Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Футбольный дайджест

Революция бархата. Последний проект Йохана Кройффа

Как Кронпринц пытался провести революцию в родном клубе и что из этого получилось.

Знаете, когда я дежурно размещал в сообществе об «Аяксе» очередную новость про день рождения кого-нибудь из игроков, прошлого или настоящего, иногда с ужасом для себя задумывался, а что будет, если кто-нибудь из ветеранов клуба умрет? К сожалению, такой день настал.

Этот материал не планировался как реквием по Кройффу. В ней достаточно колких моментов по отношению к Йохану — да, в христианской парадигме морали не принято нелестно отзываться об усопших, но на момент написания текста Йохан был жив, и ни у кого даже в мыслях не было, что все так может обернуться. Мой долг – довести эту историю до вас без искажений.

В текст не было внесено ни одной правки, кроме этого отступления и постскриптума. Публикация планировалась в начале прошлой недели, но возникли задержки. Еще раз повторюсь, текст не был специально приурочен к смерти Кройффа. Просто это жизнь. Холодная и циничная штука.

Материал большой, даже очень. Но разбить его на части или что-либо опустить, с точки зрения его цельности, считаю, было неправильным.

Выражаю слова благодарности своих коллегам по сообществу болельщиков «Аякса» в СНГ, редакции журнала Rytai и лично Юрию Прожоге.

Памяти Йохана Кройффа посвящается.

Этот текст – личное мнение автора, основанное на детальном наблюдении за описываемыми событиями. Автор не претендует на абсолютную истину, ибо таковой не существует.

«Как мухам дети в шутку, нам Боги любят крылья обрывать <...> Купи себе стеклянные глаза и делай вид, как негодяй политик, что видишь то, чего не видишь ты», — Король Лир, Уильям Шекспир (в переводе Б. Пастернака).

Йохан Кройфф покинул «Аякс». Йохан Кройфф серьезно болен — у него рак легких. Йохану Кройффу из Амстердама больше никто не пишет, прямо как тому полковнику из повести Габриэля Гарсиа Маркеса. Клубу, который когда-то сделал из него вселенскую легенду, и в который Кронпринц голландского футбола вернулся около пяти лет назад, чтобы путем так называемой «бархатной революции» построить топ-команду заново, сегодня нужным осталось лишь его имя в качестве бренда, но не он сам.

Многие из вас наверняка воспринимают «Аякс» как последнюю обитель футбольной романтики, свободную от различных веяний современного футбола, в котором сплошь и рядом заправляют деньги, а не принципы самоидентификации. Если посмотреть на амстердамский клуб беглым взглядом, не вдаваясь в детали, то так оно и есть: куча собственных воспитанников, бывшие игроки в руководстве, отсутствие единоличного собственника, своя философия и верность традициям. Но если попытаться приглядеться к нюансам, то, вполне возможно, они снимут с вас иллюзии идеалистического восприятия «Аякса» как островка футбольной романтики. Клуб уже долгие годы раздирают внутренние конфликты и противоречия, которых с приходом Кройффа меньше не стало. Не станет меньше их и с его уходом, почти наверняка. Но прежде чем решить, считать эту историю великим предательством или великим избавлением, попробуйте ответить для себя на вопрос – считаете ли вы Йохана Кройффа романтиком?

Кройфф. Пролог

Великий и ужасный Йохан Кройфф – настоящая икона «Аякса» и голландского футбола в целом. Талантливых и ярких было много, но Кронпринц такой один. В Амстердаме ему простили даже то, что когда-то Спаситель доигрывал карьеру в стане злейшего врага столичной команды – роттердамского «Фейенорда».

Кройфф – человек с необычайными амбициями, как у любого гения его самомнение и самолюбие порою приобретают несколько болезненный оттенок: кого-то это восхищает и привлекает, кого-то раздражает вплоть до тошноты. Но такие личности и не могут быть плоскими, они многогранны и вмещают в себя проявления одновременно гениальной добродетели и злодейства.

Кройфф добился почти всего как футболист, был он и видным тренером. Его послужной список огромен и мог бы занять отдельный текст такого же объема, а личных наград на его кителе не меньше, чем у Брежнева. Из-за проблем со здоровьем тренерскую деятельность Кронпринцу пришлось оставить, однако он не унывал, организовал собственный фонд, попутно работал экспертом на ТВ и колумнистом в ряде изданий. Потихоньку его бизнес развивался, ему удалось стать «серым кардиналом» в каталонской «Барселоне». Конфликт с президентом «блаугранас» Росселем, впрочем, оставил Спасителя не у дел в его второй по жизни обители.

Тогда Летучий голландец переключил свое внимание на альма-матер – амстердамский «Аякс». В 2008 году он уже предпринимал попытки стать тут главным, но они оказались тщетными. Зато спустя несколько лет у него все получилось.

 

Кройфф. Начало

История учит нас, что для того, чтобы стать героем нации, порой просто важно оказаться в нужное время в нужном месте. Во многом этот постулат подходит для Йохана Кройффа и его так называемой «бархатной революции».

Много предыстории: в сезоне 2010/11 амстердамцы под руководством Мартина Йола не смогли показывать столь содержательной игры, как это было годом ранее (тогда аяксиды забили более 100 мячей за сезон, выиграли Кубок Голландии, набрали рекордное количество очков в чемпионате, но все равно остались за спиной «Твенте»). Йохан Кройфф в сентябре 2010 года выступил с серией разгромных статей в колонке De Telegraaf, в которой в пух и прах разнес тогдашнее руководство «Аякса», досталось и Йолу. Атмосфера вокруг команды стала накаляться, и в декабре Йол не выдержал и подал в отставку.

«Мой «Аякс» достоин большего, – писал Кройфф в одной из статей. – Поэтому я призываю всех аяксидов выступить за изменения вместе». Кронпринц в лучших традициях лидеров революционного движения угадал со временем начала активных действий: болельщики, уставшие от долгих лет отсутствия побед и проблем команды с финансами, жаждали изменений и подхватили призыв Кройффа как откровение свыше, восприняв его как спасительный знак (недаром же, собственно, Йохана и называют Спасителем). Ленин от голландского футбола сумел сплотить вокруг себя ряд видных бывших аяксидов, и в декабре 2010-го они выступили с заявлением о необходимости избрания ветеранов команды в руководящий состав клуба.

Пошли первые победы Кройффа: его сторонники – Дик Схунакер, Питер Буве, Дик де Грот, Барри Хулсхофф, Кейе Моленар, Арон Винтер и Ко Мейер – были избраны в Совет Ветеранов «Аякса». Ярый приверженец Пифагора в бутсах – Франк де Бур – занял пост главного тренера команды.

Представьте картину: Кройфф стоит перед офисом «Аякса», вокруг толпы фанатов с красно-белыми стягами, десятки репортеров с боем, буквально по головам своих коллег пытаются пробиться ближе к новому лидеру, который декламирует основные тезисы своей программы. Для пущей эпичности не хватает разве что броневика. Но путь Кронприца к возвышению не был гладким и стремительным, как и любому видному революционеру, ему пришлось встретиться с отпором оппозиции.

Кройфф. Интриги амстердамского двора

Первоначально для Кройффа все шло весьма неплохо: были созданы консультативные группы, состоящие преимущественно из адептов Кронпринца, они должны были сформировать новые органы оперативного руководства клубом. Однако люди из высших эшелонов клубной власти – последнего оплота оппозиции по отношению к резким переменам – всячески мешали гегемону «бархатной революции».

Ури Коронел, председатель правления клуба (фактически — президент), например, выступил с инициативой запрета проведения Кройффом изменений. Впрочем, общественность была всецело за легенду голландского футбола и выдвигаемые им постулаты. «Мы за Кройффа горой!» – кричали фанаты на трибунах и пикетах возле офиса. Это давило на руководство, а Йохан был на коне.

«Карфаген должен быть разрушен». Собственно, 1 июня Кройфф одержал очередную крупную победу: он вошел в новый Наблюдательный совет вместе со Стивеном тен Хаве, Марьян Олферс, Паулем Ремером и Эдгаром Давидсом. Попутно произошли изменения и в нижних структурах управления: Деннис Бергкамп стал ассистентом де Бура, бывшие игроки «Аякса» Яп Стам, Марк Овермарс, Роналд де Бур и Джон Босман заняли различные тренерские должности в основной и юношеских командах, а Вим Йонк и Рубен Йонгкинд попали в академию клуба.

Оказавшись в роли руководителя, Кройфф решился предпринять следующий шаг, который бы смог упрочить его влияние на «Аякс» – поставить своего человека на пост генерального менеджера де Годензонен, который освободился в связи с уходом Рика ван дер Бога. Кронпринц попытался пропихнуть кандидатуру своего старого товарища Тче Ла Линга, однако она не вызвала восторга у остальных членов Наблюдательного совета, в ходе ее обсуждения Эдгар Давидс даже демонстративно покинул заседание комиссаров. Компромиссный вариант с Марко ван Бастеном в свою очередь с помощью различных ухищрений был отбракован уже самим Кройффом, за которым стояли Совет Ветеранов и болельщики.

В ноябре 2011 года, пока Кронпринц занимался своими делами в Барселоне, за его спиной был принят ряд важных решений: по согласию членов Наблюдательного совета, новым генеральным менеджером должен был стать Луи ван Гал, техническим директором – Данни Блинд; Наблюдательный и Исполнительный (состоящий из ненавистного Йохану Ури Коронела и ряда других лиц) советы уходили в отставку и переизбирались заново, уже в рамках объединенного Исполнительного совета.

Гневу Кройффа не было предела: мало того, что его коллеги предлагали назначить на одну из ключевых должностей в «Аяксе» ван Гала, которого Кронпринц терпеть не мог, так еще и его собственное положение оказалось под угрозой. Восхождение Кройффа могло оборваться на полпути.

Кройфф. Да здравствует революция!

Однако Спаситель с помощью своего друга-юриста Кейе Моленара сумел перехитрить всех и выйти триумфатором из сложившейся ситуации – судебные органы признали решения руководства клуба по назначению ван Гала и Блинда незаконными, Апелляционный суд Амстердама через несколько месяцев подтвердил обоснованность вердикта суда первой инстанции.

Кроме того, Кройффу удалось пропихнуть в Исполнительный совет своих людей: 22 декабря 2011 года в него вошли Хенни Хенрикс, Тонни Брюинс Слот, Ян Бюскермолен, Дик Схунакер и Кес Верхорн. Через несколько дней после назначения председатель обновленного правления Хенрикс встретился с гегемоном «бархатной революции» лично, после чего заявил о поддержке курса Кронпринца.

После решения суда Наблюдательный совет также ушел в отставку. В него в 2012 году вошли ставленники и друзья Кройффа: Ханс Вейерс, Тео ван Дейвенбоде, Лео ван Вейк, Долф Колле и Эрнст Лигтхарт.

В то же время генеральным менеджером был назначен опытный управленец Майкл Кинсберген – он должен был к 2014 году подготовить в роли своего сменщика Эдвина ван дер Сара, который стал коммерческим директором клуба. Пост технического директора занял Марк Овермарс, директором департамента по развитию молодежи (по сути – академии) уже был назначен Вим Йонк. Все молодые, все – плоть от плоти аяксиды, все верят в идеалы «бархатной революции». Пока еще верят.

Сам Летучий голландец стал де-юре советником, а де-факто – главным лицом в «Аяксе». Ваша взяла, Мистер Кройфф – славная империя теперь в ваших руках!

Вертикаль власти Кройффа: второй ряд (слева направо): Колле, Лигтхарт, Вейерс, ван Дейвенбоде, ван Вейк; нижний ряд – Йонк, Слоп, ван дер Сар, Овермарс, Кинсберген, Бергкамп, де Бур. 

Кройфф. Расцвет революции

Вот какие изменения произошли при Кройффе в структуре «Аякса»:

  • Приход к оперативному управлению клубом людей, имеющих прошлое в де Годензонен;
  • Формирование технического департамента в качестве основного органа, отвечающего за спортивные результаты клуба;
  • Объединение Исполнительного совета и Совета Ветеранов в один общий орган – Исполнительный совет. Теперь ставленники Кройффа имеют влияние в совете акционеров «Аякса»;
  • Окончательное разделение функций технического департамента и департамента по развитию молодежи (проще говоря, академия стала более независимой и получила больше полномочий);
  • Увеличение штата тренеров и иных специалистов (например – по дзюдо, бегу, плаванию, регби), которые занимаются с молодежью;
  • Изменения полномочий технического и коммерческого директоров клуба.

«Бархатная революция» явно дала определенные позитивные подвижки:

  • Работа Вима Йонка привела к развитию клубной академии, которая в последние годы признается в числе лучших на родине и во всем мире;
  • Марк Овермарс сумел разобрать завалы в зарплатных ведомостях, оставленных ему предшественниками, и нормализовать (вместе с финансовым директором Йеруном Слопом) клубный баланс;
  • Эдвин ван дер Сар совместно с Майклом Кинсбергеном привлекли в команду ряд партнеров и спонсоров (Huawei, СST, Ziggo, ABN AMRO) в результате чего «Аякс» стал одним из самых богатых клубов региона, наравне с ПСВ;
  • Франк де Бур сумел вернуть команде радость чемпионства, мало того – де Годензонен становились чемпионами четыре раза подряд (2011,2012, 2013, 2014).

При этом постепенно стали вырисовываться и определенные проблемы, в основном связанные со спортивной составляющей: прославленный «Аякс» уже давно перестал добиваться успехов на европейской арене, почти каждый год испытывая конфуз с соперниками классом ниже его.

Повальной критике подвергалась и селекционная политика команды: аяксиды практически перестали приобретать опытных футболистов со стороны, отпуская в то же время по номинальной трансферной стоимости юных лидеров. Например, Кристиан Эриксен ушел за 13,5 млн. евро, Тоби Алдервейрелд – 7 млн. евро, Дэйли Блинд – 17,5 млн. евро. Сравните с другими трансферами сегодняшнего дня.

В свою очередь потолок зарплат в 1 млн евро, установленный, казалось бы, в рамках временной меры, менять никто не собирался, игроки же по степени взросления и роста  футбольного мастерства за такие гроши (по сегодняшним меркам) играть не хотят. Клубная казна в целом полна, но тратить эти деньги никто не собирается. Да и внимание спонсоров привлекается уж слишком вяло, учитывая статус клуба и его логистическое расположение. Средний возраст команды тем временем с каждым годом по своей юности все ближе стремится к рекордному.

Сам Кройфф предпочитал следить за делами своей империи на расстоянии, занимаясь фондом имени себя в любимой Каталонии или поигрывая в гольф на своей вилле. Но однажды что-то пошло не так.

Кройфф. Раскол

Поддержка Кронпринца в массах успела упасть после судебного процесса по ван Галу, обожаемому фанатами. В дальнейшем она, хоть и не критично, но продолжала снижаться. Кульминацией кризиса «бархатной революции» стал конфликт в менеджменте клуба, случившийся весной прошлого года, когда среди адептов Летучего голландца появились отступники. Нижний сегмент руководства клуба разбился на два лагеря: представители академии и представители технического департамента. Прямо как фракции ВКП.

Немного о противоборствующих сторонах: одну из них представляли Вим Йонк и его соратники из департамента по развитию молодежи. Основная цель, преследуемая в споре – получение предусмотренных средств на развитие академии. Также они желали видеть как можно больше выходцев из «Де Тукомст» (академия амстердамского «Аякса») в первой команде, причем преимущественно голландцев. Эта сторона конфликта получила одобрение Кройффа, активно выступающего за развитие клубной молодежи.

Рубен Йонгкинд, один из соратников Йонка, жаловался на то, что коллегия молодежных тренеров не получила нужных денежных средств: департамент по развитию молодежи в прошлом сезоне запросил дополнительные два миллиона евро на расширение академии, но получил чуть менее миллиона. Взамен же все, мол, видят не самые удачные трансферы от Марка Овермарса.

В клубе, как отмечалось Йонком, благоприятная финансовая обстановка, но курс, выбранный Кройффом, был поставлен под угрозу срыва из-за отсутствия финансирования и разногласий в трансферной политике клуба. Родители молодых игроков начали жаловаться на снижение уровня обучения. Вим Йонк был недоволен и тем, что технический корпус клуба не смотрит на выращенную им молодежь, а лишь скупает некачественных, по его мнению, игроков.

Второй «лагерь» представляли члены технического департамента: Франк де Бур, Марк Овермарс и Деннис Бергкамп. Их цель – больше опытных игроков (естественно – со стороны); больше отдачи от филиалов в Кейптауне и Тренчине, из которых в первую команду долгое время уже никто не приезжал (при этом им оказывается всевозможная помощь, т.е. происходит трата ресурсов); не позволять раздувать штат академии до космических величин за счет новых вакансий психологов и иных специалистов, которых, по их мнению, в «Де Тукомст» уже чрезмерное количество.

А корни конфликта во многом банальны и глупы вплоть до одурения: дело в том, что в ходе предыдущего реформирования нижнего сегмента управления клубом многие положения и полномочия ответственных лиц были не прописаны, или сделано это было криво. В итоге кто-то занимался не своим делом, подменяя компетентные институты, а у кого-то полномочий не хватало. Также хромали и многие процедурные моменты разрешения подобных коллизий. По совести, это вина Кронпринца и Ко.

Конфликт в руководстве «Аякса», естественно, вызвал большой интерес прессы. Ряд голландских изданий решил провести собственное расследование, и журналистам удалось нарыть кое-что интересное.

Кройфф. Скелеты в шкафу

Сперва и наиболее шумно отметились газетчики из De Volkskrant – они обвинили Спасителя в использовании «Аякса» в качестве персонального бизнес-проекта: все в клубе должны выполнять так называемую «концепцию Кройффа», делая упор на развитие академии, в то же время сам Кронпринц и его друзья, прикрываясь просто-напросто брендом школы «де Тукомст», сбывают на сторону технологии воспитания юниоров и получают откаты с их трансферов.

Журналисты издания с помощью источников в клубе сумели изучить (по их заверениям) ряд внутриклубных документов, которые кое-что проясняли. Например, состояние Кройффа в промежутке между 2011 и 2013 годами увеличилось более чем в два раза. Дело в том, что Спаситель в 2012 году продал «Чивасу» технологии амстердамской академии. От лица Кронпринца переговоры с владельцем мексиканского клуба Хосе Вергарой вела его дочь. Видимо, чтобы внимания не привлекать. Через девять месяцев после подписания соглашения стороны его расторгли. Сумма сделки известна не была, однако в своей испанской налоговой декларации Кройфф в графе «доходы» указал сумму в 6,4 млн евро, что на 5,2 млн евро больше, чем было на его счетах годом ранее.

А ведь на этом список не заканчивается. «Аякс» имеет договоры о сотрудничестве с «Крузейро», «Палмейрас», «Бэйдзин Гуань», канадской «Реджиной», «Мамелоди Саундс», тем же «Тренчином». Это так называемая «Сеть Йохана Кройффа». Все ли доходы из этой «Сети» идут в «Аякс»?

Сеть Йохана Кройффа

Кстати о «Тренчине». Вслед за Кройффом De Volkskrant взялась и за его товарища – Тче Ла Линга, который претендовал на должность генерального менеджера амстердамцев (уже во второй раз). Голландец китайского происхождения позиционировал себя как успешного предпринимателя, способного оживить финансовую жизнь «Аякса». Однако журналисты выведали, что никакого бизнеса по недвижимости в Словакии, о котором говорил Ла Линг, на самом деле не существует в реальном мире. Возможно, в какой-то параллельной вселенной, но не в этой.

Кроме того, Ла Линг задолжал своему бизнес-партнеру, с которым они вместе приобретали «Тренчин»: свою долю в 1,3 млн евро он так и не выплатил. Сам клуб при этом имеет отрицательный баланс в 3,4 млн евро, через команду прошло большое количество игроков, что как бы намекает на отмывание денег на трансферах.

Много говорилось и писалось о проекте стадиона «Тренчина» в 350 млн евро, курируемом самим владельцем клуба. На подобные известия знающие люди в Словакии недоуменно покрутили у виска пальцем, ведь эта сумма равняется 10 бюджетом города Тренчин.

Ла Линг и Кройфф эти сведения никак комментировать не стали. Возможно, это всего лишь домыслы журналистов.

Кройфф. Закручивание гаек

Как же разрешил конфликт в руководстве сам Кройфф? А как можно защитить результаты революции от посягательств диссидентов – только репрессиями.

Кройфф самолично приехал в Амстердам, чтобы встретиться с конфликтующими сторонами и развеять смуту. Еще до его приезда с поста генерального менеджера убрали Кинсбергена (вернее будет сказать, с ним просто не стали продлевать контракт), признав кулуарно основным виновником допущения конфликта в офисе клуба. По итогам же посещения столицы оранжевого королевства Кройффом были приняты следующие решения: Наблюдательный совет создал Стратегический комитет, который должен был действовать до назначения нового генерального директора. В структуру этого совета вошли Долф Колле (ответственный за осуществление бизнес-проектов) и Тео ван Дейвенбоде (спортивные вопросы, концепция Кройффа).

Кроме того, Наблюдательный совет учредил в комитете должность советника, который вошел в комиссию по урегулированию конфликта в секторе технического управления «Аякса». Им стал тот самый Тче Ла Линг – бывший игрок «евреев» и друг Кройффа, владелец ФК «Тренчин», с которым у де Годензонен подписано соглашение о сотрудничестве.

Колле и ван Дейвенбоде не дали развернуться Овермарсу на трансферном рынке, вместо 10 млн евро на нападающего, выделив 10 млн евро на трансферную кампанию всего. В общем, теперь по всей видимости становятся понятны истинные причины селекционных промахов «Аякса» последних лет, ибо не думаю, что это единичная акция. Тем временем за Овермарса очень крепко взялся Ла Линг. Неудачный старт сезона вынудил де Бура и Бергкампа сосредоточиться на решении спортивных задач, тем самым оставив бедного Марка по сути на растерзание.

Трансферная политика «Аякса»

Тче Ла Линг по итогам своей работы составил доклад, который лег в основу решений Наблюдательного совета по новым назначениям в «Аяксе». Некоторые выдержки из доклада Ла Линга чуть позднее просочились в прессу и были опубликованы в De Telegraaf. Как стало известно из опубликованного в ведущем голландском издании, основная волна негативных стрел в нем была направлена на Овермарса: неподписание контрактов с компетентными работниками и талантливыми игроками, некачественный скаутинг, обход установленных процедур, сомнительные трансферы, плохая коммуникация с академией. Досталось на орехи также и другим — Бергкампу, де Буру, ван дер Сару.

Весьма невовремя для Овермарса вылезла и другая история, выставляющая технического директора «Аякса» в негативном свете: De Volkskrant обвинила его в неэтичном поведении и «конфликте интересов». Как установило голландское издание, в 2013 году Марк заключил договор о строительстве лицея на территории базы академии «Де Тукомст» со своим братом, который занимается строительным бизнесом. В связи с этим встал вопрос о наличии нарушения корпоративной этики со стороны Овермарса. Сам он не стал отрицать, что договор был, однако при этом отметил, что руководство было в курсе происходящего.

После заслушивания доклада Ла Линга наблюдательный совет принял следующие решения:

  • Долф Колле занял пост генерального директора. В сферу его полномочий вошли все вопросы, связанные с общим управлением и финансами. Официальное утверждение в должности было назначено на 13 ноября 2015 года, в день очередного совета директоров клуба;
  • Эдвин ван дер Сар стал новым техническим директором клуба, при этом он продолжил курировать вопросы маркетинга. Через год он займет пост генерального директора «Аякса»; 
  • Полномочия Марка Овермарса были сокращены вплоть до вопроса приобретения игроков и продления контрактов с ними, т.е. его пост аналогичен должности спортивного директора;
  • Полномочия Вима Йонка в качестве главы департамента по развитию молодежи остались прежними

Таким образом, становится понятно, что в плане кандидатуры генерального менеджера в итоге был выбран компромиссный вариант (один из кандидатов — Роджер ван Бокстел, был поперек горла Кройффу еще со времен временной администрации, Ла Линг в свою очередь вызывал вопросы у Наблюдательного совета).

Долф Колле – опытный 62-летний банкир. Свою карьеру в ABN AMRO он начал в 1980 году, в банке он занимал несколько должностей, став в 1992 году директором по региональному развитию. В 1996 году Колле становится старшим исполнительным вице-президентом банка по коммерческому развитию, в его сферу входило внедрение интернет-банкинга.

В 2000-2006 гг. он входил в совет правления банка. В 2001-2012 гг. был членом правления финансовой компании FMO, также он занимал должность одного из директоров K&H Bank. Сейчас он входит в совет правления TIIN Buy-out & Growth Fund B.V., также является консультантом 9 различных крупных компаний Нидерландов, например – сети розничной торговли HEMA. С 2012 года Колле – член наблюдательного совета амстердамского «Аякса».

Кройфф. Затишье перед бурей

Казалось бы, Колле – ставленник Кройффа, в плане финансов человек опытный, слишком рисковать не будет. Он получил в распоряжение один год для решения некоторых внутренних проблем клуба, главная из которых – конфликт в сфере технического менеджмента команды. Также Колле должен был подготовить всецело лояльного идеалам «бархатной революции» (по мнению Кройффа) Эдвина ван дер Сара в качестве своего преемника.

Казалось бы, все – Кронпринц показал всем свое место, вновь сделав все так, как ему и хотелось. Можно спокойно и дальше играть в гольф. Однако дальнейший ход событий показал, что принятые изменения отнюдь не стали гарантией наступления благоденствия для Кройффа. Проблема в том, что Спасителю было лень руководить своим детищем из Амстердама, он предпочитал делать это на расстоянии. С таким клубом, как «Аякс», осуществлять это качественно – дело весьма затруднительное.

Почуяв неладное, Кройфф решил следить за событиями с помощью надежного человека, который был бы его «глазами» и «ушами» в клубе – Ла Линга (а он в клубе остался, чтобы следить за осуществлением изменений, согласно плану Спасителя). Проблема в том, что этот господин не очень компетентен для решения серьезных задач. До Че (Гевары) Тче (Ла Лингу) было далековато.

Кройфф упустил момент, когда его «бархатная революция», упав в пучину кризиса, прошла через точку невозврата: временные органы при отсутствии генерального менеджера, проблемы с селекцией, проблемы с академией, приглушенный (но до конца не решенный) конфликт в техническом департаменте клуба, непрописанные полномочия. При этом Кронпринц был не в курсе всей ситуации, происходящей в его империи, где каждый потихоньку начинал преследовать свои интересы за его спиной. Некомпетентность, преступная алчность и просто глупость. Стагнация, достойная времен брежневского застоя. Революционный романтизм уступил место постреволюционному реализму.

Кройффу его ставленниками была уготована роль живой ширмы, за которой они могли бы спокойно реализовывать уже свои интересы. Сам же Йохан еще даже не подозревал, какой неожиданный поворот ожидает его в сценарии собственной жизни.

Кройфф. Начало конца

Вся эта история со скандалом в руководстве «Аякса» и последовавшими за ним журналистскими расследованиями и клубными перестановками вызвала определенный интерес в обществе. Подогревалось эта шумиха еще и тем, что по докладу Ла Линга на ноябрьском заседании совета директоров якобы должны будут приняты дополнительные судьбоносные решения, которые могли повлиять на некоторых людей из высшего эшелона власти амстердамского клуба.

При этом в прессе начался новый виток критики «бархатной революции». В частности, весьма резко по отношению к Кройффу и его детищу высказалась другая легенда «Аякса» – Марко ван Бастен.

«Йохан имеет большую власть, но делами управляет на расстоянии, – отмечает ван Бастен. – С помощью Тче Ла Линга он намерен это исправить. В этих историях много неясного, никто не собирается говорить правду. Никто не сможет остановить Йохана. Никто и не смеет, по-видимому, вне зависимости хочет или может ли он». Однако Марко ошибался.

В конце октября Кройффа настиг первый серьезный удар — в ходе обследования в Испании у него был диагностирован рак легких. Кронпринц пытался сохранить известие о своей болезни в тайне как можно дольше, но утечка в прессу произошла практически сразу же, став сигналом к действию для заговорщиков в Амстердаме.

Уже 10 ноября вышел официальный пресс-релиз от имени клуба, в котором было объявлено, что Вим Йонк уволен с должности главы академии «Аякса». Как было отмечено в заявлении руководства на официальном сайте де Годензонен, Йонк отказался вступать в переговоры с техническим советом и выставил дополнительные условия, что и послужило причиной увольнения. По сути, директора академии обвинили в волюнтаризме.

Для Кройффа это стало вторым серьезным ударом, ведь Йонк оставался единственным, кто яро продвигал идеалы «бархатной революции» в жизнь: Овермарс, Франк Де Бур и Бергкамп от них со временем дистанцировались; Стам и Трастфулл всегда стояли особняком; Роналд де Бур, Крек и Горре больше не занимают постов в клубе; Брайан Рой также изменил свою позицию и после конфликта с Вимом ушел из «Аякса». Только Йонк и его правая рука — Йонгкинд, только они продолжали оставаться проводниками идей Спасителя в Амстердаме, но внезапно им указали на дверь. Справедливости ради, директор академии аяксидов во многом сам повинен в собственном увольнении – в течение 2015 года он успел разругаться со всеми, с кем только это можно было сделать, самым показательным стал конфликт с Деннисом Бергкампом: близкие с юных лет друзья уже давно не здороваются друг с другом.

 

Сам Йонк сразу же выступил с ответным заявлением, в котором отметил, что причины увольнения надуманы: «Это не было похоже на разговор, меня просто поставили перед фактом. В два часа дня меня вызвал к себе Колле, там был и ван дер Сар. Колле объявил о решении, затем мне подсунули под нос письмо с их мнениями и пресс-релиз. С этим заявлением я несогласен, потому что они делают вид, что это было обоюдное решение».

Вот тут-то и завертелось: Кройфф публично заявил, что поддерживает Йонка, а действия комиссаров клуба идут вразрез с идеалами «бархатной революции»; Ла Линг рассказал прессе, что покинул Амстердам в октябре не по вопросам своего бизнеса, как объявили в клубе, а ввиду отставки; тренеры академии написали коллективное письмо руководству в поддержку Йонка, в то же время неизвестные разместили вырезки из интервью Кройффа по всей территории академии, что вызвало гневную реакцию у ван дер Сара, который приказал убрать все экземпляры бумажных изданий с территории «Де Тукомст»; фанаты собрались устроить массовые акции протеста в день проведения совета директоров, угрожая беспорядками.

Тем временем Йонк отказался покидать свой пост добровольно, подав прошение о рассмотрении трудового спора в арбитражную палату КНВБ (Королевского футбольного союза Нидерландов). Разбирательство было назначено на 16 декабря, посредником в процессе вызвался выступить Кейе Моленар, старый друг Кройффа. Кроме того, Вим имел еще одну лазейку: он мог вернуться на работу в том случае, если новый Избирательный совет не поддержит решение предшественников. Заседание Совета было назначено на 17 декабря.

Так что же произошло? Как оказалось, в клубном конфликте противоборствующих лагерей было не два, а три: кроме сторонников «бархатной революции» (Кройфф, Йонк, Йонгкинд) и «отступников» (Овермарс, Бергкамп, де Бур), которые действовали открыто, были и «заговорщики», которые ждали удобного момента. Это объясняет линию поведения таких умных и влиятельных людей из Наблюдательного совета, как ван Вейк, Колле и ван дер Сар, которые якобы соглашались с идеалами Кронпринца, хотя было видно, что революция откровенно зашла в тупик касательно всего, что не относится к академии.

По сути, это был передел власти: воспользовавшись болезнью Кройффа, «заговорщики» принялись за активные действия и решили взять все в свои руки – нет Ла Линга, нет Йонка и влияние Спасителя сведено на нет, а пока шум не успокоится, можно прикрываться ширмой следования идеалам «бархатной революции». Заодно и отступникам указать на их место: Марк Овермарс ведь уже подозревался в неэтичном поведении и «конфликте интересов» из-за того, что привлек своего брата-бизнесмена к строительству объектов на базе академии. И неважно, что все было сделано с ведома руководства, при удобном случае это будет прекрасным поводом для отставки. Надо будет, и де Буру припомнят плохие результаты команды в Европе.

Вот только Кройфф-то был в тот момент отнюдь не при смерти и мог дать отпор, а тогда бы полетели головы заговорщиков с плахи. Многое решалось на заседании Совета директоров, которое было назначено на пятницу, 13 ноября. Символично, не правда ли?

Кройфф. Переворот

Наконец, «День Х» настал: куча сильных мира сего собралась в конференц-зале на «Амстердам-Арене», где располагается офис «Аякса», чтобы через несколько часов решить судьбу клуба. Заседание продлилось намного дольше, чем ожидалось, порою дискуссия была излишне оживленной, но результаты ее для Кройффа были неутешительны.

Вкратце об итогах заседания совета директоров:

  • Глава Наблюдательного совета Ханс Вейерс покидает свой пост, в скором времени его сменит Лео ван Вейк;
  • Долф Колле официально вступил в должность генерального менеджера, Эдвин ван дер Сар – технического директора клуба;
  • Вим Йонк покидает «Аякс». Причиной увольнения, по словам Колле и ван Вейка стало то, что Йонк отказался идти на контакт с остальными членами технического совета и выставлял ультиматумы;
  • По словам Ханса Вейерса, клуб продолжит следовать «плану Кройффа». «Я призываю всех перестать гадить в свое родное гнездо», – заявил Вейерс. Лео ван Вейк уточнил, что из-за увольнения Йонка «никакого лицемерия в следовании «плану Кройффа» не будет». Эдвин ван дер Сар в свою очередь отметил, что «работа по воспитанию молодежи не может зависеть от одного человека»;
  • Исполнительный совет «Аякса» в лице Хенни Хенрикса поддержал решение Наблюдательного совета по Виму Йонку;
  • Также был рассмотрен доклад Тче Ла Линга, по итогам заслушивания которого было принято решение что Марк Овермарс, Эдвин ван дер Сар и Франк де Бур справляются со своими обязанностями.

При этом Кейе Моленар — друг Кройффа и известный адвокат, а в прошлом и футболист «Аякса» – не был допущен на территорию «Амстердам-Арены» по требованию руководства клуба. Моленар хотел представлять там интересы Йонка. В общем, как очень точно отметил один из акционеров клуба в общении с прессой по итогам судьбоносного заседания: «Это просто полная хрень».

Кто такой Лео ван Вейк? Ван Вейк – это известный голландский топ-менеджер, член Наблюдательного совета «Аякса». Имя себе он сделал в KLM (ведущая голландская авиакомпания), с 2009 года – вице-председатель наблюдательного совета Air France-KLM. Также является членом наблюдательного совета AEGON и консультативного совета ABN AMRO. Кавалер ордена Почетного легиона, командор ордена Оранских-Нассау. Кроме того, он старый друг Кройффа – в юности играл с ним за молодежку «Аякса». 

Ван Вейк – очень весомая фигура в Нидерландах, равносильная в плане регалий и авторитета самому Кронпринцу, а в плане ведения бизнеса – и вовсе превосходящая. Вся эта история с переворотом открыла причины его пассивности в ответ на все ухищрения Кронпринца: он просто ждал подходящего момента. Ну не мог ведь человек с таким управленческим опытом просто так смотреть на то, как Кройфф пытается пропихнуть абсолютно некомпетентного Ла Линга в клуб, чтобы тот был смотрящим за порядком. Все же, дружба дружбой – а бизнес врозь. К тому же, как установили журналисты, у ван Вейка намного больше общего с Колле, Вейерсом и Хенриксом — все они неоднократно пересекались друг с другом еще до уютных кресел комиссаров Наблюдательного совета «Аякса» в годы учебы или на деловом поприще.

Поддержка Хенриксом решений Наблюдательного совета стала очередным ударом для Кройффа, который отправил его в своеобразный нокдаун. После злополучного заседания совета директоров Кронпринц заявляет о своем уходе с поста советника в «Аяксе».

Кройфф назвал себя обманутым, выступил с обвинениями в адрес руководства «Аякса»: Хенриксу вменил желание скупить все акции клуба, Вейерса уличил в некомпетентности, ван Вейка и ван Дейвенбоде — в преследовании корыстных интересов. Показательно, что Вейерс слова Кройффа назвал «ерундой».

Кстати об акциях: практически сразу же после совета директоров пришла новость о том, что ассоциация акционеров «Аякса» будет закрыта. Об этом было объявлено на официальном сайте организации. Ассоциация была основана в 2011 году, ее цель состояла в том, чтобы дать болельщикам и мелким акционерам право голоса в определении политики клуба. У руководства «Аякса» на данный момент 73% всех акций. Что ж, теперь наверняка их станет больше.

Оставшись без поддержки, борьбу оставил и Йонк — он согласился с отставкой и отказался от судебной тяжбы с клубом. Вместе с ним клуб покинул его заместитель — Рубен Йонкгинд, а также около десятка тренеров и работников академии. Впрочем, всех несогласных из стана «Де Тукомст», которые вышли на пикеты возле офиса «Аякса» в ту злополучную пятницу, и так бы уволили, если верить информации инсайдеров. Что касается болельщиков, то их изначальный порыв выступить в защиту Кройффа и Ко неожиданно угас: на протестной демонстрации присутствовали от силы два десятка человек, притом вели они себя пассивно и разрозненно.

Кройфф напоследок попытался мобилизовать силы на предстоящее заседание Исполнительного совета, которое было намечено на 17 декабря. Но и тут его ждало фиаско: 324 члена клуба (а там был и бывший президент клуба, а ныне глава КНВБ Михаэль ван Праг, и некогда соратники Кронпринца — Кайзер и Схунакер) поддержали председателя Хенни Хенрикса и его соратников в вопросе одобрения действий Наблюдательного совета. От Кройффа отвернулись все.

Кройфф. Эпилог

Йохан Кройфф остался ни с чем. Он как Ленин — после прихода болезни уже не влияет на линию партии, хоть и по-прежнему его профиль гордо реет на партийных стягах. Вот только вместо былых идеалов «бархатной революции» Кронпринца потихоньку будут продвигаться другие, с ним уже не связанные. Плохо ли это для «Аякса»? Неизвестно. Посмотрим, как ван Вейк будет справляться со своим новым бизнес-проектом и удастся ли ему победить в противоборстве со «свадебным генералом» Хенриксом, который больше занимается перерезанием ленточек, нежели реальными делами. Хотя уже сейчас намечены изменения в структуре управления амстердамским клубом.

«Бархатная революция» тем временем окончена. Не де-юро, но де-факто — в клубе просто не осталось людей, которые продвигали бы идеалы Спасителя в чистом виде. Уже началась подмена понятий, тот же Франк де Бур отмечает, что план Кройффа — это философия «Аякса». В целом, начавшись за здравие, революция завершилась если не за упокой, то топтанием на месте уж точно. В чем же причина итоговой неудачи Кронпринца?

Во-первых, Кройфф не хотел руководить своим детищем на месте, из Амстердама. Каким бы замечательным ни был ваш план, но реализуем он лишь тогда, когда вы держите все в своих руках на месте, каждый день. Йохан Дерксен отметил: «Вы не можете дать всем задание выполнять план, сказать: «Ребята, дальше сами», и уехать в Барселону». Такое возможно только при соответствующем подборе кадров.

Во-вторых, окружение. Кройфф сделал ставку на лояльность, а не профессионализм, за что и поплатился. На это указывает и ветеран «Аякса» Пит Кайзер. Показательна история с Хенриксом и Ла Лингом: один в итоге ответил «предательством», другой — своим непрофессионализмом не раз подводил Кройффа.

Марк Гестман, один из бывших соратников Кройффа по «бархатной революции», заявил в интервью, что от сведущих людей в клубе он знает: доклад Ла Линга – это бумажка, писанная по воде. Ведь он даже не пообщался со всеми участниками конфликта как следует, не взвесил все «за» и «против». По заверениям Бергкампа и Овермарса, за все несколько месяцев пребывания в клубе, Ла Линг разговаривал с каждым из них от силы на протяжении получаса. Несколько раз с важным видом походить туда-сюда по коридору и перекинуться парой фраз с кем-то — для серьезного отчета маловато.

Кстати, Йонку тоже вменяют в вину то, что он в своей работе слишком полагался на мнение ближайшего окружения, в частности — Йонгкинда, пренебрегая позицией коллег из технического департамента.

Основной же причиной неудачи революции Кройффа стала его болезнь: не будь ее, так легко свергнуть Кронпринца заговорщикам не удалось бы. Уверен, он подтянул бы все свои связи среди управленцев и бывших футболистов, мобилизовал бы прессу и фанатов, пошел до конца. Однако вопросы здоровья для Кройффа сейчас намного важнее, чем перетягивание канатов с бывшими соратниками. Сейчас ему предстоит бой с более коварным соперником.

Великие люди ошибаются по-крупному. Кройфф ушел, но остался ли «Аякс» без Кройффа? Нет, потому что как невозможно вырвать из Спасителя дух амстердамской выучки, так и невозможно из «Аякса» изъять дух Кройффа. Он повсюду, он везде. Он витает в воздухе, он растворен в пространстве. Уверен, в случае победы над своим сегодняшним врагом, Йохан вернется сильнее, чем был прежде. И неважно, являлся ли для него «Аякс» последним оплотом романтизма, или же холодным бизнес-проектом. Здоровья Кройффу!

P.S. Покойся с миром, Кронпринц...

Иллюстрации: Юрий Прожога

Текст: Роман Белинский

Отдельная благодарность администрации ВК-сообщества болельщиков «Аякса» в СНГ - Георгию Батину, Никите Головахину, Роману Давыденкову и Юлии Уколовой, а также редакции журнала Rytai. – Роланду Юхне, Никите Никулину, Кристиане Либеруму и Никите Киселеву.

МАРТ 2016

Памяти Йохана Кройффа

Карьера Кройффа в 26 фотографиях

Что делать, если вы не видели ни одного матча Йохана Кройффа

 

Фото: globallookpress.com/Panoramic (2); ajax.nl (топовое)

Автор
  • Tribuna.com

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+
Включите уведомления,
чтобы быть в курсе самых важных новостей