Блог Заводной апельсин

Алексей Андронов: «Майдан был не зря. Тот путь был абсолютно правильным!»

Большое интервью российского комментатора для Sports.ru.

В ноябре 2015 года Алексей Андронов опубликовал твит про Русский мир, после которого руководство спрятало его из эфира, Никита Михалков и Алексей Пушков высекли в своих телепрограммах, а Владимир Жириновский предложил отправить под суд. Зимой Андронов вернулся на «Матч ТВ», но ненадолго: в конце февраля его, Кирилла Дементьева и Василия Уткина снова отстранили от работы, на этот раз – насовсем.

Ниже – первое интервью Андронова после расставания с главным спортканалом России.

- Где ты? Как ты? Кто ты?

– Свободный стрелок, ни с кем не связанный. Кроме дружеских отношений с барами, где я иногда работаю.

- Из чего состоит твой день? Например, сегодняшний.

– Сегодня я довольно долго спал, потому что вчера хорошо гуляли после хоккея. Не могу сказать, что мои дни как-то изменились. Если раньше футбол я больше комментировал, то сейчас я его больше просто смотрю. На что-то, наконец, стало хватать времени: увиделся с несколькими друзьями, которых не видел несколько лет. Собираюсь ехать в пресс-тур в Грузию на чемпионат мира по нардам. Активно тренируюсь со своими грузинскими друзьями – а одного из них даже обыгрываю. Завтра иду на юбилейный концерт Петра Мамонова, в пятницу улетаю в Краснодар комментировать матч в баре.

- На что ты живешь?

– Какую-то деятельность я все-таки продолжаю. Во-первых, бары. Во-вторых, пишу – сейчас в основном для «СпортБизнесОнлайна». У нас с Кириллом Дементьевым была встреча с Костей Клещевым, новым главным редактором «Советского спорта». Мы хотели бы стать частью этого проекта, но прямо сейчас они заняты более насущным вопросом – переездом редакции.

Не скажу, что у меня были какие-то большие накопления, но до лета я должен продержаться. А дальше, надеюсь, хоть какая-то ясность появится. И кто-нибудь ответит на вопрос, почему нас убрали. Пока ответа нет. Наши непосредственные руководители молчат и не отвечают на смс. Единственное, что они сказали: с вами контракты не расторгались, просто пока не привлекают к работе. Но там нечего расторгать: контракт – ноль, ты получаешь деньги, только если работаешь. К генеральному директору «Матч-ТВ» Дмитрию Гранову, которым вроде бы подписано указание отстранить нас от работы, Кирилл три недели пытался попасть на прием. Это невозможно: у него нет для нас времени и, видимо, слов. Кирилл встретил Тину Канделаки в телецентре, задал ей вопрос, она ответила: это не моя зона ответственности, вам все сообщит гендиректор.

Так и живем уже почти два месяца.

* * *

– Давай вернемся к началу – то есть в ноябрь 2015 года. Как случился тот самый твит про русский мир?

– Твит был написан из кресла самолета «Оренбургских Авиалиний», которым я вместе с баскетбольным ЦСКА возвращался из Стамбула. В Турцию я ездил на матч «Локомотива» в Лиге Европы, но в те же дни там был и баскетбол – возвращаться мне было удобнее с ними. В тот самый день появилась первая публикация, где нас троих – Кирилла, Васю и меня – поставили под один флаг и привели чудовищную компиляцию твитов разной давности, разной направленности и разного идеологического содержания. Не знаю, как у ребят, но в моем твиттере после этого материала начался настоящий ад. За час у меня появилось полсотни сообщений в духе «ты нам еще ответишь за Новороссию», «русский мир тебя найдет».

Я все как мог почистил и в несколько возбужденной форме написал твит людям, которые все это мне прислали, и тем, кто мог писать дальше. Мы взлетели. Когда через несколько часов мы приземлились, я понял, что ситуация выходит за рамки. Ответов было уже 400. Твит я удалил. Без всякой команды сверху. Начальники стали звонить мне на следующий день в 12 часов дня.

– Кто именно?

– Борислав Володин (продюсер спортивных трансляций «Матч ТВ» – Tribuna.com). Он сказал, что это провокация против Тины, что вы только инструмент, что не надо было никак реагировать, к сожалению, я не успел вас всех предупредить. Поскольку я немного умею пользоваться интернетом, я довольно быстро понял, кто за всем этим стоял.

– И кто?

– Это развлекается ресурс Удава. А дальше – кому выгодно, начали подключаться. И Рыков, и Пушков, и Валуев, и так далее, и тому подобное.

Мне сразу же отменили командировку на матч «Краснодар» – ЦСКА – весь интернет бушевал, надо было, чтобы все утихомирились. Через два дня я опубликовал свое разъяснение, которое потом вызвало большой интерес у Никиты Михалкова.

– С какими чувствами ты смотрел эфир «Бесогона»?

– Периодически – улыбаясь, периодически – хватаясь за голову. Саму ситуацию с этим твитом знают человек 50, а обсуждают, такое впечатление, 50 миллионов. Причем в таких вольных трактовках. Если помнишь, Михалков был недоволен тем, что из повтора программы Пушкова вырезали кусок про меня. Я могу объяснить и тому, и другому, почему это произошло. Потому что не надо врать. Пушков, показывая мой твит, применил формулировку: вот, что комментатор ставит в заслугу своему телеканалу. Я не знаю, что он имел в виду. Но, наверное, после этого в ситуацию вмешалось руководство «Матч ТВ» и, поскольку этот фрагмент содержит явную дезинформацию, он был удален.

Я продолжал работать на спутниковых каналах «Матч». Потом вернулся на «Матч ТВ» – комментировал и чемпионат Франции, и жеребьевку Лиги чемпионов. Но в январе стали происходить странные вещи с переводом части людей за штат. И собственно с той поры мы с Дементьевым идем словно связанные одной веревкой. Все решения – только по поводу нас двоих. Вас нельзя ставить на «Матч ТВ». Вам сначала дают биатлон, потом отбирают, потому что он на «Матч ТВ». Вам украинские команды комментировать нельзя. Вам нельзя появляться в кадре. Ну и напоследок – вам нельзя появляться вообще нигде. Все время мы вдвоем.

– У тебя есть объяснение – почему?

– Возможно, потому что когда было собрание, на котором объявляли о выводе за штат, мы вдвоем были в Киеве. Мы ездили на день рождения к моему другу…

– К Игорю Суркису?

– Нет. Друг не имеет отношения к спорту, хотя и большой болельщик. Это бизнесмен, он поставляет в Украину фрукты. Плюс Кирилл параллельно пытался организовать свой проект, для которого нужно много архивных кадров еще советских времен, а значительная часть истории советского футбола творилась в Киеве.

Нам позвонили и сказали: должны быть в Москве. Мы не могли вернуться так быстро, потому что прямого авиасообщения между Россией и Украиной нет. Мы вернулись в тот день, но вечером – через Минск. Потом просили объяснительные.

– Что говорили на встрече?

– Объяснение было таким: все, что происходит, это оптимизация людей, которых мы не задействуем на сто процентов. При этом одно другому противоречит, потому что тут же людям сказали: по новой схеме вы сможете заработать больше. Если раньше у вас был такой-то оклад и такая-то премия, то теперь если вы будете больше комментировать, будете больше получать. Первым примером стал Миша Мельников, который сразу после собрания уехал на чемпионат мира по хоккею с мячом и прокомментировал 20 матчей за две недели. Это называется оптимизация.

И самое интересное: как под нее могли попасть чуть ли не самые загруженные комментаторы? Ладно уж мы, но в списке был и Влад Батурин. А, например, Орлов, который комментирует пять-семь матчей в месяц, под оптимизацию не попал. А, например, Иоланда Чен, работавшая на «НТВ-плюс» со дня основания – попала. Она совершенно правильно сказала в своем интервью: когда идет оптимизация, не надо начинать с людей и эфиров, надо начинать с офисов и тех безумных трат, которые нес канал «Матч ТВ» еще до того, как стал выходить.

Вася Уткин категорически отказался подписывать такой документ. А нам сказал, что мы дураки, раз согласились. Он был убежден: вас скоро просто перестанут ставить на работу. Видимо, Вася оказался прав.

«Куда зовут, туда и хожу». Как Василий Уткин комментирует в баре

* * *

– Как сочинялось твое извинительное письмо?

– Я сам его писал. С 7 утра до 12 дня. Во-первых, писал на айпаде, во-вторых, нужно было выверять каждую формулировку. Я высказал пожелание, что хочу такую штуку написать. Руководители сказали: окей, мы посмотрим и подумаем, где это разместить. В итоге решили, что отправной точкой должен быть мой фейсбук. В тексте, который я написал, никто никаких правок не делал.

– Кажется, верхняя точка скандала – выступление в Госдуме Владимира Жириновского. Он предложил уволить Тину Канделаки, а тебя – отдать под суд.

– Владимир Жириновский за 20 лет чего только не предлагал и не делал – от драк в парламенте или ареста Зюганова до сброса бомбы в Босфор. О самом выступлении я вообще не знал. Тогда вовсю шел сезон американского футбола, мы до 8 утра смотрели матч. Проснулся я часа в 3 дня, смотрю на свой телефон – а там 300 сообщений, в том числе от людей, которых я не слышал по три года. Какой Жириновский? Где?

Он сам не разбирается в теме, ему же наверняка подкладывают бумажки. Он точно не ставил себе цель разобраться в вопросе. Вовремя подсунутый скриншот творит чудеса

– Он сказал, что раньше ты был не Андроновым, что ты менял фамилию.

– Я менял фамилию – когда заканчивал школу. По маминой линии я оставался последним мужчиной в роду, то есть на мне род заканчивался. Я взял мамину фамилию. Плюс к тому моменту родители несколько лет, как развелись. С отцом мы тогда не общались – встретились и продолжили общение мы уже гораздо позже.

– Какая фамилия у тебя была в школе?

– Тхостов. Обычно это приводило к тому, что люди, видевшие ее впервые, начинали издавать какие-то нечленораздельные звуки.

– Жириновский сказал, что ты стеснялся этой фамилии. Стеснялся?

– Чего мне стесняться? Была огромная семья, которую в 30-е годы выселили в Казахстан.

– В конце прошлого года был момент, когда тебе было страшно?

– Да. В какой-то момент во все это дело включилась какая-то болельщицкая структура, явно националистическая. Они начали публиковать телефоны и адреса – было неприятно. Звонил ли кто-то, я не знаю. Уже довольно давно я предпочитаю не брать трубку, если высвечивается незнакомый номер.

– Самая неожиданная поддержка, которая добралась до тебя за это время?

– Господин Белковский. В эфире «Дождя» у них была дискуссия с Невзоровым, моя история была одной из ее частей. Если Невзоров, помахивая курительной трубкой, говорил довольно цинично и все больше о себе, то Белковский очень приятно удивил тем, что знает меня, вообще оказался любителем футбола, помнит, какие матчи, какие финалы я комментировал. Генеральная его мысль – все подводят под эту тему совсем не то, что я хотел сказать. В моей реакции на угрозы в соцсетях ничего антироссийского, ничего направленного против этого, так называемого, съезда соотечественников нет.

Да, задним числом легко говорить: не стоило так реагировать. Действительно, не стоило. Но что сейчас изменить?

* * *

– Когда скандал полыхал, на Sports.ru был опрос. Как бы ты сам на этот вопрос ответил?

– Тогда я бы выбрал вариант про Тину. Сейчас – затруднился бы ответить. Потому что не понимаю, что сейчас происходит, ну и на борьбу с Тиной это не очень похоже.

Более того, у одного из моих коллег – не буду называть, у кого – есть друзья в Следственном Комитете. Он в феврале сказал нам с Кириллом: вы готовьтесь, на вас (а также на Уткина) в СК лежит папка, и папку эту принесло ваше руководство; ждите писем.

– Ты и правда веришь, что Тина принесла папку на двух своих комментаторов? Леха, тебе не стыдно?

– Я тебе просто рассказываю ход событий. Информация – от коллеги, который до сих пор работает на «Матч ТВ». Очень сложно все это понимать и воспринимать, второй месяц искать «скрытые смыслы», потому что формальным поводом для отстранения стала борода, которую я отрастил в начале года. Из которой или вы, или кто-то другой сделал фотожабу.

– Я слышал такую версию: тебя увидели с этой бородой в эфире, эстетически охренели и отстранили от эфира. Это может быть правдой?

– Началось с того, что саму фотографию по определенной рассылке среди руководства канала прислала Тина и спросила: «А что это такое?». И через несколько часов ответом на эту переписку стала реплика Гранова: до моего особого распоряжения ни Андронова, ни Дементьева к работе не привлекать. Каким прицепом там оказался Дементьев, я не понимаю.

Потом пошел слух, что фотожаба попала каким-то образом на стол Чернышенко. И вроде там надо искать причину. Опять сразу возникает вопрос: а при чем тут Дементьев?

– Что значила эта борода?

– Тебе, как я понимаю, никогда не приходилось отращивать бороду. Поэтому как человек, который это иногда делает, расскажу, что это банальное удобство: зимой теплее. После Нового года я два с половиной месяца не брился – было холодно. Я же не знал, что это может повлиять на оценку моей работы. С моей точки зрения, для футбольного комментатора неважно, бреет он лобок, бороду или что-то еще.

– Для комментатора – нет. Для человека, который появляется в кадре, – важно.

– Я же не прошу, чтобы меня ставили в кадр.

– Но это же часть твоей работы!

– Хорошо, тогда скажите, что есть такое требование: приходить, но без бороды. Я ее сбрил на той же неделе, кстати.

– Я правильно понимаю: если бы эта борода не попала в твиттер-ленту Тины Канделаки, ничего бы не было?

– Не знаю, из твиттера она узнала или как-то еще. Не знаю, смотрит ли Тина спутниковые каналы. Насколько я знаю, они с Натальей Билан считают: у «НТВ-Плюс» было непрофессиональное телевидение.

– Ты с этим не согласен?

– Конечно, нет. Ребята, которые сейчас работают на «Матч ТВ», показывают, что они могут, если их творческие замыслы сопровождаются соответствующими ресурсами. Тот же Шнякин и «Дублер». Тот же Тимур Журавель, который сделал прекрасный фильм про Уэльс. Тот же Шмурнов с сериалом про Францию. Ты сам был сотрудником «НТВ-Плюс» и наверняка помнишь комнату 8-16. С быстротой местных компьютеров, с принтерами, которые ломались три раза в день. В общем, все было чуть иначе, чем сейчас, когда съемочная группа из 6 человек может позволить себе поехать в Сингапур, чтобы записать 6-секундный ролик с Марией Шараповой, в котором она говорит: «Все на Матч!».

Кстати, я не очень часто смотрю программу «Все на матч», но самые интересные эфиры я видел именно в исполнении своих коллег по «НТВ-Плюс». Зато когда закончился матч «Спарта» – «Краснодар», Алексей Попов пытался вывести в эфир комментаторов матча Трушечкина и Шмурнова, которые стояли на холодной пражской трибуне. Случилась какая-то накладка, и Алексей сказал: «Ну ладно, наши коллеги, наверное, ушли праздновать – дело-то в Праге происходит». «Краснодар» проиграл 0:1, напомню – что они ушли праздновать? Мне кажется, люди с «НТВ-Плюс» в таком отношении к своим коллегам замечены не были никогда.

– Ой, ну конечно.

– Это могло происходить в соцсетях, но не в эфире, который на всю страну транслируется. Нас сама жизнь учила более трепетно относиться друг к другу. Да, лично у меня было два периода, когда мы долгое время не здоровались с Черданцевым. Год мы не общались со Шмурновым – только за карточным столом. При этом мы никогда не дрались в коридорах. В преимущественно мужском и весьма амбициозном коллективе без конфликтов не бывает.

А если я тебе расскажу, как одно из лиц сегодняшнего «Матч ТВ» на Олимпиаде в Сочи говорило Паше Занозину: «Вы фашисты. Потому что работаете на «Газпром», но выступаете в оппозиции государству»? Звучало именно слово «фашисты».

* * *

– Мне почему-то казалось, что осенью именно Тина тебя отбила. Я ошибаюсь?

– Не знаю всех, кто принимал участие в этой истории, но точно знаю, что там был Александр Вронский – до декабря-2015 гендиректор компании «НТВ-Плюс». Он был одним из немногих людей, от которого можно было получить ответ по сути: что случилось, что мы делаем дальше, что мы не делаем дальше. После всей этой истории с твитами была объявлена позиция: мы разделяем спорт и политику. Одно в другое не проникает. Нам не говорили закрыть соцсети, но посоветовали благоразумно понимать, что все, что написано там, ассоциируется с каналом и холдингом. Мы это выполняли – ну, я во всяком случае.

Мне, кстати, показывали бесконечные депутатские запросы по мою душу. Там были, например, нарезка твиттера – про то, как этот человек может работать на госканале с таким отношением к президенту Путину. В качестве доказательства приводился твит: «Если Путин желает вечной жизни и вечной власти, то этому не бывать». Это что, антипутинское заявление? Пусть Стругацких почитают, что ли.

Или прикладывали твит про Дмитрия Киселева и его «новости». Про «распятого мальчика». Возможно, самая забавная формулировка: «Почему этот человек работает на телевидении, если он не верит нашему телевидению?».

– Как ты пытался получить объяснение тому, почему тебя убрали?

– В первую очередь – пообщаться с Ташем (Саркисяном, главным редактором дирекции спортивных трансляций «Матч ТВ» – Tribuna.com) и Бориславом. Но ничего от них не добился. С одной стороны, я их понимаю – действительно, это вряд ли их решение. С другой, трехнедельные попытки назначить 5-минутную встречу с Грановым и такое отфутболивание говорит о многом.

Честнее и проще было бы сказать: «Ребята, идите на улицу. И устраивайте свою жизнь сами». Но нам ничего такого не говорят.

Две недели назад было собрание комментаторов, уже без нашего участия. Там коллегами был поднят вопрос: что происходит с Андроновым и Дементьевым? Как они рассказывают, потупив взор, Таш и Борислав говорили: мы ситуацию понимаем, над ней работаем, ребята вернутся в эфир.

В то же самое время мы предложили свою помощь в роли редакторов: Кирилл хотел взять на себя «Разогрев» и «Горячие следы», я – «8-16» и «Свисток». Прошло две недели после того, как на том же собрании пообещали решить этот вопрос за один-два дня. Но ответа – можем мы так работать или нет – по-прежнему нет.

* * *

– Ты же понимаешь, что рано или поздно это должно было произойти?

– Нет, абсолютно не понимаю.

 

– Кажется, Вася Уткин мне как-то сказал: «Леша Андронов как никто из нас умеет нарываться». Твоя активная государственная позиция очень контрастировала с тем местом, где ты все это время работал. А работал ты на «Газпром» и все время был против режима, один из оплотов которого – именно «Газпром».

– Во-первых, если я считаю, что что-то делается неправильно, это не значит, что неправильно делается абсолютно все. Что больше всего меня возмутило в программе «Бесогон» – что я пошел через запятую с Матвеем Ганапольским, которого поймали, по-мужски говоря, на враках. В Крыму снимали какой-то проморолик, где 15 человек шли с российскими флагами. 15 человек – потому что больше для ролика было не нужно. Но Ганапольский расписал это так, что именно столько людей хотят в Крыму быть вместе с Россией. Или когда ему звонили в эфир, говорили что-то про Порошенко, а он отвечал в духе: «Не звони сюда больше, сволочь путинская». Мне не понравилось быть в одном списке с Ганапольским, потому что он один из тех, кто применяет запрещенные приемы в журналистике. Он ничем не лучше Дмитрия Киселева. Они стоят по разные стороны стола, но занимаются одним и тем же.

Я абсолютно неполитический деятель. Да, я поддерживаю ту часть народа Украины, которая вышла на Майдан и снесла Януковича. Но мы, Россия, ведь не имеем к этому официально никакого отношения. Мы официально не ведем войну на Донбассе. Тогда в чем антироссийскость моей позиции, если нас там нет, если там трактористы и шахтеры, а не мы?

Алексей Андронов: «Никто и ничто не сможет помешать мне любить Украину»

Еще раз: если я недоволен чем-то, это не значит, что я недоволен всем.

 

– Последние три вещи, которые сделало российское государство и которые вызывают у тебя категорическое одобрение?

– Ты полагаешь, что появление холдинга «Матч ТВ» меня не обрадовало? Хорошо, сторонние примеры. Скажем, у меня друг очень давно крутится на Дальнем Востоке и участвует в строительстве космодрома. Это важно и правильно, потому что мы не можем быть туристами на Байконуре. Ну и вообще технически Россия должна иметь хотя бы чуть-чуть сопоставимые возможности со страной примерно такого же размера – я про США. То, что у нас перелет из Казани в Краснодар до сих пор возможен почти исключительно через Москву, это ужас.

Еще – во многих аспектах правильно регулируется ситуация на наших дорогах. За последние года два на московских улицах стало безопаснее и лучше. Перестали массово ездить пьяные. Перестали массово ездить по встречке. Даже перестали массово ездить по обочине.

Закрытие «СтопХама» – тоже прекрасно. Люди, которые ни государством, никем еще не наделены полномочиями, творят то, что они считают правосудием. Их закрытие – бесспорное благо.

С транспортом становится лучше. Я ездил в прошлом году в Питер забирать новую машину на поезде «Гранд-Экспресс». Понятно, что это совершенно частная история, но все равно круто, когда у тебя всю дорогу работает wi-fi, когда такси в Петербурге включено в стоимость билета, когда утром в купе приносят горячий завтрак. В сфере услуг много чего появляется.

Но у нас страна гораздо богаче и должна жить еще лучше. Если повнимательнее относиться к нефтедолларам и тому, куда, как и зачем они попадают.

* * *

– У тебя были предложения после ухода с «Матч ТВ»?

– С «Советским спортом» мы сами инициировали общение – ждем ответа. Еще я отправил резюме на «Дождь».

– Воу!

– Для начала они должны посмотреть и ответить. Но с учетом того, что скоро Евро и Олимпиада, какой-то спорт должен быть на «Дожде» – даже если в разговорном формате. А я за 20 лет работы на «НТВ-Плюс» перекомментировал более или менее все олимпийские виды спорта. И не только олимпийские.

– Звали ли тебя на Украину?

– Разговоры об этом постоянно идут, но конкретного предложения не было. Я для себя не отбрасываю этот вариант. Но если это случится, я буду заниматься только спортом. Никаких политических вкраплений. Я на самом деле никогда политикой и не хотел заниматься. Несколько раз высказал собственное мнение – видишь, что из этого получилось.

– Как твоя жена отреагировала на то, что на «Матч ТВ» ты больше не работаешь?

– Когда начались все эти выведения за штат, у нас с ней состоялся разговор. Я сказал: ситуация пахнет плохо, я должен быть уверен в своем тыле как никогда. Моя жена работала на «Плюсе» те же 20 лет, что и я, поэтому для нее это не новость. Она занималась командировками, потом ушла в декрет. Когда образовывался «Матч ТВ», она вышла из декрета и ей было сделано предложение продолжать работать за 35 тысяч рублей в месяц. На семейном совете мы решили, что за эти деньги она лучше будет работать мамой, а я буду чуть больше комментировать в барах и платить ей ту же зарплату.

Но самые большие переживания были у моей мамы, которая в некоторых аспектах занимает еще более активную позицию, чем я. Ее отношение к этой истории – скорее, ощущение позора от того, что творят другие люди, в том числе Бесогон. Мы с тобой говорили о ситуации на московских дорогах. Быть за Россию, вечно ходить в куртке Bosco, какой-то несуразной фуражке и при этом ездить по Москве с мигалкой, просто потому что тебе так хочется – это очень удобная и выгодная позиция.

– Ты про Михалкова?

– Конечно. Все эти истории подтвержденные. И я точно не за такую Россию.

* * *

– Ты допускаешь, что больше никогда не будешь работать в телевизоре?

– Не допускаю. Телевизоры бывают и будут разные.

– Даже в России?

– В том числе и в России. История может измениться в любой момент. Да и телевизор есть не только в России.

– Два года назад ты сказал, что тебя раздражает, в каком состоянии в России журналистика. Что-нибудь изменилось?

– Многое осталось таким же. Не понимаю, как можно даже на словах декларировать какую-то борьбу с допингом, и после этого немедленно приглашать пойманного на допинге спортсмена работать на телевидение.

Не будем показывать пальцем, но многие журналисты – не только телевизионные – становятся игроками каких-то информационных фронтов. То, что происходило в «Спорт-Экспрессе» во время пребывания там Карпина, многим было понятно.

– Ты о чем?

Знаменитое интервью Асхабадзе на полосу – это просто так? Журналистика?

– А ты никогда не был игроком какого-то информационного фронта? Валерий Газзаев (ну, до того, как он ушел в Объединенный чемпионат), Игорь Суркис и киевское «Динамо» – это не информационный фронт?

– В случае с Суркисом я не могу отвечать за какую-нибудь сторону, потому что непосредственно с его аудиторией я редко пересекаюсь. Наc связывают с ним взаимоотношения длиной в 20 лет и, думаю, я могу назвать его своим другом – не близким, но тем не менее. Валерий Газзаев до Объединенного чемпионата был тренером – очень успешным, самым успешным в стране. Я, наверное, лучше всех знал многие нюансы его работы и построения игры – и доносил это зрителю. Но на информационном фронте – если это и происходило, то в сборной, когда мы там вместе работали.

По поводу журналистики – да, есть медиа, где можно услышать противоположное мнение. Но то, что принято называть либеральными истериками, тоже может выглядеть очень противно и некрасиво. Для многих эта проблема: ты находишься в каком-то смысле в оппозиции существующей власти, но ей нет никакой альтернативы. Вот сейчас Явлинского зарегистрировали в кандидаты – ну как такое возможно? Или выступления Каспарова – за гранью добра и зла. Или крайне раздражающая меня традиция называть всем известное историческое место в Москве Немцов Мост – это за гранью моего понимания.

* * *

– Ты как-то сказал: «Я поддерживаю людей, вышедших на Майдан, но и сочувствую им. Они обмануты». Расшифруй.

– Конечно, сочувствую. Они рассчитывали, что жить станет лучше. Но, к сожалению, это такая восточноевропейская история: лучше живут, но не все.

– Что же пошло не так?

– Видимо, к подлинно европейской демократии не готовы ни мы, ни они. Нет людей во власти, их не хватает. Если в Исландии премьер-министр после появления истории про оффшоры сразу уходит в отставку, то в Украине… Самый простой пример: если бы Порошенко хотел продать «Рошен», он бы продал. То, что не продал, значит, что на самом деле он и продавать не собирался. Думаю, он прекрасно понимает, что никакого второго срока у него не будет. Сколько было обещаний? Что АТО будет длиться не дни, а часы. А сколько людей там положили? Люди устали, что два года идет война, которой нет ни конца ни края.

– Кто виноват в том, что за два года стало только хуже?

– Все. Нет попыток совместными усилиями все это разрулить. Вмешивающиеся европейская и американская стороны все тянут в разные стороны. Так случилось, что Украина оказалась предметом противостояния между Россией и Западом. Видимо, все это закончится нескоро…

– То есть Майдан был зря?

– Майдан был не зря. Тот путь был абсолютно правильным!

– Почему? Почему хорошая война лучше худого мира?

– Внутренние проблемы, которые привели к Майдану, копились долго. Так все это взорвалось, показав профнепригодность тогдашнего руководства.

– Но ты согласен, что нынешнее руководство так же профнепригодно, как и старое?

– Я не хотел бы из другой страны рассуждать. Моменты есть разные, до порядка еще точно далеко. И потом столь частые смены на ключевых постах – разве не говорят о том, что не все хорошо? Иногда кажется что попал в фильм ужасов, и не знаешь, как из него выбраться.

* * *

– Полтора года назад я спросил тебя, почему ты когда-то был худым, а теперь стал толстым. Ты ответил, что работаешь над собой: «Я уже аккуратнее отношусь к тому, что я ем. Мне может хотеться бургер, но в 29 случаях из 30 я себе отказываю. И это – только начало». Сейчас половина двенадцатого ночи, ты только что съел солянку, картошку с беконом и сметаной и выпил пару бокалов пива. За «началом» не было продолжения?

– Изменений нет – ну и в худшую сторону их тоже нет. Скажу так: я стараюсь, чтобы не было хуже. То, что я съел сейчас, – сегодня вообще ничего не ел. Поздно? Я не собираюсь отходить ко сну раньше 4 утра. Я работаю над собой. Перед Новым годом я съездил в Грузию и вернулся оттуда как хомяк. После этого я две недели ел только овощи и приводил себя в чувства. Ты был в Грузии? Значит, знаешь: вернуться оттуда иначе нельзя.

– При Тине Канделаки и Наталье Билан ты сможешь вернуться на «Матч ТВ»?

– Думаю, не их об этом надо спрашивать. Билан не занимается комментаторами, а Тина – ну написала она вопрос про бороду и написала. Думаю, это не их решение. А так – ну ведь, по сути, «Матч» появился на свет как слияние двух ведущих спортивных редакций. Я проработал там 20 лет. Это был мой дом. Как я могу не хотеть вернуться домой?

– Кем ты пойдешь работать, если вернуться на телевидение не удастся?

– Я сегодня наткнулся на «Дожде» на короткую реплику своего друга Тахира – о том, как он резко изменил свою жизнь. Он был офисным работником высокого уровня: командировки, бизнес-классы, все дела. А потом в один прекрасный день он пошел рубить мясо на кухню своего ресторана. И с удовольствием продолжает заниматься этим и сейчас.

Чем-то буду заниматься. Определенный набор умений у меня есть, но сейчас он не может быть реализован ни на 100, ни даже на 50 процентов. Но хотелось бы остаться в рамках этого мира. Спорт – одна из немногих областей, в которых – даже в России – приятно находиться.

«Уволить русофоба!» Как в России травят Алексея Андронова за твит о «русском мире»

Фото: еженедельник «Футбол»/Сергей Дроняев; twitter.com/boroda_pirlo; globallookpress.com/Pravda Komsomolskaya; Кадр трансляции youtube.com/channel/KHL; instagram.com/816room

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья