Реклама 18+
Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Объяснительные записки

В одной группе Лиги Европы сыграют два «Ред Булла». Так точно можно?

УЕФА вообще в курсе, что у него играют два клуба с одним владельцем?

Если коротко: да, УЕФА считает, что «РБ Лейпциг» и «Ред Булл Зальцбург» действительно связаны – но недостаточно сильно, чтобы это ставило под угрозу честность спортивной борьбы между ними. 

С чего они это взяли?

На самом деле, этот вопрос всплыл не сейчас, а еще в мае 2017-го, когда «Зальцбург» и «Лейпциг» получили право сыграть в отборочном раунде Лиги чемпионов. Немцы тогда заняли историческое второе место в бундеслиге, а австрийцы в очередной раз выиграли домашний чемпионат. 

Теоретическая возможность их встречи возникла именно в этот момент, и уже тогда УЕФА пришлось озаботиться вопросом: а можно ли их друг к другу допускать? Дело отправили в клубный финансово-контрольный орган УЕФА (тот самый, который обычно занимается вопросами финансового fair play). К тому времени по его заказу оба клуба уже прошли специальный аудит PricewaterhouseCoopers.

Первый вердикт был отрицательным. Международные аудиторы и финансовые контролеры УЕФА насчитали сразу несколько признаков того, что корпорация Red Bull оказывает на оба клуба «решающее влияние», более того – такая же взаимосвязь существует у клубов друг с другом. 

«Зальцбург» рекомендовали к турниру допустить, а «Лейпциг» – не допускать: для такой ситуации у УЕФА есть правила и по ним чемпион важнее вице-чемпиона. Для окончательного решения дело передали в Арбитражную палату УЕФА.

Почему вердикт потом изменился?

Понимая, к чему все идет, «редбулловцы» во всех углах треугольника засуетились, чтобы спешно поменять собственную структуру.

Старался в основном «Зальцбург» – как младший брат. Ральф Рангник, который был спортивным директором в двух клубах сразу, сохранил пост только в «Лейпциге» – как и Оливер Минцлафф, отвечавший до этого за все футбольное направление Red Bull, включая дочерние клубы в США и Бразилии. Глава правления «Зальцбурга» и экс-директор Red Bull France Рудольф Тайерль вообще покинул свой пост, как и еще несколько топ-менеджеров, причастных к корпорации.

Кроме того, «Зальцбург» пересмотрел условия спонсорского контракта с Red Bull до рыночного уровня (аудиторы посчитали их завышенными), изменил правила голосования членов клуба (раньше они были сложнее, чтобы корпорация сохраняла контроль) и исключил представителя концерна из наблюдательного совета. Кроме того, австрийцы обязались больше не брать у дочерних структур Red Bull кредиты на льготных условиях. 

Существовавшее к тому моменту несколько лет официальное партнерство между «Лейпцигом» и «Зальцбургом» прекратилось, все аренды игроков между клубами – завершены. 

Для УЕФА этого оказалось достаточно, чтобы не считать влияние корпорации Red Bull на клуб из Зальцбурга решающим – равно как и влияние клубов друг на друга.

Лучшее приложение Украины о футболе – для Android и iOS

Ну а в отношениях «Лейпцига» с корпорацией ничего менять не стали – просто потому, что при отсутствии двух других связей в этом треугольнике («Зальцбурга» с корпорацией и двух клубов между собой) тесная связь немецкой команды с Red Bull автоматически перестала быть порочной.

Зачем УЕФА дал им поблажку? Мог ведь пойти на принцип

Если читать мотивировочную часть вердикта УЕФА, видно, что чиновникам пришлось крепко задуматься. Фактически, часть документа они вслух размышляют о том, насколько строгими стоит быть в этой ситуации и по какой мерке надо судить клубы вроде «Ред Буллов», ведь таких будет все больше. В итоге они заняли максимально лояльную позицию – тем более что Red Bull де-юре не является владельцем ни одного из клубов.

Ключевым стало то, что УЕФА посчитал проблемой только «решающее влияние» спонсора на клубы. «Решающее» – то есть наличие в руководящих органах людей, связанных с компанией (или другим клубом), а не просто общие источники финансирования. «Значительное влияние» (этот термин фигурирует в правилах лицензирования и финансового fair play) немцам и австрийцам с вызывающим брендингом в названии было бы сложно отрицать – и УЕФА его тоже не отрицает. Но этого, по мнению регулятора, уже недостаточно, чтобы уверенно говорить о возможности прямого влияния на честность спортивной борьбы. 

А другие такие случаи были?

Наличие общих владельцев у нескольких клубов не редкость, но они обычно не участвуют в одних и тех же турнирах. Часто это клубы из разных конфедераций; если нет – то команды разного уровня. Кто-то из них флагман, а кто-то фарм-клуб из соседней страны, не претендующий обычно даже на еврокубки. (У «Зальцбурга», правда, есть свой «фарм второго уровня» и он местный – это «Лиферинг» из второго австрийского дивизиона).

Но когда этот подход давал сбой, случались конфликтные прецеденты.

Во второй половине 90-х ENIC, офшор английских миллиардеров Джо Льюиса и Дэниела Леви, приобрел по топ-клубу из каждого европейского чемпионата. Так в их портфеле оказались большие пакеты акций «Тоттенхэма», «Рейнджерс», «Базеля», «Виченцы», АЕК и пражской «Славии». 

В 1997 году последние три клуба синхронно дошли до четвертьфинала Кубка кубков – и хотя в полуфинал вышла только «Виченца», УЕФА осознал проблему. Той же весной было принято «Правило 5», которое запрещало участвовать в турнире двум клубам, если кому-то принадлежит в них доля больше 50% или он способен назначать там ключевых сотрудников. 

В следующем сезоне Кубка УЕФА должны были сыграть все те же АЕК и «Славия» – и греков на основании нового правила в турнир не пустили. В Лозаннском суде они получили отсрочку только на ближайший сезон – но оба клуба вылетели, так и не встретившись. 

План ENIC таким образом провалился, и они продали свои доли во всех клубах кроме «Тоттенхэма» и «Славии». Когда в 2006-м эти двое встретились в Кубке УЕФА, оказалось, что и там, и там доля общего владельца «уже меньше 50%» и под «Правило 5» они не подпадают. За два года до этого УЕФА расследовала связь между «Челси» и ЦСКА, попавшими в одну группу ЛЧ – и не нашла ничего предосудительного по своим меркам. 

Буквализм правила о «50 процентах» долгое время вызывал у многих недовольство (как быть с «Челси» и «Витессом», например?) – поэтому с 2015 года рядом с ним появилось не конкретизированное условие про «решающее влияние». Но вместо того, чтобы стать дополнительным способом отлова связанных клубов, в случае с Red Bull оно сработало с точностью до наоборот.

Когда это смотреть?

20 сентября две редбулловские команды сыграют в Лейпциге, а 29 ноября – в Зальцбурге.

Главные новости и лучшие тексты о спорте – в Telegram. Подписывайтесь!

Фото: REUTERS/Andy Couldridge; globallookpress.com/imago stock&people, Maurizio Borsari/aicfoto.com, Roger Petzsche/imago sportfotodienst; РИА Новости/Дмитрий Коробейников

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+
Реклама 18+
Включите уведомления,
чтобы быть в курсе самых важных новостей