android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Його Величність Футбол

«Футболисты и президент ничего болельщикам не должны». Рафаилов – об устройстве клуба, геях, бомжах и России

Жесткий разговор Андрея Сенькива с гендиректором «Зари».

«Если мне интересно пойти на концерт «Океан Эльзы», я заплачу 500 гривен, а футбол почему-то должен быть бесплатным»

– По дороге на «Арену Львов» я не увидел ни одного объявления о том, что здесь состоится матч Лиги Европы. Что делала «Заря», чтобы Львов узнал об этом событии?

– По городу расклеено около тысячи афиш. Две самые популярные радиостанции давали объявление об игре. Я считаю, этого достаточно. Что еще нужно? Не знаю, как еще привести людей на стадион. Этот вопрос мне задают на протяжении девяти лет. Мне что, расклеить объявления у каждого подъезда? Я расклею. Но количество людей на стадионе не увеличится.

Приведу пример с прошлой Лиги Европы, которую мы играли в Одессе. Перед матчем с «Фейенордом» мы расклеили много афиш, потратились на билборды, купили объявления на восьми радиостанциях, работали с местным телевидением. На игру пришло 14 тысяч болельщиков. На матч с «Фенербахче» мы ничего не расклеивали, только работали с радио – пришло 15 тысяч. На «Манчестер» мы вообще не делали ничего. Ни-че-го! И стадион был заполнен. Болельщики же приходят на название команды, которая приедет. Чем там лучше футболисты, тем больше придет людей. Помню, когда в Донецк приезжала «Барселона», было 700 тысяч заявок.

– Как это поменять?

– Для начала нам нужно успокоить страну, чтобы людям было до футбола. А они сейчас думают, где найти деньги, чтобы заплатить за тепло и электричество. Когда у людей появятся свободные деньги, тогда и появится желание хорошо проводить время.

– А со стороны клуба должны быть какие-то усилия?

– Есть много желающих поучить клуб зарабатывать деньги. Называют три причины, почему на матчи не ходят болельщики. Первая – стадионы плохие. Но, послушайте, у нас же сейчас хорошие стадионы. Возьмите «Арену Львов», но здесь даже на «Карпаты» не ходили. Это во Львове, это местный клуб, это «Завжди вірні».

Вторая причина – плохо играют. Но это же еврокубки. Сложно сказать, что здесь плохо будут играть. Квалификация футболистов не такая как в Лиге чемпионов, но самоотдача большая. Ведь здесь есть деньги.

Третья причина – высокая цена на билеты. Но вы посмотрите, какие цены в Европе, а у нас — 50 гривен. Мы предложили покупать билеты на Лигу Европы пакетом. Тогда цена на 25 процентов дешевле. Бутылка пива и сигареты стоят дороже.

Все это отговорки. Ситуация в стране, разочарование людей, отсутствие перемен. Все накладывает свой отпечаток. Чем больно общество, тем больно все: спорт, журналистика, медицина, образование.

– В Европе кроме самого матча люди получают дополнительный интерактив и развлечения на стадионе. Что такого можете предложить вы?

– Я, например, был на матче в Манчестере – ничего такого там нет. Полный стадион, который заполняется за полчаса до начала и расходится по барам в конце. Купили сувениры, шарфы – и все. Мы же не можем продать 100 шарфов на матче Лиги Европы, а там очереди стоят.

– Почему так, по-вашему?

– Там у людей мало проблем в жизни, потому они идут на стадион.

Часто нас упрекают в том, что украинские клубы не зарабатывают. В Европе же есть доходы от трансляций, билетов и трансферов. На матче «МЮ» – «Заря» клуб заработал 5,5 миллионов фунтов только с продажи билетов. Это годовой бюджет украинских клубов. Мы с ними разные страны по уровню жизни и ментальности.

Попадание в Лигу Европы дает нам возможность заработать, но мы и тратим. Я подсчитал, что участие в шести матчах Лиги Европы обойдется нам в 10 миллионов гривен. УЕФА дает деньги на это, но расходы все равно не окупаются. Нужно, чтобы на домашний матч пришло хотя бы 20 тысяч болельщиков.

Взять, к примеру, даже Польшу – так там на фан-секторе не сопляки молодые, как у нас, а взрослые мужики. Это ментальность. Надо любить футбол. Не декларировать свою любовь к команде, а просто любить ее. А это значит купить футболку, шарф, билет, а не ходить и выпрашивать, чтобы дали бесплатно. Если мне интересно пойти на концерт «Океан Эльзы», я заплачу за билет 500 гривен, а вот футбол почему-то должен быть бесплатным. Почему какой-то дядя должен за всех платить?

Как надо продавать игроков: мастер-класс от «Карпат»

Вот когда все поймут, что за все надо платить, тогда клубы начнут зарабатывать. Эту совковость нужно искоренять. Я большую часть жизни прожил при Советском Союзе, был коммунистом и не скажу, что СССР был плохим. Но сейчас все поменялось. И нужно, чтобы капитализм был в сознании людей. Никто болельщикам ничего не должен – ни футболисты, ни президент. Если бы бюджет клуба хотя бы на 20 процентов формировался с продаж билетов, тогда можно о чем-то говорить. А так – какое качество футбола вы можете требовать? Футболистам главное – не болельщикам понравиться, а президенту. Потому что он им платит деньги.

Сейчас во Львове Дыминского обвиняют в плохих результатах команды. Но при чем здесь Дыминский? Он свое дело делает – платит деньги. А вы что делаете? Какое вы имеете право что-то требовать и раздевать футболистов? Когда будут полные трибуны, тогда можно будет что-то требовать. А в нынешней ситуации нужно в ноги кланяться президентам, которые содержат клубы. И неважно – плохо или хорошо.

«Шахтер» был против, чтобы мы играли в Харькове, а «Динамо» – в Киеве»

– Все выглядит так, что клуб работает для одного человека — его президента.

– Так и есть. Это обуза, чемодан без ручки. Ты уже занялся этим, а потом уже в тягость. Экономика и ситуация в стране не улучшаются, а есть обязательства перед футболистами, которые могли подписать контракты еще пять лет назад.

Меня спрашивал президент «Фейеноорда» – как мы зарабатываем? Я говорю: «В начале года пишу запрос президенту, когда составляю бюджет. Он отсчитывает мне деньги. И так каждый год». Голландец спрашивает: «А зачем вам это нужно?»

– И правда – зачем?

– Любовь к футболу. Если эти люди чего-то добились, то они ответственные. И у них есть амбиции – добиться успеха в чем-то еще. Одни что-то коллекционируют, другие занимаются каким-то спортом, а эти люди содержат футбольные клубы.

Чому український футбол має померти

– Сколько людей работает в «Заре» над тем, чтобы клуб получал хотя бы какой-то доход?

– У нас очень мало людей в штате. И все друг другу помогают. Нет какого-то четкого деления по функциям. Вот перед Лигой Европой все находятся в одном кабинете, и все вопросы решаем сообща.

– Разве это хорошо, что все делают все?

– В «Шахтере» в лучшие времена было до тысячи сотрудников. Но там есть деньги. Другие наши клубы не могут себе такое позволить. Обычно как – на работу в клуб берут или бывшего футболиста, или его сына, или еще кого-то знакомого. Никто нигде не учится. Наши же сотрудники ездили за границу, чтобы посмотреть и поучиться там. Но этот опыт у нас не работает. Здесь все по-другому.

– Вы говорите, что у «Зари» небольшие финансовые возможности и мало сотрудников, но при этом клуб тратит огромные деньги на зарплаты футболистов, подписывает условного Громова. Почему не потратить на профессионалов для клубной работы?

– Это уже неправильный подход, а какая-то ваша личная обида. Лицо клуба – это то, что происходит на поле. Сотрудники клуба тоже важны и от них зависит, сколько денег футболист заработает. Но то, что на поле – это на виду. Если спросить о том, кто знает Рафаилова и Караваева, то большинство знают последнего. Меня раз покажут, раз нет, а Караваева все знают. Тем более, у меня должность такая, что я много конфликтую. А футболист вышел, похлопал, подарил футболку. Он – герой.

– Что мне делать, если я хочу купить футболку или шарф «Зари»?

– Зайдите на сайт (интернет-магазин «Зари» выглядит вот так. – прим. Tribuna.com). Магазин был в Луганске, сейчас нет смысла его делать – у нас нет своих болельщиков, они разъехались по другим городам.

– Прошлый сезон «Заря» начинала без титульного спонсора. Его действительно настолько сложно найти?

– Никто не хочет вкладывать деньги в футбол. В прошлом году в нас была одна лотерея, сейчас – другая. Это сложно. И не настолько прибыльно.

Форма украинского клуба, который хочет жить по средствам

– Сколько процентов месячного бюджета?

– Около пяти. И то – раз на раз не приходится. Договор с телевидением – более прибыльно и серьезно. Хотелось бы конечно больше. Как в Англии, например. Но там платное телевидение. Со временем нужно прийти к этому. Только надо избавиться от популизма и совковости, не давая все бесплатно. Мы – страна тотального популизма.

– Сколько вообще получает «Заря» из других источников, не считая вливаний владельца?

– Около 50 процентов. Возможно, даже больше. Ситуация в экономике страны такая, что наш бюджет даже увеличился. Но мы начали уходить от высоких зарплат. Я благодарен ребятам, которые нас понимают. С иностранцами сложнее, поэтому перед ними нет никаких долгов.

– В «Заре» есть задолженности по зарплате?

– Конечно. Но мы постоянно их погашаем. Так получилось, что контракты были подписаны на длительные сроки. Под это был определенный бюджет и организации, которые нам помогали. Потом одна прекратила помогать. А другие предприятия находятся на территории Донбасса. Поэтому есть большие сложности. Но мы с ними потихоньку боремся. И «Заря» даже сейчас далеко не на последнем месте по уровню зарплат.

– Какая ситуация со стадионом и базой в Луганске?

– Стадион – коммунальная собственность, которая никогда «Заре» не принадлежала. Я был там год назад, он в удовлетворительном состоянии, там зеленая трава. Нет такого ухода и той техники, как раньше, но работает полив, трава стрижется, люди работают. А база сгорела, ее нет. Как и нескольких полей. Этого всего уже не вернешь.

– Чем закончился суд с «Черноморцем», который не выплачивал вам выручку с билетов на матчи Лиги Европы?

– Суд первой инстанции состоялся. Наши претензии удовлетворили на 50 процентов. Мы уже подали в апелляционный суд. Но этот суд находится в Одессе. Понятно, что одесситы одесситов пытаются поддержать.

– Сколько вам должны?

– Это вам не нужно знать. Есть претензии, с которыми «Черноморец» не согласен, хотя они оговорены в договоре. Они это оспаривают.

В течение месяца состоится третье последнее заседание Одесского апелляционного суда. Они нашу просьбу не удовлетворят. Но мы не сдадимся. Если надо будет, пойдем в Киев.

– Почему решили играть еврокубки именно во Львове?

– А чем Львов хуже Одессы? Ничем. Разве что нам дальше и дороже сюда лететь. Цена аренды стадиона такая же. То, что клуб из Луганска — это уже отношение болельщиков. Но во Львове не так много хорошего футбола и не факт, что он тут в ближайшее время будет.

В Украине есть только четыре стадиона, где можно проводить такие матчи: в Харькове, Киеве, Львове и с большей натяжкой в Одессе, где очень много непреодолимых вопросов безопасности. «Шахтер» был против, чтобы мы играли в Харькове, а «Динамо» – в Киеве. Поэтому мы обратились сюда.

– Почему «Шахтер» и «Динамо» вам отказали?

– Сказали «нет». «Нет» – значит, «нет». Вот так по-братски, по-соседски...

А в Киев мы обращались в прошлом году. Там странный договор между «Динамо» и «Олимпийским» – частной структуры и государственной. «Динамо» само решает, что проводить на стадионе, а что – нет. Хотя они арендуют стадион лишь дважды в месяц. Грубо говоря, на четыре дня. Мы написали письмо в администрацию президента. Никто не ответил. Ну и Бог с ними.

«С моими взглядами в Европе меня могут лишить родительских прав»

– Вы несколько раз сказали, что совок нужно искоренять. Но при этом считаете диким, когда мужчины целуются. Как так?

– Совок здесь ни при чем. Я есть, был и буду за традиционную семью. Я вообще противник выражения своих чувств на людях. К женщинам – в том числе. Семья – это что-то интимное. Вы меня извините, но если два мужика целуются, и не просто как давние знакомые, а совсем по-другому, то мне это неприятно. Я об этом говорил и буду говорить.

Вот как с этим было раньше – где-то было, где-то слышали, но не более того. А сейчас начинают пропагандировать. Даже в айфоне есть третий пол. Какой третий пол? Возьмите Библию, где четко написано – есть два пола: мужской и женский. Зачем еще что-то придумывать? Давайте скажем, что Господь ошибся и забыл создать третий пол, а мы это сделаем. Это же бред.

26 самых известных спортсменов-геев, совершивших каминг-аут

Могу объяснить, почему так происходит – «золотой миллиард» никто не исключал. И геи – один из способов оставить его «золотым».

Это мои убеждения – как я себя называю, православного атеиста. Я никого не призываю драться и стрелять, а только говорю о том, что не должно быть пропаганды подобного рода отношений.

– Что вы вкладываете в слово «пропаганда»?

– Вы выдели немецкие учебники по сексуальному воспитанию? С моими взглядами в Европе меня могут лишить родительских прав. Там же в туалет дети ходят по выбору: если мальчик считает себя девочкой, то идет в женский. И наоборот.

Какое мы имеем право вмешиваться в природу? Если хочешь – меняй пол. Но пропагандировать таким образом не надо.

– Но нельзя интегрироваться в Европу, ограничивая в правах сексуальные меньшинства.

– Я не говорю об этом. Я лишь против пропаганды.

А по поводу Европы... Ну, не пойдем мы туда – и что? Мне там многое нравится и многое не нравится.

– А если выбор – Россия или Европа?

– Это неправильный вопрос. Мы должны двигаться вместе со всем цивилизованным миром. Но Россия – его часть. Поэтому мы должны жить в дружбе и взаимопонимании со всеми.

«Лучше вообще не играть в футбол». Они пообещали не уезжать в Россию

– Как мы можем жить в дружбе с Россией, если у нас с ней военный конфликт?

– Это провокационный вопрос, на который я не могу ответить так, как я это вижу. Я был на Донбассе, когда все это начиналось, и у меня по этому поводу есть свое мнение.

– Что же вам не нравится в Европе, кроме геев?

– Вот после жеребьевки Лиги Европы в Монако я полетел в Барселону. Столько бомжей я не видел в нашей не совсем богатой стране. Утром там по старому городу невозможно пройти – стоит запах мочи. Мы в эту Европу стремимся?

– А куда нам стремиться?

– Мы вполне самодостаточны. Я не сторонник политических взглядов Тягнибока и Яроша, но единственное, в чем я их поддерживаю – украинцы могут самостоятельно решать свою жизнь. Без американцев, русских и других. Все остальное в их концепции мне, конечно, не нравится.

Рустам Худжамов: «Желать смерти – не по-христиански. Скажу просто – Путин, отъе***сь»

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы