Блог Англия, Англия

Эпоха Аль-Файеда. Как «лже-фараон» превратился в героя «Крэйвен Коттедж»

Журналист The Telegraph Джим Уайт провожает продавшего на прошлой неделе «Фулхэм» Мохамеда Аль-Файеда.

Не так многим владельцам футбольных клубов удалось бросить вызов стереотипам так, как это сделал Мохамед Аль-Файед в «Фулхэме».

Когда в 1997 году он покупал умирающий клуб и бросался громкими обещаниями «сделать из него «Манчестер Юнайтед» Южной Англии», немногие могли предположить, что через 16 лет египетский делец будет покидать «Крэйвен Коттедж», будучи огульно любимым всеми болельщиками клуба. Или что за ним закрепится репутация старомодного владельца, который вкладывает всю свою душу в клуб, но для которого не находится места в новой системе футбольных ценностей.

В 1997 году Аль-Файед купил умирающий клуб и бросался громкими обещаниями «сделать из него «Манчестер Юнайтед» Южной Англии»

Когда он купил комунду – как раз за несколько месяцев до аварии, в которой в Париже вместе с принцессой Дианой погибнет его сын Доди – болельщики «дачников» приветствовали Файеда скепсисом и многочисленными подозрениями. С Джимми Хиллом в качестве президента клуб скатился в 3-й английский дивизион, и казалось, что ничто в нем не могло привлечь расчетливого бизнесмена, нувориша и карьериста, который не был замечен в болении за команду и вообще особом интересе к футболу.

Журнал «Private Eye» встретил Аль-Файеда заголовком «Лже-фараон», а в британском верховном суде его однажды охарактеризовали как «крайне бесчестного и злого человека, который склонен мстительно преследовать несогласных с ним». Покупка же им футбольного клуба преподносилась подавляющим большинством СМИ как сделка по недвижимости – считалось, что его целиком и полностью привлекало только шикарное расположение «Крэйвен Коттедж» около Тэмзы, за счет преобразования которого в жилой комплекс можно было заработать около 100 миллионов фунтов. Неплохо, учитывая, что весь клуб ему достался всего за 6,25 миллионов фунтов.

Тем не менее, практически сразу же он начал разрушать стереотипы и подрывать многочисленные теории фанатов. Он пообещал вывести клуб в премьер-лигу – и вывел на год раньше намеченного срока. Он назначал прогрессивных главных тренеров – Кевина Кигана, Жана Тигана и Криса Колмэна – позволял им развивать новые идеи и совсем не вмешивался в их работу.

Однако окончательно и бесповоротно изменить мнение о себе ему удалось лишь в 2004 году – когда команда вернулась на реконструированный «Крэйвен Коттедж» после непродолжительного периода игры на «Лофтус Роуд». Это действительно всех удивило – так произошло сие событие, вопреки слухам о том, что он уже выгодно продал первую часть прав на преобразование стадиона в жилой комплекс за 50 миллионов фунтов.

Неудивительно, что популярность чанта «выдайте ему паспорт» среди болельщиков «Фулхэма» начала стремительно расти на фоне неудачных попыток Аль-Файеда получить британское гражданство. Плюс ко всему в его манере управления клубом была некая эксцентричная изюминка, олицетворением которой стала установка в 2011 году у «Крэйвен Коттедж» до смешного неуместной злополучной статуи Майклу Джексону, который однажды побывал на стадионе на матче «Фулхэма» с «Уиганом».

Помню, как-то раз я договорился с ним об интервью для одного известного журнала. Но вместо него в назначенное время появился его советник по вопросам взаимодействия со СМИ, Макс Клиффорд, который сказал мне, что я могу задать ему любые вопросы, ибо он получил разрешение Аль-Файеда отвечать от его имени.

После получаса самого странного в моей жизни интервью Клиффорд стал не только отвечать от первого лица (например, «Я хочу, чтобы «Фулхэм» стал одним из лучших клубов Англии»), но даже начал говорить с ближневосточным акцентом Аль-Файеда. К концу беседы Клиффорд так сильно вжился в образ, что ему позавидовал бы даже Рори Бремнер. Тем не менее, игравший роль Файеда Клиффорд все-таки сказал одну вещь, мимо которой я сегодня не могу пройти. Когда я спросил, зачем Аль-Файед купил клуб, он ответил «потому что я люблю «Фулхэм» всем своим сердцем и люблю фанатов даже сильнее, чем они любят меня».

Мохамед Аль-Файед сумел доказать, что Beatles ошибались

Похоже, именно к чему-то подобному в результате своего пребывания в команде пришел Мохамед Аль-Файед: даже если он купил клуб с прицелом на сугубо деловые корыстные цели, он очень быстро оказался соблазнен старомодными ценностями, кирпично-деревянными трибунами и голосом Дидди Дэвида Гэмилтона на каждом домашнем матче.

Он, похоже, действительно увлекся своим клубом. И заслуженно заработал любовь и уважение болельщиков. То, как к нему относятся, отлично прослеживается, когда он делает очередной круг почета вокруг поля перед началом встречи или машет своим черно-белым шарфом. Завсегдатаи «Крэйвен Коттедж» – циничные ребята, у которых в результате долгих лет разочарований выработался защитный механизм – во весь голос его приветствуют. И им есть чему радоваться, есть за что его благодарить: за закрепление в премьер-лиге, за финал Лиги Европы 2010 года, за множество ярчайших игроков, от Стида Мальбранка и Луи Саа до Димитара Бербатова, за беспроцентный кредит в 187 миллионов фунтов, который помог клубу развиться в его эпоху.

За 16 лет в «Фулхэме» Мохамед Аль-Файед сумел доказать, что Beatles ошибались: в футболе на самом деле можно купить любовь.

Джим Уайт, The Telegraph

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья