Блог Глаз Народа

Федерера гонят на пенсию все 2010-е. А он побеждает 4-е поколение соперников, переизобретает себя и теннис

Лера Ли о вечном.

В конце 2009-го вскоре после победы Роджера Федерера на «Ролан Гаррос» Sports Illustrated написал: «Он закончил начатое. Стал величайшим. Он упал с вершины, но теперь снова на нее поднялся – возможно, в последний раз». 

Спустя два месяца Федерер выиграл Australian Open (16-й «Шлем»), спустя еще десять – итоговый турнир ATP. В течение двух следующих лет он выиграл еще один «Уимблдон» (седьмой) и еще один итоговый (шестой) и вернулся на вершину рейтинга. «Последний раз» стал как минимум предпоследним. 

В 2013-м, когда Федерер не сыграл ни в одном финале «Шлема», The New York Times писала: «Скорее всего, в конце следующего года он задумается о завершении карьеры».

В конце следующего года у Федерера было пять титулов, финал «Шлема», первый в жизни Кубок Дэвиса и ровно один игрок выше него в рейтинге. Скорее всего, о завершении карьеры он не задумывался.

В середине 2016-го, когда Федерер не выиграл вообще ни одного титула и пропустил полсезона, The Times написала: «Остается только мечтать, чтобы он еще хоть раз сотворил волшебство на «Уимблдоне».

В середине 2017-го Федерер выиграл «Уимблдон», а за полгода до и через полгода после – Australian Open. В 36 лет он стал самой возрастной первой ракеткой мира в истории мужского тенниса, а после 37 выиграл сотый, 101-й, 102-й и 103-й титулы в профессии, где выиграть в 20 раз меньше считается отличной карьерой. 

В 2019-м более-менее каждый молодой игрок, совершивший прорыв, рассказывает, что вырос на матчах Федерера (остальных просто не спрашивают). Можно вспомнить под 30 теннисистов, которые стали профессионалами после Федерера и уже закончили. В этом году на «Ролан Гаррос» он отдал десять геймов Касперу Рууду, с отцом которого, бывшим игроком топ-40, тренировался там в 1999-м, год своего дебюта.

Федерер брал Australian Open, когда тот был еще зеленым, «Мастерсы» – когда их финалы игрались до пяти сетов. У него есть титулы, завоеванные на ковре, на котором не играют с конца нулевых, и кит, которого вручали чемпиону Индиан-Уэллс до неподъемного кристалла Baccarat, в этом году отметившего 10-летие.  

Энди Роддик не играет уже семь лет, хотя он младше Федерера. Последнее, конечно, не показатель – к 38 годам не быть профессиональным спортсменом гораздо нормальнее, чем быть. Да что к 38 – Федерера спрашивают о предстоящей пенсии полкарьеры – с тех пор, как он выиграл все, что имеет значение.

Но Федерер-то ненормальный. Об этом, с одной стороны, невозможно забыть: 20 «Шлемов»! Шесть лет в звании №1 при рейтинге, который обновляется каждую неделю! Больше ста титулов! Две пары близнецов! (Самый стильный мужчина 2010-х! Чуть что, плачет как ребенок!) Как раз поэтому, впрочем, бывает трудно понять, зачем 21-й год подряд пускаться в кругосветку, когда твои шансы на важнейших турнирах все меньше, а сил на то, чтобы их создавать, нужно все больше.

«На данный момент я не вижу причин заканчивать, – терпеливо объяснял Федерер месяц назад после сезона, в котором душераздирающе проиграл финал «Уимблдона», но выиграл четыре титула и остался в топ-3. – Я впервые задумался об этом в 2009-м, но вот десять лет спустя я все еще тут. Я именно в том положении, в котором хочу быть в своем возрасте». 

Глупо отрицать, что Федерер второй половины 2010-х не так быстр и стабилен, как был на пике. Экс-пятая ракетка мира Джимми Ариас еще в 2013-м отмечал, что швейцарец в целом замедлился на полшага и «ключевые очки стал играть не так хорошо». Уже тогда это понимал и сам Федерер, не раз говоривший, что строит планы не на месяцы, а на годы вперед: он адаптировался к возрастным ограничениям новой ракеткой, сменой тренера, драматичным сокращением расписания, ревитализирующими гастролями и, конечно, наработкой экономичных игровых решений (как забыть сенсацию, которую в 2015-м произвел выход к сетке на приеме SABR, «коварная атака Роджера»). Именно благодаря такому стратегическому подходу и изобретательности, а не победе в генетической лотерее, он и в 38 претендент на титул любого турнира. 

Это, пожалуй, недооцененное величие Федерера (если такое вообще еще осталось) – мотивация не просто обновлять рекорды и быть GOAT, а преодолевать проблемы, которых раньше не возникало, переживать поражения, которые раньше не потерпел бы (да, два матчбола в финале «Уимблдона», мы смотрим на вас). Ранний Федерер в коллективном сознании был воплощением идеального атлета: непобедимого, стильного, непринужденного. Он был кроссовером спорта и не то поэзии, не то религии. У позднего Федерера плохие дни и случаются чаще, и становятся хуже, и его самого это тоже иногда раздражает – но так и его история уже не про совершенство, а про то, как потерять его, но сохранить гармонию и перспективу – если быть открытым новому и не бояться ошибиться.

«Больше всего я горжусь своим долголетием», – сказал в прошлом месяце человек, который может гордиться миллионом вещей. Кажется, он снова прав: доминирование Федерера было ошеломительным и необъятным, но и этот сюжет устарел и наскучил. За Федерером, который продолжает переизобретать себя против четвертого поколения соперников и плакать от переизбытка чувств, наблюдать несравнимо душевнее. И да, наверное, матчболов на «Уимблдон» у него больше не будет. Но эй. Послезавтра 2020-й.

Фото: Gettyimages.ru/Matthew Stockman, Jan Kruger, Julian Finney; globallookpress.com/Han Yan/Xinhua

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья