Блог О духе времени

«Люди после гандбола на «Новой Почте» больше зарабатывали». Интервью с капитаном сборной Украины

Захар Денисов в интервью Андрею Сенькиву – о жутких гандбольных историях, чемпионате Европы и политике.

Сборная Украины по гандболу впервые за 10 лет вышла на Евро. Боролась, но проиграла все три матча – Северной Македонии, Австрии и Чехии. Мы решили поговорить об этом турнире и ситуации в нашем гандболе с капитаном сборной и игроком «Мотора» Захаром Денисовым.

«От лица команды договаривался о стирке. Берем тару, собираем эти вещи, отвозим, забираем. Но я же спортсмен, у меня сборы, нужно отдыхать, готовиться к Евро»

– Ваш партнер по команде Владислав Остроушко сказал, что сборная в этих условиях показала максимум на Евро. Но федерация осталась недовольна – у нее были другие цели. Как вы считаете?

– Если бы мы набрали очко, оценка была бы 5. Если два – 5 с плюсом. А так – на 5 с минусом отработала вся команда и тренерский штаб. Мы же не были на Евро 10 лет.

Что касается ожиданий от федерации, то, насколько понимаю, они смотрели на отбор два года назад. Мы в группе играли с Чехией, Северной Македонией и Исландией. Все домашние матчи играли в Сумах. Там нет аэропорта, они прилетали в Борисполь и 400 километров ехали по бездорожью. Жили в общежитии, ели в простой столовке. Еще и зал не создан для профессионального гандбола. Для нас – все нормально. Для европейцев – абсолютный ужас и большой психологический удар.

Моральное состояние команд было очень плохим. А мы выходим играть за страну, за маму, за папу и побеждаем чехов и исландцев, играем в ничью с македонцами. Они даже писали жалобы в европейскую федерацию – зал должен находиться на определенном расстоянии от аэропорта. Не в 400 километров. На выезде мы не выиграли ни у кого – попали всем. Все четко, без вопросов.

Но руководство подумало по старой памяти этих домашних матчей, что эти команды нам по силам. Хотя уже прошло 2 года. Люди жили прошлым. Да, группа попалась достаточно нормальная, со всеми можно было бороться и играть. Но мы это и делали. Другое дело – не получилось добыть хотя бы очко. Я, как капитан, беру ответственность на себя за всю команду. 

– Вы за или против решения главного тренера Сергея Бебешко уйти?

– Нет, вся команда против. Это расстроило даже больше, чем некоторые другие моменты. Понимаем, что он ушел сам.

Раньше работал только в клубах, там были хорошие финансовые условия. Его дело – только тренировать, а не заниматься дополнительными вопросами: формой, мячами. А ему приходилось влезать, переживать за бытовые вопросы. Он не привык так работать.

Сергей Бебешко: «Оставил пост главного тренера сборной по гандболу из-за невыполнения задач на Евро»

Перед началом турнира он сказал мне, что ему тяжело здесь и будет уходить при любом результате. Но дальше будет жеребьевка отбора на чемпионат мира. Есть шансы – всего четыре матча и можно выйти. Ни один тренер не отказался бы от попадания на мир со сборной уровня ниже среднего.

Если бы не получилось, тогда да – извинился, ушел. А сейчас не понял этого шага, это неправильно. Нас никто об этом не спрашивал и не советовался. 

– Что вам мешало в плане быта и организации при подготовке к Евро и на самом турнире? 

– Нормальная, стандартная схема. Ничего необычного нет. Нас никогда не обували и не одевали с ниточки с ног до головы. Приезжаем – половину выдали, половину нет. Организационные вопросы случаются постоянно: то автобус не заберет, то куда-то не завезет. Этих мелочей на каждом сборе хватает. Обсуждаем это с федерацией, но там реально не хватает людей. 

Владислав Остроушко: «Стыдно, что на Евро нам не смогли выдать 2 пары одинаковых футболок с надписью «Украина»

Вот в Южном с нами не было менеджера, который бы решал организационные и бытовые вопросы. И мы знаем, что это нам тоже надо, поэтому сами решаем эти вопросы. 

– Как это выглядит?

– Я – капитан команды. Еще и много лет играл в Южном. Контакты там остались, понимаю, как надо общаться с этими людьми, как там все обстоит. От лица команды иду и договариваюсь о стирке. Берем тару, собираем эти вещи, отвозим, забираем. Хотя должен поставить пакет с вещами возле номера и пойти отдыхать. Я же спортсмен, у меня сборы, нужно готовиться к Евро. 

По питанию поговорили с врачом, пошли к главному на кухню. Вроде все обсудили до сборов, а потом пришлось корректировать. Но кто будет этим заниматься? Мне дали определенную сумму на мелкие расходы, пошли в магазин через дорогу, закупили фруктов, орехов, шоколада. Мы видим в этом плюс – хорошо, что есть деньги.

Да, в какой-то степени это проблема, но понимаем, где находимся. Если мы этого не сделаем, но никто сегодня этого не сделает. И нам будет только хуже.

– Разговаривал с администратором футбольной сборной – он говорит, что делается все, чтобы игроки думали только о мяче и поле. Это ограничивает футболистов – они не готовы к реальной жизни. Так что вы немного в плюсе.

– Понятно, что футбол – другая планета. Но вот у нас сбор перед Евро. Мы не собрались пожарить шашлыки. Генеральный секретарь сборной Гладун сказал, что команде на чемпионате не хватило совсем немного, мелочей. Может кому-то не хватило этой формы – кто-то чувствовал себя ущербней, кому-то не хватило внимания, кто-то не подготовился на сборе так, как желал.

Ясно, что футболисты могут от этого всего абстрагироваться. С другой стороны – от этого атмосфера и семейный круг только улучшаются. 

«Взяли молоток у вахтера и пошли забивать гвозди, которые торчали в зале»

– Вам не обидно, что ваш вид спорта вообще непопулярный в Украине? Вас мало кто знает, о вас мало кто пишет и говорит.

– Это не цепляет, но немного хочется, чтобы развивалось. Перед Евро мы были на турнире в Швейцарии. В перерыве поставили двое маленьких ворот, выбежало 30 детей и они бегали все время с мячом. Это круто. Нам далеко.

Не хочу быть, как футболист, чтобы обо мне все время говорили, брали интервью, писали, узнавали. У нас все скромные ребята. Но хотелось бы, чтобы хотя бы трансляция была на «UA:Перший». Это простой канал. Люди, щелкая телевизор, могли попасть на гандбол и остановиться. Не говорю, что смотрели бы все игры. Но хотя бы немного. Хочется большего. Не лично для себя, а для этого вида спорта. 

– Даже в Германии гандбол не на первом месте и есть разница в деньгах с футболом, но в Украине эта разница просто катастрофическая. Почему?

– Надо начинать с простого. Гандбол – тепличный вид спорта в залах. Футбол можно бегать 360 дней в году, а нам нужны условия. В Украине сейчас их нет. В каждом областном центре нет нормального игрового зала. Уже не говорю о тренировочном.

Часто ездили на сборы в Германию с «Мотором». В каждом населенном пункте на 1-2 тысячи человек стоит зал, который можно переоборудовать под очень много видов спорта. Перегораживают зал, ставят плотную сетку, разделяют и дети занимаются. Начинать надо с этого. В нашем государстве все упирается в деньги. Мы понимаем и принимаем это, но хотелось бы другого. Чем больше детей занимается, тем больше людей начинает интересоваться.

Вот мы перед чемпионатом думали, где провести сбор. В Конче-Заспе вообще нет условий. Не понимаю, как другие виды спорта тренируются там, едут на Европу и мир, где берут медали. Людям нужно не то что премии, а памятники ставить в родных городах. Все говорят, что эту базу надо снести и поставить новую. 

– Если привезти ребенка в футбол, то есть перспектива, что он станет профи и сможет нормально зарабатывать. Если привезти ребенка в гандбол, то таких шансов очень мало. Вы не думали уйти из гандбола? Родители не отговаривали?

– В чемпионате 4 профессиональных клуба, которые зарабатывают гандболом и нигде больше не работают. Зарплаты небольшие, но нормальные. Самые большие – у «Мотора» и ЗТР, но у них сейчас финансовые проблемы.

Когда я попал в эту струю, то было сложно остановиться. Да, были периоды, когда хотелось уйти. Отец говорил, что надо учиться и думать о будущем. Понимал, что перспектива в этом виде спорта очень маленькая. В футболе можно попасть в запас маленькой команды – у тебя уже будет какая-то финансовая защищенность.

Когда мне было 19, я получал полторы тысячи гривен. У отца была такая же пенсия. Приезжал домой в Черноморск и отец всегда хотел помочь деньгами. Говорил ему: «Папа, не надо – получаю столько, сколько и ты». Но даже сейчас не получаю глобальных денег. Мне хватает – есть машина и квартира, семья, двое детей.

Но чтобы купить машину, надо откладывать пару лет. Не просто сегодня решить, а завтра поехать в салон и купить. Но все равно могу позволить себе больше, чем большинство граждан Украины. Понимаю, что в гандболе могу заработать больше, чем по своему юридическому образованию. 

– Кризисных моментов в плане финансов вообще не было?

Есть такая шутка в гандболе: «Если ты не хочешь бросить это все и закончить, то ты не профессионал».

Когда начался конфликт в Крыму и на Донбассе, я играл в Южном. На фоне этого абсолютно прекратилось финансирование команды. Мы верили, что проблема решится. Но прошло 5 месяцев, дали только одну зарплату, снялись с еврокубков, не заявились на чемпионат. А у меня только сын родился – больше переживал за семью, чем за себя и карьеру. Предложений не было, выходил на агентов, но все было тихо. Только в ноябре появился вариант со второй командой «Мотора». 

24 года, вроде рассвет сил, а вариантов не было. Но такой была ситуация – тогда пострадали очень многие, не только гандболисты. 

– Расскажите истории, которые показывают, что в украинском гандболе очень мало денег.

– Во Львове есть команда, которая существует на абсолютном энтузиазме. Нет зарплат – только стипендия в институте, многие там учатся. Иногда есть премии, но для Львова это мало решает. Команда выигрывает 1-2 игры за сезон.

Знаю, что люди заканчивали с гандболом, уходили работать на «Новую Почту» и получали там больше, чем когда были спортсменами. Как-то заехал на почту, а там человек, с которым играл – поздоровались, пообщались. 

Когда-то взяли у вахтера молоток и пошли забивать гвозди, которые торчали в зале. Мы не развернулись и не сказали, что не будем здесь играть, не позвали делегата. Просто забили эти три гвоздя, пошли разминаться и играть. Уже не говорю, что в залах холодно – играем в термобелье с риском травмы. Но смотрю на команду, которая в этом зале каждый день. Если они могут, то и я смогу. Все нормально. Не надо задирать голову.

Понимаем, на каком мы уровне находимся и где живем. Страна строится. Сейчас не до спорта вообще, не то что до гандбола. Я играю в лучшем клубе Украины. У нас ситуация лучше, чем в других клубах, хорошие условия. 

– Сборная Украины по волейболу вышла в четвертьфинал Евро. Все недельку порадовались и забыли. Никакого толчка в развитии этого вида спорта в стране не случилось. Понимаете, что если бы вы даже выиграли Евро, это ничего бы глобально не изменило в украинском гандболе?

– Знаю об этом на 150 процентов. Занимаюсь еще и пляжным гандболом, тоже играю за сборную. В 2012-м мы заняли второе место на чемпионате мира. Нас встретили в аэропорту девочки, которые тоже выступают за сборную, и какие-то руководители. Это ограниченный круг лиц.

Мы сели в маршрутку и поехали домой в Одессу. Только получили премию от государства по 900 долларов. Но ничего не изменилось – на всех пляжах Украины не строятся гандбольные площадки. Тот же волейбол – не начали же строить залы в каждом городе или поднимать зарплаты детским тренерам.

– Вы говорили о том, что чемпионату Украину стоит дать статус полупрефессионального. Почему?

– Другого выхода нет. Он и есть полупрофессиональным, но не на бумаге. Когда будет хорошая ситуация в стране, будут спонсоры, будут залы и много хороших команд, то можно будет говорить о профи.

Пусть люди работают и тренируются после работы. Но сложно найти такую роботу, чтобы позволяла еще и в гандбол играть. Будут ли отпускать пораньше, если есть 10-часовые рабочие дни? Это должно идти от федерации и министерства. Жить в общежитии, получать стипендию, ездить-кататься, не учиться, играть какие-то непонятные игры – это не то.

«Малашинскасу на родине говорили о том, что в Запорожье по улицах ходят люди с автоматами, стреляют, снаряды над головой летают. Когда приехал, не понял, где все это»

- Федерация и общественность набросились на «Мотор», когда клуб заявился в SEHA-лигу, спонсор которой – «Газпром». Почему реакция была именно такой, ведь футбольную Лигу чемпионов тоже спонсирует эта компания?

– Это проблема всего государства – каждый должен начать с себя. Да, на публику все об этом говорят, но когда рука с кнопки камеры убирается, бросают бычки себе под ноги. Что касается SEHA-лиги, то реально негде играть – уровень чемпионата Украины слабый.

Политических моментов не было вообще. Эту ситуацию решили с федерацией.

– Еще была ситуация с нашивками «Северного Потока-2». 

– Да, сначала заклеивали ее, а потом всю форму отдали на перешивку. Хотя «Газпром» футбольную Лигу чемпионов тоже спонсирует. Тогда давайте либо всех, либо никого. Есть же заезженная фраза «спорт вне политики». Давайте уже ее менять. Вот недавно Харлан победила в финале этапа Кубка мира россиянку. Почему-то это приносит людям в два раза больше радости, чем бы она победила любую другую представительницу.

Это сидит у нас внутри. Это не кто-то сверху нам мешает, надо начать с себя.

Во время волейбольного Евро подняли тему, что игрок нашей сборной в России играет. Футболист может позволить себе не поехать в Россию, подписав чуть-чуть менее выгодный контракт в другой стране. Но все равно будут хорошие деньги. В волейболе или гандболе такого нет – это предложение с России вообще может быть единственным.

– В «Моторе» играли гандболисты из России. Их мнение об Украине поменялось после того, как они увидели нашу страну?

– Многие были как раз в 2014-м. Они видели ситуацию. Только начали переживать за машины – начали поджигать с российскими номерами. Они увезли их в Россию, но остались работать. Когда другие россияне приходили к нам, то спрашивали у предыдущих, соглашались и подписывали контракты.

Ситуация была шаткой. Тому же Малашинскасу (Айденас – литовец, прим. Tribuna.com) на родине говорили о том, что в Запорожье по улицах ходят люди с автоматами, стреляют, снаряды над головой летают. Когда приехал, не понял, где все это.

Россияне, которые играли у нас, отличные ребята, дружу с ним. Какие политические вопросы могут быть? Они живут здесь и это огромный плюс для страны. Они видят, как к ним относятся, ездят на российских номерах, видят, что происходит. Они приезжают в Россию и рассказывают, что в Украине все хорошо, все нормально. Для них Украина – вторая Родина. Проблема только у президентов и министерств, а обычные люди страдают. 

– Владельца «Мотора» подозревают в том, что он причастен к финансированию так называемой «ДНР». Вникаете в эти вопросы или абстрагируетесь от них?

– От потока информации никуда не деться. Открываешь фейсбук и иногда что-то даже случайно читаешь. Многие говорили, что завод в Запорожье продадут китайцам, что есть проверки СБУ. Люди начинают переживать, что команду могут закрыть. 

Власники найкращого гандбольного клубу України фінансували «ДНР»?

Но никто настолько глубоко не вникает, мы заняты своим делом. Над нами есть руководство, директор, президент. Они всегда приходят в тяжелых ситуациях и успокаивают: «Ребята, никаких проблем нет, все хорошо. Продолжаем работать, деньги на команду выделяются». Руководство отстраняет нас от этого. Каждый должен заниматься своим делом. Если не верить им, то кому верить? Не всегда в интернете все может быть правдой. Каждый должен уметь фильтровать информацию и понимать, что правда, а что – нет.

Всем сердцем переживаю за страну. Вот сегодня вроде мало обстрелов, но есть погибшие. Остаются семьи, одинокие жены с детьми. Вроде 21 век, а сбивают гражданские самолеты. Это не укладывается в голове. Но если начать это переваривать, то будет только хуже.

– Вы говорили о том, что думаете о работе в министерстве. Почему?

– Не скажу, что рвусь туда. Не вижу ситуации, что приду, постучу в дверь и скажу: «Немножко играл в гандбольчик, мяч бросал. Возьмите меня». Так не делается. Условно через 5 лет закончу карьеру и с удовольствием пойду, если мне позвонят с федерации или министерства, или пройду депутатом по своему городу.

Хочу что-то отдать, что-то сделать для страны. Послужить своему народу и своему виду спорта. Так воспитан – папа военный.

«Ми завжди називали футболістів бобрами». Як живе чемпіон України з волейболу

«В рюкзаке всегда 10 пакетиков корма». Он хочет открыть приют для животных, воюет с федерацией баскетбола и уважает Зозулю

Фото: EHF; «Мотор» 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Loading...