Блог Hail Mary
Блоги

Жуткая история легенды НФЛ: отрезал голову бывшей, убегал от 20 полицейских машин. Но не понес наказания

От редакции: вы находитесь в блоге Hail Mary. Его автор написал этот пост в рамках отбора на конкурс «Лучший блогер Украины-2020». Вы тоже можете стать участником, правила простые, призы крутые. Читаем по ссылке. А пока поддержите автора плюсами, комментариями и подпиской.

***

О Джей Симпсон – легенда американского футбола. Первый пик драфта-1969 сделал выдающуюся карьеру в НФЛ, защищая цвета «Баффало» и «Сан-Франциско», полную всевозможных наград и регалий. Симпсон пять раз попадал в сборную Pro Bowl и символическую команду All-Pro, признавался MVP лиги, лучшим игроком нападения года и спортсменом года по версии Associated Press. Он член Зала славы НФЛ и символических сборных к 75-летию и 100-летию лиги.

Но большинство людей знает об О Джей Симпсоне не только, как о крутом раннингбеке. После 1995 года он известен еще и как убийца, которому все сошло с рук.

История началась в 1977 году, когда Симпсон встретил свою будущую жертву – Николь Браун. Девушке было 18 лет. Она работала официанткой в частном загородном клубе, который посещал футболист. Несмотря на то, что Симпсон был женат, он начал встречаться с Николь, а позже развелся и женился на ней. Их брак длился 7 лет, был «хрестоматийным образцом домашнего насилия», как назвал его один из психологов. О Джей регулярно избивал Николь. Однажды он даже сломал ей руку. Но девушка практически не обращалась в полицию, потому что финансово полностью зависела от мужа. Про перелом она соврала докторам, сказав, что получила его, упав с велосипеда.

Кошмарный для Николь брак длился до 1992 года. Через суд она смогла добиться развода. Но Симпсон не оставил ее в покое. Экс-футболист следил за ней. То умолял вернуться к нему, то обещал убить, если увидит ее с другим мужчиной. Браун не чувствовала себя в безопасности и собиралась укрыться в приюте для женщин. Но не успела.

Вечером 12 июня 1994 года Стивен Шваб, сосед Браун, вышел на прогулку со своей собакой. Гуляя возле дома Николь, он заметил ее собаку с окровавленными лапами. Шваб осмотрел ее и не обнаружил никаких травм. Он забрал ее с собой и пошел к другу. Когда через полчаса собаку Николь вывели на прогулку, она резко натянула поводок и потащила мужчину к дому Браун. То, что там обнаружили, было зрелищем не для слабонервных.

Николь лежала у лестницы, ведущей ко входу в дом. Ее лицо было изуродовано до неузнаваемости. Она получила десятки ножевых ранений в область головы, шеи и рук. Самым жутким было то, что ее голову практически отрезали от тела. Полицейские обнаружили на спине трупа большой синяк, который натолкнул их на мысль, что убийца поставил лежащей девушке ногу на спину, после чего оттянул ее голову за волосы и перерезал горло.

Николь была не единственной жертвой. Осмотрев территорию возле дома, полицейские обнаружили еще один труп с такими же ножевыми ранениями. Им был Рон Голдман, который оказался не в том месте и не в то время. Голдман был официантом в ресторане, где в свой последний вечер ужинала Николь с семьей. И, по слухам, ее любовником. Мать Николь забыла в ресторане очки, и Голдман заехал, чтобы вернуть их. Возле трупа Голдмана нашли важную улику – окровавленную перчатку, которая принадлежала убийце. Также обнаружили окровавленные следы и дорожку из капель крови. Детективы предположили, что убийца получил ножевой порез. Обе жертвы пытались защищаться и могли нанести какой-то вред убийце. Когда полиция установила, что погибшей была Николь Браун, Симпсон сразу попал в число подозреваемых.

О Джей в ночь убийства собирался лететь в Чикаго. Частный самолет вылетал из Лос-Анджелеса в 23:45. Этот перелет должен был стать железным алиби для экс-футболиста, но его поставил под сомнение шофер лимузина, который заехал в поместье Симпсона около 22:25, чтобы отвезти спортсмена в аэропорт. Выбирая более удобное место для заезда лимузина, шофер объехал вокруг поместья Симпсона, но не обнаружил его автомобиля – белый «Форд Бронко». Когда шофер припарковался и стал звонить в дверь – ему никто не открывал, а в самом доме не горел свет. Шофер не хотел уезжать, не выполнив заказ, поэтому стал звонить своему шефу, чтобы прояснить ситуацию. Пока он курил и пытался связаться с начальством, он заметил какую-то фигуру возле другого входа. Фигура зашла в дом, и в нем загорелся свет. Через несколько минут шоферу открыл дверь Симпсон и сказал, что он заснул, поэтому не слышал звонков. Шофер не стал задавать вопросов, пригласил О Джея в лимузин.

Позже, на допросе в полиции, он рассказывал, что Симпсон всю дорогу потел и жаловался, как ему жарко, хотя ночь была прохладной. Также шофер сказал, что Симпсон запаковал в багажник четыре сумки, одну из которых запретил трогать шоферу и погрузил ее лично. Но в аэропорту в самолет грузили только три сумки. Четвертая пропала. Полиция предполагала, что в ней было орудие убийства и одежда, в которой Симпсон совершил преступление.

Подозрения полиции усилились на следующий день после убийства. Группа детективов отправилась в поместье Симпсона, чтобы сообщить ему о смерти жены. Там они обнаружили «Форд Бронко» экс-футболиста, который был странно припаркован, и что гораздо важнее – имел пятно крови на двери. Так как им никто не открывал, детективы решили взломать дверь и зайти на территорию, поскольку считали, что в доме может быть пострадавший человек. На территории дома Симпсона они нашли окровавленную перчатку. Она была идентична той, что была на месте убийства. Сомнений практически не оставалось.

Когда Симпсон вернулся из Чикаго, полиция доставила его на допрос. Детективы заметили, что у О Джея был порез на пальце. Они спросили, где он его получил. Симпсон сказал, что порезался в Чикаго. Когда детектив уточнил, что на его «Форде» было пятно крови, Симпсон сказал, что, видимо, он все же порезался в ночь убийства, но не помнит где и как. Спортсмен добровольно сдал кровь для ДНК-анализа и сравнения образцов с кровью с места преступления, после чего был отпущен.

Вернувшись из полиции, Симпсон сразу стал собирать группу адвокатов для защиты. Позже ее назвали адвокатской Dream Team. Состояла она из 13 адвокатов, среди которых был Роберт Кардашьян (да-да, отец той самой бесящей семейки). Параллельно с этим, Симпсон впал в депрессию, так что адвокаты попросили ряд докторов следить за ментальным здоровьем спортсмена.

15 июня полиция получила предварительные результаты теста ДНК. Кровь на месте убийства совпадала с образцом крови Симпсона. Детективы решили дождаться окончательных результатов, которые подтвердили очевидное. 17 июня полиция получила ордер на арест Симпсона и связалась с его адвокатами, предложив, из уважения к Симпсону, приехать самому в полицейский участок и сдаться добровольно. Полиция даже согласилась отсрочить задержание с 9:30 до 12:00, чтобы О Джея могли осмотреть врачи.

Симпсон оставил завещание, позвонил маме и детям и написал три письма – маме, детям и общественности. Около тысячи репортеров ждали прибытия Симпсона в полицейский участок, но он не приехал в указанное время. Тогда полиция отправилась в дом Кардашьяна, где оставался Симпсон, чтобы арестовать его там. Но в доме его тоже не было. Кардашьян сказал, что Симпсон уехал со своим другом на белом «Форд Бронко», таком же, каким спортсмен пользовался в ночь убийства. Полиция объявила О Джея беглым преступником и начала розыск.

В тот же день адвокаты распечатали письмо Симпсона к общественности и зачитали его на пресс-конференции. Его содержание можно было считать предсмертной запиской. Один из адвокатов через телевидение обратился к Симпсону и попросил его сдаться, а тысячи журналистов присоединились к поискам экс-футболиста.

Около 18 часов Симпсон неожиданно позвонил в 911. Звонок отследили и установили приблизительный район нахождения беглеца. В 18:45 офицер патрульной полиции Рут Диксон увидела на шоссе белый «Бронко» и поехала за ним. Когда она поравнялась с авто, водитель крикнул, что Симпсон сидит на заднем сидении, и приставил себе к голове пистолет. Диксон сбросила скорость и продолжила следовать за «Фордом». Позже к ней присоединились другие патрульные машины. Погоня насчитывала 20 авто и стала культовым событием в США.

Ее сопровождали 9 вертолетов журналистов и транслировали все ведущие национальные каналы. Они прервали все свои программы. NBC, который в тот момент транслировал пятую игру финальной серии НБА между «Никс» и «Рокетс», свернул картинку матча в маленький квадратик в уголке экрана, чтобы транслировать погоню за Симпсоном. Прямую трансляцию смотрели около 95 миллионов человек (для сравнения, Супербоул в том году посмотрели 90 млн человек). Жизнь в США остановилась в прямом смысле слова. Люди бросили работу и все свои дела, и прилипли к экранам телевизоров.

Узнав, что в авто Симпсона включена радиостанция KNX-AM, в ее эфир вышел университетский тренер Симпсона Джон МакКей. МакКей стал убеждать Симпсона не совершать суицид и сдаться полиции. По словам водителя «Форда», О Джей в тот момент произнес: «Окей, тренер. Я не буду делать никаких глупостей. Обещаю».

Погоня продолжалась больше часа и закончилась возле поместья Симпсона. О Джей согласился сдаться полиции, но потребовал, чтобы ему дали поговорить с матерью. Получив гарантии, спортсмен вышел из авто и пошел в дом. Там он поговорил с мамой. И выпил стакан апельсинового сока, как сообщил спикер полиции, чем позабавил журналистов. Когда Симпсона выводили, чтобы доставить в тюрьму, вокруг собралась толпа чернокожих, поддерживавших Симпсона. Расовый вопрос в дальнейшем сыграет важнейшую роль.

20 июня начались предварительные слушания по делу Симпсона. Спортсмен полностью отрицал свою вину. На слушании со стороны обвинения были допрошены двое свидетелей. Первая свидетельница утверждала, что видела, как в ночь убийства белый «Бронко» Симпсона уезжал из дома Николь в такой спешке, что чуть не врезался в проезжавшую мимо машину. Позже выяснилось, что эту же историю свидетельница рассказала телевизионщикам, заплатившим ей за это 5000 долларов. Из-за этого суд не стал принимать во внимание ее показания.

Второй свидетель предоставил чек, согласно которому Симпсон купил 30-сантиметровый нож за 6 недель до убийства. Характер полученных ранений показывал, что нанесены они были подобным типом ножа, что подтвердил коронер. Но и эти показания суд в итоге не принял. Угадаете почему? Ага. Свидетель тоже продал эту историю журналистам.

Защита Симпсона сначала решила перевести стрелки и сменить мотив убийства. Они утверждали, что Николь убили наркоторговцы, которые искали ее подругу Фей Ресник. Та плотно сидела на кокаине и задолжала дилерам круглую сумму. Суд практически сразу откинул эту версию, назвав ее спекулятивной и неподтвержденной какими-либо уликами.

После этого адвокаты О Джея вызвали для дачи показаний горничную соседей экс-футболиста. Та утверждала, что в предполагаемое время убийства видела «Форд» Симпсона припаркованным возле его дома. Когда на нее слегка надавили представители обвинения, горничная стала колебаться, действительно ли она точно запомнила время. Она уточнила, что с ней была еще одна горничная. Полицейские ее допросили, и та сказала, что первая горничная врет. Адвокаты Симпсона предложили им заплатить по 5000 долларов за «правильные показания».

Весь этот парад лицемерия и вранья длился полгода. В январе 1995-го наконец-то начался судебный процесс. Симпсона должен был судить суд присяжных. И сформирован он был весьма странно. В суде присяжных обычно стараются соблюдать баланс полов и рас, представляя все социальные группы. Но среди 12 присяжных по делу Симпсона было 10 женщин, 8 из которых были чернокожими. Считается, что суд специально сделал крен в сторону женщин, поскольку считал, что те будут сочувствовать Николь, терпевшей семь лет побои со стороны мужа. Но он допустил фатальную ошибку, забыв про простую, но очень важную деталь – Николь была белой женщиной, а Симпсона собирались судить черные.

Непонятным было и решение слушать дело Симпсона не в суде Санта-Моники, в юрисдикции которого произошло убийство, а в суде даунтауна Лос-Анджелеса. Из-за этого в жюри присяжных изначально попадали менее образованные люди с низким уровнем дохода. Более образованные и богатые жители Санта-Моники, скорее всего, приняли бы во внимание те доводы, которые откинули присяжные из Лос-Анджелеса.

Обвинение утверждало, что убийство стало кульминацией долгой истории домашнего насилия в отношениях Симпсона и Браун. В качестве доказательств они предоставили запись звонка в 911, на котором Николь говорила, что боится физического насилия со стороны мужа. Также они допросили в качестве свидетеля детектива, который прибыл на тот вызов, и показали присяжным фото избитой Николь. Этим обвинение завоевало симпатии общественности. Но не присяжных. Те утверждали, что если Симпсон избивал свою жену, то это не значит, что он мог ее убить. Самым поразительным было то, что подобную мысль высказала женщина, которая сама в прошлом была жертвой домашнего насилия. И вы наверняка догадались, какой у нее был цвет кожи. После этого адвокаты Симпсона решили использовать расовую карту по максимуму.

Когда дело дошло до предоставления улик, обвинение обнародовало результаты ДНК-тестов. Согласно ним, кровь Симпсона была найдена на месте преступления, а кровь Браун и Голдмана была на «Форде» экс-футболиста, перчатке, найденной на территории его дома, и носках, которые нашли в спальне Симпсона. Вероятность того, что тесты были ошибочными, составляла 1 к 6,8 миллиардам. И тут включился фактор малообразованных присяжных.

ДНК-тесты на то время были совершенно новым видом улик, который еще не получил широкого распространения. Как и все новое, они воспринимались с трудом. Тем более людьми с не очень хорошим образованием (большинство присяжных по делу Симпсона никогда не ходили в колледж). Вдобавок, адвокаты Симпсона стали давить на то, что тесты были ошибочными, поскольку полицейские нарушили протокол при сборе улик. К их счастью, детективы действительно допустили ряд промашек. Они слишком долго хранили образцы крови в автомобиле, а не в специальном холодильнике, и использовали для хранения пластиковый пакет, а не бумажный, как то рекомендовала инструкция. Теоретически, это могло испортить образцы крови и сделать результаты ДНК-теста ошибочными. Вероятность этого была мала, но адвокаты убедили в этом жюри присяжных. ДНК-тест в их сознании не считался неопровержимой уликой.

Когда же обвинение предъявило окровавленную перчатку, найденную на территории дома Симпсона, то адвокаты экс-футболиста избрали маразматичную по смыслу, но гениальную в своей простоте тактику защиты. Они обвинили детектива Марка Фурмана в том, что это он подбросил перчатку в доме Симпсона, потому что был убежденным расистом и не любил черных. У защиты не было ни единого доказательства или улики, что Фурман мог это сделать. А единственным доказательством его «расизма» была запись, сделанная за 8 лет до убийства, на которой Фурман называл чернокожих «ниггерами». И этого оказалось достаточно.

На жюри никак не повлияли доводы полиции, что до Фурмана, который приехал через два часа после вызова, на месте убийства дежурили 14 полицейских и детективов. И никто из них не нашел вторую перчатку. Никак не повлияли показания детектива, который все время находился вместе с Фурманом на месте преступления и увидел бы, если бы Фурман нашел вторую перчатку. Никак не повлиял довод, что полиция, на тот момент, банально не рассматривала Симпсона как главного подозреваемого и не знала, есть ли у него алиби и чья кровь вообще находится на перчатке. Это все было неважно. Потому что прозвучало сакральное обвинение в расизме.

Процесс длился до 3 октября 1995 года. В этот день присяжные должны были объявить вердикт. Опасаясь бунтов из-за возможного приговора Симпсону, полиция приняла максимальные меры безопасности. Все офицеры полиции Лос-Анджелеса дежурили по 12-часовым сменам. Здание суда охраняли больше сотни конных полицейских. Для президента Билла Клинтона даже провели специальный брифинг, на случай, если бунт из Лос-Анджелеса перекинется на другие штаты.

После 4-часового совещания, присяжные были готовы объявить свое решение. И их вердикт – невиновен. Симпсон был полностью оправдан по обвинению в двойном убийстве. Когда объявили вердикт, одна из присяжных подняла вверх руку со сжатым кулаком. Ага, жест Black Power, который в этом году активно используют активисты движения BLM, а до этого использовали участники леворадикальной партии «Черная пантера». Если у кого-то еще и были сомнения, на основании чего принималось решение, то после этого они точно исчезли.

Освобождение Симпсона вбило клин в отношения между белым и черным населением США. Если черные считали, что справедливость восторжествовала, а детектив Фурман действительно был расистом и подделал улики, то белые были убеждены, что Симпсон виновен и избежал заслуженного наказания. Споры о вердикте не утихали долгое время, но сейчас и белые, и черные все же сходятся во мнении, что Симпсон был убийцей (по данным исследования 2016 года среди белых так считают 83%, среди черных – 57%).

Виновность Симпсона, всего годом позже, по сути признал гражданский суд Санта-Моники. Он удовлетворил иск семей погибших Браун и Голдмана и постановил взыскать с О Джея в их пользу 33,5 миллиона долларов. Из-за этого решения экс-футболисту пришлось переехать из Калифорнии во Флориду, поскольку ее законодательство не позволяло изымать имущество в счет погашения долгов. Хотя часть имущества Симпсон все же потерял. На одном из аукционов, где продавали вещи О Джея, чтобы покрыть его долг перед семьями погибших, радиоведущий и христианский пастор за 16 тысяч долларов купил сертификат Симпсона о введении его в Зал славы НФЛ, две игровые футболки и два трофея, выданных за благотворительную работу. Сразу после аукциона, прямо перед зданием, где он проходил, он сжег сертификат с футболками и разбил трофеи кувалдой. Более показательного примера отношения к О Джею вряд ли можно было бы придумать.

Дело Симпсона было одним из главных событий в США в 90-е. Его освещали едва ли не круглосуточно, а эфирное время, уделенное ему, было больше, чем время уделенное войне в Югославии и теракту в Оклахоме вместе взятым. Дело настолько раскрутили, что во время визита президента РФ Бориса Ельцина в США, тот спросил у своего коллеги Билла Клинтона: «Как считаете, О Джей сделал это?».

Интерес к делу, спустя 10 лет после суда, поддержало издательство ReganBooks. Они объявили о выходе книги с названием «Если бы я сделал это» (If I Did It), основанную на интервью автора Пабло Фенвеса с О Джей Симпсоном. Параллельно с книгой должно было выйти специальное шоу на Fox с участием экс-футболиста. Но ни книга, ни шоу в свет не вышли. Помешала волна критики со стороны общества. Позже книга все же была издана, но в ином виде. Права на ее издание были переданы семье Голдмана, как часть компенсации по решению суда 1996 года (Симпсон так и не выплатил долг в полном объеме). Семья добавила комментарии к оригинальному тексту книги и изменила название на «Если бы я сделал это. Признания убийцы». Также они изменили дизайн обложки, спрятав слово «if» внутри буквы I. Так что название книги читалось как «Я сделал это. Признания убийцы».

Забавно, что Симпсон в итоге все же сел в тюрьму. В 2008 году его признали виновным в вооруженном ограблении, краже со взломом и похищении человека. Максимальный срок по обвинениям составлял 33 года, но Симпсон провел в тюрьме только 9 лет – минимально возможный срок по этим статьям. Так что в какой-то мере и эти преступления сошли ему с рук.

В истории США О Джей Симпсон навсегда останется не легендой НФЛ и «Баффало Биллс», а человеком, который смог практически безнаказанно убить двух людей.

Коронавирус и политика. Как внешние факторы повлияют на новый сезон НФЛ

Фото: Pool, AFP, Getty Images

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья