Блог Його Величність Футбол

«Мы – самая нищая команда Украины». Он работал в чемпионате Крыма и на Сахалине, а сейчас тренирует «Таврию»

Непростой разговор Андрея Сенькива с главным тренером «Таврии» Сергеем Шевченко – о проблемах «Таврии», больших деньгах до войны и работе в чемпионате Крыма.

Сергей Шевченко родился в Херсоне, но большую часть тренерской карьере провел в Крыму. Был главным в «Игросервисе» и «Севастополе», также работал в штабе того же «Севастополя» и «Таврии». Интересно, что уже после аннексии полуострова он вернулся в Крым – тренировал ТСК, а потом уехал в «Сахалин». Еще один важный момент – работа в «Нефтянике». Именно Шевченко выводил этот клуб в высшую лигу больше 10 лет назад. 

С 2016-го года он возглавляет возрожденную в Бериславе Херсонской области «Таврию». Андрей Сенькив приехал туда, чтобы написать о ситуации в клубе. Но упустить возможность поговорить с Шевченко не смог – в общежитии жил рядом с его комнатой.

«Какие зарплаты? Какие премиальные? Есть питание, есть где жить. И все. По факту – мы самая нищая профессиональная команда в Украине»

– Почему вы согласились возглавить «Таврию»? 

– А как? Мы столько работали вместе, еще в той «Таврии», в Симферополе. Когда это все случилось в стране... Вроде и уважали – Порошенко подписал звание «заслужений працівник фізичної культури та спорту». Стаж, достижение, награды. Все есть. А тут раз – и работы нет. И потом возник этот проект. Куницын позвонил, я сразу согласился. К тому же, в Херсоне меня каждая собака знает.

– В чем самая большая разница между «Таврией», в которой вы работали раньше, и этой?

– Ну как какая? У нас Фирташ спонсором был. Грубо скажу – посмотри на рабочую силу. Балканцы, швед, Назаренко, Калиниченко. Людям платили деньги, и они пошли. Это команда была. Я же был и при Альтмане, и при Лужном. Были финансы и инфраструктура – мы как раз из Почтового в Новопавловку переехали. Там вообще супербаза. 

– Но эта «Таврия» – не тот уровень, не те деньги, не те футболисты, не те цели.

– Конечно. Когда образовался клуб, была поставлена задача – начинаем с любителей, потом вторая лига, первая и высшая. Проект стадиона в Бериславе есть именно под «Таврию». Сейчас у нас очень тяжелый финансовый момент. 21 июля мы только собрались, а через неделю первая игра. Это нонсенс. Взял того, кто был. Главное – чтобы не снялись. 

10 человек осталось с прошлого сезона. Кто в другие клубы пошел, кто на чемпионат области – там хоть какие-то бабки платят. Вот мы играли с районной командой товарищеский матч, я взял пацанов оттуда. Не в обиду им сказано, но какой это уровень? Низкий поклон, что они пришли. Мы о финансах с ними даже не говорим. Не знаю, о чем говорить. Какие зарплаты? Какие премиальные? Есть питание, есть где жить. И все. По факту – мы самая нищая профессиональная команда в Украине. Другие приезжают – хоть как-то одеты. Спасибо Олегу Комуняру и ультрас – они нам ветровки купили. Тогда как раз «Зирку» в Кубке обыграли. Хоть куртки надели одинаковые, а под низом хрен знает что. Кто в чем. Хоть картинка какая-то.

Уверен, если деньги появятся, пацаны вернутся. Мы ни у кого ни копейки не просили. «Вы выросли, можете уходить», – говорим. Вот просто так отпускали. Это даже Иванович говорил (Владимир Коновалов, глава Бериславской районной рады, инвестор клуба, – прим. Tribuna.com). 

- А откуда большинство футболистов – с улицы? 

– Грубовато, но да – с улицы. Ну а как сказать? В Харькове Серега Чуйченко (агент, – прим. Tribuna.com) помогает нам. Команда должна подбираться, а у нас набирается. Все люди месяц на сборах перед чемпионатом, а мы – неделю. Люди уже разобраны, разве кому-то не повезло. Вот защитник приехал (Дмитрий Прихна, – прим. Tribuna.com), видно, что поигравший и что-то есть. Но в деле все равно не видели. 

И начинаешь... Если тебя приглашают в команду, ты видишь стиль и схему, просишь написать перспективный план – цель и задачи на несколько лет. Вы выбрали меня, не Колю, не Петю, не Васю. Я играю 4-3-3, а не 3-4-3. Мне нужен тот и тот игрок под это. Я не знаю, сколько вы будете платить, как договоритесь, но он мне нужен. Вас устраивает? Через 2 дня встретились снова, а они говорят: «Нет, мы этого не можем». Но вы же меня почему-то взяли, решайте. В Ахтырке я не знал, какие зарплаты. Сказал президенту, кто нужен и все – решайте вопрос. А если у тебя этого нет, этого нет, ты начинаешь лепить. Так, 4-3-3 не пойдет, давайте 4-4-2. Больше игроков в центре, хоть как-то побьются там. Лепишь, из чего есть. Тренировки тренировками, но смотришь на игру – этому лучше там, а этому на другой позиции. Как мозаика.

- Получается лепить? 

– Набирают, философию начинают понимать. Нужно понимать, как мы играем – в контроль мяча, контратаки или просто бьемся. Я люблю в футбол играть. Но все упирается в финансы и бюджет. Нужны цели и задачи. Надо понимать, на что мы замахиваемся. Это как дважды два – четыре. Да, непросто – деньги тоже нужно уметь распределить. 

- Бывает, что вы говорите команде об элементарных вещах, а оно вообще не получается?

– Перед началом сезона разобрали всю команду – некоторые ушли в первую лигу. Сейчас стараемся в тренировочном процессе обучать. Начиная от тактики и передач, заканчивая техникой. Самое главное – техника, а им сложно. У них нет школы. С этого и начинаешь. Это то же самое, как с помидорами. Даешь рассаду и говоришь: «Чтобы через неделю их много выросло». Но как? Нужно же просадить, прополоть, сорняк вырвать, удобрить, поливать. Если будешь это делать, взрастет. Но нужно время.

Если футболист совсем тупой и необучаемый – тогда нет. Быстрота и скорость должны быть, их же не разовьешь, как выносливость. Посмотри (показывает на телевизор, там матч «Ливерпуль» – «Челси», – прим. Tribuna.com) – они же как сперматозоиды носятся. Что с ними можно сделать? 

- Этой команде ничего, кроме финансов, не поможет?

– Появляются деньги, сразу выходим на рынок футболистов. Парни пытаются что-то сделать, но не хватает. Всего не хватает. Кадры решают все.

- По вашим словам, здесь сложно работать. Почему остаетесь?

– У меня было пару предложений, но вшили кардиостимулятор. Куда уже ехать?

Уверен, что новая власть обратит внимание на этот клуб. Зашли прогрессивные молодые люди, новая команда. Верю в Зеленского.

- Вы и раньше говорили о том, что надеетесь – Зеленский поможет «Таврии». Почему государство должно помогать частной структуре?

– Я же не знаю, не могу сказать. Такой клуб, первый чемпион Украины, обладатель кубка переехал. Бренд переехал. Как на это не обратить внимание? Ну как? Я плохо понимаю. Это щекотливый момент. «Шахтер» и «Олимпик» ведь тоже не играют в Донецке, «Заря» – в Луганске. Это имидж страны. Не хочу даже об этом говорить. Спасибо Коновалову, что не бросил. Потом скажут: «Даже «Таврию» не смогли спасти». Это ни в какие ворота не влезет.  

- Как мотивируете ребят? 

– Они тоже верят. Некоторые с нами уже четыре года. Стараемся не обижать – задолженности, задолженности, а потом раз – отдали. Кому не нравится, ушли. А команда была наигранная. Добавь пару ребят – и ставь цель выхода в первую лигу. В первом сезоне во второй лиге мы четвертое место заняли, хорошая команда была. Народ здесь балдел. Бабушки губы, глаза красят, на футбол идут. Первая игра, командный автобус в Берислав приехал, все ох###ли – как будто тарелка с инопланетянами села. Люди сидят, бычков ловят, а тут такое.

Был на лицензировании, с Димкой Михайленко говорил. Они тогда как раз сыграли первый круг в первой лиги. «Вы же сейчас выйдете в первую, да?» – спрашивает. «Да нет. Те ушли, те ушли, финансы. Вообще не знаем, куда бежать», – говорю. «Да как? С кем ни играли – по игре вы самая сильная команда», – ответил удивленно. 

«Маркевич и Красников просили, чтобы Ахтырка приехала сыграть со сборной на базе в «Металлисте»

- Раньше же ходили совсем другие суммы. 

– Там вообще миллионы долларов. Когда кто-то пришел и говорит: «Надо увеличить бюджет». «Да как?» – отвечают. Набирают ведущие клубы в Украине – спросить, какой у них бюджет. «В два раза больше», – говорят. И все – конечно, надо увеличивать. Мы на матчи в Александрию летали. Боинг на 200 человек, а нас там с обслугой человек 40. Даже с Симферополя взлететь не успели, а уже садимся. О форме даже не говорю, все одеты, обуты. 

Нам бы сейчас для бюджета команды хватило одного футболиста, который подписывал контракт на год с той «Таврией». С головой! 200-300 тысяч долларов на год – с головой. В 6-10 миллионов гривен мы бы уложились. 

– Эта разница не бьет по мозгам?

– Нет, разница в зарплате между футболистом, главным тренером и остальной обслугой – большой разрыв. Я же помощником работал. Но деньги были хорошие. Со временем свыкся. Жизнь она такая – потихоньку-потихоньку привыкаешь, все падает. Человек ко всему привыкает. Если те деньги сюда, то мозгами можно поехать. 

- А не было футболистов-пассажиров, которые вообще не заслуживали тех денег?

– Свои течения были. Каждый агент что-то хочет всунуть. Разбирались и оставляли качественных игроков. Показывали нарезку, я изучал ее, давал тренеру. Смотришь – он сильнее Неймара. А приехал хромой, йо###. До побачення! Такие горбыли были. Это он или не он? Один приехал – одна нога меньше другой. Гарринча! Все решал главный тренер. Он мог выслушать, но решение все равно принимал сам. 

Не было прям звезд. Назаренко и Калиниченко – с именем парни. Езерский – чумовой защитник. Буссаиди – стабильный. Взяли Ади с «Динамо», а он вообще левак. 

- Большие деньги не срывали голову?

– Это было нормальное явление. А что за «Шахтер» говорить. Мне в «Севастополь» дали Левандовского и Дуляя. Они приехали на тренировку, а как с ними говорить? Им сняли особняки под Ялтой, и еще Ахметов добавил к их зарплате по 30 тысяч. Чтобы они пришли. Мне было интересно, как они отнесутся к тренировочному процессу. Я же не работал с такими звездами, обладателями Кубка УЕФА. Они меня «мистером» называли. Говорил: «Не надо, не надо. Мистер там. А тут попроще». Хорошие ребята. 

- В «Севастополе» было поскромнее, чем в «Таврии»? 

– Конечно. Вышли в высшую лигу – говорят, будет 5 тысяч долларов. Ого, думаю. А в «Таврии» – 25. Кого-то ты в «Севастополь» пригласишь? Разница – небо и земля. В Ужгороде была команда-лифт, вышли – вылетели. Мы так же. Вроде и играем ничего, но все равно вылетаем.

- Ходят легенды о ваших отличных отношениях с Мироном Маркевичем. Расскажите историю, которая это подтверждает. 

– Он на фарт перед любым чемпионатом играл с Ахтыркой. Я уже знал – Красников звонит, надо сыграть. Мы всегда играли в хороший, открытый футбол. Но что игра – что на табло?

В мой второй приход в «Нефтяник» во втором круге мы выносили всех, а Маркевич тогда как раз принял сборную. И что ты думаешь? Мне звонят и упрашивают: «Василич, давай сыграем». Я говорю: «Жека, ну куда это всунуть?» 17 мая мы играем с «Десной», и со сборной Украины – 21-го. Первая игра команды при Маркевиче против «Нефтяника» – Коноплянки, Шевченки. Это история. Просили, чтобы Ахтырка приехала со сборной сыграть на базе в «Металлисте». Ты прикинь. После этого сразу же попали в чемпионате. 

- Ну хотя бы раз выиграли у Маркевича?

– Не помню. В ничью играли вроде. Они знали, что мы в футбол играем, будет интересно. Там еще при счете 0:0, наш игрок вышел один-на-один и не забыл. Все в шоке были. Толпа народу из Ахтырки приехала. 

- В Ахтырке вас на руках носили после такого?

– Вот ехали туда еще по аматорах. Они как увидели – как ведение. Вот я в «Игросервисе» (клуб из Симферополя, – прим. Tribuna.com) работал, все с почтением. Бюджет забивался, все было. Что надо? Машину поменять? На. Сыну квартиру купить? На. Но ты должен соответствовать. Тем более, я не из Крыма. Но потом Юлия Владимировна свернула игровой бизнес, команда закрылась.

- «Нефтяник» – лучшая команда в вашей жизни?

– Разные были. В конце 90-х «Кристалл» тренировал, 15 игр к ряду выиграли. Помню, должны были сегодня играть в Севастополе. Два флота сидят. Украинский за нас болеет, российский – за них. А завтра игра с «Карпатами» на кубок. Думали, игру перенести, но решили, что не надо. Обыгрываем Севастополь, садимся в автобус и едем в Херсон. Полный стадион. А «Карпаты» опаздывают – со Львова не могут вылететь. Час ждали на «Карпаты» – народ сидит бухает. Первый там ведем 1:0, а потом наш вратарь Славка Богоделов начал пускать. Смеркалось уже, а он плохо видит. 1:4 попали. 

«Сколько таких случаев было – жен из Крыма перевезли, а живут непонятно где и в чем»

- Когда вы работали в Крыму, было ощущения, что скоро аннексия? 

– Не хочу об этом говорить. Тем более, тогда я не работал, когда все это происходило. Потом я уже там работал главным тренером и консультантом. Мне же кучу денег были должны, просто кучу. И меня этим вытянули – приедешь, отдадим. А здесь ни хрена работы не было. Вроде что-то и могу, а предложений нет. Сразу сказал, чтобы меня не писали главным тренером. Повелся только на то, что деньги пообещали.

- Отдали?

– Нет.

- Кикбоксер Павел Журавлев рассказывал о том, что нельзя судить людей, которые остались в Крыму. Есть разные ситуации и обстоятельства. Нельзя говорить только о черном и белом. Согласны?

– Да. Нужно и футболистов понимать. Куда им было ехать? Сколько таких случаев было, что приехали – и ничего. Жен из Крыма привезли, а живут непонятно где и в чем. А в Крыму дом и что ты сделаешь? Это очень сложный вопрос. Люди же не виноваты. Они пошли и стреляют? Они дома. Ну так случилось. Если у тебя есть бабки и ты перевез семью – и живи себе. А если нет и что делать? Батрачить? 

Не хочется переводить в аналогию, давайте сравним. Вот «Таврию» – перевезли такой бренд, организовали. Похоже на это, да?

Эта тема такая острая, что даже не хочется говорить, чтобы не это самое. Очень много за эти 5 лет несправедливости. Зачем об этом говорить.

- Вы – человек, который там был. В этой ситуации понимаете больше, чем я и большинство людей.

– Там тоже несладко, все дорого. Зарплаты нормальные у военных и бюджетников, а остальные... А тем же бывшим футболистам тяжело. Понятно, что-то строят – дороги те же. Но простым людям сложно. 

- Тем более, чемпионат закрытый.

– Конечно. Как первенство области. Есть же непризнанные республики, сборные не ездят никуда. Гибралтары, Абхазия играют. 

- Почему вы там не остались?

– А смысл? Если пообещали и не выполнили, то что там сидеть. Я сказал: «Был договор, вы не выполнили». И уехал. И тут как раз появилась «Таврия» здесь. 

- После ТСК вы в «Сахалине» работали, но очень мало времени. Почему? 

– Задача была – выйти в первую лигу. Там шесть команд в зоне. Они сейчас первое место заняли и не выходят. Потому что денег нет. Там лететь сколько. 

- А сколько времени вы туда летели?

– Так, Андрей, давай эту тему не трогать. Ты о команде говори и все. Не хочу я это поднимать. Я бы с тобой вообще не встречался и не говорил, если бы знал, что такие вопросы будут. Эта тема никому не нужна. Человек думает и определяет, каждый хочет, как лучше. 

- В чем самая большая сила в жизни?

– Стараюсь никого не обманывать. Всех прощаю. Не помню, чтобы я футболиста за столько лет оштрафовал. Президенты вечно говорят, что я мягкий. Но почему? У меня на тренировке игроки как голландские десантники. Кто-то курит, кто-то пьет, а я на это не смотрю. Выполняешь свое дело – нет вопросов. Завтра игра – показывай. Помню, вратарь в Днепре был, Виктор Консевич. Тренер на тренировку вышел и смотрит на него. «Не выпил. Что с него сейчас взять?» – говорит. «Только выпьет – никто забить не может», – смеется.

«Зеленський, поможи!» Як живе перший чемпіон України 

Керченский пролив, Севастополь, Усик. Он служил на нашем флоте и не любил Бандеру

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...