Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать
Блог О духе времени

Игорь Беланов: «Наше «Динамо» сейчас рвало бы всех, как тузик тряпку»

Ровно 30 лет назад он получил «Золотой мяч»-1986. Сейчас Игорь Беланов – живая легенда украинского футбола, он ведет блог на нашем сайте и согласился ответить на самые интересные вопросы пользователей Tribuna.com и Sports.ru.

Міша Пихней: Почему вдруг вы появились в соцсетях и начали вести блог на Tribuna.com?

– Все просто. Во-первых, освоил компьютер, интернет, социальные сети, стал полноценным пользователем. Во-вторых, мне есть, что рассказать болельщикам, поделиться знаниями, опытом, мудростью.

Раньше я был неактивным, потому что видел отношение руководителей клуба и страны к себе, к тем людям, которые создавали историю футбола, величие клубов. Зашел недавно в музей «Динамо» – не увидел там даже фотографии своей. Где Беланов, Блохин? У нас три обладателя «Золотого мяча», а в музее нет даже его копии. Как такое вообще может быть? Но я не хочу ничего доказывать. Когда вижу такое отношение, просто ухожу. Так было до поры до времени.

Я вообще не публичный человек, просто хочется делать что-то хорошее. И сейчас появились люди, которым это интересно. Они ценят и помнят историю. Мне это в кайф. Я делюсь воспоминаниями, мыслями. Если я раньше много ездил по регионам, посещал, открывал турниры, брал с собой «Золотой мяч» – кто об этом знал ? Это все делалось тихо и без афиширования.

Теперь же я сам могу об этом рассказать. Потому что это важно и нужно. Люди должны видеть, что Беланов – такой же живой человек, общительный, без звездной болезни. И мяч – вот он, можно к нему прикоснуться, потрогать. Это путь от обычного дворового футбола – к мировому признанию. Для молодежи это важно — понять, что каждому под силу. Не боги горшки обжигают.

Leopolis: И как вам соцсети?

– Понимаю, конечно, что я не крутой блогер, да и не стремлюсь им стать. Но мне понравилось, интересно. Увидел, что у меня много единомышленников. Общаешься с людьми — они говорят тебе добрые слова, благодарят, умные мысли подбрасывают. Хотя не все, конечно – не без этого.

Я собираю архивные фото и видео своих выступлений, и пользователи мне активно помогают. Любой человек, который вдруг обнаружил в загашнике какие-то материалы, может со мной связаться через социальные сети и выслать. Буду очень благодарен.

– Вы хотите писать в соцсетях только о футболе?

– Нет, почему. Для меня нет запретных тем. Но хочется делиться информацией и знаниями о том, в чем я разбираюсь. А это в первую очередь футбол. Но если нужно и важно, поговорить можем за любую тему.

Міша Пихней: Чем вы вообще сейчас занимаетесь?

– Я уже давно с тестем занимаюсь бизнесом в Одессе – металлом. Плюс — детские школы. Есть в Винницкой области школа имени Блохина и Беланова на базе местной ДЮСШ, мы вместе ее открывали. Была еще в Одессе — городская, которой я дал свое имя и помогал, когда был депутатом горсовета.

Но ко мне начали так относиться в Одессе, что я порвал свой партбилет. Сказал — больше не хочу сюда ходить, мне это неинтересно. Там фальш, гадость, друг друга обманывают. Спорт этим людям не интересен, футбол – и подавно.

– Но вы же понимали, когда шли в горсовет, что политика – это по определению грязное дело?

– Надо было туда попасть, чтобы это проверить. Я это и сделал.

Расскажу, как было. Одесса, 2010 год. На носу Евро-2012. Еще не известно было, что город лишат права проведения чемпионата. Было желание помочь развивать в Одессе футбол. Партия «Родына» тогда оказалась единственной, которая пообещала помогать в развитии футбола и не попросила денег за попадание в предвыборный список. Остальные выкатывали счет с таким количеством нулей, как в номере телефона.

Чтобы вы понимали, партия «Родына» – одна из многих в Одессе. Это же многонациональный и многоконфессиональный город — здесь партия по национальному признаку считается обычным явлением. Люди очень любят судить за прошлое, ссылаясь на будущее. Но лидер той партии (Игорь Марков, который после начала войны уехал в Россию и занял пророссийскую позицию. – прим. Tribuna.com) и депутат от нее в 2010-м – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Нельзя всех грести под одну гребенку. Не у всех членов «Партии регионов» по личному Межигорью. Многие идут в политику с реальным желанием помочь.

И я шел помогать и развивать. Думал, что обладателю «Золотого мяча» точно палки в колеса ставить не будут, а наоборот, помогать, как и обещали. Но когда я стал депутатом, понял, что «обещать – не значит жениться». Для дельцов попадание во власть – чистой воды бизнес. И большинство там интересует земля, а не развитие футбола и спорта. Хочешь предложить что-то свое — всем до одного места.

И отношение у избирателей странное — раз ты пошел в депутаты, значит, ты автоматически подлец. Начинают писать – откуда машина, часы, какие-то истории выдумывать, оскорблять. Я всю жизнь зарабатывал своим здоровьем, последние лет 15 занимаюсь бизнесом – почему я должен оправдываться? Сначала отвечал, а потом надоело. Как только я начинал спорить, я втягивался в их игру. А опускаться до уровня этой гадости я не хочу.

– Теперь политика для вас — все, пройденный этап?

– Депутатом становиться не собираюсь. Но я знаком с многими хорошими политиками – простые люди, не такие, как в Раде. Один говорит — я вам мячи подавал, когда вы играли. Другой признается, что я его кумир. Мы вместе смотрим футбол, общаемся, сотрудничаем. Они помогают моим начинаниям в развитии футбола, не требуя ничего взамен. В этом плане я всегда открыт к диалогу.

– Многие считают, что вы стали таким публичным, потому что собираетесь куда-то баллотироваться.

– Нет-нет. Я уже побывал, мне хватило с головой. Чтобы стать политиком, надо болтать без остановки, причем на темы, в которых не всегда разбираешься. Так делают многие говорящие головы из телевизора у нас. Обещать и не выполнять, заниматься популизмом – это, к сожалению, их кредо. Не мое.

Если бы можно было заниматься любимым делом и параллельно пытаться развивать футбол во власти — тогда можно было бы подумать. Но если будет гадость и фальш — я оттуда уйду. Иначе я бы ничего не добился в своей жизни.

Я же сам себя сделал. Я не воспитывался в школе, как Блохин и Шевченко. У меня был только дворовой футбол. Мне 7 лет было — всем детям хочется просто погонять мяч, а мне хотелось сожрать пространство. Я брал секундомер, бежал 30-40 метров и сам себя засекал.

Ну и улица повлияла на меня. Это Молдованка — кто знает, тот поймет. Бандиты, цыгане, беспризорники — нашу улицу не проходили, а пробегали. Половину моих друзей детства уже нет в живых, других не узнаю сейчас. За словом в карман не лезли, но если сказали – отвечали по полной.

После смерти отца мне пришлось учиться в вечерней школе и работать — был каменщиком-монтажником конструкций, окончил техникум по этой специальности. И еще футбол. Все это надо было совмещать в 16 лет. Вот такая жизнь воспитала мой характер. А благодаря футболу я вырвался оттуда.

– Вы собираетесь проводить турнир Belanov Football League. Что это за проект?

– Идея возникла спонтанно. Я познакомился с ребятами, которые выкупили на Троещине парковку и построили вместо нее футбольные поля. Причем это самые современные поля, с отличным освещением, инфраструктурой. А Троещина — это самый большой спальный район в Украине. Главное — людям интересно что-то развивать. Поэтому решили вместе устроить здесь турнир по мини-футболу — для всех желающих.

Стартует Belanov Football League 8 апреля. Максимальное количество участников – 72 команды, 6 лиг, игры каждую субботу-воскресенье в течение полугода. Половина участников уже заявлены, у остальных команд еще есть время до конца марта подать заявки. Участие платное – 20 тысяч грн. Кто играет в Киеве – знает, сколько стоит хорошее поле, с хорошими условиями и арбитражем. Плюс, у нас будет призовой фонд — 250 тысяч грн. А часть денег пойдет на поддержку талантливых футболистов, социальные проекты. Если у кого-то есть желание помочь, стать спонсором или меценатом — наши двери всегда открыты.

На открытие возьму «Золотой мяч», звезд пригласим — будет настоящий праздник. Только не подумайте, что я от Троещины собираюсь в депутаты идти. Мне это не надо.

О «Динамо»

 

Міша Пихней: Скучаете сейчас по славе?

– Нет. Скучаю по ребятам, по нашей игре. Помните матч с «Университатией»? 3:0 на 13-й минуте — и это 1/8 финала Кубка кубков. Их вратарь уже не знал, кому мяч бросать. Вот по этому скучаю. По атмосфере, по накалу страстей, по реву трибун, по эйфории и кайфу от побед.

Сейчас же пародия, а не футбол. Вообще не вижу такой игры у «Динамо» — где скорость, переводы, прессинг? Может еще что-то показывает «Шахтер», у него есть скоростные футболисты. Но они проиграли «Сельте», считаю, как раз из-за физики. Сейчас этому уделяется мало внимания.

Olexij Snezhko: Вы были самым быстрым в «Динамо» – правда, что пробегали 100 метров за 10,5?

– Нет, никогда я не бегал 100 метров. Смысл? Я же не бегал в матче от своих до чужих ворот. На 50-60 метрах — да, был самый быстрый. Если Рац, Яковенко и другие были выносливые — могли обогнать на круг-два, когда кросс бежали, то моим козырем была скорость и рывок. Стартовая у меня – просто сумасшедшая. Если я первый стартовал, шансов у защитников не было.

Но важно еще хитрым быть. Потому что защитник станет в 3-4 метрах от тебя – и все, как ты убежишь? Я же постоянно смотрел, как защитник располагается. Специально разворачиваюсь спиной к нему, но параллельно ищу пространство, куда можно рвануть. Заваров или Рац забрасывает за спину — и я резко ухожу. Я же одессит, хитрый. А с ребятами у меня была сыгранность на подсознательном уровне, чувствовали друг друга спиной.

Добрый Шубин: Как вы относитесь к Зеленцову спустя годы? Проблемы со здоровьем у бывших игроков «Динамо», ранние уходы из жизни — это связано с веществами, которые вы все тогда принимали?

– Мы ничего такого не принимали. В основном все было завязано на физике. А физика – это обычный лес. Лобановский бежит первым, сзади автобус тебя давит – эти деревья вокруг даже снились. Меня ведь на чемпионате мира в Мексике дважды на допинг проверяли. Они не понимали, как можно так бегать в 45-градусную жару. Шутили – когда эта ракета Беланов пробегает мимо судей, у них насморк появляется.

Мы получали удовольствие от тренировочного процесса, потому что видели — это дает результат. Вспомните финал Кубка кубков, какой гол Блохин забил – это же не просто так. Мы отрабатывали этот веер на тренировках. В регби играли, только ногами – берешь инициативу на себя, тебя накрывают, ты отдаешь мяч, но не вперед.

Зеленцов – великий человек. Да, год шел за три, из тебя выжимали все соки – выживали сильнейшие. И на таком уровне можно было играть только лет 5-7. Разве что феномены, вроде Блохина, выдерживали больше. Но без этих методик мы ничего не добились бы. Физика была превыше всего.

– Чувствуете сейчас последствия тех нагрузок?

– Нет, вообще. Кто ведет нормальный образ жизни, поддерживает форму – у того и нет проблем. Вот честно, не чувствую, что мне 56 и я старый дед. Дам себе 45 – по тому, как я бегаю, как играю за ветеранов. Это все осталось. Скорость не та уже, конечно. Но я регулярно занимаюсь – две тренировки в неделю, одна игра.

Leopolis: Правда, что в «Динамо» 80-х совсем не употребляли алкоголь только Рац и Яремчук?

– Ну, почему — еще я, Балтача, Чанов. Но мы все – живые люди, рюмочку-бокал могли выпить. А после матча иначе не уснешь. Мы теряли по 3-4 кг за игру – адреналин, стресс, эмоции и ноги затекают, болят. Организму надо было успокоиться. Закрывались в коптерке у сапожника — и выпивали чуть-чуть. Кто рюмку покрепче, кто бокал вина.

– Лобановский знал?

– Думаю, да. Он не позволял, чтобы люди пьяными на тренировки приходили, как сейчас бывает. Но на это закрывал глаза. Хотя однажды решил вмешаться. Мы только разлили, все готово — и тут стук в дверь. Капитан говорит: «Фамилия, имя, отчество!» А в ответ, абсолютно спокойным голосом: «Валерий. Васильевич. Лобановский». Стаканы во все стороны полетели! Он зашел, посмотрел, все заметил, но сделал вид, что не увидел. Просто дал понять, что пора расходиться. На следующий день он нам такую тренировочку устроил, что все быстро вышло.

brest-milan: Кто был главным балагуром в сборной СССР времен Лобановского?

– Ваня Яремчук, понятное дело. Витя Чанов веселый был. Не скажу, что все мы были супер друзья – как в каждом коллективе, были свои компашки. Но чтобы кто-то выше себя другого игрока поставил – такого не было.

– А говорят, была страшная дедовщина — молодые даже не могли подойти к старшим и пообщаться.

– Никогда в жизни такого не было – не верьте никому. Если бы была дедовщина — не было бы результата. Мы даже без Василича собирались перед матчами все вместе – молодые и ветераны. Сидели, обсуждали, договаривались: «Ребята, давайте, чтобы не было стыдно потом, надо хорошо сыграть».

ОЛЕНЬ: Принимали участие в договорных матчах?

– Не было такого. Разве что один матч — в Ланчхути. И то – мы тогда уже стали чемпионами, и нам просто был по-барабану, чем закончится матч. Мы же молодые были – могли не знать, нас не посвящали в такие дела. Но надо учитывать, что «Динамо» было сильнее всех — смысл договариваться?

Вообще, считаю, это неправильно – рассказывать о таких вещах. Как людям потом смотреть эти матчи, понимать, что их всю жизнь обманывали?

Mike Deineka: Самый нелепый штраф, который вы получали.

– 87-й год, кажется. За победу в Кубке кубков каждому дали по «Волге». Ну, как дали – надо было ее купить, 9 тысяч рублей заплатить, просто нам ускорили очередь. Это сейчас просто – пошел купил. А в СССР нужно было ждать, пока тебе разрешат. И вот нам сообщили, что за заслуги ускорение сработало – нас по двое приглашали забирать машину. Мы с Рацем пошли. А тот сезон «Динамо» начало плохо, и руководитель спорткомитета, встретив нас, начал орать – мол, вы таки играете, за что вам давать машину? Со мной так разговаривать нельзя – я не выдержал, послал его и хлопнул дверью.

Лобановский на собрании команды начал говорить при всех – мол, Беланов с Рацем ходили просить машины. Я ответил: «Не просил я ничего, просто пришла наша очередь. Сказали прийти – вот я и пришел. И начали мне пихать – чего я должен терпеть?» А Василич дальше отчитывает меня. Я опять сорвался: «Да пошли вы все…»

Меня отправили домой. Одесса, лето, море – я сидел и бычки ловил, отдыхал. Был спокоен – знал, что Лобановский отходчивый. Через несколько дней он прислал Петровича – Антона Дяченко. Он был хорошим психологом, начал уговаривать вернуться. Я согласился, но сразу предупредил: «Не дай бог я зайду в Киевсовет и кто-то опять начнет орать».

Возвращаемся. Только захожу в кабинет, слышу: «Беланов, что вы себе позволяете?!» Я третий раз не выдержал и послал. Ну а что? Почему я должен это выслушивать? Я что, не заслужил машину?

Но с Лобановским сразу помирились. Приехали на базу, зашел к нему, обнялись. Говорит: «Иди работай». Все.

– Ну, машину все-таки получили?

– Да-да, потом. Купил!

Celly: Самые трудные выезды в чемпионате СССР.

– Да я скажу, что ни одного матча легкого не было. Чемпионат СССР – это не санаторий и не курорт. Проигрывать никто не хотел. Конечно, главным соперником был «Спартак». Ну и московское «Динамо», разумеется. Минское «Динамо» – тоже супернеудобный соперник, мало когда выигрывали.

– Почему?

– Они играли в похожий футбол. Может, не на таких же скоростях. Но за счет маневренности, постоянной смены темпа и тактики во время матча они создавали нам проблемы.

Перчатка Малафеева: Самый сильный футболист, против которого приходилось играть?

– Сергей Боровский — опять же, из минского «Динамо». Цепкий, быстрый, играл последнего защитника. Поздняков из «Спартака» — приходилось много работать, чтобы убежать от него. Из иностранцев хорошо запомнил защитника сборной Франции — Боли (тогда играл в «Осере», затем перешел в «Марсель», с которым трижды стал чемпионом Франции и выиграл Лигу чемпионов. – прим. Tribuna.com). Мы победили тогда в Париже 2:0, но он не давал мне даже принять мяч. А если получалось убегать, этот гаденыш за счет длинных ног догонял и в подкате выносил — было очень сложно (Беланов все равно забил один мяч. – прим. Tribuna.com).

Кузбасс: Есть ли у вас коллекция футболок?

– Мало. Собирал, но раздаривал друзьям. Теперь жалею. Есть моя футболка с матча сборной мира. С игры к столетию английской лиги. Шевченко подарил после матча в Турции. Еще майка Мишеля Платини сохранилась. С Гари Линекером обменялись, когда мы обыграли Англию 3:1 на чемпионате Европы. В общем, несколько ценных еще осталось.

Но я сейчас собираю другое – виски. Коллекция уже немаленькая — бутылок 50. Кум подсказывает, какой хороший. Он подсадил на этот напиток. В Швейцарии полюбил Lagavulin — с дымком, знаете. Люблю необычные вкусы. Могу быть уже критиком. Сомелье или даже кавистом.

О Лобановском

Allenatore: Расскажите о вашей первой и последней встречах с Лобановским.

– Меня дважды звали в «Динамо». Приехали в Одессу, разговаривали с родителями. Я поначалу не хотел переходить. Не был уверен в своих силах. После второго приглашения приехал на базу. Лобановский спросил: «Ты готов? Будет непросто». Но я понимал, куда иду. Да и «Черноморец» тогда был четвертым, а «Динамо» лишь седьмым — я не боялся.

– Обычно в таких случаях игроки опасаются, что будут сидеть на скамейке.

– Я – нет. Я же летал тогда. У меня наглости футбольной было – хоть отбавляй. Видел простор — и хотел туда рвануть. Я видел себя в этой команде — здесь многие игроки могли отдать хороший пас на ход. И ты постоянно носишься, как тайфун. Мне не нравится, когда играют аккуратно, мягенько. Помните «Жальгирис»? Они будто сонные играли — забьют, и вальяжно, монотонно катают.

– А последняя встреча с Лобановским?

– Я уже работал в Мариуполе президентом клуба. Приехал в Киев, взял бутылку коньяка Courvoisier и поехал к нему домой. Это мы впервые в жизни с ним выпили по рюмочке, чтобы вы понимали. Долго говорили обо всем.

Дмитрий Литвинов: Не было обиды на Лобановского, когда он не взял вас на ЧМ-1990?

– Честно говоря, была. Обсуждали с ним это на последней встрече. Говорю — напрасно вы тогда. Но Василич не стал обсуждать, ушел от темы. Видимо, когда он не видит человека, не хочет рисковать. Он не понимал — я бы там рвал и метал, мне еще хотелось доказывать. Когда я чувствую, что мне доверяют, делаю чудеса.

Он ведь сам так воспитал нас. Василич перед матчами разговаривал с каждым игроком. На этой встрече стараешься показать, что ты готов играть. Говоришь — не переживайте, все будет в порядке. И вот когда сказал тренеру эту фразу, ты уже берешь ответственность на себя – пообещал, значит, не можешь подвести. У меня только один такой прокол был – финал Евро-88. Но мы не должны были проигрывать голландцам. Я и пенальти не забил, и в штангу попал, и с шести метров промазал. Чистый нефарт.

nl_2010: Почему никто из учеников Лобановского не стал выдающимся тренером?

– Сейчас придется про Суркиса говорить...

– Ну, он же давал многим шанс.

– Давал, но один-два года. Это стало уже системой. Надо больше верить людям. У Лобановского тоже не все получалось, бывали спады, но Щербицкий верил в него. Вот Ребров, уверен, уйдет летом.

– Но если тренеры такие хорошие, они проявили бы себя в другом клубе. Вы вообще видите будущих звезд-тренеров?

– Не вижу. Им не дают раскрыться, сразу требуют результат.

– Почему сами не стали тренером?

– Хочу еще пожить. Это же электрический стул. Все время на нервах. А я такой человек, что близко принимаю все к сердцу. Постоянно пришлось бы стресс снимать – так спиться можно. Да и Василич как-то сказал — это не твое, у тебя есть имя, надо этим пользоваться, создавать, помогать молодежи.

О «Золотом мяче»

 

Никита Никулин: На что вы бы обменяли «Золотой мяч»?

– Ни на что. Даже не обсуждается. Как можно? Я отдал свое здоровье, всю жизнь ради этой награды. Это история.

bubnoff.alexandr: Какое наиболее бредовое объяснение вы слышали от своих завистников по поводу присуждения вам «Золотого мяча»?

– Болельщики говорили, что я не поделился с командой. Приходилось объяснять, что за «Золотой мяч» ничего не дают — это лишь приз. За рубежом такое событие раскрутили бы на полную катушку — посыпалось бы предложения по рекламе, спонсорские контракты, можно было бы неплохо заработать. Но у нас такого не было.

Daggetkeln: Смог бы Игорь Беланов образца 1986 года получить «Золотой мяч»-2017?

– Легко. Но если бы играл в том «Динамо».

– А та команда смогла бы в современном футболе добиться успеха?

– Даже не сомневаюсь. Рвали бы всех, как тузик тряпку, чудеса бы творили. Сейчас все в линию играют – только забрасывай и беги. И это не просто красивые слова. Нас еще тогда называли за границей командой 21-го века.

Перчатка Малафеева: Кто из трех обладателей «Золотого мяча» все-таки лучший украинский футболист за всю историю?

– Блохин, 100%.

– Это из-за дружбы и потому что вы играли вместе или он реально сильнее Шевченко, считаете?

– Нет-нет, правда так считаю. Он побил все рекорды. Это даже не обсуждается.

gigo: А самый перспективный украинский игрок?

– Даже не знаю. Какие-то они все флегматичные, бесхарактерные. Загораются, потом сразу тускнеют. Когда мы загорались — рвали всех. Лобановский перед матчами включал нам американский футбол. Причем игры, где кости ломают. Тебя уже настраивать не надо было — как бык, хочешь выйти и всех порвать. А они едут на чемпионат Европы, проигрывают все матчи и не забивают ни одного гола. Как такое может быть? Духа победителей нет. И коллектива — игроки «Шахтера» отдельно, «Динамо» отдельно.

– Но почему? Неужели им не хочется побеждать?

– Воспитание. Молодежь разбаловали, мне кажется. Нас как учили: заработал — получи. Я когда «Золотой мяч» выиграл, жил в служебной квартире на площади Победы — двушка на последнем этаже. Они приехали в Киев, хотели домой зайти. А у меня крыша потекла, обои отстали. Но я не требовал ничего. Вот когда мы выиграли Кубок кубков,я пришел к Василичу, спрашиваю: «Я заслужил квартиру? Жена, ребенок – надо же как-то устроиться». Он говорит: «Да. Забьешь два мяча «Рапиду» – получишь квартиру». «Хорошо», – отвечаю. Как я мог знать, что действительно забью два мяча в том матче? «Рапид» тогда сумасшедшей командой был.

Ну и давайте не забывать — наше поколение было просто сильнее. По таланту, подготовке нынешние игроки – совершенно другой уровень.

БерегиДніпра: Кто первый получит «Золотой мяч» не из пары Месси/Роналду?

– Сложно сказать. Хотя Неймар может. Обалденно играет. Я был на матче «Барселона» — «Севилья». Видел, как он открывается. Напомнил меня — тоже постоянно обманывает защитников. Вправо-влево, а потом резко за спину забегает.

Может, еще Бэйл, если травмы залечит. Или Обамеянг, если перейдет в «Реал» и раскроется на полную.

О Германии и не только

EugeneKiev: Когда вы уезжали за границу, какие были варианты, кроме менхенгладбахской «Боруссии»?

– Были предложения от «Айнтрахта» из Франкфурта и «Аталанты». Я хотел играть в итальянском чемпионате, в Бергамо – уже подписывал с ними контракт. Вдруг все резко поменялось и меня отдали в «Боруссию». Команда на последнем месте — как можно было из «Динамо» в такой клуб переходить? Не знаю, кто это придумал. Кто-то заработал, только не футболисты. Мы первыми легионерами. Чувствовали себя слепыми котятами – все решалось в Москве, нас просто ставили перед фактом.

Дмитрий Литвинов: Что было самым необычным, когда уехали в Германию?

– Тренировочный процесс. Детский какой-то. Мы становились в шеренгу, тренер бросал нам мячи, мы били по воротам — и опять в шеренгу. Я был в шоке после занятий Лобановского. Этот тренер раньше продавал металл, закончил школу и начал тренировать «Боруссию». Ни черта не соображал. Они уже меня спрашивали, как лучше. Говорю, давайте мы откажемся от искусственного положения вне игры — мы не умеем его делать. Нашему вратарю уже яйца поотбивали. Забьем два — пропустим три. И так постоянно.

Дмитрий Литвинов: Знаменитая история с кражей в супермаркете – что там произошло на самом деле?

– Приехали знакомые жены, пошли с ней за покупками и в одном из магазинов пытались вынести вещи, надев на себя. Бульварная пресса вцепилась в мое имя и раздула скандал. А наши СМИ подхватили так, что получилось, будто я лично эти шубы воровал. Никто не позвонил, не проверил информацию. Меня же вообще там не было. Я накануне забил «Байеру» красивый гол через себя, получил 5000 марок премии. И поехал отдать детям. Приехал на место, когда они как раз выходили, и их поймала охрана.

Но людей ведь правда не интересует. Им же жаренное подавай, перекрученное. Никого не интересовало, что я заплатил 25 тысяч марок штрафа — в 10 раз больше, чем стоят эти вещи. Что моя зарплата в 15 раз больше, чем сворованное — зачем оно мне? Я честный человек – не хочу, чтобы мне приписывали то, чего я не делал.

– Были проблемы после этого инцидента?

– В команде все понимали. И болельщики поддерживали. Через день я забил «Вердеру» два мяча – показывал, что хочу играть, а мне не дают. Я первый раз за границей, мне 30, клуб никакой – и еще этот скандал. Было сложно психологически.

– У наших игроков, которые сейчас уезжают в зарубежные клубы, серьезные проблемы из-за незнания и нежелания учить язык. У вас как было?

– Я начал учить немецкий, но не знал его. После всего случившегося я не видел себя в Германии. Ну, не моя страна. Люди какие-то злые. Хотя, конечно, нам многому надо учиться у них. Но я бы там не жил.

– А где?

– Италия, Испания. Я же одессит, мне нужен юг, море, открытые люди, с которыми можно поболтать, посмеяться. Общался с Мигелем в Барселоне — знаменитый игрок, больше всех матчей за каталонцев провел. Шутки, весело, душевно. С Джигарханяном недавно встречался — тоже очень тепло пообщались. Вот это кайф.

Fedclaim: После завершения карьеры вы стали президентом швейцарского «Виля». Почему не украинского клуба?

– Тогда мы никому здесь не были нужны. Надо было ходить, искать, упрашивать, доверять. А там появились люди, которым было интересно.

Я сходу сказал, что мы выиграем Кубок Швейцарии. И мы реально выиграли – обыграли «Грассхоппер» в финале. Поставили тренировочный процесс — Заваров заставлял игроков носиться, как сумасшедших. Больше денег начали им платить — это тоже важно. Мы к этому пришли постепенно.

Но когда добились успеха, я не увидел радости в глазах обычных людей. Для них главные виды спорта — теннис и лыжи. Футбол только третий. И наш проект они воспринимали по-своему – приехали иностранцы, бандиты какие-то, революцию тут устроили, столько шума наделали. Они привыкли к спокойной, размеренной жизни. Поэтому мы сделали свое дело, развернулись и ушли.

Потом я все же приехал в Украину и поднимал мариупольский «Металлург». Вывели команду в высшую лигу, помогали налаживать рабочие процессы. Я даже играл, мячей шесть забил. Помогал как мог.

vovan_72: Когда «Черноморец» последний раз играл в первой лиге, ходили слухи, что вы можете стать его президентом. Было такое?

– Нет, это лишь сухи. Это было бы возможно, если бы у руля клуба стояли такие люди, как Коломойский или Ахметов, готовые вкладывать и развивать. А там ничего нет и никто не хочет с тобой даже говорить. Как так, что Беланов не работает в «Черноморце»? Капризный, хочет много? Да нет же. Просто никому нет дела. Как так, что я и Блохина не вижу в нашем футболе? Да, человек с характером, не получилось у него где-то, но что-то он же сделал, в той же сборной Украины. Значит, надо найти подход к нему. Обладатели «Золотых мячей» на улице не валяются.

P.S. Как мы и обещали, Игорь Беланов определил автора самого интересного вопроса, которому мы вручим футболку «Динамо» с автографом легенды. Победителем стал Daggetkeln и его вопрос о том, смог бы Беланов получить «Золотой мяч» в современном футболе. Ему достается главный приз:

Впрочем, Игорь Иванович отметил и вопрос Дмитрия Литвинова о ЧМ-1990. Он тоже получает футболку, пускай и не динамовскую, зато с такой же подписью:

Просьба к победителям отправить на адрес ua@tribuna.com свой адрес и контактные данные.

Всем, кто задавал свои вопросы – благодарность от Игоря Беланова и респект от Tribuna.com. Читайте нас, подписывайтесь на блоги и не упускайте возможность выиграть ценные призы!

Блог Игоря Беланова на Tribuna.com

11 лучших игроков «Динамо» в XXI веке

Фото: Tribuna.com/Павел Гаркавенко

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы