золотой глобус», и целые серии провалов. Считается, что Фарре навредили нездоровая слава, которую она не любила, турбулентная личная жизнь и бессистемный подход к профессии. Апофеозом непоследовательности актрисы в построении личного бренда стала в середине 1990-х еще пара ее знаменитых съемок.

Фосетт, всю карьеру отказывавшаяся сниматься обнаженной, в 1995-м частично разделась для Playboy – журнал с ней на обложке разошелся 4-миллионным тиражом, став самым продаваемым номером десятилетия.

Полтора года спустя 50-летняя Фосетт (незадолго до того в день всех влюбленных заставшая бойфренда Райана О’Нила в постели с другой женщиной) вернулась в Playboy и кроме фотосессии снялась в видео All of Me, где голая рисовала собственным телом. Перформанс встретили со смесью недоумения и неловкости, а на шоу Дэвида Леттермана, по медийному консенсусу, Фосетт (тогда встречавшаяся с 31-летним теннисистом Мартином Барбой) вообще пришла под наркотиками.

В 1999-м на съемках телефильма Silk Hope

До своей смерти в 2009-м Фосетт поучаствовала еще как минимум в одном важном культурном явлении – буме реалити-телевидения. В 2005-м она стала героиней шоу «В погоне за Фаррой», где навещала родителей в Техасе, а в последний месяц жизни актрисы вышла документалка «История Фарры» о ее борьбе с раком (посмертно получила номинацию на продюсерскую «Эмми»).

 
 
 
View this post on Instagram

A post shared by Forty-Love (@fortylovetennis)

С Винсентом ван Паттеном. Комментарий Янника Ноа: «Фарра и Винни👍🏽👍🏽👍🏽»

Вскоре после смерти актрисы сопродюсер «Ангелов Чарли» Леонард Голдберг в трибьюте журнала Vanity Fair попытался описать ее ультимативную звездную мощь:

«Я никогда не видел никого, кто имел такой эффект, как Фарра. Это была лавина. Это был снос наповал. Это был феномен. Она была глыбой». 

Фото: globallookpress.com/Globe Photos/ZUMA Press, El Universal/ZUMA Press, g49/ZUMA Press, Brian Cahn, Â©John Paschal/JPI, Globe Photos; Gettyimages.ru/Kris Connor

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья