Реклама 18+
Блог Типу аналітика

«Натурализуют Исмаили и Патрика – перестану сборную смотреть». Гусев – о гомофобии, переходе в Россию и Мораесе

Легенда «Динамо» Олег Гусев дал откровенное интервью Виктору Вацко – выбрали самое интересное из часового разговора.

О гомофобии

Гризманн неправ, сказав, что гомофобия – это не мысль, а преступление. Это просто мысль. О нетрадиционной ориентации Ласло Бондара ходили слухи, но никто свечку не держал. Я с ним был в команде в 2003-2004 годах, нормальный пацан.

Гомофобия – это не о динамовцах. Гомофобия – это такая штука, которую просто не надо рекламировать. У каждого человека свое. Пускай оно будет, но не надо это выпячивать.

Я бы не согласился, как Гризманн, сфотографироваться на обложку ЛГБТ-журнала. Но на отношения лесбиянок смотрю немного лучше, чем на гомосексуалистов.

О динамовском сердце

А какое у меня должно быть сердце? Шахтерское? Динамовское, но я же не претендую пока [на пост главного тренера «Динамо»]. Да, неприятно читать такие вещи, но что сделаешь, такое время. Сейчас демократия, люди говорят, что думают.

А кого сейчас поставить тренером? Хацкевич – динамовское сердце, Ребров - динамовское сердце. Почему никто не говорит, что Ребров с динамовским сердцем два раза чемпионат выиграл? Вспоминают о динамовском сердце, когда какие-то неудачи. Тот же Демьяненко чемпионат выигрывал, Кубок выигрывал. Да, в еврокубках не получалось.

А где гарантия, что иностранец даст результат? Это президент решает, он заказывает музыку.

Возможно, когда-то возглавлю «Динамо». Сначала все надо делать постепенно, пока хочу набраться опыта.

О переходе в Россию

На меня выходила «Кубань» в конце 2015 года. Не тяжело было им отказать, тогда уже ситуация была. Украина – Россия, даже не думал. Сначала Селезнев туда перешел, звонил мне и говорил: «Давай, ждут». Ответил: «Спасибо».

Я не мог поехать на тот момент в Россию, ни за какие коврижки. И в «Динамо» неплохо кормил семью. Да, в «Динамо» заканчивался контракт, но все равно на хлеб с маслом хватало, я же не на последние [жил]. Всех денег не заработаешь.

О Мораесе

Ничего не было бы, если бы он пришел и честно сказал [что переходит в «Шахтер»]. Лично я знал где-то в начале марта, что он подписал контракт. Я пришел и Хацкевичу сказал. А он говорит: «Я с ним разговаривал, он говорит «нет». Все вокруг говорят, что он подписал, а он говорит, что пошел к президенту и сказал «нет». Как оказалось, все-таки «да».

Когда ему руку не подавали – это такое дело. Пусть бы сказал: «В «Шахтере» дали денег. Я футболист». Как модно говорить: «Кормлю семью».

Приди и скажи: «Вы доверяете мне? Я обещаю, что этот контракт отработаю. Я подписал предварительный». Думаю, ему бы поверили. Я бы поверил. Не поверили бы – поиграл бы два месяца за дубль, ничего страшного. Хоть сейчас он и украинец, но он бразилец. Для него, что «Динамо», что «Шахтер». Он вчера динамовский герб целовал, потом уже показывает молотки.

О натурализации

Я против натурализации Мораеса. Я вообще против натурализации. Мы выиграем ЧМ, если натурализуем Мораеса? Намного больше у нас будут шансы туда хотя бы попасть? Так лучше мы будем через раз попадать на ЧМ, но со своими. Чем раз в 10 лет с четырьмя бразильцами в составе. Как болельщик – я против. Как тренер – есть нюансы. Сейчас я против.

Еще натурализуют Исмаили, Патрика – я вообще перестану матчи сборной Украины смотреть. Зачем мне болеть за сборную Бразилии?

О драках в раздевалке, Хачериди и Гармаше

Сейчас в «Динамо» не сможет повториться ситуация, которая была в 2003 году на «Хайбери» между Белькевичем и Гавранчичем (они подрались после матча в раздевалке – прим.). Тогда люди переживали за результат больше.

Тогда в раздевалке кто-то кому-то сказал: «Ты не добежал, ты не отобрал». Слово за слово, эмоции. Ничья тогда давала хорошие шансы выйти из группы, а на 90-й пропустили. Может быть, это проблема сейчас, что думают: «Проиграли – ну и проиграли». А тогда люди действительно жили командой, результатом. И ничего, они потом миллион раз друг другу руки жали, все нормально было.

Когда Шовковский воспитывал Хачериди, я на поле был. Наверное, это последняя такая ситуация. С одной стороны неправильно распускать руки, но с другой стороны Женя потом где-то полгода вел себя вообще идеально.

У Хачериди в «Динамо» есть еще друг и конкурент – Гармаш. От него можно всего ожидать. Человеку, который за всю карьеру не получил ни одной красной карточки, тяжело понять, как можно так подвести команду. Какие бы эмоции не были, все равно надо включать голову и думать. Болезнь у него такая. Сколько у него уже карточек? Пять? Шесть? Эмоциональный сильно. Я с ним нормально общаюсь. Он у меня советов не спрашивает.

О дедовщине в футболе

Это уже пережиток, к сожалению.

Нас воспитывали на чуть-чуть других ценностях, на уважении к старшим. Мне кажется, этого сейчас не хватает. Не зазорно раньше было в «Динамо» доктору помочь отнести чемодан. Сейчас люди едут на выезд – 6 администраторов, 5 массажистов, 4 доктора. Они ходят чуть ли не с барсеточками. Сейчас время такое.

Я помогал врачам носить. Даже смеялись, я еще в 2006-м носил. Говорили: «Заслуженный мастер спорта носит чемодан доктору». Сейчас такого нет вообще.

О Ваксе и Гармаше

В 2012-м на «Донбасс Арене» против «Шахтера» я тогда перед Ваксом даже на колени падал. Вакс тогда бежал с улыбкой, думал, что нашел повод железобетонный. Я уже понял, куда он бежит. У Гармаша уже есть желтая, и он бежит к нему за желтой. Я понимал, что это все, счет 0:0, нас ничья устраивает, если выгонят Гармаша нам, возможно, будет труба. Но это были эмоции, я понимал, что его не переспоришь, не убедишь.

Я потом видео видел, я перед Ваксом реально на колени становился, говорил: «Ну не выходил он, не давай ему желтую». А Вакс ничего не говорил, судьи думают, что они самые лучшие в футболе, что они самые главные. Вершители судеб. На мой взгляд, это была прогнозированная ошибка Вакса. Он искал возможность, а Гармаш попал, мог бы другой кто-то попасть, а был Гармаш. Он же даже не слушал аргументы, увидел и все.

Мы говорили: «Он не вышел, он сразу побежал, он за полем был». Я не просил его, а умолял. Я себя полностью контролировал. Что-то нужно было делать, но я понимал, что его не переубедишь. Там в глазах уже доллары были, когда он бежал. Никогда не было желания втащить арбитру.

О долге Ващука

Меня может вывести из себя в обычной жизни несправедливость. Долг в 50 тысяч долларов так выводит из равновесия, что аж трусит до сих пор.

Недавно Вова Езерский позвал в ветеранскую сборную Украины. Я им сказал, что пока там этот нехороший человек (Ващук – прим.), я туда ни ногой.

Это не несправедливость, это подлость, гнилье.

О конфликте с Фоменко перед Евро-2016

Была мечта сыграть на Евро-2016. Где-то последние года полтора я ездил в сборную как турист. Уже и к Фоменко приходил, спрашивал: «Зачем вы меня берете? Мне 33 года, берите молодых». Говорит: «Надо-надо-надо». Зачем оно мне надо, я бы лучше с семьей побыл. Мне и друзья говорили: «Осталось чуть-чуть, потерпи». Терпел. И дотерпелся, что сказали: «До свидания».

Меня больше расстроило, что Фоменко не дал два матча сыграть. С ребятами разговариваю, даже сейчас поляки, венгры спрашивают: «А что Гусев 98 матчей сыграл? А чего ему не дали две встречи сыграть? У нас в сборной бы и на одной ноге дали бы человеку сыграть. Как у вас так?» Говорю: «Ну вот у нас так». С Фоменко после того не общался.

Больше всего убил матч с Уэльсом, когда сделал одну замену из семи возможных. А у меня 98, об этом весь тренерский штаб знал. Что человек 13 лет отпахал в сборной, все знают, что он к этому стремится. Я бы сейчас и сам бы организовал такой матч, чтобы сыграть. Это образно говоря. Было бы 99. Сделали одну замену, после матча подходит Онищенко и спрашивает: «Олег, чего ты расстроенный такой?» На полном серьезе спрашивает, когда я сижу смурной.

Ребров мне говорил, что разговаривал с тренерским штабом, с тем же Шевченко. Он говорил, что за день до этого другой футболист должен был играть в сборной. Но тренерский штаб что-то переосмыслил. Но из «Динамо» звонка в сборную не было, первый раз слышу, что кто-то в клубе попросил взять в сборную молодого из команды вместо меня.

О Диакате и мате

Видео, на котором Диакате называет меня «п#####c», я увидел только года через два, когда его уже в команде не было.

Это что-то в самолете он снял, потом через время выложил куда-то. Мы летели, по-моему, в Манчестер, потому что не так часто были в цивильных костюмах. И что, ему потом писать смску: «Ты что делаешь?»

Я смеялся с него, он с меня смеялся. Это уже шуточка на грани фола, обидно. Я был одним из тех, кто учил его материться, не без этого. Но слову «п#####c» я его точно не учил, это он в другом месте нахватался. У него такой был юмор, откуда там в Африке Comedy Club возьмется.

Больше всего из легионеров «Динамо» матерился Родолфо. Он за полгода почти выучил русский. И те же слова тоже. Иностранцев сразу учат, хочешь-не хочешь. Конечно, им объясняют значение слов, но они не понимают, что это очень обидно для некоторых.

«В Дортмунде я не стал своим». Откровенный Ярмоленко – о пьянках после Евро, драке со Степаненко и интересе «Барсы»

Фото: 1927.kiev.ua

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...