Блог Футбольный дайджест

«Бойко хотел обвинить меня, чтобы возвыситься перед болельщиками». Мораес – о переходе в «Шахтер», сборной и завершении карьеры

Форвард «Шахтера» и сборной Украины Жуниор Мораес в интервью Вацко Live рассказал о переходе из «Динамо» в донецкий клуб, отношениях с болельщиками киевлян и бывшими одноклубниками, натурализации и национальной команде.

О завершении карьеры

Я пока не хочу завершать карьеру. Сейчас далеко не закат. У меня никогда не было какой-нибудь ужасной травмы. Я чувствую себя хорошо. Думаю, возраст не так важен. Пока я буду счастлив, буду чувствовать себя хорошо – буду продолжать играть.

Стараюсь думать схожим образом с Криштиану (Роналду говорил, что планирует играть до 42 — прим.). Но я, честно говоря, с данного момента думаю поконтрактно. У меня еще полтора года контракта с «Шахтером», и до конца контракта я хочу чувствовать себя, как сейчас.

Я хочу поддерживать себя на самом высоком уровне. Пока я там, то буду играть. В тот момент, когда я почувствую, что моя физическая форма снижается, что я не чувствую себя хорошо или что-то болит, я закончу карьеру.

Про Неймара

Неймар за пределами камер и футбола – очень простой. Очень добрый. Совершенно не такой, каким мы его видим по телевизору. Это не только мое мнение, но и мнение его близких. Я думаю, что пресса и люди построили вокруг него полемику: что такое жизнь Неймара, что такое Неймар?

Он, возможно, сам до конца не понимает, насколько все раздуто вокруг него. Когда ты близко с ним дружишь, он продолжает быть тем же мальчиком-шутником, простым человеком, которым я его знал, когда ему было 13-14 лет.

О том, почему после донецкого «Металлурга» оказался в «Динамо», а не в «Шахтере»

– У меня есть информация, что были переговоры между «Металлургом» и «Шахтером» по поводу твоего перехода. Это правда, что твой трансфер не состоялся из-за Луческу?

– На самом деле это ложь. Луческу, наоборот, старался привести меня в «Шахтер», еще в 2010 году, когда я играл в Румынии.

У меня была определенная ситуация в «Металлурге», которая меня очень расстроила. Это подействовало на мой карьерный план. Контракт с «Металлургом» был рассчитан на 3 года. После первого года в клубе у меня были определенные предложения. Клуб отказал.

После второго года, когда я забил 19 мячей, у меня были предложения от «Шахтера», «Динамо» и китайского «Гуанчжоу Фули». Мы встретились со Свеном-Йораном Эрикссоном (шведский специалист возглавлял «Гуанчжоу» в 2013-2014 годах – прим.) на летних сборах в Турции. Он проявил интерес, пошел напрямую разговаривать с дирекцией «Металлурга». И снова «Металлург» отказал. Это меня очень расстроило. Я очень разозлился на «Металлург». Моя продажа могла бы помочь и клубу финансово, и моей карьере. Думаю, я потерял 1-2 года. Хотел бы добраться до высокого уровня, будучи еще моложе. 

Почему я принял решение перейти в «Динамо»? В том сезоне «Динамо» было очень сильной командой, с экстраординарными игроками. Я чувствовал эту атмосферу. Тогда жена была беременна, мы жили в гостинице. Все было непонятно. Переход в «Динамо» тогда – самый безопасный шаг в моей карьере. У меня было 2,5 великолепнейших года в этом клубе. Это был нереальный опыт.

О переходе в «Шахтер» из «Динамо»

У нас были непонятки с президентом клуба. То, как обсуждалось продление моего контракта – это было некорректно и неуважительно. В последние месяцы контракта с «Динамо» я был больше в кабинете Суркиса, чем за все 2,5 года. Когда мы начали переговоры о продлении контракта, он передал определенную сумму через адвоката. И все. Я не принял это предложение. Когда появились новости об интересе ко мне со стороны «Шахтера», он начал совершенно неадекватно со мной говорить. Он больше переживал за то, чтобы я не переходил в «Шахтер», чем за то, чтобы я остался в «Динамо». Я ему сказал, что еще ничего не подписывал с «Шахтером», но не говорил, что не буду подписывать. Я действительно не подписывал.

За полтора года до истечения контракта у «Динамо» было предложение от китайского клуба («Тяньцзинь Тяньхай» – прим.). Я тогда не хотел переходить в аренду, ведь переживал очень хороший период, у меня были шансы стать лучшим бомбардиром УПЛ. Хотел, чтобы клуб меня продал или оставил хотя бы до конца сезона. Было большое давление со стороны клуба, ведь он получил бы круглую сумму за аренду. Это был последний день трансферного окна. Я отказал. Они говорили, что я не буду играть, перейду в дубль. Через несколько часов мне позвонили из клуба и увеличили сумму лично для меня. Подумал, что эта сумма достаточно интересная и сказал: «Хорошо, поеду в Китай».

Я пришел в офис «Динамо» и подписал все документы. В это же время клуб предоставил мне соглашение об автоматическом продлении моего контракта с «Динамо», но я его не принял. Когда я вернулся из Китая, мой агент начал переговоры с киевским клубом, есть ли у них интерес продлить со мной контракт. Ответили, что нет такого интереса.

Я тогда начинал все с нуля. Бился за место в основе с новым тренером. Неплохо начал, помогал клубу. Конкурировал за звание лучшего бомбардира Лиги Европы. В итоге появился интерес со стороны многих клубов. Тогда и «Динамо» захотело продлить со мной контракт, но они предложили не такой финансово выгодный контракт, как это было раньше. Я его не принял.

Через некоторое время они снова позвали меня, но я сказал, что у меня уже нет желания продолжать общаться. Мой контракт подходил к концу, я думал о новом вызове. Но президент настоял на разговоре, назначил встречу с моим агентом. Но ее принял адвокат клуба, а не президент. Они показали то же самое предложение, после чего мы решили вообще прекратить общение и смотреть в будущее, не зацикливаясь на этом.

Могу сказать, что это было мое лучшее принятое решение. Оно было принято не из-за денег, я думал о своей карьере. Горжусь, что играл в «Динамо», а сегодня счастлив, что могу играть в футболке «Шахтера». Мой первый контракт с «Шахтером» был на 8-10% больше, чем с «Динамо». Позже я переподписал его на еще лучших условиях. 

Об отношениях с болельщиками киевлян

Не сильно переживал по поводу хейта со стороны болельщиков «Динамо», у меня была с ними очень крепкая связь, любовь. Но было сложно, мне нужно было принять лучшее для своей карьеры решение. В интернете было очень много негатива. В ресторанах, барах и на улицах Киева – никогда ко мне плохо никто не относился. Ни один болельщик «Динамо» меня не оскорблял или говорил что-то ужасное. Это меня очень обрадовало.

Был один болельщик, который проходил мимо, узнал меня и сказал: «Жуниор, ты сделал неправильно, так нельзя». Я его подозвал и объяснил, что произошло. Спросил, что бы он сделал на моем месте. Он сказал: «Все-таки вы правы, Жуниор. Я не думал, что так может быть». И просто ушел. Это настоящий, сердечный, искренний болельщик. Ему было непросто принять такую ситуацию.

– В интернете пишут, что ты прости###ка, на трибунах баннеры, куклы, много оскорблений в твой адрес. Тебя это задевает или дополнительно мотивирует в матчах с «Динамо»?

– Это немного связано с политикой. Есть фан-сектор «Динамо», на других секторах я никогда не видел ничего подобного. У меня не было проблем с этим. Ты не радуешься, когда видишь такое, но и супернегативной реакции на это у меня не было. Мне это предавало больше желания выиграть, показать себя, доказать, что у них был очень квалифицированный форвард, который оставил историю в Украине, а клуб его недооценил.

Об игроках «Динамо», которые отказывались жать ему руку

Некоторые игроки мне потом позвонили и извинились. Они сказали, что у них было предматчевое собрание, на котором тренер (в то время главным тренером «Динамо» был Хацкевич – прим.) сказал им, чтобы они со мной не здоровались. Была такая установка. Возможно, таким способом хотели повлиять на мой психологический настрой, чтобы я расстроился и что-то сделал неправильно. Если бы это было решение самих игроков, я бы очень разочаровался. Но так как это было указание свыше, я даже не расстроился. Даже обрадовался, что ребята потом позвонили мне и объяснили произошедшее.

Это показало мне ту доброту и дружелюбность, которую ребята ко мне проявили, что наша дружба продолжается. Звонили и иностранные футболисты, и украинцы.

О реакции Буяльского и Бойко на переход в «Шахтер»

Мы всегда очень хорошо понимали друг друга с Буяльским. Шутили на тренировках, что ищем на поле друг друга. У нас была взаимосвязь, поэтому ему было непросто понять мой переход в «Шахтер». Но в сборной мы общаемся, нет никаких проблем.

С Бойко было немного по-другому. Он пришел в «Динамо» немного неуверенным. У него был опыт за пределами страны. Ребята, которые разговаривали на испанском, говорили ему чувствовать себя более спокойно и уверенно. Мы с ним хорошо общались, но в один момент он захотел обвинить меня в той ситуации, чтобы возвысить себя перед болельщиками.

Если ты хорошо работаешь и даешь результат клубу, тебе не нужно обсуждать других людей, чтобы тебя полюбили. Некоторые игроки все-таки начали использовать мое имя. У него есть право это делать, потому что в предыдущем матче, когда на последних минутах забил Коваленко, я также ему кричал. Возможно, это была его ответочка.

Я кричал, потому что до этого были интервью, в которых они старались продвигаться из-за моей ситуации. Я не посчитал это корректным. После великолепного гола Коваленко были эмоции, я действительно тогда кричал Бойко. А потом пришла мне сдача, он даже громче кричал. 

О грязной манере игры

Нападающим очень часто достается от защитников. Я верю, что судьи больше защищают защитников, чем нападающих, поэтому я стараюсь защищать сам себя. Я никогда не был плохим человеком, никогда не хотел кому-то сломать ногу, но за себя постоять могу. 

– Ты любишь провоцировать на поле словами. Зачем?

– Когда я был моложе, я больше провоцировал. Постоянно, в каждой игре. Сейчас просто эмоции. Это часть моего стиля.

– Кто для тебя самый сложный защитник в чемпионате Украины за все время?

– Хачериди и Ракицкий.

– А самый противный защитник в мире?

– Николас Отаменди.

О роли Дарио Срны в «Шахтере»

– Правда, что огромную роль в твоем переходе в «Шахтер» сыграл Дарио Срна?

– Да. У меня были с ним личные разговоры.

– Это нормально, когда игрок одного клуба играет решающую роль в трансфере игрока другого клуба?

– Если это умный игрок, эмоционально подготовленный, чтобы выполнить такую задачу, думаю, да. Дарио – умный и интеллигентный человек. Он очень хорошо выполняет эту задачу.

– Сейчас Срна назначен новым директором по футболу в «Шахтере». Дарио, как не футболист, он настолько же важен для клуба, как и раньше в качестве капитана?

– В мой первый год в «Шахтере» я понял, что в клубе не хватает лидера. И когда Дарио вернулся, я очень обрадовался. Это тот человек, который тянет игроков. Все игроки его очень уважают. У него есть определенное виденье поля, и клуба вне поля – администрации. Он может сделать много положительно для клуба.

О своей книге

– Если я тебя попрошу объяснить одним словом разницу между «Динамо» и «Шахтером», какое это будет слово?

Организация. Сложно говорить. Когда я напишу свою книгу, объясню получше.

– Ты планируешь написать книгу?

– Да. Я надеюсь в течение года начать писать. Хочу начать до того, как мой контракт здесь закончится.

– Название есть?

– Пока еще нет. Я уже начинаю вспоминать какие-то факты, записывать. Оставляю заметки.

 

О том, почему ему интересно играть в УПЛ

Мне интересно. «Шахтер» выступает в Лиге Чемпионов, становится чемпионом ежегодно – это заставляет меня оставаться здесь. Когда мой контракт с «Металлургом» заканчивался, у меня были предложения из-за границы. Но я принял решение остаться в Украине, я уже адаптировался. Я хочу играть в клубе, который выступает в ЛЧ. И это клуб, у которого в стране очень запоминающаяся и всем известная история. Мое решение всегда строилось на безопасности: продолжать в стране, к которой я уже привык, но играть за грандов. Это главные факторы, которые привели меня к тому, что я играл в «Динамо» и Шахтере».

О смене гражданства и сборной Украины

Я чувствую себя украинцем, но родился в Бразилии. Конечно, я переношу бразильскую культуру на протяжении этих всех лет. Но с момента перехода в «Металлург» и по сегодня у меня очень красивая история в этой стране. Когда она начала переживать самую худшую ситуацию, я не покинул ее, не уехал и не оставил клуб.

Моя семья обожает Украину. Кода мы обсуждаем предложения других заграничных клубов, моя жена всегда говорит: «Жуниор, последнее решение за тобой, но мы очень любим Украину и хорошо себя здесь чувствуем». Разница в культурах Бразилии и Украины огромнейшая, но я вижу хорошее в обеих странах и совмещаю. Мне здесь нравится.

Украинцы – большие патриоты. Если я могу радовать украинский народ, то почему нет? Играть под руководством такого лидера, как Андрей Шевченко – не для всех. Когда перед матчем играет гимн Украины, я благодарю бога, что нахожусь там. Я немного знаю слова гимна, не все. Сало я пробовал. Также люблю борщ, лук и сырники. С водкой проблема – не могу много выпить, чувствую потом себя не очень. Лучше пиво, одно.

Я очень много думал над сменой гражданства, говорил с родителями, женой, агентом и некоторыми игроками. Все очень хорошо отреагировали. Некоторые ребята на моей позиции могли немного завидовать и ревновать. Принимал это решение не из-за финансового аспекта. Могу доказать это, показать всю документацию, что не получил ни на гривну больше за то, что сменил гражданство. Это на 100% было только мое желание из-за любви к стране.

Меня очень хорошо приняли в национальной команде. Это как гора с плеч, после этого я расслабился, хорошо начал себя чувствовать. То, что я ни разу не забил в 5 матчах, очень давит на меня. Но мы играли против сборных высочайшего уровня. Нужно работать, все получится.

О Романе Яремчуке

Он мне очень нравится. Мы много общались, когда вместе играли в «Динамо». Когда он принял предложение «Гента», я говорил ему, что там он многому научится, это новый опыт. Говорил ему, что нужно много работать, и он работал. Это квалифицированный нападающий. Возможность играть в каждом матче помогла ему прибавить и вырасти. В «Динамо» у него не было такой возможности. Очень счастлив за него, он важный игрок для сборной и заслуженно является основным форвардом.

О переносе Евро

Сборная переживала особенный период, а в футболе все очень быстро меняется. Для сборной Украины было бы лучше сыграть в этом году. Надеюсь, в следующем году мы все будем на высочайшем уровне, чтобы сделать свой вклад в историю на Евро.

Если я буду чувствовать себя хорошо, то почему и мне не сыграть на чемпионате Европы? Я буду счастлив. Если я пойму, что не могу играть в футбол, что не заслуживаю выступления на Евро, то что сделаешь?

О жизни после футбола

Во время карантина много думал по этому поводу. Коронавирус – это ужасно, но он мне в чем-то пошел на пользу. Моему сыну 5 лет, у меня не было такой постоянной близости с ним и семьей.

Я обожаю футбол. Меня бы обрадовало быть тренером. Но с другой стороны, я живу футбольной рутиной на протяжении 15 лет, а хочу проводить больше времени с семьей после завершения карьеры. Думаю, я буду каким-то бизнесменом. Моя семья живет очень просто. Нам не нужна лучшая одежда, самые дорогие марки, бриллианты и украшения. Мы стараемся прививать свои детям немного другое. Мы говорим о характере и образовании, о том, что действительно ценится. Думаю, денег, которые я заработал, хватит на оставшеюся жизнь. Я откладывал, тратил минимум и учился инвестировать. У меня в Бразилии есть маркетинговая компания.

«Ни с кем не собираюсь делиться своей позицией в сборной». Степаненко – о настроении Тайсона, едином пуле и эмоциях

«Если бы выиграл «Золотой мяч», то засунул бы ружье в рот и застрелился». Позитивный Кривцов в эфире Tribuna.com

Фото: «Шахтер», УАФ

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...