О духе времени
Блог

Потолок зарплат – поствирусная цель УЕФА и босса Бундеслиги. Вот как лимит работает в МЛС, регби и Китае

Президент Бундеслиги Кристиан Зайферт, про которого у нас вышел большой текст, готов выйти за пределы Германии и изменить вообще весь европейский футбол. Его главная идея – потолок зарплат для игроков, за который выступает и босс УЕФА Александер Чеферин. Но чтобы провернуть реформы, Зайферту и Чеферину нужно убедить многих, в первую очередь – чиновников в Европарламенте.

Почему Европарламент? Ответ простой – нужно как-то вписаться в законы Евросоюза, ведь по сути любые лимиты ведут к ограничению конкуренции, а это нарушение прав. Скорее всего, для общеевропейских мер нужны поправки от депутатов.

«Некоторые эксперты в области права говорят, что нынешние законы Евросоюза не допускают такого потолка, – подтверждает Зайферт. – Но я думаю, что из-за этого кризиса поменяется структура многих сфер экономики. Футболу было бы полезно извлечь уроки из кризиса. Ни одна компания в мире не могла бы себя защитить, – говорит Зайферт. – В течение двух месяцев рынки, производственные цепочки и хорошие налаженные системы пришли в чрезвычайное положение из-за одной ударной волны. Неудивительно, что клубы, которые по факту являются небольшими компаниями, пострадали так сильно».

Зайферт добавляет, что готов ехать в Европарламент и доказывать там необходимость лимита.

Золотые стейки, неприятие богатых и кризис: откуда пришла идея потолка зарплат

Зайферт считает, что сейчас лучшее время для перезагрузки.

1. По мнению менеджера, футбол уже пережил этап взрывного роста и подходит к плато (главное слово 2020-го), где темпы будут ограничены. Поэтому сейчас идеальное время, чтобы укрепить футбольную систему. 

«Пришло время подумать, как стабилизировать экономику. Тем более что сейчас нас ждут времена с ограниченным ростом, – говорит Зайферт. – Да, непросто вести дискуссию о нежелательных изменениях в такой успешной системе последних лет, как профессиональный футбол. Не имею в виду рост от продажи медиаправ, но 90% стадионов распродаются, рейтинги в разрушающемся медиаландшафте стабильны, спрос на спонсоров непрерывен. 

Если у системы так много положительных отзывов, ей может потребоваться настоящий кризис, чтобы встать на паузу для проверки. Но если у нас сейчас хватит смелости и настойчивости задуматься о переменах в профессиональном футболе и реализовать их в долгосрочной перспективе, то этот кризис тоже может вылиться в нечто позитивное».

2. Зайферт считает, что рынок перегрет. Причем не только зарплатами футболистов и агентов.

«Если есть возможность ограничить зарплаты менеджеров, то должна быть возможность ограничить зарплаты посредников и самих футболистов», – поясняет Зайферт. 

В прошлом году Бундеслигу поразила череда скандалов с золотыми стейками – Франк Рибери, Джейдон Санчо, Амаду Айдара. Все эти футболисты выкладывали в инстаграм фото из элитных ресторанов с позолоченными блюдами, хвастались дорогими тачками и все в таком духе.

Почти всех (за исключением Рибери, потому что он легенда) критиковали не только болельщики, но и собственные руководители. В целом неудивительно, что такое отношение сформировалось именно в Германии – пожалуй, это государство с самыми сильными социалистическими наклонностями в Западной Европе (не считая, конечно, Скандинавию, где чистейший социализм с местными особенностями). Вдобавок вы наверняка читали о консерватизме немецких фанатов – стейки вызывают неприязнь в том числе и у них.

На самом деле сложность тут не только в этом, но и просто в сложившемся культурном коде. Немецкие миллионеры и миллиардеры тоже, как правило, не демонстрируют богатство, особенно на публике – магнат деревообработки Хайнц Дюрр однажды возмутился тем, что Forbes назвал его миллиардером и завысил позицию в рейтинге, и позвонил в редакцию, чтобы разобраться. Журнал The Economist объясняет: дело в том, что в Германии исторически высока неприязнь к слишком богатым людям. Журналисты винят их в плутократии (методе управления государством группами богатых людей – опосредованно, не напрямую), а простые граждане более склонны обвинять миллиардеров в крупных мировых происшествиях.

Хайнц Дюрр

Для примера: в 2018 году институт Алленсбаха провел опрос-исследование о богатых людях, попросив назвать основные черты богачей. 62% назвали эгоизм, 56% – материализм, 50% – безрассудство, 49% – жадность, 43% – высокомерие. Из молодежи только 2% сказали, что им очень важно стать богатым, 20% – что просто важно. В США, например, такое желание есть почти у 40% молодых граждан. 

Идеи потолка зарплат давно на уме у президента УЕФА Александра Чеферина. Еще в 2017-м, когда про коронавирус никто и не думал, а европейский футбол переживал финансовый подъем, он говорил: «В будущем нам придется всерьез рассмотреть возможность ограничения зарплатных бюджетов клубов. Богатые клубы богатеют, разрыв между ними и остальными становится все больше и больше».

При этом очевидно, что не так давно избранный на пост президента словенец встретил огромное неприятие со стороны топ-клубов. «Те, у кого больше всего денег, – сильнее в этом и имеют отличные связи в медиа, – уже тогда смотрел в будущее Чеферин. – Если мы добьемся успеха, это будет, на мой взгляд, историческое изменение».

Идея появления потолка зарплат на фоне пандемии коронавируса получает поддержку не только из Германии, но и из Франции: президент «Сент-Этьена» Бернар Каяццо по совместительству является председателем клубного профсоюза. У него строго социалистические цели. «Мы живем в ультракапитализме, современный футбол – это гонка вооружений», – заявил мужчина. Каяццо предлагает оставить трех-четырех игроков за потолком, а всех остальных вывести – и в профсоюзе эта идея, по его совам, нравится многим.

Даже в низших английских лигах уже готовят такие ограничения – так, Лига 1 и Лига 2 (третий и четвертый дивизионы в системе английского футбола) получат потолки зарплат уже со следующего сезона, согласно планам Английской футбольной лиги (EFL).

Потолок зарплат в МЛС: 4,9 млн на всех, но есть вариант платить звездам много (Златан получал 7,2 млн)

Потолок зарплат – это нечто обыденное для североамериканских лиг, которые закрыты и выстроены по франшизной системе. Как это работает (грубо) – инвестор платит взнос и покупает у МЛС право на выступление в рамках этой лиги, а сам взамен становится ее акционером. Юридически владельцем клубов является МЛС – например, миланский «Интер» судится по поводу бренда не с «Интер Майами», а именно с лигой. И именно лига отвечает за справедливое распределение средств между клубами.

У подобных ограничений есть определенные преимущества: во-первых, клуб не может просто взять и скупить суперзвезд, ему нужно планомерно подходить к строительству команды, потому что за каждый значительный шаг нужно отчитываться перед лигой. Если в европейском футболе можно позволить себе раздуть ведомость, то здесь нужно учитывать каждый доллар – при раздутой ведомости команда может не влезть под потолок. 

Во-вторых, уравниваются шансы команд – да, безусловно, остаются минусы (в США это разные налоги в разных штатах и даже городах, местоположение – в холодный город игроки едут не так активно), но их число сокращается. Это также позволяет контролировать финансы команд (МЛС может выкупить убыточный клуб и найти ему нового инвестора, в том числе и из другого города) и избежать непредвиденного банкротства и/или появления финансовых пузырей.

Два основных вида потолков зарплат – ограничения для команды и для игрока. Но обычно используется комбинированный вариант. В футболе его не используют практически нигде – точнее, только там, где этот вид спорта называют соккером. Хотя, строго говоря, финансовый фэйр-плей, введенный УЕФА в 2011 году, тоже отчасти является потолком подобного рода, но в более широкой сфере – он ограничивает не только процент, который клубы могут тратить на зарплату, но и их трансферную деятельность.

На фоне коронавируса Чеферин выступил в СМИ с новой мыслью – введения налога на роскошь для тех, кто превышает ФФП. «Конечно, за нарушения нужно наказывать, но мы [всегда] думаем о том, как мы можно улучшить регламент и, если это необходимо, адаптировать его, – сказал Чеферин. – Это произойдет не очень скоро, но мы думаем о том, чтобы улучшить [ФФП], модернизировать его и принять меры для улучшения баланса. Мы также рассматриваем что-то вроде «налога на роскошь», если это возможно».

Давайте посмотрим, как работает потолок зарплат в МЛС – хоть это и закрытый чемпионат, но, по крайней мере, тот же вид спорта. Здесь потолок зарплат жесткий – его ни в коем случае нельзя превышать, иначе будут строгие наказания вплоть до дисквалификаций (хотя пока прецедентов не было). Есть еще мягкий потолок – такой, например, в НБА – за его нарушение не будет серьезных санкций, а просто придется заплатить тот самый налог на роскошь, который предлагает Чеферин. В североамериканском баскетболе он рассчитывается от суммы, на которую превышен потолок – его ввели в сезоне-2004/05 из-за неэффективных расходований средств клубами. Правда, и превысить потолок, просто так подписывая игроков, тоже не получится – но это тема для отдельной книги.

Вернемся к футболу.

У команд МЛС есть 30 позиций в общем ростере на сезон.

Заявка делится на две части – основной и дополнительный составы.

На первые 20 позиций ведомость 4,9 млн долларов, но есть много нюансов

У клубов есть право заполнять заявку не полностью, а только на 18 футболистов, распределяя между ними весь зарплатный бюджет и оставляя две позиции пустыми. Максимальная зарплата игрока из первой части заявки в 2020-м – 612 тысяч долларов в год. Правда, ограничения можно обойти, вот два способа.

• Во-первых, на два слота (опционально – на три, за третье место нужно доплатить лиге 250 тысяч) можно подписать выведенных из-под потолка суперзвезд (Designated Player). Это так называемое правило Бекхэма, появилось именно при его переезде в «Лос-Анджелес Гэлакси». 

Назначенные игроки могут зарабатывать существенно больше максимальной зарплаты – например, Златан Ибрагимович получал в «Гэлакси» 7,2 млн в год, но под потолком учитывался максимальный контракт обычного игрока – 612 тысяч. Есть и поправка: если игрок в статусе выведенного из-под потолка младше 23, то под потолком учитывается только 200 тысяч, а если младше 20 – вообще 150 тысяч.

• Во-вторых, клубы могут вывести из-под потолка до 50% зарплаты футболиста с помощью денег, распределяемых лигой (General Allocation Money). Предположим, у футболиста зарплата 700 тысяч в год, но клуб по каким-то причинам не хочет тратить на него звездный слот. Поэтому клуб может потратить до 350 тысяч, чтобы снизить его вес для бюджета. Важный момент: эти 350 тысяч должны быть взяты именно из денег, которые в клуб перечислила лига. General Allocation Money – гарантированные выплаты каждой команде (1,5 млн долларов в 2020-м), бонусы за выход в международные турниры, за непопадание в плей-офф, за продажу игрока за пределы МЛС и компенсации в случае расширения (если на драфте расширения новый клуб забирает футболиста).

Кстати, важный момент: General Allocation Money полностью принадлежат клубу, их даже можно обменивать в другие клубы на драфт-пики и игроков.

Вдобавок у каждого клуба есть целевые средства (Targeted Allocation Money) – 2,4 млн в 2020-м. Их тоже можно потратить на выход из-под потолка, но с небольшой поправкой: эту компенсацию обменять нельзя, в отличие от обычных распределяемых денег. И если распределяемую компенсацию можно тратить на игрока с любым контрактом, чтобы влезть под потолок, то целевые средства можно потратить только на игрока, зарплата которого выше максимальной.

Дополнительный ростер для доморощенных и молодых с маленькой зарплатой

Остальные 10 футболистов – это так называемый дополнительный ростер (небольшой дисклеймер: в следующих двух абзацах описывается запутанная схема заявки, но значительно на потолок она не влияет). Игроки, которые внесены в него, не учитываются в зарплатной ведомости, но и находятся, как правило, на минимальных контрактах.

Четыре слота в дополнительном ростере довольно разнообразны. В них можно вносить игроков с минимальными контрактами (81 тысяча в 2020-м), либо футболистов из студенческой программы Generation Adidas (сейчас таких в лиге всего пятеро), либо доморощенных игроков с зарплатой выше минимальной (87 тысяч), но не выше максимальной (612 тысяч). Лига покрывает все, что выше минимума, под потолком учитываются только 87 тысяч.

Остальные слоты – для молодых (младше полных 25 лет к концу года) игроков на минимальном контракте (63 тысячи). Во всем ростере должно быть минимум два доморощенных футболиста. К слову, в МЛС есть еще и лимит на легионеров – каждому клубу выделяется на сезон 8 мест для иностранцев. Но при этом места в заявке (именно места, а не людей) тоже можно обменивать, а число легионеров в команде не ограничено. Чисто теоретически можно собрать команду полностью из легионеров, а некоторые клубы предпочитают опираться на американцев.

При этом потолок зарплат не берут с потолка. Как правило, командный потолок зарплат зависит от доходов лиги и составляет примерно 50-55% от суммы, которую получают после деления общего дохода лиги на количество команд

Потолок из соккера неприменим в европейском футболе. А вот из регби – вполне

«Структура нескольких профессиональных лиг в США не подходит для Германии. Мы хотим конкуренции, мы хотим вылета [в низшие лиги], мы хотим вызова, – заявил CEO дортмундской «Боруссии» Ханс-Йоахим Ватцке. – В большинстве американских лиг игроки принадлежат лиге, и там нет никакого вылета. Мы живем в другой культуре».

Похожая культура – в регби (там тоже есть вылеты и повышения в классе), и там потолок устроен простейшим образом.

Например, в английском Премьершипе (высший дивизион страны) нет ограничений на зарплаты конкретных игроков – клубы просто должны уложиться с окладами всех спортсменов в нужный лимит (около 7 миллионов евро). При этом у них есть право вывести за него двух топовых игроков, а также дополнительно потратиться на доморощенных регбистов. 

Руководство лиги может в середине сезона инициировать официальный аудит зарплатной ведомости клуба, если заподозрит, что те что-то нарушают. В 2019 году один из флагманов британского регби – «Сарасенс» – оказался злостным нарушителем правила потолка зарплат, три сезона подряд тратил в районе миллиона фунтов (а это почти 20% от потолка) сверх нормы. За это получил штраф и лишился 70 очков (а еще его изгнали в Чемпионшип по окончании сезона).

Похожая история с потолком и в чемпионате Франции (сильнейший в Европе). Там потолок зарплат самый высокий на континенте – 11 миллионов евро. В отличие от Англии, где он существовал с 1999 года, во Франции потолок ввели только в 2010-м – и поначалу владельцы богатых команд возмущались ограничениями, но потом с этим смирились.

Но самый реальный китайский вариант – с лимитом на каждую зарплату

Есть и другой вариант – ограничения на максимальную зарплату конкретного футболиста. 

В декабре 2019 года потолок зарплат для футболистов ввели в Китае – не более 3 миллионов евро в год после вычета налогов для легионеров, не более 1,3 млн евро после вычета для своих (если это игрок сборной, то максимальная сумма повышается на 20% – примерно 1,6 млн). Вероятно, для Зайферта основным является именно такой вариант – но, разумеется, с другими цифрами

У идей босса Бундеслиги уже есть сторонники. «3-4 миллиона должно быть достаточно даже для лучших из лучших. Уверен, Роналду бы играл и за три миллиона, если бы это был предел зарплат, – объяснил известный скаут «Хоффенхайма» Лутц Пфанненштиль. – Клубы должны иметь право тратить на зарплаты лишь часть своих доходов. Можно сделать так, чтобы три игрока получали максимально допустимую сумму, а большинство футболистов были бы примерно на одном уровне чуть пониже. А для молодежи были бы свои стандарты».

О реальности проекта говорить рано, потому что нет даже опубликованного четкого проекта. Бывший директор «Байера» Райнер Кальмунд считает, что пандемия ничего не изменит: «Когда все вернется на круги своя, благие намерения, вероятно, пропадут. И снова начнется: быстрее, выше, сильнее».

Бундеслиге повезло с президентом: в 5 раз увеличил ТВ-доходы, вложился в технологии (вертикальные трансляции!), первым вернул футбол после пандемии

Фото: globallookpress.com/Laurie Dieffembacq/ZUMAPRESS.com, Revierfoto via www.imago-images./www.imago-images.de, Tom Weller/dpa, Douglas Cuellar/Keystone Press Agency, Ding Ting/Xinhua; Gettyimages.ru/Katharine Lotze, Patrick McDermott, Harry Trump, Milos Bicanski

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
Loading...