Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Його Величність Футбол

«Выезды я называл «пьяными рейсами». Там так накатывают». Экс-главред сайта «Динамо» объясняет

Олег Задерновский – известный журналист, бывший руководитель информационных служб «Динамо». Несколько лет назад он был уволен из киевского клуба, но не согласился с решением руководства, пошел в суд и выиграл его. Сейчас Задерновский работает в «Арсенале», но надеется вернуться в «Динамо».

В интервью Андрею Сенькиву он был предельно откровенен. Вы узнаете, как функционируют клубные структуры, почему на официальном сайте было много ошибок, роли и задачах других сотрудников медиа-департамента «Динамо». 

«Могу сказать, что свою песню в «Динамо» я не допел»

 – Уже есть окончательное решение по вашему делу с «Динамо»? 

– Этот процесс нельзя ни ускорить, ни замедлить. Первая инстанция уже состоялась – я выиграл по всем по пунктам. Даже возмещение морального ущерба, что бывает не так часто. Судья особо обратил на это внимание. У «Динамо» было право подать апелляцию. Они это сделали. И опять же – по всем пунктам суд принял решение в мою пользу, сохранив в действии все пункты предыдущего суда. Адвокат сказал, что на этой стадии все рассмотрения заканчиваются и «Динамо» должно выполнить решение суда.

Но по закону остается еще Верховный Суд. «Динамо» подало апелляцию туда. Важно, что Верховный Суд принимает дела, если есть спор между первыми двумя инстанциями. Но если одна сторона выигрывает две инстанции, а сумма не превышает число X (сумму называть не буду), то у него есть полное право принять автоматическое решение, посмотрев, как оно проходило в первых двух инстанциях. Можно даже не вызывать стороны в зал суда.

По законодательству это должно закончиться где-то в феврале. 

– Что есть в решении первой инстанции? 

– «Динамо» должно аннулировать все приказы об увольнении, все документы, связанные с этим, восстановить меня в должности в полном объеме, выплатить заработную плату за год и моральный ущерб. Мне не надо звонить в клуб и кого-то просить. Решение суда приходит в клуб, и он должен это исполнить. Если бы «Динамо» все исполнило прямо сейчас, то это для них лучший вариант. Каждый раз подавая в апелляцию, они несут расходы. 

– Вы говорили о «джентльменском соглашении» с Игорем Суркисом. Оно связано с незаконным получением денег? В конвертах?

– Суть соглашения – бюджетная сумма, которая выделялась на функционирование информационных служб. Не буду сейчас говорить – в конвертах, не в конвертах. Пускай люди сами понимают, как хотят. Я прошел два суда и понимаю, что стоит за каждым словом.  

Меня изначально не устраивали качества сотрудников информационного штаба. Как люди – хорошо общались, в профессиональном плане – хотелось лучшего. Чтобы это все работало, приходилось нанимать людей и платить за выполненную работу. Когда я согласовал с Игорем Суркисом эту сумму, он сказал: «Важно, какой будет результат. Ответишь за все». И я отвечал. 

То, что осталось от пожатия руки, зависит от руководства «Динамо». Если не примет позитивного решения, у меня на эти деньги нет никаких прав. 

– Если вас восстановят в должности, будете работать в «Динамо»? 

– Если сейчас скажу, что меня не интересует «Динамо», это будет неправда. Я болельщик «Динамо» с 1974 года. Я реально хочу работать в этом клубе и приносить ему пользу. Авторитет на рынке у меня нормальный. Если начну перечислять западных футболистов, у которых я брал интервью, вы поймете, что в Украине таких людей нет. Чтобы договориться об интервью с любой звездой мирового уровня, мне нужно совершить всего один звонок. Где таких людей можно найти? 

Мы же не знаем, что будет со страной через месяц или год. Не говоря уже о клубе, который мне дорог. Говорят, что пока болельщики не допели последние слова своей песни, команда матч не проиграла. Могу сказать, что свою песню в «Динамо» я не допел. 

– Что для вас станет победой в этом деле? 

– Я уже победил – уже восстановлен в должности. 

–  С февраля вы возвращаетесь в «Динамо»? 

– Если третья инстанция пройдет, есть четвертая – в Страсбурге. Не думаю, что Суркисы пойдут туда. Клуб обязан позвонить мне и попросить прийти в клуб, изменить запись в трудовой книжке. И после этого клуб может мне предложить вернуться на занимаемую должность. Либо я для себя решу и напишу заявление об уходе. Других вариантов нет. Если клуб не захочет, чтобы я был здесь, не буду. Не хочу быть там, где меня не ждут.

– Вы говорите, что не против вернуться в «Динамо» при определенных условиях. Но 2 года назад написали оскорбительное сообщение в адрес Суркисов. Как эта фраза сочетается с желанием снова работать в этом клубе? 

– Это лучше в интервью не ставить. Людей мы не будем оскорблять, правильно? 

– Я это прочитал на вашей странице в Facebook.

– Я понимаю, но это... Опять же говорю. Можно перефразировать, не ставьте это в вопросе (мы действительно перефразировали вопрос – прим. Tribuna.com). Но на вопрос я отвечу. Суркис не выполнил джентльменское соглашение. Но оно сейчас зависит только от него. Не могу претендовать на что-то, кроме того, что решит суд. Но свое соглашение по расчету за 4 месяца он не выполнил. Это останется за ним на всю его жизнь. Не думаю, что кого-то долг красит. 

Я же был не против написать заявление об уходе еще тогда, но давайте для начала рассчитаемся. Но если тебе говорят «иди отсюда, и мы тебя не хотим видеть», то как вы будете поступать? Да, мне не заплатили кучу денег, я лох? Так же нельзя.

 «Cтепень субординации в «Динамо» зависит не от должности, а от приближенности к президенту»

– Вы говорили, что причиной увольнения было то, что «вы зашли не в те двери». О чем речь? 

– Проводился официальный показ фильма «Лобановский навсегда», на который были приглашены бывшие президенты Украины, важные гости, дипломаты. Организацией этого мероприятия занимались «Динамо» и компания, которая создала фильм. Сергей Полховский (продюсер фильма, сотрудник медиа-центра «Динамо» – прим. Tribuna.com) ко мне обращался на протяжении полгода – мы ставили выдержки из фильма. Чтобы потихоньку подводить людей к фильму. 

После премьеры позвонил Несенюк (директор департамента «Динамо» по работе со СМИ – прим. Tribuna.com). Он всегда говорит коротко и впопыхах. «В понедельник утром тебя нужно прийти в клуб. Почему? Я не знаю», – сказал он. И добавил, что нужно зайти в кабинет к Семененко (вице-президент и пресc-атташе «Динамо» – прим. Tribuna.com).

Прихожу. Сидят Несенюк и Семененко. Последний – любитель любые серьезные вещи превращать в фарс. Вместо того, чтобы сказать, зачем меня вызвали, он начал читать мораль на 30 минут. «Олег, ну как же так можно? После премьеры ты зашел на второй этаж в ВИП-зал. А там находились бывшие президенты Украины, руководство клуба. Они приняли это неадекватным. Ты сделал это специально». 

– Что вы сделали не так? 

– Скажу больше – у меня даже не было заданий на это мероприятие. Позвонил работник пресс-службы Богдан Булыга и сказал: «Олег, если есть желание, приходи». Он дал мне пригласительное, где было написано – ВИП, но меня посадили в самом углу с корреспондентами изданий, которых я не знал и не видел. Правда, одного из них я знал. Вместе с ним после показа мы спустились на второй этаж. Нас проверили, и мы прошли. Я же не знал, кто там. Из президентов я увидел только Ющенко – но никакого интереса к нему у меня не было. 

Зашел Григорий Суркис. Подошел именно за мой столик – хочу это подчеркнуть. Взял кофе и начал обсуждать со мной фильм. Мне было важно узнать его реакцию. «А как вам? Как оцените?», – шло обсуждения фильма. Потом он отлучился, но через 5 минут вернулся. Потом я пообщался с Полховским, вместе с ним мы оттуда и ушли. Все. 

– Так а уволили вас почему? 

– Эта ситуация не могла быть причиной. Да, мне говорили, что я зашел не в ту дверь, а надо было в общий зал для журналистов. Семененко при этом сказал: «Руководство в лице Игоря Суркиса сделало замечание и приняло решение тебя уволить». Как это вообще? Несенюк в это время просто сидел. Не говорил ничего – ни за, ни против. Они так практиковали. Если был сложный вопрос, не хотели брать ответственность. А коллективно – это же безответственность. Мне дали на стол бумагу: «Пиши. Нам нужно что-то руководству отнести». «Этот повод – абсурдный. Можно было придумать что-то посерьезней», – отвечаю. И они говорят: «Ну как тогда мы выйдем из этого положения?» Представляете?

Я предложил поговорить с Игорем Михайловичем. У него бывало такое, что увольнял сотрудников по 5 раз, в итоге оставляя. Так что слова «Ты уволен» в «Динамо» могут ничего не значить. К тому же, у меня с Суркисом было это джентльменское соглашение с долгом в 4 месяца. Они согласились и сказали: «Нам же нужно что-то доложить Сивкову (первый вице-президент «Динамо», – прим. Tribuna.com)». И решили доложить, что я пойду к президенту. 

Суркис на работу приходит в районе часа-двух. В 9.30 там никого не было. Я уехал домой и началась вакханалия. Без конца звонил Несенюк с просьбами «вирішити питання». Но приемная меня не принимала – ни одного Суркиса, ни второго. Я там записки оставлял. Трубку тоже не брали. Несенюк рассказывал, что его вызывали к Суркису и спрашивали обо мне. Нужно сказать, что Несенюк – очень прямой и откровенный человек. Он сказал Суркису, что Задерновского нужно уволить. Я спрашиваю: «А почему ты так сказал?» «А зачем тебе это сейчас?» – ответил Несенюк.

Интересно, что с момента этого разговора до приказа прошло 2 месяца. Мне зарплату платили, но доступ к сайту убрали. Что мог, то и делал все это время. Важно еще, что в «Динамо» не ведется учет служебных записок.

- Вы о чем? 

– Служебные записки должны регистрироваться в журнале и лежать в каком-то архиве. А в «Динамо» их просто читают и выбрасывают. Допустим, кто-то просит выделить деньги на мобильный телефон или устранить какую-то проблему. Когда надо было увольнять меня, они состряпали массу таких записок. Тот же Несенюк написал, что я не хожу на работу, не выполняю свои обязанности и в конце добавил «явився в клуб, а потім зник – на зв’язок не виходив». Но я же с ним бесконечно разговаривал по телефону! 

В суде даже смеялись с этого. Больше скажу. Когда Несенюка вызвали для показаний в суд и он начал давать показания, у него сумасшедшим образом дрожали руки. Он весь трясся. Судья ему посоветовал держаться за стул. Несенюк так и сделал, но трясучка продолжалась. Он всегда позиционировал себя как борец за правду. Было видно, что ему неприятно, что его втянули в эту историю. 

- Давайте разбираться. Были вы, были Несенюк и Семененко. Кто за что отвечал? 

– На работу меня принимали после «красной карточки» Несенюку. Главная цель – изменить всю информационную службу «Динамо». Позвонил мне именно Несенюк, раньше у нас были хорошие отношения.

Ведь я создал журнал «Динамо». Суркисы были согласны издавать журнал на постоянной основе. В это время Несенюк работал в какой-то киевской газете, а я вообще жил в Кременчуге, параллельно сотрудничая с английской продакшн компанией FutbolMundial. За создание макета журнала, на основании которого Суркисы приняли решение о его финансировании, мне не заплатили ни копейки и забыли абсолютно, а Несенюк был утвержден главным редактором этого журнала. До этого клуб не знал, куда его пристроить.

Много раз я приезжал в «Динамо» по работе с FutbolMundial. Самым главным в 2000 году стал Полховский. Его должность – руководитель информационных служб «Динамо». До Полховского руководил информационными службами Семененко. Первый увлекся «Динамо-ТВ» и ушел туда. Его позицию занял Несенюк. Семененко к тому моменту остался на третьих ролях.

В конце ноября 2011-го года меня вызвали к Суркису, и он отдал мне всем этим руководить. 

- Он знал вас до этого? 

– С 1993 года я официальный корреспондент World Soccer в Украине. А с 2006-го – Kicker. Не фрилансер какой-то, а все на соглашениях. Я или сам делаю материалы, или консультирую. Вот брал Kicker интервью у Фонсеки – я час перед этим разговаривал с журналистом.

А тогда меня Суркису так и представили. Перед этим набрал Несенюк: «Олег, Игорь Михайлович хочет тебя видеть». Я вообще в шоке – своя жизнь, дела. 

Суркис сказал, что ситуация тяжелая, полный завал по медиавопросам. «Уже три месяца делаем официальный сайт. Не видно ни конца, ни края. Скорее всего, меня кинут», – добавил он. «Шахтер» в это время наращивает свои информационные мощности. Мы сильно от них отстали. Поэтому хочу предложить, чтобы вы руководили медиаслужбами. Несенюк вам все поможет и расскажет. Вы согласны?» – спросил Суркис. Мы согласовали зарплату.

Через некоторое время позвонил Семененко. «Можно нескромный вопрос? А какую зарплату тебе Игорь Михайлович положил?» – спросил. Но я отвечать не захотел. «Так ты плохо начинаешь и плохо кончишь. Должен дружить в клубе, с кем надо. А зарплату твою я и без тебя узнаю», – продолжил Семененко. Вот такой разговор через 5 минут после приема на работу. 

Через две недели Семененко прибежал к Суркису – попросил сделать его вице-президентом по работе со СМИ. Он чувствовал, что нужно быть выше меня. Но я и дальше руководил информационными службами. Хотя моими прямыми руководителями считались Несенюк и стоящий над ним Семененко. Но их не интересовала работа информационных службах, они не понимали ее. 

- Ух, все сложно. Игорь Суркис знал, что такой бардак происходит?

– Это не столько бардак. 

- Ну а как? Создаются должности специально под человека. Это странно. 

– При мне в должностях анархия была, но в функционале ее не было. Несенюк не случайно ни в одном интервью не может сказать, чем занимается в «Динамо». О себе я могу сказать – руководил веб-порталом, информационным отделом (5-6 человек), составлял еженедельные планы, кто и что должен выполнять, координировал задачи по тому, что «Динамо» должно выпускать, печатать, фотографировать, а видео было у Полховского. Он единственный, кто понимал – нужно координировать все действия. 

За 5 лет при странной структуре и странных людях никаких замечаний ко мне практически не было. Хотя Сергей Болотников и нашел за 5 лет моей работы 6-7 недоработок. И то – стихи о Леоненко, таблица на сайте неверная, критика Розанова. Все можно объяснить. Но за 5 лет работы – это ничто. Но я благодарен – нужно больше таких вещей находить. Без критики нет прогресса. 

Почему мы будем скучать по экс-главреду сайта «Динамо»

- Что в клубе реально делали Несенюк и Семененко? 

– Несенюк мне передал людей с информационного отдела. Не знаю, почему. Эти люди выпускают программки и ежегодник. За них сейчас и отвечает Несенюк. После ухода должность руководителя веб-портала получил Игорь Бондаренко.

Каждый сбрасывает куски информации, которые приходят. Нет ни планов, ни стратегии. Я, например, хотел сделать приз лучшему молодому футболисту месяца в «Динамо». Умер Андрей Гусин – надо было сделать приз его имени. И соединить болельщиков и команду. Но приз надо вручать, а не как сейчас – провели голосование и все. Потом большое интервью сделать и фотогалерею матчей футболиста. Провести всю эту цепочку. Ничего не делается, так, для галочки, но все равно по лекалу, который выстроил я

- Вы говорили, что работали в Борисполе, а не в Киеве. Почему? 

– Это страшное дело. 5 лет центр управления сайта «Динамо» находился на седьмом этаже балкона в Борисполе. У меня там компьютер, у меня там все.

- Это офис какой-то? 

– Нет, это моя квартира. Не просто дома, а на балконе. Там все хорошо, красиво. 

Вот приняли на работу меня и завели к вице-президенту Сивкову.  

- Вице-президентов ведь много. Почему именно к нему? 

– Он руководитель всего, что здесь есть, всех сотрудников. За остальных не знаю. 

Я ему дал свою программу. А Сивков спросил: «Игру вчера смотрели? Как игру команды оцените?» Проверяли на знание футбола. Потом Сивков дал команду: «Этому человеку надо подготовить помещение». Нашли – без окон и дверей. Я был согласен. Через месяц все должно было быть. 

Проходит месяц – там закрыто. Поднимаюсь к Сивкову – его нет. Смотрю – идет. «Какой кабинет?» – удивился он на мой вопрос. «Тот, о котором вы давали команду», – отвечаю. «Вы о чем вообще?» – говорит он. Разговор закончился. Не понял, где я нахожусь. Через месяц, глядя в глаза, говорят такое. 

Иду к Несенюку. «З кабінетами в нас проблеми», – говорит. Я предложил арендовать на НСК, посадим там журналистов. Бежит к Суркисам, после чего говорит – «Да-да, все будет». Через две недели – «На это пока нет денег». 

Главная задача Сивкова – не выдавать деньги, а наоборот. Прийти к руководству и сказать: «Я сэкономил». Он даже сказал мне не ходить к нему, а решать вопрос напрямую с Суркисом. Я единственный работник «Динамо», который не ходил на поклон к Сивкову. А степень субординации в клубе зависит не от должности, а от приближенности к президенту. 

«Игорь Суркис стукнул кулаком по столу с размаху и спросил: «Семененко?»

– Что вы сделали, кроме журнала? 

– Разработал официальный сайт. Структурно выстроил все я. Но много чего умерло. Фотографии даже не линкуют. Да, сейчас сайт устарел морально. Но контент там есть – мы внесли туда все матчи «Динамо» с 1991 года, фотографии, видео. 

Youtube – мое дело. Тогда в «Динамо» работал системный администратор Виталий Пекшев. Раньше был музыкантом, но художественное восприятие сохранилось. А быть «виталиком» ему не хотелось. А его все время «Виталик, провода соедини», «Виталик, поправь что-то». Он был вхож в семью Суркисов и ездил в их дом что-то ремонтировать, в Монако настраивал все. Ему было интересно видео. «Динамо» тогда подписало договор с Youtube, договорилось с «2+2», начало транслировать матчи со сборов. Все это продвигал я, писал служебки, объяснял причины, ходил на встречи.

Через полтора года после этого клуб выделил 110 тысяч евро и закупил аппаратуру. Сейчас на ней показываются все матчи динамовских команд, есть комментатор, титры. Мы прошли этот путь с Пекшевым, а сейчас они радуются. А что было до этого? И на сайт этот плевали.

- При вас тоже плевали.

– Аргументируйте. 

- Украинская версия сайта – это нечто. Казалось, что журналисты в Google Translate переводят. 

– Когда я пришел на сайт, он был двуязычным – русским и английским. До конца 2013-го украинской версии не было. Нужно было добавлять. Нужен корректор, журналист, много чего, а клуб не дает – клуб русскоязычный, президент русскоязычный, футболисты – тоже. Когда их принимают в клуб, учат русскому, а не украинскому.

Случилась Революция. На меня она произвела колоссальное впечатление. Лично своим решением на волне Майдана я ввел украинскую версию. Журналистами она было воспринята в штыки – денег за этот кусок роботы не добавляли. Как и людей. Они даже к Несенюку ходили. 

Я им сказал: «Не знаете хорошо украинский язык, переводите через Google. Но читайте, что выпускаете». Поэтому эти ошибки были связаны с недостатком финансирования и нежеланием клуба уделять этому внимание. Но даже никто не спрашивал, чего не хватает. 

- У медиа-работников «Динамо» низкие зарплаты даже по сравнению с остальным рынком? 

– Зарплата была очень низкая. Ставки утверждались по курсу доллара в 5. Там были заоблачные суммы – 600, 800, 1000 долларов. Потом доллар рос, а никто ничего не менял. Средняя зарплата по стране была выше, чем в «Динамо». Другое и очень важное – здесь никто никого ни за что не хвалит. Делаешь хорошо работу – вверх по служебной лестнице не пойдешь. Делаешь плохо – но что-то же делаешь. Никто внимания не обращает.

У меня были люди на стороне, которые могли прийти и лучше делать эту работу. Но они не хотели – зарплата мизерная. 

- Когда уволились и даже сейчас вы критикуете работников сайта «Динамо». Это некрасиво, разве нет? 

– Я пришел в футбол из большего бизнеса. Проработал 12 лет на большой внешнеторговой фирме, провел сотни часов переговоров. Это гибкость. Я многое признаю. Мне не так сложно перед людьми извиниться. После увольнения мое эмоциональное состояние диктовало такие поступки. Если у меня что-то такое в жизни случится, то я больше не буду искать союзников в Facebook. Это было неправильно. 

- Вы не могли обойтись без подачи иска в суд? 

– Уверен, что после судебного процесса со мной «Динамо» станет лучше. Я попал в сумасшедшую анархию. Через месяц работы я сказал Суркису: «Я здесь работать не хочу». И объяснил, почему. Не называя фамилий. Он стукнул кулаком по столу с размаху и спросил: «Семененко?» Я ответил: «Вам лучше знать».

- Так почему Суркис не уволит Семененко? 

– Семененко – единственный человек в клубе, который работал до прихода Суркисов в 93-м году. Болельщики даже не знают, кто был первым президентом «Динамо». Человек вымаран изо всех хроник клуба. Будто бы не было – его зовут Виктор Безверхий. А Семененко носитель многой информации. 

- Слишком много знает? 

– Абсолютно. Более того, мой конфликт с Семененко привел к грандиозному скандалу внутри клуба в 2013 году. Пришлось вмешиваться даже Григорию Суркису. 

Едет команда на выезд – он не берет моих журналистов, фотографов клубного сайта. Говорит – один журналист и хватит. Хотя нужно двое человек. 

- Правда, что в списках на выезд есть левые люди, которые даже не работают журналистами? 

– Абсолютно. Я бы сказал грубее, но не буду. Все есть в интернете. Фотографа клубного сайта он не берет – только того, кто его лично снимает.

Человек написал на меня докладную записку, что Задерновский – пьяница. Но меня в клубе даже видеть не могли – кабинета не было, я работал дома. 

Но ни слова о «пьяных рейсах» во время выездов – я их так называл. Там люди накатывают так, что мама не горюй. Но я никогда не пью в самолете или транспортных средствах.

Но он решил вопрос со всеми. Отдел кадров сказал: «Вы уволены». Григорий Суркис вызвал к себе Сивкова и сказал, что Задерновский работает дальше. Вопрос закрыт. Если Семененко еще раз такое повторит, вылетит как пробка. 

- Но он же повторил.

– Нет, он не был заинтересован, чтобы я уходил. В клуб зашел некий Иван Булавка, который подписал договор на цифровые технологии с «Динамо». И предложил клубу взять на себя финансовые расходы по содержанию информационных служб. А в «Динамо» такие вещи воспринимают очень позитивно. Ни одно его обещание не было выполнено, но он сместил меня. А Семененко, подозреваю, при всей ненависти ко мне, никакой роли в увольнении не играл. Да, подписывал бумаги и выдумывал документы подставные – они с Несенюком выполняли волю сверху. 

- Почему вы не уволились, а работали в клубе аж 5 лет? 

– Это хорошая робота. Фантастическая возможность реализовать себя. УПЛ дважды давала нам приз как лучшему сайту и контенту. На зарплату лично я жаловаться не буду – была более-менее достойная. 

- После увольнение вы выделись с Игорем Суркисом? 

– «Динамо» играло с «Арсеналом». Мы зашли в подтрибунное помещение, а там он. Пожал руку и сказал: «Приветствую». Проход был маленьким. Он правильно поступил.

- Работая в «Арсенале», который играет на стадионе Лобановского, вы наверняка видите Несенюка и Семененко.

– Несенюк зашел сюда, взял протокол и убежал. Он всегда так делает. Даже перед этим увольнением он же мог со мной поговорить – к тому времени были знакомы 16 лет. Мог предупредить как-то – сначала с ним и Семененко поговорить. Чтобы смягчить ситуацию.

 «В «Арсенале» увидел анти-«Динамо»

 - С этого сезона вы работаете в «Арсенале», где тоже есть проблемы – с тем же финансированием. Какая главная мотивация работы здесь?

– В «Арсенале», к удивлению, увидел анти-«Динамо». Это что касается реализации проектов. Есть заинтересованность, дают возможность.

- Деньги есть? 

– Это же не ко мне вопросы. 

- На реализацию ваших идей есть деньги? 

– По финансам ничего говорить не буду. Потому что о них не говорит только ленивый. Почитайте интервью Грозного или Гриня. Клуб в непростом положении. Но то, что он из него выйдет, я уверен. Если бы мне было 20 лет или был бы в таком же эмоциональном состоянии, как после «Динамо», то меня бы не было ни одного дня в «Арсенале». Но у меня есть опыт, вижу позицию руководства и куда движется эта ситуация.

Если проблема не будет решена, будем разговаривать по-другому. Никто не будет выносить сор из избы. Никаких ссор, никаких фейсбуков. 

Ты спокойно реализуешь свои проекты. В коллективе хорошие отношения. Вячеслав Грозный представляет всей команде и говорит: «Интервью даете только по согласованию с руководителем медиа-центра». Где такие условия создают? Если есть такие большие планы, почему им не реализоваться? 

 Сергей Полховский: «Надеялся, что в «Динамо» придет тренер-француз. Такая возможность была»

Микола Несенюк: «Шахтар» приніс в Київ свій Донецьк – коли пікнути не можна»

Фото: страница Олега Задерновского в фейсбуке

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+