Блог Футбольный дайджест

Виктор Скрипник: «Возглавив «Вердер», предложил штрафовать за пьянство на 5 евро»

Он стал первым выходцем с постсоветского пространства, который возглавил команду Бундеслиги. Виктор Скрипник успел поиграть в чемпионате СССР, блеснул в «Днепре» и уехал в «Вердер», честь которого защищал на протяжении долгих восьми сезонов. Потом десять лет отработал в структуре клуба, после чего принял первую команду. Еженедельнику «Футбол» Скрипник рассказал, как предложил команде самостоятельно расписать сумму штрафов, и объяснил, почему до сих пор не оформил себе немецкий паспорт.

Виктор Скрипник: «Возглавив «Вердер», предложил штрафовать за пьянство на 5 евро»

Шааф

– Десять лет назад лучшим тренером Бундеслиги был признан наставник «Вердера» Томас Шааф, набравший 66,8 процента голосов. Для того чтобы по итогам нынешнего сезона лучшим тренером чемпионата стал Виктор Скрипник, «Вердеру» нужно выигрывать первенство? 

– Конечно, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Но при этом не стоит терять ощущения реальности. О подобных регалиях уж точно пока не думаю. Мыслю более приземленно. Мы будем рады, если не вылетим из Бундеслиги. Индивидуальные награды мне пока что до лампочки. Тем более что они приходят только тогда, когда команда демонстрирует очень яркую игру.

– Маститый тренер, под началом которого вы становились чемпионом Германии еще в бытность игроком, поздравил вас с новым назначением? 

– Конечно. И с назначением, и после матчей звонит. Я его тоже всегда поздравляю с победами. Когда встречаемся, прислушиваюсь к его советам. Например, когда нам предстоит сыграть с какой-то командой, с которой Шааф уже играл. Он может рассказать о каких-то тонкостях. У нас нормальный контакт. Десять лет он был моим шефом – я работал в структуре клуба под его руководством. Мы с ним часто говорили, и не только о футболе. Хотя футбол был, конечно, главной темой наших бесед. Томас давал свои рекомендации по нашим юношеским командам – как он видел их развитие, рассуждал о том, какие тенденции появились в футболе в последнее время. Мне это было интересно послушать.

– Шааф для «Вердера» – это как Лобановский для киевского «Динамо» и Романцев для «Спартака»? 

– Где-то близко. Шааф 14 лет возглавлял команду, а всего отдал «музыкантам» 41 год. Томас был самым юным игроком в истории «Вердера», который дебютировал в Бундеслиге: Шаафу тогда было 17 лет. Сейчас он тренирует «Айнтрахт», и наше декабрьское противостояние было для Томаса, наверное, очень принципиальным. Мы оказались с ним по разные стороны баррикад. К сожалению, его команда в этом противостоянии оказалась сильнее. Но это не станет преградой для нашего дальнейшего общения. Мы специально неделю до этой игры не общались друг с другом. Взяли тайм-аут. Каждый фокусировался на своей команде.

– Если «Вердер» вылетит, это будет катастрофа для Бремена? 

– И для Бремена, и для клуба. У нас и так не лучшее финансовое положение. Если же не удержимся в Бундеслиге, все основные спонсоры уйдут.

– Еще пять лет назад бюджет «Вердера» составлял около 100 млн евро. Сейчас все гораздо скромнее? 

– Конечно. И это не секрет. Тогда мы играли в Лиге чемпионов, благодаря чему зарабатывали приличные деньги. Сейчас все по-другому. Но я знал, куда шел. У «Вердера» нет своего Романа Абрамовича или Рината Ахметова. Спонсоры клуба очень скрупулезно относятся к цифрам, которые нам выделяются. Люди, которые инвестируют деньги в команды, хотят, чтобы их инвестиции окупились. Наша доходная часть – продажа телеправ, билетов на домашние матчи, клубной атрибутики. Это немалая часть бюджета, с этим все в порядке. Мы не бедствуем, но у нас и нет возможности покупать талантливых игроков по 5–10 млн евро. Мы хотим провести определенную кампанию на трансферном рынке, но подойдем к этому очень взвешенно.

– После того, как вы подписали новый контракт с клубом до 2017 года, агенты, наверное, оборвали ваш телефон с предложениями того или иного игрока в команду? 

– Звонят действительно очень часто. Я сразу объясняю, что для этого нужно, чтобы совпало множество факторов. Чтобы футболист подходил по своим игровым качествам – мог реально усилить нашу команду. Чтобы игроков удовлетворили финансовые условия, которые им может предложить «Вердер». А игроки хорошего уровня из Украины и России в своих клубах сейчас получают такие зарплаты, что, если взять за основу финансовую точку зрения, им нет смысла ехать в Бремен. Коноплянку и Ярмоленко мы в «Вердере» вряд ли увидим именно по этой причине. Хотя большой вопрос, стоит ли все мерить исключительно деньгами. В Германии хороший уровень жизни, в Бундеслиге отличное качество футбола и прекрасные возможности для игрока прогрессировать. 

– Как себя ведете, когда вам звонит незнакомый человек и что-то предлагает? 

– Трубку не бросаю. Просто говорю, что с бухты-барахты брать никого не будем. Если украинский тренер возглавил «Вердер», это не значит, что в команде вскоре появятся 10 украинцев. На национальность буду обращать внимание в последнюю очередь. И единоличного решения о том, брать игрока или нет, я не принимаю – все нужно согласовывать с руководством.

– Самая яркое смс-сообщение с поздравлениями, когда вы приняли «Вердер»? 

– Их было так много, что какое-то выделить сложно. Мой телефон находили и поздравляли люди, с которыми я не общался по 10 и более лет. Некоторых, признаться, уже даже подзабыл. Всем спасибо. Я всегда отвечал – ни одно сообщение не оставил без ответа. Но для меня важно другое: мной гордится моя семья и мой брат. Сейчас мне хочется самому развиваться как тренеру. Многое мне сейчас еще в диковинку. Футбол тот же – играем 11 на 11. Но это Бундеслига, а я до этого тренировал команду в четвертой лиге.

Виктор Скрипник: «Возглавив «Вердер», предложил штрафовать за пьянство на 5 евро»

Как вызвать азарт

– Что изменилось в вашем жизненном укладе после назначения? 

– Как помогал жене, так и продолжаю это делать. Детей забираю после учебы. Только раньше забирал из садика, а теперь из университета. Нам не нужен садовник – я сам слежу за нашим садом. Мне это доставляет удовольствие. Во время работы я предоставлен сам себе, есть время о чем-то подумать.

Как любил бегать, так и продолжаю это делать. Здесь очень красивые места – озера, парковая зона. Бегаю трусцой вокруг этих озер. Встретив меня, фаны «Вердера» особо не удивляются. У нас вообще болельщики спокойные. Увидят, узнают, поздороваются, пожелают удачи или немного пожурят. Могут попросить автограмму. И все.

– Бегаете в гордом одиночестве или в компании с сыном? 

– Честно говоря, его трудно заставить. Пару раз пробежался и больше желания составить мне компанию не проявлял. Я бегу около часа, не спешу. Молодежь же у нас импульсивная. Поэтому сын предпочитает пробежать быстрее и более короткую дистанцию. Я же привык бегать один. Стараюсь пробежаться два-три раза в неделю.

– В футбол за ветеранов играете? 

– Да, у нас развито это движение. Играем раз в неделю – в пятницу в 8 утра, 5 на 5 на маленьком искусственном поле. Приходят ребята, благодаря которым «Вердер» играл в Лиге чемпионов – Тим Боровски, Франк Бауманн, Томас Боде, Торстен Фрингс. Играем спокойно, с шутками-прибаутками. Бывает, правда, заводимся – тогда уже не до шуток. Азарт и жажды борьбы от нас никуда не ушли. Потом после такого междоусобчика целый день себя прекрасно чувствуешь. Не так давно провели матч против «Гамбурга».

– На тренировках команды вы занимаете позицию стороннего наблюдателя? 

– Когда идет серьезная работа, считаю, что будет неправильным тренеру себя там как-то проявить. В футбол с подопечными не играю. Могу сыграть в квадрат. И мы с Торстеном Фрингсом еще вполне прилично смотримся на общем фоне. В квадрат мы, кстати, играем на деньги. Суммы небольшие, но азарт вызывают. Проигравшие сдают деньги в кассу команды. Касса тратится на какие-то совместные командные посиделки. Для сплочения коллектива это дело необходимое.

– И часто такие посиделки практикуются? 

– Реже, чем раньше. В мое игровое время в «Вердере» все было немного по-другому. Во время выездов футболисты старались первыми забежать в автобус, где стояло три стола. На них играли в карты. На выезды можно было ехать 3–4 часа. Иногда больше. Кто не успевал сесть за стол, или слушал музыку, или завидовал тем, кто сидел у карточного стола. Сейчас же есть куча модных электронных вещей, которые позволяют игрокам не скучать во время многочасовой поездки.

– Есть ли у «Вердера» свой «штрафной каталог»? 

– Есть общепринятый в немецком футболе свод правил, за нарушение которых положено штрафовать. Когда я стал главным тренером, предложил игрокам самим расписать, на сколько штрафовать за то или иное нарушение. Сказал: «Если кто-то придет на тренировку пьяным и вы посчитаете, что его нужно оштрафовать на 5 евро, то так и решим». Подопечные, когда услышали «придет пьяным», удивленно развели руками. У нас такого, естественно, и близко быть не может. Но ответили, что подобное нарушение должно наказываться половиной месячной зарплаты. То есть величины штрафов определяли сами игроки. 

– И часто приходится прибегать к непопулярным мерам? 

– Нет. Когда я играл за «Вердер», у нас был бразилец Аилтон. Он был одним из немногих иностранцев, которые забили в Бундеслиге более 100 голов. То есть пользу команде определенно приносил. Но при этом Аилтон всегда на два-три дня опаздывал из отпуска. И по приезде вел всю команду в ресторан. Мы потирали руки, ожидая его приезда, – в ресторане отрывались по полной. Сейчас в моей команде подобных «аилтонов» нет.

– Кто первым из тренеров в вашей игровой карьере вводил штрафы для футболистов, которые затем тратились на командные посиделки? 

– Бернд Штанге в «Днепре». Штрафы были символическими – по 1 доллару. Кто-то из ребят смеялся над этой цифрой. Но в конце месяца кому-то приходилось сдавать по 30 долларов. Не забывайте, что в 1995 году доллар имел другой курс. Отъявленные штрафники начинали задумываться. Дескать, почему я плачу 30 долларов, а Вася – 1 доллар. Может быть, в следующем месяце и я буду относится к работе так же, как Вася и мой штраф к концу месяца будет намного ниже? И это работало.

Игра в квадрат для футболиста – удовольствие. Лучшего упражнения трудно и представить. Но хотелось бы, чтобы и здесь был азарт. Первые двое, кто сделают 30 касаний внутри квадрата, подвергаются совсем небольшому штрафу. Чтобы игрок, который заходит в квадрат, опасался, что его сейчас там загонят. Каждый хочет, чтобы другой заплатил в клубную копилку больше, чем он. В итоге все стараются, и квадрат превращается в хорошую тренировку. Так команда растет. Приезжайте ко мне на тренировку, посмотрите.

– Что еще вы поменяли в команде, после того как возглавили «Вердер»? 

– В день игры мы начали с утра проводить легкую тренировку. Предыдущий наставник собирал команду в день матча на завтрак. Я собираю вечером за день до игры. Ночь мы проводим в гостинице. Как бы хорошо ни было игрокам дома, но есть разные ситуации. У кого-то маленький ребенок, к кому-то приехала теща. А так команда закрывается вечером. Разошлись по комнатам, каждый концентрируется на предстоящей игре. Один раз в неделю это не так сложно сделать. На выездные матчи также летим чартерным рейсом за день до игры. Потренировались в обед, затем в аэропорт. Если играем в соседних городах, ездим на автобусе. До Гамбурга – час, до Кельна – три часа езды. Дороги здесь хорошие. Выезжаем все равно за день до игры.

Виктор Скрипник: «Возглавив «Вердер», предложил штрафовать за пьянство на 5 евро»

Борьба с тараканами

– Если судить по нынешнему подбору игроков, место «Вердера» – в середине турнирной таблицы первенства Бундеслиги? 

– Спросите об этом у тренеров дортмундской «Боруссии» или «Штутгарта», которые пока расположились в турнирной таблице рядом с нами. Бундеслига тем и прекрасна, что здесь все непредсказуемо. Кроме одного – чемпионства «Баварии». Остальные 17 команд в отдельно взятом матче могут как выиграть друг у друга, так и проиграть. Тут действительно искренний футбол – вспомню Малофеева. Все зависит от готовности к конкретному поединку. В этом и заключается работа тренера – подвести команду к игре в самом лучше физическом и психологическом состоянии. На данный момент мы занимаем место, которого заслуживаем. Но что будет через 15 туров – посмотрим. Мы работает от тренировки к тренировке, от игре к игре. Знаем наши слабые стороны, знаем, что нам нужно улучшить. Я сейчас делаю все что могу. Подтягиваю молодежь, чтобы в перспективе мы делали ставку на воспитанников нашей академии. У нас есть перспективные ребята, их просто нужно обкатать.

– Времени на это у «Вердера» нет. 

– Его и не было. Я принял команду, через два дня мы играли на Кубок Германии. Еще через три дня – следующий матч в рамках чемпионата Бундеслиги. Я не проходил с командой предсезонные сборы. В Кубке Германии мы играли против коллектива третьей лиги. Если бы уступили «Хемнитцеру», все бы сказали: «О как стыдно!» Хотя мало кто знает уровень третьей немецкой лиги. Леверкузен у команды четвертой немецкой лиги выиграл только по пенальти. «Герта» вообще вылетела в первом круге. Тот же «Хемнитцер» в первом круге «Майнц» выбил.

– Если в чемпионате в этом году объективно сложно претендовать на место, дающее право выступить в будущем сезоне в еврокубках, может, стоит акцентировать внимание игроков на успешное выступление в Кубке Германии? 

– Сейчас нам нужно успешно выступать на всех фронтах. Последние годы в розыгрыше Кубка Германии «Вердер» вылетал в первом круге. Сейчас мы вышли в третий круг. Как будет дальше – посмотрим.

– «У каждого футболиста свои тараканы в голове», – резюмировали вы в одной из последних наших бесед. Как вы боретесь с тараканами в голове у ваших нынешних подопечных? Кроме игры в квадрат и утвержденных штрафов в своде правил. 

– У некоторых ребят есть приличные тараканы. Каждый человек – как нераскрытая книга. У меня 25 игроков. Для включения в заявку на игру нужно отобрать 18. То есть семерых я должен отправить на трибуну. Из 18 в стартовый состав я должен поставить 11. То есть еще раз убрать семерых. На следующий день после матча мы собираемся на тренировку. В поле стоят 12 или 14 недовольных игроков – которые не играли. И 11, которые играли. Некоторые из 11 играли неважно и поэтому подсознательно ждут взбучки. Что я должен делать? 

– Тонко разобраться в этой ситуации. 

– А для этого я должен знать характеры игроков. Кто-то из них вообще не разговаривает. А кого-то нужно ругать сразу после того, как он говорит мне «доброе утро». Потому что он хорошо играет только тогда, когда находится под психологическим прессом. Другого, наоборот, нужно только хвалить – в ином случае он быстро захандрит. Чтобы понять характер каждого из футболистов, нужно провести с ними немало времени. Нужно, как говорят немцы, чтобы в моей лодке сидел и вместе греб в унисон, а не в лодке где-то рядом и греб в параллельном направлении. Чем больше тренер уделит времени этому моменту, тем ему проще будет работать.

– В чартер, кстати, берете 25 игроков или только 18 включенных в заявку? 

– Если бы мы заказывали чартер на 300 мест, можно было бы взять всех. Плюс дубль и нашу женскую команду. Но такие большие чартеры мы не заказываем. Заказываем на 32 человека. С нами кроме команды летают официальные лица, корреспонденты. Да и не вижу логики, зачем брать игроков, которые не попали в заявку.Чтобы лишний раз подразнить?

Виктор Скрипник: «Возглавив «Вердер», предложил штрафовать за пьянство на 5 евро»

Менеджер для подписания контракта

– Прежде чем принять главную команду, вы отработали в структуре клуба в качестве тренера 10 лет. «Вердер» отправлял вас на стажировку в какие-то большие клубы вроде «Реала» или «Барселоны»? 

– Если бы было желание, поехал бы. Но, честно говоря, не видел в этом смысла. Я закончил игровую карьеру в 2004 году – «Вердер» стал чемпионом Германии. И шесть сезонов отыграл в Лиге чемпионов. Зачем мне было куда-то ехать? К нам «Реал» и «Барселона» в Бремен сами приезжали. Можно было и в Бремене посмотреть на их тренировки. А так наши тренеры недавно ездили на практику в «Челси», смотрели принципы работы их футбольной школы.

– Статус тренера команды Бундеслиги подразумевает наличие собственного агента или здесь все индивидуально? Переговоры с «Вердером» о новом контракте вели сами или наняли себе личного менеджера? 

– До этого у меня не было менеджера. Но когда встал вопрос о новом контракте, клуб сам рекомендовал мне найти себе такого человека. Дескать, не будем же мы с тобой обсуждать финансовые условия контракта. Лучше через своего менеджера скажешь, устраивают ли они тебя или нет. Исключительно для подписания контракта я нанял специалиста. Он сделал свою работу, мы подписали соглашение и завершили сотрудничество. Не созваниваемся. Если у меня возникнут какие-то вопросы, могу к нему опять обратиться.

– Не раздражало, когда ведущая немецкая газета приводила свою версию финансовых деталей вашего нового контракта (по информации Sport Bild, 45-летний тренер будет получать 600 тысяч евро за сезон плюс бонусы, а когда возглавлял молодежную команду «Вердера», его годовая зарплата составляла 150 тысяч евро. – Ред.)? 

– Здесь это обычная практика. Гонорары звезд спорта и шоу-бизнеса нередко публикуются в немецких СМИ. Раз опубликовали – значит, выхожу на какой-то уровень. А если серьезно, то для меня главным было не цифра в контракте, а возможность поработать с командой. Согласился бы и на меньшие деньги.

– За «Вердер» выступают легионеры из девяти стран. Как с ними общаетесь? Луческу, например, дает установку перед игрой на португальском языке, и переводчик переводит на русский его слова украинцам. 

– Большинство наших варягов уже неплохо говорят на немецком. Есть ребята, которым язык Гете дается труднее. Если им нужно что-то объяснить, вызываю к себе и пользуюсь услугами переводчика. Что же касается Луческу, то если это не мешает игрокам выиграть, я не вижу проблем. Все таки за «Шахтер», по-моему, девять бразильцев выступают.

– Вы, несмотря на 18 лет, прожитых в Германии, на русском говорите без акцента. Судя по всему, регулярно практикуетесь. 

– В семье общаемся исключительно на русском – и с женой, и с детьми. Перед глазами есть примеры некоторых выходцев с постсоветского пространства, в семьях которых русский понимают, но уже на нем не говорят. Иногда оставшиеся на исторической родине бабушки-дедушки из-за языкового барьера не могут нормально общаться со своими внуками. У моих детей, в отличие от меня, немецкое гражданство. Они прекрасно говорят на немецком, но русский тоже не забыли. А я паспорт не менял – останусь украинцем до конца жизни. В ФРГ у меня вид на жительство. Этого мне вполне достаточно.

Источник: блог журнала «Футбол» на Sports.ru

Автор: Александр Подлубный 

Фото: Global Look Press

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...