Блог Англия, Англия

Тактика Эмери вредила «Арсеналу». Но есть проблема важнее – режим Кронке

Большой разбор от Вадима Лукомского и Никиты Киселева.

Главные инсайды: Эмери плохо говорил по-английски, не считывал психологию игроков и постоянно метался

В четверг вечером «Арсенал» при наполовину пустом «Эмирейтс» проиграл «Айнтрахту» и вляпался в худшую серию результатов с 1992-го – 7 матчей без побед. 

На следующий день «Арсенал» уволил Унаи Эмери, рано утром приехавшего на тренировочную базу в Колни.   Правда это не сильно помогло – в воскресенье «Арсенал» и без Эмери не смог победить 19-ю команду АПЛ «Норвич» (2:2 на выезде).

Почти все инсайдеры (среди них и Давид Орнштейн, которому болельщики «Арсенала» особо доверяют) сходятся: решение по Эмери было принято до матча с «Айнтрахтом», и поражение в Лиге Европы уже ни на что не влияло.  

При этом совсем недавно Мигель Дилэйни, футбольный шеф-редактор The Independent, писал о встречах клубного руководства во время международной паузы и намерении дать Эмери четыре относительно легких матча с командами из второй половины таблицы («Саутгемптон», «Норвич», «Брайтон» и «Вест Хэм»). Но все пошло не так в первой же игре: «Арсенал» сыграл 2:2 c на тот момент 19-й командой лиги, при этом спасся только на 96-й минуте и уступил по ударам. 

После матча председатель правления «Арсенала» Чипс Кезик надавил на владельца Стэна Кронке. 79-летний Кезик – фанат «Арсенала» с детства, но его должность формальная. Он не управляет клубом – сохранение такого человека в правлении было лишь уважением к традициям. У Чипса нет полномочий, но он был четко на стороне фанатов, которые единогласно требовали увольнения. Ход Кезика – угроза уйти в отставку, если Эмери останется. 

Формально ничего страшного для Кронке, но это показало бы миру, что у «Арсенала» кризис на всех уровнях, включая правление. Возможно, эти действия вынудили людей Кронке быстрее принимать решение. В начале недели директора «Арсенала» Винай Венкатешам и Рауль Санльеи летали в Америку к семейству Кронке, чтобы обсудить клубные дела. Визит был запланирован заранее, но он состоялся сразу после матча с «Сотоном». Цепочка результатов и общая апатия отодвинули остальные вопросы на второй план, боссы «Арсенала» обдумывали, что делать с потерявшим контроль над ситуацией тренером. Венкатешам и Санльеи вернулись в Лондон с уже осмысленным планом.

Он был однозначным – в отличие от большинства действий Унаи в эти 18 месяцев.

Основная претензия к Эмери в «Арсенале» – хроническая неопределенность. Баск бесконечно тасовал схемы и состав, и в конце концов игроки перестали понимать, чего от них хотят. Неконкретность Унаи, метания от одной идеи к другой проявлялись на каждом шагу. Один из множества примеров: во второй половине прошлого сезона важнейшим игроком для Эмери стал Аарон Рэмзи, который до этого был практически не нужен тренеру и который к тому моменту уже договорился с «Ювентусом». В похожем стиле Унаи вернул в состав и Месута Озила. 

Игрокам не нравилась склонность Эмери к перестраховке. «Арсенал» стал слишком нацелен на нейтрализацию соперников. За 51 матч в Премьер-лиге «Арсенал» Эмери лишь 3 раза выиграл с разницей больше чем 2 мяча. 

Полтора года Эмери даже под большим давлением оставался интеллигентным и выдержанным, но в эпоху, когда лучшие клубы АПЛ тренируют законченные харизматики, испанцу не хватало умения зажечь игроков и выстроить прочные взаимоотношения. The Athletic пишет, что перед апрельским матчем с «Кристал Пэлас» (домашнее поражение 2:3 стало началом серии, которая стоила «Арсеналу» попадания в топ-4 – 4 очка в 5 последних турах) Эмери попросил произнести мотивационную речь клубного трэвел-координатора. По задумке Унаи, это показывало, что победы – это общее дело. Затея провалилась: некоторые игроки просто рассмеялись.

Общение Эмери с составом не выходило за профессиональные рамки и не работало на укрепление связи между тренером и составом. Evening Standard (главная лондонская газета, хорошо и надежно работают по «Арсеналу» и «Тоттенхэму») указывают на игрока, который признался в личной беседе: он больше контактирует с бывшим тренером в мессенджерах, чем с Эмери.

Проблема была не только в слабом английском, хотя это тоже сказалось. В сентябре 18-летний Букайо Сака рассказал, что не всегда понимает, о чем говорит Унаи, и в таких моментах очень кстати присутствие Юнгберга, чей «английский лучше». В пятницу все тот же Evening Standard подкинул инсайдов: игроки пародировали выражения и акцент тренера, а общекомандные собрания иногда затягивались, потому что Эмери было непросто донести мысли (хотя Унаи был достаточно смелым, чтобы ходить на пресс-конференции без переводчика).

Вырисовывается и более глобальная картина: Эмери плохо считывал психологию игроков. Например, Лоран Косьельни был шокирован, когда сразу после восстановления от тяжелой травмы он сыграл в 5 матчах за две недели. Недавняя ситуация с Гранитом Джакой, принявшим от Косьельни капитанскую повязку, тоже сработала не в пользу Эмери: игроков не впечатлило, как долго тренер тянул с решением о передаче капитанства. Здесь нотки недовольства просочились в соцсети: Александр Ляказетт лайкнул Instagram-пост с очевидной критикой Джаки и испанца.

Всего при Унаи капитаном побывали 9 игроков. В самолете на обратном пути после матча с «Виторией» кто-то, сидящий неподалеку от Эмери, спросил: «Так сколько у нас капитанов?» (материал Evening Standard начинается именно с этого).

Новым (пока временным) тренером «Арсенала» стал Фредрик Юнгберг. Он вернулся в клуб в прошлом сезоне и с лета входил в тренерский штаб Эмери. Он популярен среди игроков, благодаря работе с командой U-23 хорошо знаком с молодежью. По мнению звезды The Athletic Орнштейна, летнее повышение означало, что «Арсенал» готовился к такому варианту, а сам Юнгберг верил в возможность тренировать главный клуб в карьере

В пятницу, в день увольнения Унаи, Опта сравнила результаты Эмери (51 матч в АПЛ) со статистикой Венгера перед отставкой. По очкам все получилось ровно (88), а по ударам и голам испанец уступил. Это кажется очень символичным: принять клуб после 22-летней эпохи француза было невероятно тяжело, но на фоне закатных сезонов Венгера «Арсенал» Эмери так и не сделал шагов вперед.

Эмери не определился со стилем и слишком часто менял схемы

«Два моих главных принципа – владение и прессинг. Это базис. Владеть мячом и отбирать его настолько быстро, насколько это возможно. К этому базису я добавляю маленькие нюансы», – объяснял Эмери. В первый сезон эти же ценности испанец пропагандировал перед игроками.

«Наша идея в этом сезоне – много владеть мячом, не терять его глупым образом в центре поля и быть максимально компактными, отбирая его прессингом», – рассказывал Начо Монреаль.

Но уже к концу кампании Унаи сменил ориентиры. «Я хочу, чтобы «Арсенал» стал командой-хамелеоном. Чтобы мы могли играть и во владение через позиционную атаку против закрытых соперников, и на контратаках, когда это уместнее». 

Такая резкая смена тактических целей менее, чем за год, олицетворяет главную проблему Эмери – тотальное отсутствие стиля и определенности. Если оценивать Унаи по стартовому обещанию, то все просто ужасно – при нем «Арсенал» никогда не был хорош в этих вещах, а во второй сезон вообще не выбирался из пятерки худших и по прессингу, и по игре под прессингом. Даже если первые слова Эмери в клубе – фарс, такие низкие позиции все равно непозволительны для топ-клуба (любого – даже того, у которого вообще нет высоких идей).

Вникая в детали деклараций Унаи, обнаруживаешь еще больше противоречий. Объясняя слова про хамелеона, тренер добавил: «Когда мы владеем мячом, на роль нашего лидера лучше всего подходит Озил – он потрясающе находит пространство. На роль лидера в стиле с контратаками претендует Обамеянг. Мы должны сочетать одно с другим, тогда клуб будет расти».

Это было сказано в мае, а уже в июле Эмери просил любой ценой избавиться от Озила. Просто неспособность раскрыть звездного игрока можно понять. Такую непоследовательность – нет. 

Похожая ситуация была вокруг стандартов. Если верить Газидису, Эмери назначили после того, как во время собеседования он поразил всех 100-страничным досье про тактические проблемы «Арсенала». После этого на первой пресс-конференций испанца спросили, в чем в первую очередь нужно прибавить. Он ответил – в стандартах.

В последний сезон Венгера «Арсенал» был 2-м по голам со стандартов и в пятерке лучших по пропущенным со стандартов. 15 забитых, 7 пропущенных. Результат в сезон Эмери: 13 забитых и 10 пропущенных. 

Вариации этой проблемы повторялись почти каждые выходные. Даже на пресс-конференциях испанец не мог сформулировать, что не так и как это исправить. Проблема и образ идеальной команды постоянно менялись. Судя по всему, эти трудности мешали ему и в донесении тактики до команды.

Были ли проблески? Да, но чтобы увидеть самые минимальные идеи нужно знать, что работало у Эмери в других клубах и как он строит футбол.

Главная схема испанца по карьере и в «Арсенале» – 4-2-3-1. В рамках этой формации его команды исполняют один и тот же трюк – выманивают соперника в прессинг, а потом вскрывают через фланги. 

Работающий вариант его замысла выглядит так: два крайних защитника располагаются высоко, опорные полузащитники страхуют их подключения и помогают доставлять мяч на фланг. Вингеры обязательно поддерживают фланговых защитников, создавая вариант для отыгрыша. Дальше все зависит от действий соперника. Первый вариант: команда Эмери вскрывает фланг, получая преимущество в этой зоне. Второй вариант: опорник соперника смещается на фланг, а команда Эмери возвращает мяч в центр, где стало свободнее. 

Лучше всего это прослеживалось в «Севилье». Игра через фланги – не лучший путь для топ-команды, но такая концепция может работать, если под нее подобраны игроки, которые четко выполняют указания. «Арсенал» тоже пытался разыгрывать мяч таким образом – особенно в первых половинах сезонов. К сожалению, зачастую эта система рушилась в первой же стадии. 

Во-первых, движения опорников и крайних защитников были слишком предсказуемыми – не было и не появлялось вариантов на случай, если соперник готов к описанной схеме розыгрыша. Проходить давление на индивидуальных качествах получалось только у Маттео Гендузи (но весьма редко). Постепенно выгоду в оказании высокого давления на «Арсенал» разглядели даже те, кто избегает прессинга (даже «Бернли» использовал высокое давление на «Эмирейтс»). 

Во-вторых, сами игроки первой стадии не очень хорошо подходят для игры под давлением. Кому-то не хватало техники, кому-то – паса и всем – сыгранности. Сочетания футболистов слишком часто менялись. Эмери при этом настаивал на коротких розыгрышах, так как в ином случае (не выманивая соперника в прессинг) не получал преимуществ на чужой половине.

В-третьих, такая система сковывала атакующих игроков. Те, кто привык к свободе и креативности, должны были строго выполнять инструкции и быть просто помощниками фланговых защитников, вокруг которых строилась атакующая игра. Лучший пример негативного влияния – форма Озила, но про эту проблему после ухода из клуба рассказывал и Генрих Мхитарян.

В-четвертых (будет еще и в-пятых – вот так плохо все было). Схема, в которой Эмери эффективнее всего (4-2-3-1), не позволяла размещать Обамеянга и Ляказетта в удобных ролях. Иногда кто-то из них оказывался на скамейке, иногда Обамеянга ставили на фланг (хотя на фланге по плану Эмери нужен игрок другого типа), иногда испанец шел на компромисс и выбирал другую формацию. 

В-пятых, самое важное – весь футбол Эмери имеет смысл только при наличии топовых крайних защитников. Умеют комбинировать, играют по всему флангу, принимают умные решения в атаке, обладают скоростью, чтобы возвращаться при контратаках соперника, надежны при позиционной обороне. Только Эктор Бельерин (и, возможно, Киран Тирни в лучшей форме) подходил под все требования.

Когда Эмери использовал эти идеи в чистом виде, «Арсенал» был ужасен. Состав категорически не подходил. В первый сезон это удавалось маскировать хорошими заменами. Сейчас модно говорить, что Эмери ужасен во всем, но в первый год баск блестяще читал матчи и реагировал с помощью замен – был одним из лучших в АПЛ в этом отношении (правда, часто ему везло, что «Арсенал» к концу первого тайма еще был в игре). 

Фишка с эффективными заменами точно не была частью плана. Сам Унаи говорил, что 70% – это постоянный стиль и развитие команды, 30% – построения под соперника до матча и по ходу игры. 70% тотально не работали, что вынудило тренера метаться.

В последнем выпуске MNF Джейми Каррагер справедливо назвал эти метания главной причиной неудач. Он дополнил критику статистикой: «Арсенал» Эмери использовал больше всех игроков и 7 разных схем, даже самая популярная из них (те самые 4-2-3-1) использовалась менее, чем в половине случаев.

При испанце у «Арсенала» был лишь небольшой отрезок качественного футбола – 3-4-1-2 во второй части прошлого сезона. Даже сам тренер отмечал этот вариант: «Мы провели много хороших матчей в схеме с 3 защитниками и Ляказеттом, Обамеянгом и Озилом в атаке». Здесь принципы Эмери сочетались с удобными ролями игроков. 

Человеком, который связывал эту схему был, Рэмзи. Он играл одного из двух опорников, но на деле из-за гигантского объема работы всегда появлялся в нужном месте. Результат: в первой стадии появляется дополнительный игрок (проще под чужим прессингом); чуть выше приходилось играть без вингеров, но помочь крайнему защитнику всегда готов был Рэмзи; бонусом из-за движения Аарона розыгрыши «Арсенала» переставали быть предсказуемыми. 

Самое ироничное: чтобы найти этот вариант, Эмери отступил от принципов. Он делит центральных полузащитников на два типа – называет их «шестерки-восьмерки» (игроки с оборонительной ментальностью) и «восьмерки-десятки» (атакующие хавы). Изначально он говорил, что хочет всегда иметь в составе двух «шестерок-восьмерок», а Рэмзи относил к другому более атакующему типу. Поставив Аарона в опорную, Унаи осознанно сделал команду более открытой. То есть ход решал только проблемы в атаке – оборона оставалась шаткой.

Летом Эмери потерял игрока, который внезапно стал ключевым. «Арсенал» так и не купил прямую замену. Во время предсезонки Унаи сказал, что собирается играть с четверкой защитников – вероятно, верил, что теперь за счет сыгранности и работы над системой его футбол в чистом виде сработает. Но прогресса и близко не было, скоро Эмери повесил функции Рэмзи на Лукаса Торрейру – странный ход проблему не решил, зато тренер получил еще одного недовольного игрока.

Тактические проблемы точно прямо связаны с ужасным отношением к тренеру внутри команды. Все источники сходятся в том, что коммуникации были плохо выстроены. Кажется, дело не только в языковом барьере, но и в характере Эмери. Эту проблему точно описал работавший с испанцем в «Париже» Юлиан Дракслер: «Считаю Эмери очень хорошим тренером, но общаться с ним было непросто. Тухель четко в двух предложениях по-немецки мне все объясняет – это большой плюс».

Важно: проблема связана не только с языком, но с понятным формулированием задач. В «Арсенале» это тоже проявлялось. После ужасного матча с «Уотфордом», в котором «Арсенал» допустил 31 удар по воротам (антирекорд клуба), Джака намекнул на нехватку понимания, как должна играть команда: «Мы поплатились за настолько провальный второй тайм. Мы должны играть в футбол, а не испытывать страх на поле». 

Если в типичном клубе Эмери игроки постепенно устают от огромных доз тактики («Эмери показывает игрокам очень много видео. Так много, что нам не хватает попкорна. Я горд, что проработал с ним три года, но четвертый точно не выдержал бы», – Хоакин), то в Лондоне его инструкциям не хватало детальности. Единственное вменяемое объяснение – языковой барьер и коммуникации.

Эмери вредил «Арсеналу», но главная проблема – режим Кронке

В Англии есть три основные модели управления топ-клубом. 

«Ливерпуль»: владелец много инвестирует с осознанием, что грамотные инвестиции поднимут цену клубу и, возможно, даже приведут к прибыли напрямую. Риск в потерях в случае плохих решений.

«Ман Сити»/ранний «Челси»: владелец очень много инвестирует, не оглядываясь на риски. 

«Юнайтед»: владелец не готов рисковать при инвестициях, но сосредоточен на максимизации доходов. За счет роста доходов растут и суммы, которые клуб способен тратить без сторонних инвестиций. 

У этих подходов, даже у Глейзерского, есть свои плюсы – без них «Юнайтед» не зарабатывал бы так много на рекламе. Кронке же собрал все минусы – он не инвестирует, опасаясь рисков, на которые осмысленно шли в «Ливерпуле» пару лет назад, при этом его люди проваливают задачи на рекламном рынке. Весь рынок растет с диким темпами, а «Арсенал» медленнее всех (даже «Тоттенхэм» сократил пропасть и вот-вот обгонит соседей, хотя мировая фан-база у них в разы меньше). 

При этом Кронке в отличие от других владельцев получает 1 млн фунтов в год за консалтинговые услуги (да, это мало, учитывая оборот «Арсенала», но зачем вообще ему платить?).

Результат: «Арсенал» существует на деньги, которые зарабатывает, но заработок органичен плохими управленческими решениями Кронке. Пока хоть что-то из этого не поменяется, «Арсенал» не будет конкурировать с топ-клубами в полной мере. 

А серьезных мотивов менять систему нет. Кронке как инвестор все еще в выигрыше. Стоимость «Арсенала» повышается, так как растет весь футбольный рынок. Он вовремя вложился. То есть все, что Кронке упускает – это разница между большим заработком на момент продажи клуба и очень большим (в случае более правильного развития и улучшение статуса клуба). Но чтобы улучшить статус клуба, надо прикладывать активные усилия и хотя бы немного рисковать.

Как показывает пример Джона Генри в «Ливерпуле», это разумный риск, который вполне может окупиться. В данном раскладе плохое решение не рисковать. К сожалению, даже плохое решение сулит Кронке солидный заработок, поэтому наивно ждать, что он резко сменит политику.

Клуб угодил в этот замкнутый круг на всех уровнях. Случившееся с Эмери – лишь очередной пример. И это не вердикт постфактум – эти же вещи говорил полтора год назад, реагируя на назначение. Этот управленческий хаос существовал уже тогда, а заголовок отражал суть проблемы: «Арсенал» сэкономил на тренере. Эмери будет трудно».

Любому тренеру будет трудно в таких условиях. При этом клуб не готов был платить топ-зарплату – хотя статус позволял «Арсеналу» хотя бы попробовать выйти на Аллегри, Конте, Сарри или Симеоне. На выходе осталось два пути: путь Эмери (качественный, но явно не топовый – в правильной среде может приносить победы) и путь Артеты (молодой с предпосылками к топовости, но совсем без опыта).

Для полноты картины: по информации The Athletic, на момент предложения от «Арсенала» самым реалистичным вариантом Эмери был «Реал Сосьедад» – после неудач в «ПСЖ» все его низко котировали, но тут выручала дружба с президентом. 

«Арсенал», конечно же, назначал не версию Эмери из Парижа, а того, который работал в «Севилье». Тогда в Лондоне собирались скопировать успешную модель Мончи-Эмери. Селекционер Свен Мислинтат находит игроков, а Эмери встраивает их в систему, готовит к продаже, параллельно выигрывая Лигу Европы. 

У этого плана изначально было полно изъянов от статуса клуба (в «Севилье» игроки не требовали атакующего футбола) до языковых проблем Эмери. Но главная беда снова была в руководстве, которое не сдержало обещания, данные Мислинтату – зимой Свен ушел из клуба. Летом просто не было ответственного за селекцию. В перспективе главным в этом отношении станет Эду. Он пришел в июне, но клуб четко проговорил, что бразилец пока осваивается и не несет ответственности за лето.

На рынке «Арсенал» работал без осознанной модели. Результат – каждый трансфер в отдельности был трансфером хорошего игрока. И в большинстве случаев Рауль Санльеи даже договорился о выгодных условиях. Но в тактическом плане трансферы лишь подставили Эмери. Олицетворение хаоса – уход Алекса Ивоби в «Эвертон» и покупка Николя Пепе. В отрыве от контекста: размен Ивоби-Пепе с небольшой доплатой – волшебная сделка. 

На деле потеряли редкого игрока, который прогрессировал у Эмери и давал пользу, пускай без яркости (и Бельерин, и Колашинац говорили, что им удобнее играть, когда Ивоби на фланге). Получили потенциальную звезду в состав, где и без того не получалось разместить всех звезд (Пепе, Озил, Обамеянг, Ляказетт – нет схемы, в которой все играют на оптимальных позициях). Разгребать все это должен тренер, который в любой непонятной ситуации принимает осторожное решение и точно не придумает оригинальную атакующую систему, которая совместит баланс и размещение звезд.

Изначальная задача Эмери сводилась к тому, чтобы перепрыгнуть хотя бы одного конкурента, уступая ему по ресурсам. Сделать это можно только максимально правильно подобранным составом, в котором нехватка ресурса компенсируется правильностью использования каждого цента. В «Арсенале» обратная ситуация.

Это не освобождает Эмери от ответственности за кошмарное качество игры (оно где-то между 12-м и 18-м в АПЛ). Именно Унаи – причина, почему все так ужасно. Даже в описанных условиях можно и нужно показывать игру уровня 4-7 места – состав банально слишком хорош (разбалансированный, но слишком хороший, чтобы упасть так низко). Но Унаи не причина, почему «Арсенал» даже в теории не способен замахнуться на чемпионскую гонку – здесь виновата политика руководства.

Нет предпосылок полагать, что в ближайшие годы что-то кардинально изменится. Это слегка обесценивает выбор следующего тренера – даже самый лучший вариант не выведет клуб из управленческого хаоса, в лучшем случае временно замаскирует. Но, избежав ошибок назначения Эмери, можно вернуться к полноценной борьбе за четверку и хорошему стильному футболу.

С большой вероятностью до лета останется Юнгберг. Дальше снова будет два варианта. Жаль, что для прогресса нужен третий.

Фото: REUTERS/Dylan Martinez, Eddie Keogh; Gettyimages.ru/Shaun Botterill, David Ramos, Stuart Franklin, Francois Nel, Steve Dykes

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...